Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Методологические основы исследования в науке конституционного права





Процесс конкретизации конституционно – правового знания, его выражения и оформления в виде целостной юридической теории осуществляется посредствам метода. С помощью юридического метода предмет науки конкретизируется и раскрывается в виде конституционно – правовой теории, то есть системе знаний о сфере общественных отношений, подлежащих конституционно – правовому регулированию.

Метод в науке – это знание, с помощью которого добывается новое знание. Один и тот же фрагмент знания в одном отношении может рассматриваться как теория (разрабатываемое знание), а в другом – как метод (знание, с помощью которого разрабатывается теория). Само слово метод происходит от греческого methodos, что означает способ, путь следования. Само слово «методология» в научной литературе понимается как учение о методе и как система методов, используемых в науке.

Любой метод юридического познания действительности выполняет две основные функции: 1) получение новых юридических знаний и 2) построение теоретической (научной) системы юридических знаний.

Метод конституционного права составляют общие, специальные и частные приемы, способы научного познания. Понятия и категории, хотя и играют важную роль в познании, выступают основой методов, но сами по себе не выступают самостоятельным методом юридического познания.

Ученые-юристы, разрабатывая метод конституционного права, решают следующие задачи:

а) определяют систему конкретных методов познания конституционно – правовой действительности;

б) систематизируют методы, выясняя их гносеологическую природу и сферу применения;

в) конкретизируют общие и специальные приемы сообразно специфике предмета познания, разрабатывают частноправовые методы.

Метод является относительно самостоятельным компонентом конституционного права и поэтому имеет собственное содержание – определенный набор, систему правил, принципов познания, которые основываются на познанных объективных закономерностях и ориентируют ученого на получение новых знаний. Эти правила и принципы составляют содержание конкретных приемов и способов познания, используемых для решения какой-либо познавательной задачи: абстрагирования, обобщения и т.п.

Методологический арсенал конституционного права очень сложен, однако важно отметить, что в юридической науке основной методологической дисциплиной выступает общая теория права. Но и в науке конституционного права методологический аспект не только способствует познанию собственно предмета, но и приобретает надотраслевой характер,что объясняется фундаментальностью данной отрасли и ее ролью в правовой системе. Н.А. Богданова в этой связи указывает, что «поскольку нормы конституционного права составляют принципиальное начало для иных отраслей права, методология их изучения влияет на методологические подходы к познанию и приемы исследования правового материала, применяемого отраслевыми юридическими дисциплинами» [20, с.31].

Таким образом, методология конституционного права включает в себя различные по степени общности и познавательным задачам приемы, среди которых:

1) всеобщий философский метод;

2) общие методы;

3) специальные методы;

Частноправовые методы.

1. Всеобщий философский метод используется во всех науках и на всех стадиях научного познания. Его содержание составляют всеобщие принципы познания: объективности, всесторонности и т.д. Эти принципы не связаны с каким-либо одним общим, специальным или частным методом, а реализуются в нескольких методах, выполняющих одинаковые познавательные задачи.

Методологическая роль философии объясняется следующими причинами:

1) Законы и категории философии могут использоваться в изучении конституционного права непосредственно (например, организация центральной власти в государстве определяется через форму, а характер политико-правового режима определяется через содержание);

2) В рамках философии разрабатывается общее учение о методе – теория методологии, которая положена в основу методологических оснований конституционно-правового познания;

3) Философское знание является базой для формирования общих, специальных и частнонаучных методов конституционного права.

2. К общим методам относят анализ и синтез, абстрагирование, восхождение от конкретному к абстрактному и т.д. Сфера их применения, в отличие от всеобщего философского метода, ограничивается решением определенных познавательных задач и не охватывает всех стадий научного познания. Например, использование системно-структурного подхода позволяет составить наиболее полное представление о конституцинно-правовом статусе любого государственного органа (Парламент в системе разделения властей является законодательным органом со всей сложной структурой, что объясняется его двухпалатностью).

3. Специальные методы разрабатываются другими конкретными науками, но используются для познания конституционно-правовой действительности: математические, социологические, статистические и т.д. Например, без исторического подхода невозможно восстановить генетические связи конституционно-правовых явлений и оценить современное состояние отрасли и ее будущее развитие.

