Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ГЛАВА 11. Слово Твое есть истина





 

 

I

 

Существует два положения о триедином Иегове, которые подразумеваются - или прямо декларируются - в любом месте Библии. Первое утверждает, что Он - Царь, абсолютный Монарх вселенной, управляющий всеми ее делами, творящий Свою волю во всем, что бы ни происходило. Второе - что Бог говорит, произносит слова, выражает Свою волю. На первую тему - о Божьем правлении - мы уже кое-что сказали в предыдущих главах. Теперь мы обратимся к теме второй, теме о Божьем слове. Ее изучение, к тому же, поможет нам еще лучше понять первую тему: ибо, как взаимоотношения Бога с миром можно понять только в свете Его всевластия, так Его всевластие можно понять только в свете того, что Библия говорит о Его слове.

Обычно абсолютный монарх (каковыми и были все цари древности) регулярно говорит на двух уровнях и с двумя намерениями. С одной стороны, он вводит правила и законы - юридические, общественные, культурные, - которые непосредственно влияют на окружающий мир и которым должны следовать его подданные. С другой стороны, он сам обращается к своему народу с речами и выступлениями, чтобы, насколько это возможно, установить личное общение с подданными и обеспечить себе их максимальную поддержку и сотрудничество во всех его делах. Из Библии мы узнаем, что Божье слово обладает подобным же двойным планом. Бог - Царь; мы - Его творения, Его подданные. Его слово непосредственно касается всего, что нас окружает, и нас самих: Бог говорит и для того, чтобы создать окружающий нас мир, и для того, чтобы завоевать наши умы и сердца.

В первом случае, когда речь идет о сфере творения и провидения, Божье слово носит вид верховного указа: «Да будет...» Во втором случае, когда Божье слово обращено лично к нам, оно принимает вид царской торы (древнееврейское слово, переводимое в Ветхом Завете как «закон», буквально обозначающее «наставление»). Тора, исходящая от Бога-Царя имеет тройной характер: часть ее составляет закон (в узком смысле, т.е., заповеди, запреты вместе с соответствующими мерами наказания); другая часть – это обетование (благоволящее к нам или нет; основанное на каких-то условиях или данное без всяких условий). И третью часть можно назвать свидетельством (сведения, которые Бог дает о Себе и людях, о Своих и людских делах, намерениях, естестве и планах).



Божье слово, обращенное непосредственно к нам (как царская речь), - это не только средство управления, но и общения. Ибо будучи великим Царем, Бог не желает обитать вдали от Своих подданных. Скорее наоборот, Он сотворил нас для того, чтобы мы всегда находились с Ним во взаимоотношениях любви. Но такие взаимоотношения возникают только тогда, когда обе стороны друг друга хоть немного знают. Бог, наш Творец, знает о нас все еще до того, как мы открываем рот (Пс.138:1-4); но нам о Нем ничего не узнать, если Он Сам про Себя не расскажет. Здесь кроется еще одна причина, почему Бог говорит с нами: Он говорит не только для того, чтобы побудить нас к действию по Своей воле, но и чтобы дать нам возможность узнать и полюбить Себя. Поэтому Бог посылает нам Свое слово одновременно и как сообщение, и как призыв. Оно приходит, чтобы предупредить нас или научить; оно не просто помещает нас в общий план всего, что Бог уже сделал и делает, но призывает нас к личному общению с Самим любящим Господом.

 

II

 

С Божьим словом в различных его функциях мы встречаемся в первых трех главах Библии. Откроем 1 главу Бытие. Одна из задач этой главы - убедить читателя. что всякий объект окружающего нас мира создан и утвержден Богом. В первом же стихе провозглашается тема, которая раскрывается на протяжении всей главы: «В начале сотворил Бог небо и землю.. Из второго стиха мы узнаем подробности Божьих дела творения: земля лежала во тьме, пустая и безжизненная, полностью покрытая водой. Далее стих третий рассказывает, как над этим хаосом и бесплодием заговорил Бог: «И сказал Бог: да будет свет». И что произошло? Сразу же «был свет». И еще семь раз (ст. 6.9.11.14.20.24.26) было произнесено Божье животворящее слово «да будет...», и шаг за шагом появлялись на земле жизнь и порядок. Были разделены день и ночь (ст.5), море и суша (ст.9), появились зеленые растения (ст.12), небесные тела (ст.14), рыбы и птицы (ст.20), насекомые и животные (ст.24) и, наконец, - сам человек (ст.26). Все это было сделано словом Божьим (ср. Пс.32:6-9; Евр.11:3; 2Пет.3:5).

