Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ГЛАВА 16. Благость и строгость





 

 

I

 

«Итак, видишь благость и строгость Божию», пишет Павел в Послании к Римлянам 11:22. Важное слово здесь «и». Апостол объясняет взаимосвязь иудеев и язычников в Божьем плане. Он только что напомнил своим читателям язычникам, что Бог отверг большое число их современников-иудеев за неверие и в то же время привел многих иноплеменников (каковыми были и они сами) к спасительной вере. Теперь Павел предлагает им взглянуть на две стороны Божьего характера, проявившиеся в этих действиях. «Итак, видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе». Он предлагает христианам в Риме размышлять не только о Божьей благости или только о Божьей строгости, но об обеих чертах вместе. Обе они присущи Богу - это аспекты Его характера, открытого нам. Обе неразрывно проявляются в данной нам благодати. Нельзя признавать одну, забывая при этом другую, если мы воистину хотим познать Бога.

Пожалуй, никогда с тех пор как Павел написал свои послания, не было момента, когда размышление на эту тему было бы так необходимо, как теперь. Почти невозможно описать современную неопределенность и неразбериху в вопросе о смысле веры в Бога. Люди утверждают, что верят в Бога, но не имеют никакого представления, в кого именно они верят и что меняется от их веры. Христианин, который желает познакомить своих друзей с тем, что в старых трактатах называлось «надежностью, уверенностью и радостью», задается вопросом: с чего начать? Невообразимая мешанина самых разнообразных измышлений о Боге просто сбивает его с толку. И как только люди смогли так запутаться? спрашивает он. Что лежит в основе их замешательства? С чего начать исправление? На эти вопросы имеется несколько взаимодополняющих ответов. Один из них: люди начали следовать своим личным религиозным умозаключениям, вместо того чтобы узнавать о Боге из Его собственного Слова. Необходимо помочь им оставить гордыню, а часто и неверные представления о Писании, которые и завели их в тупик. Нам надо научить их основывать свои убеждения не на чувствах, а на Библии. Второй ответ: современному человеку все религии кажутся одинаковыми и равноценными, и он черпает свои представления о Боге как из языческих, так и из христианских источников. Нам нужно открыть людям, что Господь Иисус Христос - единственный и что именно Он - окончательное, последнее слово Бога к людям. Третий ответ: люди перестали осознавать свою греховность, а это, искажая их отношение к Богу, привносит долю извращенности и враждебности во все, что они делают и думают. Наша задача - попытаться раскрыть людям глаза на них самих, помочь им стать менее самоуверенными и более открытыми для Слова Христа. Четвертый ответ, не менее фундаментальный, чем предыдущие три, состоит в том, что сегодня люди привычно отделяют мысль о Божьей благости от мысли о Его строгости. Нам нужно отучить их от этой привычки, если этого не сделать, заблуждение будет процветать.



Эта привычка, первоначально приобретенная нами от некоторых весьма даровитых немецких богословов прошлого века, заразила весь западный Протестантизм. Среди прихожан стало скорее правилом, нежели исключением отвергать все мысли о Божьем гневе и суде и предполагать, что характер Бога неверно изображен (в самом деле!) во многих местах Библии, что в действительности Бог - сплошное вседозволяющее благодушие, без всякой строгости. В ответ на это некоторые богословы попытались вновь утвердить истину о святости Бога, но их усилия, по всей видимости, были несколько вялыми, а их слова в большинстве своем попали в глухие уши. Современные протестанты вовсе не собираются отказываться от своей «просвещенной» приверженности к доктрине о небесном Санта-Клаусе только потому, что какой-то Бруннер или некто Нибур уверяют, что этим характер Бога не исчерпывается. Существует убежденность, что о Боге (если Он вообще есть) нечего больше сказать, кроме того, что Он бесконечно терпелив и добр, и искоренить это заблуждение так же трудно, как побеги вьюнка. Как только оно пускает корни, христианство, в истинном смысле этого слова, просто отмирает. Ибо сущность христианства - это вера в прощение грехов через искупительную смерть Христа на кресте. Но если в основу положить богословие о Санта-Клаусе, грех перестает быть проблемой, искупление становится ненужным, а милость Бога распространяется равно как на тех, кто соблюдает Его заповеди, так и на тех, кто их игнорирует. Человеку даже не приходит в голову мысль, что отношение Бога к нему зависит от того, делает он то, что Господь говорит, или нет. И все попытки доказать, что в присутствии Бога мы должны испытывать страх и трепетать при Его слове, списываются как невозможно устаревшие - «викторианские», «пуританские» или «субхристианские».