4. Частноправовые методы отражают своеобразие юридической науки. В науке конституционного права широкое распространение получили методы толкования конституционно-правовых норм, а также сравнительно-правовой метод. Например, сущность сравнительно-правового метода выражается в том, что он представляет собой способ выявления фактов сходства и различия, присущих законодательству разных стран. Объектом исследования чаще всего выступают тексты конституций, а результаты анализа сводятся, прежде всего, к установлению конкретных фактов сходства или различия сравниваемых законодательных систем.

Но следует помнить о том, что результаты сравнения не могут автоматически переноситься на действующее законодательство других стран, ведь познание глубинных сторон явлений и процессов характеризуется иными стадиями научного познания, последующими за сравнительно-правовым анализом.

Сравнительно-нормативное сопоставление должно сочетаться с доктринальной оценкой эффективности способов конституционного регулирования, что позволяет лучше выявить общемировые, локальные, временные тенденции конституционных процессов. Как отмечает Ю.А. Тихомиров, «общие черты конституционного права, отражающие развитие идей и доктрин конституционализма, современные международные демократические принципы, сочетаются со специфическими особенностями этой отрасли в различных государствах и группах государств» [274, с.182]. Очень важно, чтобы конституционное право Беларуси умело и обоснованно сопоставлялось с соответствующей отраслью иностранного права. Например, для решения практических задач белорусского конституционного строительства мало что даст изучение конституционного права Великобритании, которое отличается весьма существенными особенностями (отсутствие писаной конституции и единой процедуры принятия конституционных норм; признание конституционных обычаев; значимая роль судебных решений – прецедентов; монархическая форма правления и отсутствие института конституционного контроля и др.).

Методологические основы конституционно-правовой науки могут быть представлены и в ином ракурсе. В зависимости от стадийности процесса познания, все методы можно дифференцировать на четыре группы:

1) Сбора эмпирической информации (наблюдение, анкетирование, тесты и т.д.);

2) Обобщения и моделирования (сравнительно-правовой и статистический анализ);

3) Догматический метод, основывающийся на совокупности логических методов (анализа, синтеза, абстрагирования);

4) Системных исследований (восхождение от конкретного к абстрактному, системно-структурный).

В данном случае находящиеся во взаимосвязи названные методы образуют целостную систему, что позволяет раскрыть предмет науки конституционного права во всей полноте и всесторонности.

Научные категории и понятия, как первичные элементы системы науки конституционного права, являются начальной ступенью в познании конституционно-правовой действительности и могут являться началом развертывания знания об объекте изучения и стать результатом научных изысканий (оптация, конституционализм, омбудсман, гражданство, денонсация и т.п.). Научные категории конституционного права играют роль своеобразного перехода от философских категорий к специально-научным понятиям, они не отвечают признаку всеобщности и универсальности философских понятий, но имеют важное научное значение.

Применение понятий и категорий представляет собой сложный познавательный акт, в ходе которого реализуются их теоретические и методологические функции. Там, где теоретико-понятийный аппарат конституционного права используется в качестве объективной основы методов научного познания, он реализует свою методологическую функцию. «Являясь, с одной стороны, формой мышления и выражения научного знания, а с другой – средством познания, понятия выполняют как гносеологическую, так и методологическую функции», - пишет Н.А. Богданова [20, с. 141]. Наиболее полно методологическая функция понятий проявляется в систематизации конституционно-правового знания.

Необходимо различать понятия и категории. Последние представляют собой логические построения, объединяющие знания о конституционно-правовых явлениях и процессов на более высоком, нежели понятия, уровне. Это своего рода предельные обобщения, играющие организующую роль в процессе познания. Однако граница между категориями и понятиями очень подвижна (например, «гражданство» может проявлять себя как категорией, так и понятием). Примером основной интегрирующей и предельной категории может быть «конституционный строй».

Можно утверждать, что система науки конституционного права, отражающая полноту и целостность составляющего ее знания, немыслима без своей методологии.