Повествование ведет нас дальше. Бог говорит с сотворенными Им мужчиной и женщиной: «И сказал им Бог...» (ст.28). Он обращается непосредственно к ним; так начинается общение Бога и человека. Обратите внимание на высказывания Бога, которые мы читаем в этой главе. Первое слово Бога к Адаму и Еве было словом заповеди, призывающим их исполнять предназначение человечества и управлять сотворенным миром («плодитесь и размножайтесь,.. обладайте ею (землею)» - ст.28). Затем мы видим слово свидетельства («Вот...» - ст.29), когда Бог объясняет, что вся зелень, всякое семя и плод сотворены в пищу животным и людям. Далее идет слово запрета и предупреждение о наказании: «А от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (2:17). Наконец, уже после грехопадения, Бог приближается к Адаму и Еве и вновь говорит с ними. На этот раз мы слышим слово обетования, которое было как благоприятным, так и неблагоприятным для людей ибо, с одной стороны, Бог обещает, что семя жены будет поражать змея в голову, а с другой приговаривает Еву к болезненным родам, Адама к тяжкому труду, а их обоих к неизбежной смерти (3:15-19).

Итак, в первых трех главах мы увидели все функции Божьего слова по отношении к миру и человеку: оно утверждает окружающий человека мир и обстоятельства его жизни; оно дает человеку заповедь повиновения, призывает его довериться Богу и приоткрывает для него мысли Творца. Все остальные книги Библии содержат множество новых высказываний Бога, но не раскрывают никаких других функций Божьего слова по отношению к творению. В них еще раз формулируется и подтверждается все то, что мы узнали о Божьем слове в первых трех главах Бытия.

Итак, вся Библия утверждает, что все обстоятельства и события нашего мира определяются Божьим словом, Его всесильным «Да будет...». На все происходящее - от изменения погоды (Пс.147:4-7; 148:8) до возвышения и падения народов - Библия смотрит как на исполнение слова Божьего. Слово Божье определяет мировые события – именно об этом говорит Бог Иеремии, призывая его быть Своим пророком. «Смотри, - сказал Иеремии Бог, - Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтоб искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Иер.1:10).

Но как это могло быть? Иеремия был призван не для того, чтобы стать государственным чиновником или властелином мира; он должен был стать пророком, Божьим посыльным (1:7). Но разве можно называть Божьим посланцем и правителем мира человека без какого-либо официального статуса, вся работа которого состояла в том только, чтобы говорить? Да, потому, что в устах этого человека было слово Божье (ст.9): и всякое слово о судьбе народов, данное ему Богом, непременно должно было исполниться. Чтобы закрепить это в сознании Иеремии, Бог дал ему его первое видение: «Что ты видишь, Иеремия?» «Вижу жезл миндального дерева» (shaqed). «Ты верно видишь; ибо Я бодрствую (shoqed) над словом Моим, чтобы оно исполнилось» (Иер.1:11-12).

Через Исаию Бог провозглашает эту же истину вот в такой форме: «Как дождь и снег нисходит с неба и туда не возвращается, но напояет землю, и делает ее способною рождать и произращать, чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест: так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, - оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет все, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис.55:10-11). Вся Библия упорно настаивает, что слово Бога - это Его инструмент во всех человеческих делах, ибо все, что Он говорит, исполняется. Воистину, именно слово Божье управляет миром и определяет наши судьбы.

Кроме того, Библия постоянно показывает, что слово Божье, обращенное к нам, имеет три аспекта - как это было в Эдемском саду. Во-первых, оно дано нам как закон как на горе Синай, во многих проповедях пророков, в учении Христа и в евангельском призыве покаяться (Деян.17:30) и уверовать в Господа Иисуса Христа (1Ин.3:23). Затем, оно приходит к нам как обетование - обещание потомства и обетование завета, данное Аврааму (Быт.15:5; 17:1-3), обещание освобождения из египетского рабства (Исх.3:7-9), обещания Мессии (см. Ис.9:6-7, 1]:1-2) и Царства Божьего (Дан.2:44-45; 7:13-14), новозаветные обетования оправдания, воскресения и прославления верующих.

И, наконец, слово Божье является нам как свидетельство - Божье наставление в вере и благочестии в форме исторических повествований, богословских доказательств, псалмов и мудрых высказываний. Всегда подчеркивается абсолютная власть Божьего слова над нами: это слово нужно принять, ему нужно верить и повиноваться, потому что это слово Бога-Царя. Сущность безбожия заключается в гордом своеволии «этого негодного народа, который не хочет слушать слов Моих» (Иер.13:10). Признак же истинного смирения и благочестия - в том, что человек «трепещет перед словом» Божьим (Ис.66:2).