Но богословие о Санта-Клаусе несет в себе семена собственного разрушения, ибо оно не в силах объяснить факт существования зла. Не случайно, когда в начале столетия либеральная вера в «доброго Бога» получила широкое распространение, на свет вдруг вылезла так называемая «проблема зла» (которая ранее не считалась проблемой) и стала проблемой номер один для христианских апологетов. Это было неизбежно, поскольку невозможно узреть благоволение небесного Санта-Клауса в столь трагических и разрушительных явлениях, как жестокость, супружеская неверность, смерть в автокатастрофе или рак легких. Единственный способ спасти либеральную точку зрения о Боге – это отделить Его от подобных явлений и утверждать, что Бог не имеет к ним непосредственного отношения и не управляет ими. Но ведь это - отрицание Его всемогущества и господства над миром! Либеральные богословы встали на этот путь около пятидесяти лет назад, и именно этого пути придерживается рядовой прихожанин. Следовательно, он остается с Богом, Который хочет Своим детям блага, но не всегда может оградить их от бедствий и горя. Поэтому в трудный час единственное, что можно сделать, - это усмехнуться и терпеть. Ирония в том, что вера в Бога, Который есть только благость без всякой строгости, наделяет человека фаталистическим и пессимистическим отношением к жизни.

Вот один из Окольных Путей нашего времени, ведущий в землю Замка Сомнений и Великана по имени Отчаяние. Как же тем, кто, сбившись с пути, забрел туда, вновь выйти на истинную дорогу? Только научившись соединять благость Бога с Его строгостью, согласно Писаниям. Цель этой главы - показать сущность библейского учения по этому вопросу.

 

II

 

Благость - в Боге, как и в человеке, - означает нечто привлекательное, достойное восхищения и одобрения. Называя Бога «благим», библейские авторы подразумевают все те нравственные качества, которые позволяют Его народу называть Его «совершенным», в частности, - щедрость, которая побуждает нас называть Его «милостивым» и говорить о Его «любви». Давайте немного над этим поразмыслим.

Библия постоянно развивает тему о нравственном совершенстве Бога, и через Его собственные слова и через опыт Его народа. Когда Бог находился с Моисеем на горе Синай и «провозгласил имя Иеговы» (т.е., Господа Своего народа, всевышнего Спасителя, говорящего о Себе «Я есмь кто Я есмь» в завете благодати), то Он сказал вот что: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания...» (Исх.34:5-7). Это провозглашение нравственного совершенства Бога было исполнением Его обещания провести перед Моисеем всю Свою славу [17](Исх.33:19). Все перечисленные здесь качества и все, что им сопутствует, - истинность и надежность Бога, Его неизменная справедливость и мудрость, Его нежность, терпение и милость ко всем, кто в покаянии ищет Его помощи, Его благородная доброта, когда Он предлагает людям возвышенную судьбу общения с Ним в святости и любви, - все это вместе составляет благость Бога, полноту Его совершенств, открытых нам. И когда Давид воскликнул: «Бог! - непорочен путь Его» (2Цар.22:31; Пс.17:31), он имел в виду то, что обнаружили все Божьи дети и он сам в своей собственной жизни: Бог никогда не скупится и являет всю Свою благость, о которой говорит в Своем слове. «Непорочен путь Его, чисто слово Господа, щит Он для всех уповающих на Него». Весь Псалом 17 - это радость Давида о том, как в своей собственной жизни он убедился, что Бог верен Своим обетованиям и полностью надежен как щит и защитник. И каждое Божье дитя, не оставившее Божьей семьи и не свернувшее на иную дорогу, может разделить эту радость.

(Кстати, если вы еще не читали этот Псалом внимательно, не спрашивая себя на каждом шагу, как далеко ваше личное свидетельство от свидетельства Давида, я бы посоветовал вам сделать это немедленно - а потом, через небольшой промежуток времени, еще и еще раз. Это будет благотворным - а может, и сокрушительным - упражнением).

Однако сказано еще не все. В этом созвездии нравственных совершенств Бога есть одно свойство, на которое в частности указывает слово «благость» и которое Бог особо выделил, когда, провозглашая Моисею «всю Свою славу», назвал Себя «многомилостивым и истинным». Это Божья щедрость. Щедрость - это стремление давать другому без всяких корыстных побуждений и совершенно независимо от его заслуг. Щедрость выражается в желании дать другому то, что ему нужно, чтобы сделать его счастливым. В щедрости, можно сказать, сфокусировано нравственное совершенство Бога. Это качество определяет, как будут проявляться все остальные Божьи совершенства. Бог «многомилостив» - ultro bonus, как давным-давно выражали это латинские богословы, спонтанно благ, преисполнен щедрости. Богословы Реформации употребляли новозаветное слово «благодать» (даром данная милость), говоря о всяком акте щедрости Божьей, независимо от его характера. Они различали «общую благодать» - благодать «творения, сохранения и всех благословений этой жизни» - и «особую благодать», явленную нам в спасении. Смысл различения общей и особой благодати состоит в том, что первая доступна каждому, вторая же знакома не всем. Библейскую точку зрения можно сформулировать так: Бог в некоторых отношениях благ ко всем, а к некоторым благ во всех отношениях.