Под методологией науки конституционного права (подход Н.А. Богдановой [20, с. 35]) можно понимать область знания данной науки, представляющую собой теоретические объяснения оснований и принципов познания ее предмета и предлагающую логические способы и приемы исследования с целью формирования объективного, всестороннего, системного конституционно-правового знания.

 

3. Функции науки конституционного права, ее связь с идеологией

Под функциями науки можно понимать основные направления научной деятельности, результатом которой является решение определенных задач и достижение поставленных целей. Деятельность – это всегда познание, которое движется от научной проблемы к научной гипотезе, а от нее – к научной теории.

Функции науки конституционного права, как и функции юридической науки в целом, имеют важное познавательное и практическое значение. Наиболее полно значение конституционного права раскрывается в шести функциях:

· теоретической,

· методологической,

· идеологической,

· воспитательной,

· прикладной,

· прогностической

Понятие «функция» в системе теоретических знаний дает нам описание, характеристику именно ее должного, требуемого действия (деятельности) или состояния. В этом плане функцию науки конституционного права следует отличать от ее реального, фактического действия и состояния, которые на практике от функции могут отклоняться (например, провозглашение демократического государства и реальное соблюдение демократических принципов – вещи совершенно разные). Поэтому функция – всего лишь один из критериев (эталонов) оценки состояния и эффективности действия любой теоретической системы.

Теоретико-познавательная (гносеологическая) функция заключается в исследовательской разработке своего предмета, в его научном освоении. Во многом благодаря данной функции происходит становление конституционного права как системы знаний. Развитие такой функции – условие существования науки.

Методологическаяфункция обусловлена самой природой конституционного права как основы системы права и ее местом в системе юридических наук. В рамках конституционного права на основе общетеоретических закономерностей определяются мировоззренческие подходы общеправового и общегосударственного характера, ведь конституция в современном государстве – Основной Закон – документ первостепенной юридической, политической и идеологической важности. В сфере конституционного права сформулированы основополагающие принципы, имеющие приоритетное значение для других отраслей.

Идеологическая функция неразрывно связана с политико-правовой идеологией, то есть совокупностью взглядов и идей относительно действующих в обществе политического режима и законодательства, а также системы органов государства. Поскольку наука и идеология – это хотя две взаимосвязанные, но качественно различные формы общественного сознания, одни и те же положения, выводы науки конституционного права, проходя через призму оценок и интересов разных социальных групп, могут порождать самые различные взгляды и идеи. Например, для одних идеологов и политиков отмена на конституционном уровне принципа верховенства закона является правомерной и обоснованной, другие считают такой подход неправовым и недемократическим.

В идеале конституционные знания должны служить для идеологов необходимой теоретической базой, на основе которой они должны формулировать свои предложения по совершенствованию либо изменению политико-правовой реальности. Однако на практике политики зачастую полностью игнорируют обоснованные взгляды ученых (например, о необходимости введения в Беларуси важнейших правозащитных институтов – омбудсмана и конституционной жалобы), и в этом случае конституционно-правовые предпочтения будут существенно отличаться от научно обоснованных предложений по совершенствованию существующей реальности. В таком случае возникает вероятность того, что даже закрепленные в форме общеобязательных законодательных решений необоснованные субъективистские взгляды политиков войдут в противоречие с объективными закономерностями развития конституционного государства, будут опровергаться социальной практикой и ожиданиями людей, то есть, в конечном счете, потерпят крах.

Таким образом, наука отражает объект исследования таким, каким он есть в действительности, а любая идеология – отражение общественного бытия через призму социально – групповых интересов, и поэтому она ориентируется не на объективные истины, а на политические и идеологические запросы и требования конкретного субъекта (субъектов), взятого на социально групповом уровне. Поскольку любая идеология проповедует ценности определенного сорта, она всегда отражает интересы лишь части общества и в силу этого ей не присущи принципы объективности, к чему всегда стремится истинная неполитизированная наука.

Подвох для ученых – конституционалистов заключается в том, что все без исключения основные идеологии европейского типа (социализм, либерализм, коммунизм, христианский демократизм и т.п.) в современных условиях аппелируют к одним и тем же ценностям: правовому и конституционному государству, демократии, справедливости, правам и свободам человека и т.д., и поэтому под лозунгом общепонятных ценностей наука может заняться теоретическим обоснованием политически конъюктурных деклараций, что может очень сильно сдискредитировать ее представителей.