 

III

 

Но признавать власть Божьего слова над нами следует не просто от того, что мы стоим перед Ним как Его творения и Его подданные. Нам надлежит верить и повиноваться этому слову не только потому, что Бог того требует, но - в первую очередь - потому, что слово это истинно. Его произнес «Бог истины» (Пс.30:6; Ис.65:16), «истинный» (Исх. 34:6). Истина Его «до облаков» (Пс.107:5; ср. Пс.56:11), а значит, нет ей границ во всем мире. Поэтому слово Его «есть истина» (Ин.17:17). «Основание слова Твоего истинно» (Пс.118:l60). «Ты Бог, и слова Твои непреложны» (2Цар.7:28).

В Библии истина - прежде всего свойство личности. Истина - это стабильность, надежность, твердость; это характеристика личности, безукоризненной в своем постоянстве, искренней, реалистичной, не заблуждающейся. Таков Бог: истина, в этом смысле, есть Его сущность, и в Нем она неизменна. Именно поэтому Он не может обманывать (Тит.1:2; ср. Чис.23:19; 1Цар.15:29; Евр.6:18). Именно потому Его слова, обращенные к нам, истинны и иными быть не могут. Они - показатель реальности: они являют нам жизнь и все ее события такими, каковы они есть на самом деле и какими станут в будущем в зависимости от того, прислушаемся мы к слову Божьему или нет.

Давайте немножко поразмыслим над этим в двух направлениях.

 

1. Божьи заповеди истинны

«Все заповеди Твои истина» (Пс.118:151). Почему так сказано? Во-первых, потому что заповеди отличаются постоянством и стабильностью; они показывают, какой Бог хочет видеть человеческую жизнь во все времена. Во-вторых, потому что они раскрывают нам непреложную истину о нашем подлинном естестве. Ибо это и есть одно из предназначений Божьего закона: через заповеди он дает нам определение истинного человеческого естества. Он показывает, каким был сотворен человек, учит нас, как быть таким человеком, и предостерегает от нравственного саморазрушения. Все это чрезвычайно важно, и в наше время над этим стоит серьезно поразмыслить.

Всем знакома мысль о том, что тела наши подобны механизмам и для успешной работы требуют ежедневного рациона пищи, отдыха и упражнения; если же их заправлять негодным горючим - алкоголем, наркотиками, ядом они постепенно потеряют способность нормально функционировать и в конце концов окончательно «застопорятся» в физической смерти. Однако нам редко приходит в голову, что Бог призывает нас подобным же образом думать о своей душе. Мы сотворены как разумные личности, чтобы запечатлеть в себе нравственный образ Бога - то есть, души наши были созданы, чтобы «работать» в режиме поклонения, соблюдения закона, правдивости, честности, дисциплины, воздержания и служения Богу и людям вокруг нас. Если мы отбрасываем все это в сторону, то мы не только испытываем чувство вины перед Богом, но и подвергаем свою душу постоянному разрушению. Атрофируется совесть, усыхает чувство стыда, съеживается наша способность быть честными, преданными и правдивыми; наш характер распадается. Человек становится не только отчаянно жалким, он постепенно теряет человеческий облик. Это один из аспектов духовной смерти. Ричард Бакстер четко сформулировал стоящую перед нами альтернатику: «святой - или скотина». В конечном счете, это наш единственный выбор, и рано или поздно, сознательно или бессознательно, каждый из нас выбирает либо первое, либо второе. В наше время многие, во имя гуманизма, утверждают, что «пуританская» сексуальная нравственность Библии препятствует достижению истинной человеческой зрелости и что небольшая доза вседозволенности обогатит нашу жизнь. О подобной идеологии можно сказать только одно: ее подлинное имя - совсем не гуманизм, а скотизм. Сексуальная распущенность не делает вас в большей степени человеком; напротив, она превращает вас в животное и полностью разрушает вам душу. Это происходит в любом случае, когда игнорируются Божьи заповеди. Мы живем настоящей человеческой жизнью только в той степени, в какой стремимся исполнять Божьи заповеди, не более.

 

2. Божьи обетования истинны, ибо Бог исполняет их

«Верен Обещавший» (Евр.10:23). Библия называет Божью верность непревзойденной. «Истина Твоя в род и род» (Пс.118:90); «велика верность Твоя!» (Пл.Иер.3:23). В чем проявляется верность Божья? Она в том, что Бог неизменно исполняет Свои обетования. Он - Бог, хранящий завет Свой. Он никогда не подводит тех, кто верит Его слову. Авраам убедился в Божьей верности: четверть века ждал и дождался, будучи уже старым, рождения обетованного наследника. С тех пор миллионы людей точно так же убедились в Его верности.