Щедрость Бога, проявляемая в естественных благословениях провозглашается в Псалме 144: «Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его... очи всех уповают на Тебя, и Ты даешь им пищу их в свое время. Открываешь руку Твою и насыщаешь все живущее по благоволению» (ст.9,15-16; ср. Деян.14:17). Псалмопевец говорит, что Господь управляет всем происходящим в мире, и, следовательно, вся пища, всякое наслаждение, всякая вещь, каждый луч солнца, каждая минута ночного сна, каждое мгновение здоровья и безопасности и все остальное, что поддерживает и обогащает жизнь, - все это Божий дар. И в каком изобилии нам даны эти дары! «Пересчитай и назови все то, что Бог нам дал!» призывает нас детская песенка, и если взяться за это серьезно и перечислить только естественные благословения, то мы почувствуем, насколько верна ее вторая строчка: «Как много дал тебе Господь, ты удивишься сам». Но Божьи милости на естественном уровне, какими бы изобильными они ни были, затмеваются еще более великими милостями духовного искупления. Когда певцы Израиля призывали народ воздать Богу хвалу, ибо «Он благ, ибо вовек милость Его» (Пс.105:1; 106:1; 117:1; 135:1; ср. 99:5, 2Пар.5:13; 7:13; Иер.33:11), обыкновенно они имели в виду именно милость искупления; милость Его «могущественных дел», которая видна в избавлении израильского народа из Египта (Пс.105:2-12 и Пс.135), в Его готовности долготерпеть и прощать, когда Его слуги впадают в грех (Пс.85:5), и в Его желании учить людей, ходить Его путями (Пс.118:68). И говоря о благости Божьей в Послании к Римлянам 11:22, Павел подчеркнул, что по Своей милости Бог привил «диких» язычников к Своей маслине - то есть, к общине Своего народа, к общине спасенных верующих.

Классическим размышлением о Божьей благости является Псалом 106. Здесь псалмопевец усиливает свой призыв «славить Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его». Вспоминая плен Израиля и личные нужды израильтян, он показывает четыре примера, когда люди «воззвали к Господу в скорби своей, и Он избавил их от бедствий их» (ст.6,13,19,28). Первый пример: Господь избавил беспомощный народ от врагов, вывел его из пустыни и дал ему дом. Второй пример: Бог избавил от «тьмы и тени смертной» тех, кто своим непослушанием и бунтом навлекли на себя это бедствие. Третий - Бог исцелил «безрассудных» от болезней, которые Сам послал на них в наказание за неуважение к Нему. Четвертый при мер показывает, как Бог защищает путников, усмиряя бурю, грозящую потопить их корабль. Каждый из этих примеров завершается рефреном: «Да славят Господа за милость Его и за чудные дела Его для сынов человеческих!» (ст.8,15,21,31). Весь Псалом - это величественная панорама деяний Божьей благости, преображающей человеческие жизни.

 

III

 

А как же тогда Божья строгость? Слово, употребляемое Павлом в Послании к Римлянам 11:22 буквально означает «отрезание, отсекание»; оно обозначает решительное устранение Божьей благости от тех, кто ею пренебрег. Туг можно вспомнить слова Самого Бога, когда Он провозгласил Свое имя Моисею, а именно, что, даже будучи «многомилостивым и истинным», Он «не оставляет без наказания» тех, кто упрям и не желает каяться (Исх.34:6-7). Строгость, о которой здесь говорит Павел, - это Божье отвержение Израиля - отсекание всего народа от Божьей маслины, для которой он был природной ветвью, за то, что он не поверил в Евангелие Иисуса Христа. Израиль полагался на благость Бога, но отвергнул конкретное проявление этой благости в Его Сыне. Бог отреагировал мгновенно - Он отсек Израиль. Павел предупреждает своих читателей, христиан из язычников, что, если и они последуют за Израилем в неверии, Бог поступит с ними точно так же. «Ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо, если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли тебя» (Рим.11:20-21).