Однако следует признать справедливой и точку зрения А.Ф. Черданцева по поводу того, что «коль скоро государство и право в своем функционировании ориентированы идеологически на определенную систему ценностей и принципов, то мимо этого не может пройти и юридическая наука. … Она поэтому неизбежно склоняется в сторону той или иной идеологии, что дает основания приписывать этой науке идеологическую функцию» [285, с.25].

Очень важное практическое значение имеет воспитательная функция конституционного права.

Во-первых, основываясь на положениях и выводах конституционного права, представители государственных органов должны осуществлять информационное воздействие на население, объясняя им истинные ценности правового и конституционного государства, понимать и разъяснять недочеты и ошибки в деятельности государственных органов, принимать меры по их устранению и отчитываться при этом перед своими избирателями.

Во-вторых, конституционное право способствует повышению уровня политико - правовой культуры населения, обосновывает необходимость и целесообразность неукоснительного соблюдения и исполнения норм Основного Закона, активного участия в делах государства и общества, дает элементарные знания о ценностях правового и демократического устройства.

В-третьих, конституционное право выступает в качестве важнейшей специальной научной дисциплины, лежащей в основе освоения других отраслевых курсов. Через конституционное право студенты формируют цельное представление об основах общественной и государственной жизни в нашей стране.

Прикладнаяфункция самым непосредственным образом связана с запросами практики. Наука конституционного права разрабатывает предложения по совершенствованию действующего законодательства, предлагает оптимальные модели конституционно-правового регулирования и т.п. Через практическую деятельность государственных органов научные предложения специалистов материализуются, обретают реальность, воздействуют на действительность. Например, научный расчет, обоснование обязательны в деятельности Национального центра законодательства и правовых исследований Республики Беларусь.

Прогностическаяфункция состоит в предвидении развития конституционно-правовых явлений и понимании того, каким качественным и количественным изменениям могут быть подвергнуты данные явления. Это – залог дальновидной политики государства. Формулирование прогностических положений конституционно – правовой наукой должно опираться на знания и прогнозы развития тех социальных явлений и процессов, которые решающим образом влияют на устои общественной и государственной жизни. Здесь большое значение имеет выдвижение научно- обоснованных гипотез, а также по возможности точный расчет предполагаемой эффективности от нововведений. Хотя, конечно же, достижение поставленных целей не всегда поддается точному учету и предвидению, конституционная наука должна всегда основываться на знании причинно – следственных связей, детерминированности, обусловленности соответствующих явлений, знании законов их развития.

При характеристике прогностической функции на важное обстоятельство обращает внимание А.Ф. Черданцев: «От прогностических положений юридической науки следует отличать предложения de lege ferenda, то есть предложения по принятию конкретного закона с конкретным содержанием или конкретного предложения о совершенствовании существующего законодательства. Если в первом случае предполагается, каким изменениям подвергнется то или иное государственно – правовое явление в будущем, то во втором случае наука четко формулирует, какие законы и какого содержания следует принять, какие изменения следует внести в содержание государственно – правового института» [285, с.20].

Следует отметить, что представленный выше вариант перечня и описания функций науки конституционного права является не единственным, многое зависит от авторского «прочтения» данного вопроса конкретным ученым. Но следует понимать, что использование конституционно - правовых знаний в той или иной сфере не означает, что это деятельность самой науки. Наука как таковая ничего сама не воспитывает и не организует, она всего лишь закладывает основы любой рациональной деятельности в важнейших сферах общественной и государственной жизни, и поэтому, например, функции государства не следует приписывать науке конституционного права. Напомним, что главное назначение любой науки – производство («приращение») научных знаний.