В те времена, когда Библия во всех церквях мира признавалась «запечатленным Словом Божьим», всем было ясно, что записанные в ней Божьи обетования - настоящая, богоданная основа для жизни в вере. Для того чтобы укрепиться в вере, нужно сосредоточиться на конкретных обетованиях, относящихся к конкретным обстоятельствам. Представитель позднего пуританства Самьюэл Кларк в предисловии к своей книге «Обетования Писания или христианское наследие: собрание библейских обетований под их настоящими заглавиями» написал следующее:

 

«Постоянное, сосредоточенное внимание к обетованиям и твердая в них вера предотвращают беспокойство и тревогу о заботах жизни. Они хранят разум в тишине и покое при любых переменах, поддерживают наш тонущий дух во многих бедствиях жизни… Христиане лишают себя надежного утешения своим собственным неверием и забывчивостью по отношению к Божьим обетованиям. Ибо нет такого несчастия, для которого не дано было бы обетования, достаточного для того, чтобы принести нам облегчение.

Близкое знакомство с обетованиями окажется немалым преимуществом в молитве. С каким спокойствием обращается христианин к Богу во Христе, если помнит многочисленные уверения в том, что его молитвы будут услышаны! С какой великой надеждой возносит он Богу желания своего сердца, если размышляет о тех стихах Писания, где ему обещаны милости, о которых он просит! И с каким рвением духа, с какой силой веры стоит он в молитве, если просит об исполнении обетований, которые особенно относятся к его жизни!»

 

Так было когда-то. Но либеральное богословие отказалось принять запечатленное Писание как Слово Божье и практически лишило нас привычки размышлять над обетованиями, основывать на них свои молитвы и, уповая на них, дерзать в вере в самой обычной повседневной жизни. Сегодня люди смеются над коробочками, в которых лежат карточки с написанными на них библейскими обетованиями (а ими пользовались наши дедушки и бабушки), но подобные насмешки - не от мудрости. Пусть эти коробочки и не всегда используются как должно, но выраженный в них подход к Писанию и молитве несомненно верен. Подход этот нами утрачен, и надо его вернуть.

 

IV

 

Что такое христианин? Многое можно сказать об этом, но из всего сказанного ясно, что христианин - это человек, признающий слово Божье и живущий под этим словом. Он безраздельно подчиняется Божьему слову, запечатленному в «истинном Писании» (Дан.10:21), верит в учение, полагается на обетования, исполняет заповеди. Он взирает на Бога Библии - как на своего Отца, и на Христа Библии - как на своего Спасителя. Если его спросить о Писании, он ответит, что слово Божье обличило его в грехе и уверило в прощении. Его совесть, как и совесть Лютера, в плену у послушания слову Божьему, и, как псалмопевец, он желает, чтобы вся его жизнь пришла в соответствие этому слову. «О, если бы направлялись пути мои к соблюдению уставов Твоих! … Не дай мне уклониться от заповедей Твоих… Научи меня уставам Твоим... Дай мне уразуметь путь повелений Твоих... Приклони сердце мое к откровениям Твоим... Да будет сердце мое непорочно в уставах Твоих» (Пс.118:5,10,26-27,36,80). Во время молитвы перед ним стоят обетования, и во всей его практической жизни Божьи уставы - с ним. Он знает, что в дополнение к слову Писания, обращенного непосредственно к нему, Бог Своим словом создал все вокруг него и всем управляет. Но поскольку Писания утверждают, что христианам все содействует ко благу, мысль о Божьем всевластии над обстоятельствами приносит ему только радость. Он – независимый человек, ибо словом Божьим проверяет разнообразные взгляды, которые встречает вокруг, и не прикасается ни к чему, на что у него нет четкого разрешения Писания.

Почему только немногие из нас, исповедующих веру во Христа, соответствуют этому описанию? Спросите об этом свою совесть и послушайте, что она вам скажет.

