Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Духовная культура первобытной эпохи





(мифология, искусство, мораль)

Древний человек, еще не способный к систематическим рассуждениям, жил в безотчетном ощущении вращенности в природу — без такого ощущения, без согласования своей жизни с природными ритмами он попросту не смог бы выжить. В природе прослеживаются истоки и мифологии, и искусства, обрядов и ритуалов. Замечено, что в любых культурах мифы антропоморфны (от греч. антропос — человек и морфос — форма): герои мифов, их характеры, поступки и отношения несут на себе естественный отпечаток создавших их людей — характеров, образа жизни, отношений в соответствующих культурах. Так, в греческих мифах боги гораздо более демократичны, действуя бок о бок с людьми, добиваясь любви земных красавиц, чем, скажем в египетских и вавилонских мифах и религиях: в их различиях отпечатались различия между демократическим устройством античных полисов и тоталитарным характером цивилизаций Египта и Двуречья.

Боги могут быть капризны, сварливы, злопамятны, мстительны, коварны — совсем как люди. В древнейших мифологических представлениях самых различных культур прослеживается такой, например, мотив: даже Солнце, верховное светило, вынуждено каждый день отвоевывать свое, пусть и законное, место у сопротивляющихся ему ночи и мрака, порядок устанавливается преодолением хаоса, в чем боги неоднократно прибегают к помощи своеобразного войска из мифологических существ более низкого ранга, каждое из которых выполняет свою, определенную функцию — как это происходит в общественной жизни.

Антропоморфность древнейших представлений о силах природы делала естественным стремление умилостивить, а может, даже запугать их. Вот как об этом писал З. Фрейд: «С безличными силами и судьбой не вступишь в контакт, они остаются вечно чужды нам. Но… если повсюду в природе тебя окружают существа, известные тебе из опыта собственного общества, то ты облегченно вздыхаешь…, можешь психически обрабатывать свой безрассудный страх… а может быть, ты даже не беззащитен…, почему бы не ввести в действие… против сил внешней природы те же средства, к которым мы прибегаем в своем обществе, почему бы не попытаться заклясть их, умилостивить, подкупить?» (Фрейд З. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1992. С. 29).



Вращенностью в природу порождены такие архетипические явления первобытной культуры, как анимизм, тотемизм и магия, фетишизм. Анимизм (от лат. аnima — душа) выражается в одушевлении, приписывании души также животным и растениям и даже предметам, которые мы привычно называем неодушевленными — камням, скалам, рекам и озерам. В частности, этим объясняется наиболее распространенный мотив древней наскальной живописи — там преобладают изображения животных — не только потому, что охота, а затем скотоводство занимали важнейшее место в первобытном укладе жизни. Изображение животных, умерщвленных людьми было выражением своеобразного «комплекса вины» перед ними: отняв у них физическое тело, люди пытались изображением сохранить их душу. Первобытные люди часто называли себя именем животного, считая его своим «братом». Этим объясняется и запрет на умерщвление и употребление в пищу определенных животных в тех или иных культурах. Такое животное называлось тотемным (от сев.-индейского «о тотеман» — его род). Роль тотема могли выполнять и природные объекты, и созданные человеком; им поклонялись, их задабривали своими подношениями и жертвами — в виде животных и даже людей. В жертву приносились молодые, сильные животные, здоровые юноши и девушки. Только так можно было предотвратить одряхление и упадок племени, оскудение мест его охоты, сбора плодов и злаков. Такое отношение к окружающим вещам и явлениям могло порождать их фетишизацию (от фр. fetiche — идол, амулет), фетишизация могла распространяться и на создаваемые людьми вещи (например, поклонение «золотому тельцу» живуче и по сей день, в весьма прозаичном выражении — денег). К первобытному фетишизму относится и вера в амулеты (от араб. hamala — носить), также весьма живучая.

Вращенностью в природу порождена и первобытная магия — определенными мистическими действиями специально обученные им люди пытались нанести урон, увечье, смерть или, наоборот, вылечить от хвори (так, втыкая иглу в сердце фигурки своего врага или врага племени, древний шаман насылал на него смерть). Можно заметить, что магия, привороты и отвороты достаточно распространены и в наш век компьютеров и космических ракет, более того, они вовсе не идут на убыль, если не наоборот. Причины живучести шаманства, магии, идолопоклонства — прежде всего социальные: в широком смысле — это результат отсутствия культуры, пустоты жизни, отчаяния и неверия. Разве не этими причинами объясняются современные, еще более дикие, чем в древности, формы идолопоклонства — исступленные драки футбольных фанатов (одно слово чего стоит!), истерические толпы на концертах рок-звезд, молодые люди, готовые во всем копировать своих кумиров и готовые завестись по любому поводу, ощущающие в себе силу в толпе таких же, как они, дикарей современной цивилизации.

Наблюдения над природой порождали также табу — запреты. Важно заметить, что любые предписания и запреты складывались естественным образом, проходя затем многовековую апробацию и поэтому максимально соответствуя требованиям, которые способствовали сохранению и приумножению человеческого рода. Именно поэтому к запретам на убийство себе подобных, воровство и т. д. добавлялись и табу на кровосмесительные связи — заметив, что в их результате рождаются дети с физическими и психическими отклонениями, наши древние предки пришли к выводу, что такие связи неугодны богам.