Павел применяет здесь следующий принцип: за всяким проявлением Божьей благости стоит предупреждение о строгом наказании в том случае, если этой благостью пренебрегут. Если мы не позволим этой благости привлечь нас к Богу с благодарностью и любовью, то впоследствии, когда Бог восстанет против нас, надо будет винить только самих себя. Несколько раньше в том же Послании к Римлянам Павел так обратился к самодовольному неверующему критику человеческой природы: «Благость Божия ведет тебя к покаянию» - то есть, как уточнил эти слова Дж.Б.Филлипс, она «должна вести тебя к покаянию». Ты, «судящий другого,.. судя другого, делаешь то же» - и все же Бог терпеливо сносит твои прегрешения, те самые прегрешения, которые, в твоих глазах, заслуживают наказания, когда их совершают другие; поэтому тебе нужно быть очень смиренным и очень благодарным. Но если, разбирая по косточкам других, сам не обращаешься к Богу, то ты «пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия» и «по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам собираешь гнев на день гнева» (Рим.2:1-5). Павел говорит христианам Рима, что Божья благость будет с ними только при определенном условии - «если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен» (Рим.11:22). И в каждом случае мы сталкиваемся с одним и тем же принципом. Тот, кто отказывается ответить на благость Бога покаянием, верой и послушанием Его воле, не должен удивляться или жаловаться, если, рано или поздно, проявления благости Божьей исчезают, пропадает возможность пользоваться их преимуществами, и настает час воздаяния.

Но Бог терпелив в Своей строгости. Он «медлен на гнев» и «долготерпелив» (Неем.9:17; Пс.102:8; 144:8; Иоил.2:13; Ион.4:2; Исх.34:6; Чис.14:18; Пс.85:15). Библия много говорит о Божьем долготерпении, когда Он откладывает заслуженное наказание, продлевает день благодати и дает людям еще один шанс покаяться. Петр напоминает нам, что «во дни Ноя», когда «велико было развращение человеков на земле» и все взывало к наказанию, все же «Божье долготерпение» длилось (1Пет.3:20). Видимо, речь здесь идет о 120 годах отсрочки, упоминаемой в Быт.6:3. И в Послании к Римлянам 9:22 Павел пишет, что неоднократно Бог «с великим долготерпением щадил сосуды гнева, готовые к погибели». Петр объясняет своим современникам, людям первого столетия, что обещанное второе пришествие Христа и Его суд еще не наступили потому, что Бог «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2Пет.3:9). То же объяснение, по всей видимости, действительно и сегодня. Божье терпение дает нам возможность покаяться еще до того, как настанет день наказания, - воистину, это одно из чудес библейского повествования. Неудивительно, что Новый Завет постоянно называет долготерпение добродетелью и долгом каждого христианина; ведь оно часть образа Божьего (Гал.5:22; Еф.4:2; Кол.3:12).

 

IV

 

Из всего вышесказанного можно извлечь по крайней мере три урока.

 

1. По достоинству оцените Божью благость. Посчитайте свои благословения. Научитесь не принимать как должное естественные блага, дары и удовольствия; научитесь благодарить за них Бога. Не пренебрегайте Библией или Евангелием Иисуса Христа, избегайте неуважительно-легкомысленного к ним отношения. Библия открывает нам Спасителя, пострадавшего и умершего, чтобы мы, грешники, примирились с Богом. Голгофа - вот мерило Божьей благости, и позвольте этой мысли проникнуть в ваше сердце. Задайте себе вопрос псалмопевца: «Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне?» Взыщите Божьей благодати, чтобы ответить: «Чашу спасения приму, и имя Господне призову... О, Господи! я раб Твой... Обеты мои воздам Господу...» (Пс.115:2-9).

 

2. По достоинству оцените Божье долготерпение. Подумайте о том, как Он всегда был и до сих пор терпелив с вами, а ведь многое в вашей жизни недостойно Его, и вы заслужили, чтобы Он отвернулся от вас. Научитесь преклоняться пред Его терпением и взыщите благодати, чтобы быть такими же терпеливыми, общаясь с людьми. Постарайтесь не испытывать больше Его терпения.