 

ГЛАВА 12. Божья любовь

 

 

I

 

Дважды повторенное Св. Иоанном утверждение, что «Бог есть любовь» (1Ин.4:8,16), - одна из самых поразительных библейских истин. И именно ее чаще всего понимают неверно. Вокруг этой истины, как заграждение из колючего кустарника, появились ложные идеи, скрывающие от нас ее истинное значение, и пробиться через это хитросплетение не так-то просто. Но тяжкий умственный труд, необходимый для того, чтобы пробиться к истине, более чем вознаграждается, когда подлинный смысл этих высказываний наконец-то попадает в сердце христианина. Альпинист, взобравшийся на гору Бен-Невис и озирающий все вокруг, стоя на самой ее вершине, не жалуется на тяжесть проделанного пути.

Воистину счастлив тот, кто вслед за Иоанном может повторить его слова, непосредственно стоящие перед фразой «Бог есть любовь»: «И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог» (4:16). Знать Божью любовь - вот он рай на земле! И Новый Завет провозглашает познание Божьей любви совсем не как особую привилегию для немногих избранных, а как неотъемлемую часть жизни обычного христианина, незнакомую только тем, кто духовно нездоров или страдает духовным уродством. Говоря, что «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим.5:5), Апостол Павел имеет в виду не любовь к Богу, как полагал Августин, а познание Божьей любви, направленной на нас. И хотя Павел даже не был знаком с христианами Рима, к которым обращался, он считал само собой разумеющимся, что это утверждение верно для них так же, как и для него.

В словах Павла стоит обратить внимание на три момента. Во-первых, посмотрите на глагол «излилась». Именно этим словом описано «излияние» Самого Святого Духа в Деян.2:17-18,33; 10:45; Тит.3:6. Это слово подразумевает свободный, мощный поток - наплыв, наводнение. Поэтому в НАБ[9]говорится, что «любовь Божья наводнила наши сердца». Павел описывает здесь не слабые или одномоментные переживания, а глубокие, захватывающие все наше существо чувства.

Во-вторых, обратите внимание на грамматическую форму этого глагола. Она выражает прочное состояние, появившееся в результате совершённого действия. Здесь имеется ввиду, что познание Божьей любви, наводнив однажды наши сердца, наполняет их и сейчас - так же, как однажды затопленная долина так и остается погруженной в воду. Павел предполагает, что римские христиане, как и он сам, будут жить с радостным и прочным сознанием Божьей любви к ним.

И третий момент. Это излияние в нас познания Божьей любви и есть повседневное, обычное служение Святого Духа, Его попечение о тех, кто принимает Его, - то есть, о всех истинно верующих. Жаль, что этому аспекту Его служения уделяется так мало внимания. Из-за великого извращения, которое обедняет нас и делает жалкими, сегодня христиан всецело занимают необычайные, исключительные моменты служения Святого Духа, а на постоянное Его служение мы просто не обращаем внимания. Нас больше интересуют дары исцеления и говорения на языках - дары, которые, как указывал Павел (1Кор.12:28-30), даются далеко не всем христианам, нежели такие дары Святого Духа, как покой, радость, надежда и любовь, наполняющие сердца наши познанием Божьей любви. А ведь последнее гораздо важнее первого. Обращаясь к коринфянам, которые считали, что чем больше говорения на языках, тем веселее, да и благочестивее, Павел настаивал, что без любви – без освящения и преображения в подобие Христа - языки ничего не стоят (1Кор.13:1-3).

Павел, несомненно, почувствовал бы, что об этом нужно говорить и сегодня. Печально, если стремление к пробуждению, которое мы видим сейчас в самых разных местах, забредет в тупик, созданный новыми коринфянами. Не будем забывать слов Павла ефесянам о Святом Духе: он пожелал, чтобы служение Духа (описанное в Послании к Римлянам 5:5), с возрастающей силой, все глубже и глубже вело их к познанию любви Божьей во Христе. В НАБ несколько вольно излагается отрывок из Послания к Ефесянам 3:14-16, но хорошо передается его смысл: «Я стою на коленях пред Отцом... и молюсь, чтобы... Он Духом Своим дал вам в сердца силу и могущество,.. чтобы вы вместе совсем народом Божьим твердо осознали, что есть широта и долгота, высота и глубина любви Христовой, и знали эту любовь, хоть она и выше всякого разумения...». Пробуждение означает, что с Божьей помощью умирающая церковь вернется к принципам христианской жизни, которые в Новом Завете описываются как совсем обычные. Настоящее пробуждение состоит не в погоне за иными языками (в конечном счете, совершенно неважно, говорим мы на языках или нет), а в желании познать Божью любовь, которую Святой Дух с еще большей силой изольет в наши сердца. Ибо именно с этого и начинается личное возрождение (которому часто предшествует глубокая работа души по отношению к греху), именно этим поддерживается и укрепляется возрождение в церкви.