Неверие в магию, табу и тотемы могло привести к болезни, увечью и даже гибели. Сила веры в них столь велика, что даже в наши дни некоторые индейские племена безошибочно определяют виновных в тех или иных преступлениях: все члены племени съедают ядовитое растение, которое, после приема в большом количестве, вскоре отрыгивается (то есть невиновному оно не страшно), «хитрецы» же, желающие скрыть свою вину и поэтому съедающие его как можно меньше, обречены медленно переваривать его и в страшных муках погибают.

Важнейшее значение в древних обществах играл культ предков. Предписания старших — по возрасту и социальной роли — должны были неукоснительно соблюдаться. Стабильность общественной жизни обеспечивалась неизменностью сложившихся в ней порядков. Как замечает один из наиболее авторитетных исследователей древней культуры, Дж. Фрэзер, «представление о дикаре как наисвободнейшем из людей противоречит истине. Он — раб, но раб не какого-то отдельного господина, а раб прошлого, духов умерших предков, которые преследуют его от рождения до самой смерти и правят им железной рукой. Деяния предков являются для него настоящим неписанным законом, которому он слепо, без рассуждения, повинуется. (Фрэзер Д. Д. Золотая ветвь. 2-е изд. М., 1983. С. 51).

Важную и многоплановую функцию выполняло и первобытное искусство. Уже то, что древний человек, находящийся в непрерывной борьбе за существование, все же испытывал потребность в искусстве, которое не выполняло напрямую никаких практических функций (представляясь и сегодня многим лишь как некоторое украшение, наполнение досуга) говорит об очень многом. Судя по всему, досуга в современном понимании у первобытных людей не было, а потребность в искусстве была. Древнейшие памятники искусства датируются тем же возрастом, что и первые поселения. Это говорит о том, что эстетическое восприятие жизни является одним из важнейших культурообразующих факторов, делающих человека человеком — когда бы это ни было. Особенно об этом думается при взгляде на безликие и унылые бетонные склепы современных городов, на которых хочется вывесить табличку: «В этом доме жил и поэтому умер такой-то». Помимо ритуального значения, наполняющего любое действие древнего человека, искусство было для него важным, совершенно особенным средством самовыражения. Оно выполняло также функции познания, общения, даже защиты. Можно представить себе пляски наших предков вокруг костра с его завораживающим огнем, грубую нежность первобытной матери, баюкающей своей, нечленораздельной поначалу, песней младенца, засыпающего возле этого костра под украшенной нехитрым орнаментом звериной шкурой.

С культом матери-прародительницы связаны первые дошедшие до нас произведения изобразительного искусства. Это так называемые «первобытные Венеры» — статуэтки из глины и камня с гипертрофированными формами тела и угадываемыми головами. Насчитывая возраст 20-35 тысяч лет, они обнаружены на обширнейшей территории от Италии и Австрии до Чехии и России. Красочные изображения палеолитической эпохи обнаружены в пещере Альтамира в Испании. Целые картинные галереи с изображениями животных (до ста) найдены во Франции, в пещерах Ле-Комбатель. Секрет стойкости охры и других красок, использованных первобытным человеком, не открыт до сих пор.

Именно в первобытную эпоху родились все виды изобразительного искусства: графика (рисунки и силуэты), живопись, скульптура, архитектура. Обращает на себя внимание, что буквально все предметы домашнего обихода — примитивная одежда, посуда, орудия — украшены богатым орнаментом, настолько утонченным, что не верилось в его создание первобытным человеком. Исследования показали, однако, что в основе такого орнамента каждый раз лежали природные линии и узоры — линии, нанесенные природой на рога и шкуры животных, оперение птиц, листья деревьев, льдинки и снежинки. Имитация природы — в интонации и мотивах — составляла основу музыкальных инструментов, также сопровождавших жизнь наших древнейших предков. Простейшие флейты — свистульки из полых костей с отверстиями для пальцев (от трех до семи) обнаружены во Франции, Восточной Европе и России. Конечно, первобытный оркестр был богато оснащен трещотками и барабанами, позже появились струнные инструменты, также рожденные наблюдениями над природой.

В эпоху неолита и бронзы появляются изображения, передающие уже достаточно сложные и отвлеченные понятия, в том числе мифологические. Впервые использовался материал, созданный человеком — огнеупорная глина, изготовлялась керамика, производилась обработка металлов. Древние художники, за тысячелетия до открытия законов перспективы, научились передавать объем градацией живописных тонов. В поздний период первобытного общества появляются и художественные ремесла, продуктами которых были изделия из бронзы, серебра, золота, различных сплавов, искусно орнаментированные.

Наблюдения над природой ложились в основу архитектуры металлургии, земледелия, скотоводства. Первобытные люди обладали медицинскими познаниями, позволяющими лечить зубы, переломы костей и даже проводить своеобразные хирургические операции (в том числе на черепе). Возникали зачатки научных представлений, порожденных как практическими, так и мировоззренческими запросами, извечно присущим человеку стремлением к познанию мира. Такое сочетание отчетливо проявлялось в математике — геометрии (букв. землемерие — греч.), арифметике, астрономии. Играя важнейшую практическую роль (в вычислениях периодов разливов и засух, в мореплавании), астрономия занимала особое место еще и потому, что она как бы соединяла земной и небесный миры, постижимое и таинственное. Уже в древнейшие эпохи строились своеобразные астрономические обсерватории, одной из которых, судя по всему, является знаменитый Стоунхендж, возведенный из каменных глыб на территории Британии в период с 3000 по 1500 гг. до н. э.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.