 

3. По достоинству оцените Божье наказание. Бог поддерживает вас и Он, в сущности, во всем, что окружает вас. Всё вокруг - от Него, и каждый день вы вкушаете от Его благости. Привело ли это вас к покаянию и к вере в Христа? Если нет, то вы лишь забавляетесь мыслями о Боге и вас ожидает Его строгость. Но если сейчас Он, по словам Уайтфилда, втыкает вам в постель тернии, то делает Он это, чтобы пробудить вас от сна духовной смерти, чтобы вы встали и взыскали Его милости. Или, если вы человек истинно верующий, а Бог все же кладет на вашу постель колючки, то делает Он это, чтобы удержать вас от сонливого самодовольства, чтобы вы, ощущая собственное ничтожество, осознавая свою нищету и постоянно приходя к Нему с верой, «пребывали к благости Божьей». Это милостивое наказание (когда на фоне Божьей благости к нам на мгновение прикасается Божья суровость) необходимо, чтобы предохранить нас от полной Его суровости уже вне Его благости. Это наказание любви, и принимать его нужно соответственно. «Сын мой! Не пренебрегай наказания Господня» (Евр.12:5). «Благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим» (Пс.118:71).

 

ГЛАВА 17. Бог ревнитель

 

 

I

 

«Бог ревнитель» - звучит как-то обидно, правда? Ведь ревность, «чудовище зеленоглазое», известна нам как порок, один из самых зловредных и разрушительных пороков, какие только существуют на свете; в то время, как Бог – и мы в этом уверены - совершенно благ. Как же можно себе представить, что в Нем есть нечто подобное?

Прежде всего, отвечая на этот вопрос, нам нужно помнить, что речь идет не о каком-то воображаемом Боге. Если бы мы сами представляли себе Бога, то, естественно, приписали бы Ему только те качества, которыми сами восхищаемся, и, конечно, ревности бы среди них не оказалось. Никто не стал бы воображать себе ревнивого Бога. Но мы не придумываем себе Бога с помощью собственной фантазии; мы пытаемся прислушаться к словам Святого Писания, где Бог Сам сообщает нам истину о Себе. Ибо Бог, наш Творец, Которого мы никогда не смогли бы постичь своим воображением, Сам открыл нам Себя. Бог говорил. Он говорил через многих людей, через многих посланцев, и главное - через Своего Сына, нашего Господа Иисуса Христа. К тому же, Он не позволил, чтобы Его послания и память о Его великих делах были искажены и утеряны при ненадежной передаче их из уст в уста. Бог устроил так, чтобы все это было собрано воедино в письменной форме. И вот тут-то, в Библии, Божьем «архиве», как назвал ее Кальвин, Бог постоянно говорит о Своей ревности.

Когда Бог вывел израильтян из Египта и привел их в Синайскую пустыню, чтобы дать им закон и завет, прежде всего Он заговорил с ними о Своей ревности. Основанием второй заповеди, сообщенной Богом Моисею и записанной «перстом Божиим» на каменной скрижали (Исх.31:18), было следующее: «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель» (Исх.20:5). Некоторое время спустя Бог еще раз и еще более настойчиво сказал об этом Моисею: «Господь... имя Его - ревнитель; Он Бог ревнитель» (Исх.34:14). Последний стих чрезвычайно важен. Откровение Божьего имени (то есть, как и всегда в Писании, Его естества и характера) - это основная тема Книги Исхода. В третьей главе Бог провозгласил, что Его имя - «Сущий», а в главе 6 назвал Себя «Иеговой» (Господом). Эти имена говорят, что Он самодостаточен, независим и всемогущ. Далее в главе 34 Бог провозгласил Свое имя Моисею, сказав ему, что «Господь» - «Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость,.. прощающий вину,.. не оставляющий без наказания» (Исх.34:5-7). Это было имя, возвещающее Его нравственную славу. А через семь стихов, в том же разговоре с Моисеем, Бог подытожил и обобщил откровение Своего имени, назвав Себя Богом «ревнителем». Становится ясно, что это неожиданное слово обозначало такое качество характера Бога, которое не только не шло вразрез с уже открытыми Его чертами, но и в каком-то смысле вмещало их в себя. А поскольку это свойство было воистину Его «именем», то было очень важно, чтобы Божий народ четко его осознал.

Библия немало говорит о ревности Бога. Божья ревность упоминается в Пятикнижии (Чис.25:11; Втор.4:24; 6:15; 29:20; 32:16,21), в исторических книгах (И.Нав.24:19; 3Цар.14:22), в книгах пророков (Иез.8:3-5; 16:38,42; 23:25; 36:5-8; 38:19; 39:25; Иоил.2:18; Наум.1:2; Соф.1:18; 3:8; Зах.1:14; 8:2) и в Псалмах (77:58; 78:5). Мы постоянно видим ревность как мотив к действию - действию либо гнева, либо милости. «Возревную по святому имени Моему» (Иез.39:25). «Возревновал Я об Иерусалиме и о Сионе ревностью великою» (Зах.1:14). «Господь есть Бог ревнитель и мститель» (Наум.1:2). В Новом Завете Павел обращается к возгордившимся коринфянам: «Неужели мы решимся раздражать Господа»[18]. Один из английских переводов Библии, пожалуй, наиболее верно передает сущность трудного предложения в Послании Иакова 4:5, формулируя его так: «Он до ревности любит Духа, Которого поселил в нас» (ПНВ).