Цель этой главы - раскрыть природу Божьей любви, изливаемой в наши сердца Святым Духом. Для этого мы сосредоточимся на утверждении Иоанна о том, что Бог действительно есть любовь. Другими словами, любовь, которую Бог дарует людям, которую знают и которой радуются христиане, есть откровение Его собственного сердца. Эта мысль подведет нас к самым глубинным тайнам Божьего естества, которые только может постигнуть человек, и мы зайдем глубже, чем отваживались проникнуть до сих пор. Взирая на Божью мудрость, мы кое-что поняли о Его разуме; думая о Божьем могуществе, мы как-то почувствовали Его десницу; говоря о Его слове, мы что-то узнали о Его воле. Теперь же, размышляя о Его любви, мы увидим Его сердце. Мы вступаем на святую землю; нам необходимо благоговение, чтобы ходить по ней без греха.

 

II

 

Необходимо сделать два общих замечания о словах Иоанна.

1. «Бог есть любовь» - это утверждение нельзя назвать исчерпывающей истиной о Боге, открытой нам в Библии. Это не абстрактное определение; скорее, с точки зрения верующего, в нем подытожено все, что Писание сообщает нам о своем Авторе. «Бог есть любовь» - это утверждение предполагает и все остальное библейское свидетельство о Боге. Бог, о Котором говорит Иоанн, - это Бог, сотворивший мир и судивший этот мир потопом; призвавший Авраама и произведший из него народ, а затем наказавший этот народ, с которым Он заключил Свой завет, пленением и изгнанием. Это Бог, пославший Своего Сына, чтобы спасти мир. Это Бог, который отвернулся от неверующего Израиля и вскоре, после того, как Иоанн написал свои послания, разрушил Иерусалим. И это Бог, Который однажды будет судить мир в правде и истине. Именно этот Бог, говорит Иоанн, и есть любовь. Глупо противопоставлять эти слова Иоанна, как некоторые делают, "библейскому свидетельству о суровой Божьей справедливости. Наивно думать, что Бог, Который есть любовь, не может одновременно быть Богом, осуждающим и наказывающим тех, кто Ему не повинуется, ибо именно о таком Боге и говорит здесь Иоанн.

Чтобы избежать неправильного толкования слов Апостола, рассмотрим их вместе с еще двумя его утверждениями, которые, кстати, записаны со слов Самого Христа. Первое мы встречаем в Евангелии от Иоанна: «Бог есть дух» (Ин.4:24). Это собственные слова нашего Господа, сказанные женщине-самарянке. Второе появляется в начале 1-го Послания. Иоанн пишет: «Вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам», - и утверждает: «Бог есть свет» (1Ин.1:5). Слова о том, что Бог есть любовь, нельзя отрывать от этих двух высказываний. Посмотрим, чему они учат нас.

«Бог есть дух». Говоря это, наш Господь стремился убрать из сознания самарянки мысль о том, что существует лишь одно истинное место поклонения, как будто Бог может быть как-то ограничен в пространстве. «Дух» противоположен «плоти», И если человек, будучи «плотью», в данный момент может присутствовать только в одном месте, то Бог, как «дух», нематериален, бестелесен и, следовательно, не знает этого ограничения. Поэтому условием истинного поклонения будет не место, где вы стоите - в Иерусалиме, или Самарии, или где-то еще, - а ваше сердце, которое почувствовало и приняло Его откровение. «Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине».

Первый из тридцати девяти стихов еще более раскрывает смысл Божьей «духовности» (как это называется в книгах) в несколько странно звучащем высказывании, что Бог «без тела, без частей и без страстей». В этих отрицаниях выражается нечто очень утвердительное. У Бога нет тела - значит, как мы только что отметили, Он свободен от каких бы то ни было ограничений во времени и пространстве, то есть, вездесущ. В Боге нет частей - это значит, что присущие Ему свойства сливаются в Его личности в совершенной цельности, так что в Нем ничто никогда не меняется. У Него «нет изменения и тени перемены» (Иак.1:17), таким образом, Он свободен от естественных (природных) ограничений и вечно остается неизменным. У Бога нет страстей - это не означает, что Он ничего не чувствует и поэтому бесстрастен или что в Нем нет ничего, что соответствовало бы нашим эмоциям и переживаниям. Но если человеческие страсти (особенно болезненные, такие, как страх, страдание, сожаление, отчаяние) в каком-то смысле являются пассивными, непроизвольными, вызываются и подавляются обстоятельствами, то соответствующие качества Бога имеют характер преднамеренного, добровольного выбора и поэтому во всем совершенно отличны от человеческих страстей.