 

II

 

Но возникает вопрос: какова природа этой Божьей ревности? Как может ревность быть добродетелью для Бога, будучи пороком для человека? Божьи совершенства достойны всякой хвалы; но как можно хвалить Бога за то, что Он ревнив?

Ответить на этот вопрос можно, если не забывать о двух моментах.

Первое: библейские провозглашения Божьей ревности носят антропоморфный характер, то есть, описывают Бога словами, заимствованными из человеческой жизни. В Библии существует великое множество антропоморфизмов Божья рука, десница, перст; Его способность слышать, видеть и чувствовать запах; Его нежность, гнев, раскаяние, смех, радость и т. п. Рассказывая нам о Себе, Бог использует подобные слова, потому что язык, заимствованный из нашей собственной жизни, - это самое точное средство, каким можно выразить наши мысли о Нем. Он – Личность, мы - тоже личности, как ничто другое во всем остальном физическом творении. Из всех творений только человек был создан по образу Божьему. И поскольку мы похожи на Бога больше, чем любое другое известное нам творение, то Бог избрал человеческий, а не какой-то другой язык для того, чтобы наиболее понятно и наименее запутанно изобразить нам Себя. Об этом мы говорили две главы назад.

Однако, когда речь идет об антропоморфизмах, описывающих Бога, очень легко начать мерить не с того конца. Необходимо осознать, что человек не мера для своего Творца, и говоря о Боге человеческими словами, мы совсем не предполагаем в Нем обычных, тварных, человеческих несовершенств и ограничений - ограничений в познании, силе, предвидении, могуществе, постоянстве и так далее. Надо помнить также, что в характере Бога нет ничего похожего на те аспекты человеческих качеств, которые несут на себе признаки растлевающего действия греха. Например, Божий гнев совсем не похож на недостойный взрыв эмоций, выдающий гордыню и слабость, каким часто бывает гнев человеческий. Это святость, реагирующая на зло со всей нравственностью и славой. «Гнев человека не творит правды Божией» (Иак.1:20); но гнев Бога - это именно Его праведность в справедливом действии. Точно так же, Божья ревность не складывается из раздражения, зависти и злости, что нередко характерно для ревности человеческой, напротив, это (буквально) достойная всякой хвалы ревностность, стремление сохранить нечто в высшей степени драгоценное. Тут мы подходим к следующему моменту.

Второе: среди людей существует два вида ревности, и только один из них является пороком. Порочная ревность говорит примерно так: «Я хочу владеть тем, что есть у тебя, и я ненавижу тебя за то, что у меня этого нет». Это инфантильная обида, которая возникает из завистливости и выражает себя в злобности, зависти и зловредных действиях. Она ужасающе сильна, а вскармливает ее гордыня, стержень нашего греховного естества. Этой ревности присуща какая то сумасшедшая одержимость, и если ей потакать, она разорвет в клочья даже самый крепкий характер. «Жесток гнев, неукротима ярость; но кто устоит против ревности?» спросил когда-то мудрец (Прит.27:4). Именно такое чувство - сексуальная ревность, сумасбродная ярость отвергнутого или вытесненного поклонника.

Но есть и другая ревность - ревностное стремление сохранить взаимоотношения любви или отомстить за их разрушение. Эта ревность также действует в сексуальной сфере. Однако она проявляется не как слепая ярость уязвленного самолюбия, но как плод супружеской любви. Как писал профессор Р. Тэскер, супруги, которые «не чувствовали бы ревности при вторжении любовника или прелюбодейца в их дом, безусловно обнаруживали бы недостаток нравственного восприятия; ибо сущность брака заключается в его исключительности»[19]. Такая ревность - добродетель, ибо в ней мы видим осознание истинного смысла взаимоотношений мужа и жены и стремление хранить их в неприкосновенности. Ветхозаветный закон утверждал правомерность подобной ревности и предписывал «приношение ревнования» и особую церемонию, через которую муж, подозревавший жену в неверности и одержимый «духом ревности», мог убедиться в правомерности или неправомерности своих подозрений (Чис.5:11-31). Ни в этом, ни в другом месте, говорящем о ревности обманутого мужа (Прит.6:34), Писание ни словом не намекает на то, что его настроения не слишком-то нравственны. Напротив, стремление оградить свой брак от вторжений и наказать всякого, кто этот брак оскверняет, признается естественным, нормальным и справедливым - т.е. доказательством того, что человек высоко ценит свой брак, как это и должно быть.