Итак, любовь Бога, Который есть дух, не похожа на непостоянную и вечно меняющуюся человеческую любовь. И это не бесплодная жажда чего-то неосуществимого, - это решение всего Божьего существа о благоволении и благотворении по отношению к нам. И такое отношение Им выбрано добровольно и твердо закреплено. В любви всемогущего Бога, Который есть дух, нет никакого непостоянства или переменчивости. Его любовь «крепка, как смерть... большие воды не могут потушить любви». Ничто не может отлучить от этой любви тех, кому она однажды открылась (Рим.8:35-39).

Но Бог, Который есть дух, в то же время и «свет». Иоанн провозгласил это, обращаясь к некоторым христианам, которые потеряли нравственную чуткость и заявляют, что они ни в чем не согрешают. Чтобы подчеркнуть свою мысль, Иоанн добавляет: «И нет в Нем никакой тьмы». «Свет» означает святость и чистоту, согласно Божьему закону; «тьма» - нравственное извращение и неправедность, определяемые тем же законом (ср. 1Ин.2:7-11; 3:10). Иоанн утверждает, что только «ходящие в свете», стремящиеся быть подобными Богу в святости и праведности жизни, избегающие всего несовместимого с этим могут иметь общение с Отцом и Сыном. Ходящие же «во тьме», что бы они о себе ни говорили, не знают таких взаимоотношений с Богом (ст. 6-7).

Итак, Бог, Который есть любовь, прежде всего есть свет, и поэтому надо оставить всякие сентиментальные представления о том, что Его любовь - это все позволяющая, благодушная снисходительность, далекая от нравственных норм. Божья любовь - это святая любовь. Бог, Которого открыл нам Иисус, не безразличен к вопросам нравственности; это Бог, возлюбивший праведность и ненавидящий беззаконие, Бог, :желающий видеть Своих детей «совершенными, как совершен Отец... небесный» (Мф.5:48). Он не допустит к Себе ни одного человека, какими бы правильными ни были его убеждения, если тот не стремится к святости в своей жизни. И всех, кого Он призывает к Себе, Он подвергает суровым испытаниям, чтобы они достигли этой святости. «Ибо Господь кого любит, того и наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает,.. для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его... Всякое наказание... наученным через него доставляет мирный плод праведности» (Евр.12:6-11). Божья любовь строга, ибо выражает святость Возлюбившего и стремится привести к святости возлюбленных Им. Писание не дает повода думать, что поскольку Бог есть любовь, то Он наградит счастьем тех, кто не :желает стремиться к святости, или оградит Своих возлюбленных от бед, зная, что эти беды нужны для дальнейшего их освящения.

Теперь нам нужно сделать второе замечание о словах Иоанна.

 

2. «Бог есть любовь» - это исчерпывающая истина о Боге для христианина. Говоря «Бог есть свет», мы имеем в виду, что Божья святость выражается во всем, что Он делает и говорит. Точно так же, утверждение «Бог есть любовь» означает, что Божья любовь проявляется во всем, что Он говорит и делает. И знание, что это действительно так, есть наивысшее утешение для христианина. Будучи верующим, он находит в кресте Христовом подтверждение, что он, именно он лично, любим Богом: «Сын Божий возлюбил меня и предал Себя за меня» (Гал.2:20). Зная об этом, христианин применяет к себе обетование о том, что любящим Бога, призванным по Его изволению все содействует ко благу (Рим.8:28). Не только кое-что, заметьте, а все! В каждом событии, которое случается с верующим, выражается Божья к нему любовь, и все происходит для исполнения Божьего замысла. Итак, что касается христианина, для него Бог есть любовь - святая, всемогущая любовь - в любое мгновение и в любых событиях его повседневной жизни.

Даже если верующему непонятно, почему и для чего Бог именно так действует в его жизни, он знает, что перед ним и за ним идет любовь. Он может радоваться всегда, даже если, с житейской точки зрения, дела его плохи. Он помнит, что когда история его жизни станет известна ему целиком, то окажется, что вся она, как поется в гимне, была «милостью от начала до конца» - и этого ему довольно.

 

III

 

До сих пор мы пытались в общих чертах описать Божью любовь, лишь приблизительно показав, как и где она действует, - но этого недостаточно. В чем же ее сущность? Как нам ее определить и проанализировать? В ответ на этот вопрос Библия выдвигает понятие Божьей любви, которое можно сформулировать так:

Божья любовь - это выражение Его благости по отношению к каждому грешнику, с благополучием которого Он отождествил Себя и отдал Своего Сына, чтобы Он стал его Спасителем, и теперь учит этого грешника познавать и любить Себя, войдя с ним в отношения завета.