Писание всегда рассматривает Божью ревность, как этот последний ее вид: то есть, как один из аспектов Его любви к Своему народу в завете с ним. Ветхий Завет рассматривает Божий завет как брачный союз Бога с Израилем, требующий исключительной любви и верности. Поклонение идолам и все компромиссные отношения с неизраильтянами-идолопоклонниками породили непослушание и неверность, которые в глазах Бога были не чем иным, как духовным прелюбодеянием, и вызвали у Него ревность и желание отомстить. Все упоминания Моисеева закона о Божьей ревности связаны с идолопоклонством в той или иной форме. Все они приводят к основанию второй заповеди, которую мы процитировали выше. То же самое можно сказать и о других текстах: И.Нав.24:19; 3Цар.14:22; Пс.77:58; в Новом Завете 1Кор.10:22. В Книге пророка Иезекииля 8:3 идол, которому поклонялись в Иерусалиме, назван «идолом ревности, возбуждающим ревнование». В 16 главе той же книги Бог описывает Израиль в образе неверной жены, связавшей себя нечистым союзом с идолами Ханаана, Египта и Ассирии, и произносит над ней следующий приговор: «Я буду судить тебя судом прелюбодейц и проливающих кровь - и предам тебя кровавой ярости и ревности» (ст.38; ср. ст.42; 23:25).

Из этих отрывков ясно видно, что имел в виду Бог, говоря Моисею, что Его имя - «Бог ревнитель». Бог имел в виду, что от тех, кого Он возлюбил и искупил, Он требует полной и абсолютной верности и будет доказывать Свои требования строгими наказаниями, если они неверностью предадут Его любовь. Кальвин попал в самую точку, так объяснив основание второй заповеди:

 

«Господь очень часто обращается к нам как муж... Поскольку Он исполняет Свой долг истинного, верного супруга, то требует от нас любви и целомудрия - то есть, требует, чтобы мы не позволяли своим душам вступать в прелюбодеяние с сатаной... Чем целомудренней и чище супруг, тем сильнее он будет оскорблен, видя влечение своей жены к сопернику. Так и Господь, обручивший нас Себе в истине, провозглашает, что горит самой пылкой ревностью всякий раз, когда, пренебрегая чистотой Его святого брака, мы оскверняем себя отвратительными похотями - особенно, когда поклонение Его Божеству, которое должно было сохраняться в неприкосновенности с особой тщательностью, переносится на кого-то другого или растлевается каким-нибудь предрассудком. Ведь этим самым мы не только нарушаем клятвы, данные при обручении, но оскверняем брачное ложе, допуская на него прелюбодеев»[20].

 

Для того чтобы рассмотреть этот вопрос в истинном свете, необходимо заметить еще вот что. Как мы уже видели, Божья ревность к Своему народу предполагает Его любовь в завете с людьми. Эта любовь не какое-то мимолетное увлечение, случайное и бесцельное, но выражение всевышнего предназначения. Цель Божьей любви в Его завете со Своим народом - сохранить его на земле на протяжении всей истории, а потом взять Своих верных всех веков к Себе во славу. Божья любовь в Его завете - это центр Божьего замысла для всего мира. И понимать ревность Бога следует именно в свете Его замысла для всего мира. Ибо конечная цель Бога, согласно Библии, состоит из трех моментов: доказать Свою правоту и праведность, показав Свое всемогущество в суде над грехом; искупить Свой избранный народ; быть любимым и прославляемым этим народом за все Его славные дела любви. Бог ищет того, чего должны искать мы, - Его славы, в людях и через людей, - и все это для того, чтобы закрепить одну мысль, мысль о том, что Он - Бог ревнитель. Его ревность во всех своих проявлениях - это именно «ревность Господа Саваофа» (Ис.9:7; 37:32; ср. Иез.5:13) по исполнению Его собственного предназначения справедливости и милости.

Итак, ревность Бога побуждает Его, с одной стороны, судить и осуждать на погибель неверных среди Своего народа, то есть тех, кто впадает в идолопоклонство и грех (Втор.6:14-15; И.Нав.24:19; Соф.1:18), а также судить врагов праведности и милости повсюду (Наум.1:2; Иез.36:5-6; Соф.3:8). С другой стороны, ревность заставляет Его вновь поднимать Свой народ после наказания, если тот смирился и очистился (наказание пленением - Зах.1:14; 8:2; наказание набегом саранчи - Иоил.2:18). Чем вызваны эти действия Бога? Тем, что Он «возревновал по святому имени Своему» (Иез.39:25). Его «имя» - это Его естество и характер как Иеговы, Господа, Вершителя истории, Защитника праведности и Спасителя грешников; и Бог хочет, чтобы Его «имя» знали, чтили и славили. «Я - Господь, это - мое имя, и не дам славы Моей иному и хвалы Моей истуканам». «Ради Себя, ради Себя Самого делаю это, ибо какое было бы нарекание на имя Мое! славы Моей не дам иному» (Ис.42:8; 48:11). В этих отрывках заключена квинтэссенция Божьей ревности.