Давайте объясним это определение по частям.

1. Божья любовь - это выражение Его благости. Под Божьей благостью Библия подразумевает Его вселенскую щедрость. Беркхоф пишет, что Божья благость - это «то совершенство в Боге, которое побуждает Его с добротой и щедростью относиться ко всем Своим творениям. Это привязанность, которую Бог испытывает к Своим живым творениям как таковым»[10]Благодаря этой благости Божья любовь - это наивысшее и самое величественное явление. «Любовь, в общем смысле, - писал Джеймс Орр, - это тот принцип, который побуждает одно нравственное существо стремиться к другому такому существу и радоваться ему; своего высшего выражения она достигает в таком личностном общении, когда один живет жизнью другого и испытывает радость, отдавая себя другому и получая от него поток ответной привязанности»[11]Такова Божья любовь.

2. Божья любовь - это выражение Его благости по отношению к грешнику. Сама сущность Божьей любви - благость и милость. Это излияние Божьей доброты, не только незаслуженной, но и прямо противоположной нашей греховности. Ведь Божья любовь направлена на разумные существа, которые нарушили Божий закон, чье естество извращено в Божьих глазах и которые заслуживают только осуждения и окончательного изгнания из Его присутствия. Поразительно, что Бог может любить грешников, но это так. Бог любит существа, которые стали так неприглядны, что, кажется; любить их уже невозможно. В объектах Его любви нет ничего, что могло бы эту любовь вызвать; в людях нет ничего, что могло бы пробудить или привлечь к себе Его любовь. Человеческая любовь вызывается каким-то качеством любимого человека, но Божья любовь полностью добровольна, ни от чего не зависит, ничем не вызвана. Бог любит людей, потому что решил полюбить их - как написал об этом Чарльз Уэсли: «Он возлюбил нас, Он возлюбил нас, потому что пожелал возлюбить»[12], - и Его любовь не объяснишь ничем иным, кроме Его собственного благоволения. В греко-римском мире новозаветных времен и не мечтали о такой любви; их боги часто возгорались похотью к земным женщинам, но никогда не пылали любовью к грешникам. Поэтому авторам Нового Завета пришлось ввести в свой словарь фактически новое тогда греческое слово agape (агапе), чтобы описать Божью любовь, какой они ее познали.

3. Божья любовь - это выражение Его благости к каждому грешнику. Это не смутная, расплывчатая благожелательность по отношению ко всем вообще и ни к кому в частности. Напротив, поскольку она исходит от всеведущего всемогущества, то по сути своей она конкретизирует и свой объект, и свою направленность. Божье предназначение в любви определилось еще до творения (см. Еф.1:4); оно включало в себя, во-первых, избрание тех, кого Бог пожелал благословить, и, во-вторых, определение конкретных даров этого благословения и тех путей, которыми эти дары будут даваться и использоваться. Все это было определено с самого начала. Так, Павел пишет христианам в Фессалониках: «Мы же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные Господом братия, что Бог от начала чрез освящение Духа и веру истине (пути, посредством которых передается благословение), избрал вас (выбор) ко спасению (конкретное конечное благословение)» (2Фес.2:13). Выражение Божьей любви к каждому грешнику - это исполнение Его замысла благословить тех самых грешников, которых Он создал в вечности.

4. Божья любовь к грешникам предполагает, что Он отождествляет Себя с их благополучием. Такая идентификация встречается во всякой любви: именно этим и проверяется, истинна любовь или нет. Если отец остается беззаботным и счастливым, когда сын попал в беду, а муж равнодушно смотрит на слезы жены, сразу возникает вопрос, насколько сильна любовь между ними. Ведь мы знаем, что те, кто по-настоящему любят, счастливы только тогда, когда счастливы и их любимые. Также и Бог в Его любви к людям.

В предыдущих главах мы отметили, что Бог во всем являет Свою собственную славу - чтобы Его видели, знали, любили, прославляли. Это утверждение верно, но неполно. Необходимо признать, что возлюбив людей, Бог добровольно связал Свое собственное высшее счастье с их счастьем. Не зря Библия постоянно говорит, что Бог - это любящий Отец Своего народа. Из самой природы этих взаимоотношений следует, что счастье Бога не будет полным, пока Его возлюбленные не избавятся от всех своих бед:

 

И Им искупленная Церковь

Освободится от греха.

 

Бог был счастлив и без человека, до того, как тот был сотворен. Он был бы счастлив и









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.