 

III

 

Каково же практическое значение всего сказанного для тех, кто исповедует принадлежность к народу Божьему?

1. Божья ревность требует, чтобы мы были ревностны о Боге.

Так же, как истинным ответом на Божью любовь может быть только наша любовь к Нему, истинным ответом на Его ревность может быть только наша ревностность о Нем. Его забота о нас велика; наша забота о Нем должна быть не менее велика. Запрет идолопоклонства, данный во второй заповеди, предполагает, что Божий народ должен быть страстно и полностью предан Ему Самому, Его замыслу и Его чести. В Библии это называется ревностностью, а иногда и прямо ревностью о Боге. Как мы видели, Сам Бог являет эту ревностность, а значит, она должна быть и у Его народа.

Классическое описание ревностности было дано епископом Дж.С.Райлом. Мы процитируем его полностью.

 

«Ревностность в религии - это пылкое желание угодить Богу, творить Его волю и нести Его славу в мир всеми возможными путями. Такое желание не возникает в человеке естественным образом, но при обращении дух вкладывает его в сердце каждого верующего. Но есть верующие, которые ощущают его гораздо сильнее остальных, и только их можно назвать «ревностными» людьми...

Ревностный человек в религии – это, прежде всего, человек одной цели. Недостаточно сказать, что он целеустремлен, упорен, настойчив, пылок духом, не терпит компромиссов и действует от всего сердца. Его заботит лишь одно, он видит только одно, живет только для одного, поглощен лишь одним; и это одно есть желание угодить Богу. Живет он или умирает, здоров он или болен, богат он или беден, угождает ли он людям или обижает их, считают ли его мудрецом или глупцом, обвиняют его или хвалят, воздают ему честь или позор - все это для ревностного человека совершенно неважно. Он горит лишь для одного; и это одно - стремление угодить Богу и нести еще дальше славу Божью. И если он сгорает в своем пламени, ему все равно, он доволен. Он чувствует, что, подобно светильнику, создан, чтобы гореть. И если при этом сгорает он сам, то он всего лишь совершает то, к чему предназначил его Бог. Такой человек всегда найдет применение своей ревностности. Если он не может проповедовать, работать и давать деньги, он будет взывать, вздыхать и молиться... Если он не может сражаться на равнине вместе с Иисусом Навином, он взойдет на холм, чтобы трудиться вместе с Моисеем, Аароном и Ором (Исх.17:9-13). Если сам он не в состоянии работать, он не даст Богу покоя до тех пор, пока помощь не придет откуда-нибудь еще и дело не будет завершено. Именно это я имею в виду, говоря о «ревностности» в религии»[21].

Ревностность, позвольте заметить еще раз, заповедана и всячески одобряется Писанием. Христиане должны быть «ревностными к добрым делам» (Тит.2:14). Павел хвалит коринфян за ту ревность, какую они проявили после его обличения (2Кор.7:11). Илия «возревновал о Господе Боге Саваофе» (3Цар.19:10,14), и Бог вознаградил его ревностность: Он послал огненную колесницу, чтобы взять его на небеса, Он избрал его представителем «благочестивого собрания пророков», чтобы стоять рядом с Моисеем на горе преображения и беседовать с Господом Иисусом. Когда Израиль своим блудом и идолопоклонством вызвал гнев Бога и Моисей приговорил преступников к смерти, все были в слезах. Один же человек воспользовался именно этим моментом и на глазах у всех привел к себе развеселую мидианитянку. Тогда Финеес, почти вне себя от отчаяния, пронзил их обоих копьем, и Бог похвалил Финееса за то, что он показал ревность по Боге, и «не истребил сынов Израилевых в ревности» Своей (Чис.25:11,13). Павел был ревностным человеком, человеком одной цели, готовым полностью отдать свои силы Господу. Перед лицом угрожавших ему страданий и тюремного заключения он провозгласил: «Я ни на что не взираю и не дорожу своей жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян.20:24). И Сам Господь Иисус был наивысшим примером ревностности. Наблюдая за тем, как Он очистил храм, «ученики Его вспомнили, что написано: рев









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.