4. Возникновение, развитие и современное состояние конституционного права как науки и учебной дисциплины

Термин constitutio (лат.) – установление имеет древнюю историю. В Античном Риме этим словом назывались различные правовые акты. Поскольку латынь была языком науки и католического богослужения, этот термин получил широкое распространение во многих сферах (например, в анатомии). Но в современном понимании этого слова термин «конституция» закрепился в конце XVIIIв. в США в связи с принятием Основного Закона государства. Поэтому до XIXв. использовался термин «государствоведение», «государственное право», что по объему много шире, чем «конституционное право». Хотя и в самих США конституционное право понимается очень своеобразно, поскольку теория государствоведения основана на судебной практике.

Давно отмечено, что в сравнении с иными науками (гражданское, уголовное право) наука конституционного права достаточно молода, так как сформировалась лишь в первой половине XIXв. В это время происходит ее «отпочкование» от философии и социологии. Например, одним из основоположников науки конституционного права можно считать английского юриста У. Блэкстона, издавшего в XVIII четырехтомник «Комментарии к английским законам».

Конечно, основные идеи конституционализма (народный суверенитет, разделение властей, неотчуждаемые права человека и т.д.) возникли намного раньше благодаря антифеодальным теоретикам Г. Гроцию, Д. Локку, Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и другим мыслителям. В период буржуазных революций устанавливается конституционный строй и формируется конституционное право, придававшее юридическую форму демократическим идеям. С начала XIX в. ученые – юристы начинают уделять должное внимание комментированию новых конституционных институтов (Президент, Омбудсман, Партийная система, Конституционный контроль и т.п.).

Причины неразвитости государственного права имеют давнюю историю, восходящую к Античному Риму. Исходный тезис французского ученого Р. Давида следующий: «Общий интерес и частные интересы не могут быть взвешены на одних и тех же весах. … Уважение к праву куда легче внушить частным лицам (государство здесь может играть роль арбитра), чем государству – носителю власти» [70, с. 60]. Далее автор считает важным отметить тот факт, что в течении долгого времени «публичное право – частное право» рассматривали в рамках учения, считавшего право «естественным порядком», независимым от государства и высшим по отношению к нему. Фактически при этом все внимание юристов было сконцентрировано на частном праве; занятие публичным правом казалось бесплодным и одновременно опасным. В Риме не было конституционного права как такового, да и уголовное право обязано своим развитием тому, что регламентировало по большей части отношения между частными лицами (преступник и жертва или его семья) и, следовательно, не лежало полностью в сфере «публичного права».

Можно утверждать, что вопрос о создании конституционного права был поставлен на повестку дня в XIXв. в связи с тем, что буржуазия ряда европейских и американских стран, успешно решив свои исторические задачи, завоевала политическую власть и создала собственные государства по задуманным образцам. Получается, что конституционное право возникает из-за вполне конкретных жизненных обстоятельств. Имеющее большую практическую ценность, конституционное право стремительно приобретает вес и в научной сфере. Откровенно позитивистский характер конституционного права В.М. Сырых [265, с.35] объясняет тем, что в новых условиях буржуазию больше заботили проблемы упрочнения своей политической власти, укрепления установленного правопорядка, нежели реальное осуществление принципов естественного права. С середины XIXв. начинается триумфальное шествие конституционного права в европейской науке о государстве и праве, хотя ввиду своей молодости и явной политизированности сама научная материя конституционного права структурно и содержательно не оформлена и по сей день.

Добавим к этому, что новые перспективы для развития конституционного права открылись тогда, когда во многих странах Европы восторжествовала доктрина, утверждавшая примат разума и существование естественных прав человека, что повлекло создание в этих странах демократических режимов (Нидерланды, Швеция, Франция, Дания, Швейцария и т.д.) Именно тогда, по мнению Р.Давида [70, с. 61], выявилась необходимость реализовать на практике то, что доселе было лишь идеалом: государство, не управляемое более монархом (по крайне мере – реально), должно было получить разумную организацию и при этом особенно важно было действенным образом оградить естественные права граждан от злоупотреблений власти. Понятно, что обеспечить указанные условия было трудно, и этого достигли в некоторых странах довольно поздно и с большими проблемами.

Необходимо учесть и то обстоятельство, что в средневековых университетах не преподавалось национальное право как таковое, а основой преподавания было римское и каноническое право. Как пишет Р.Давид [70, с. 56], в большинстве стран Европы национальное право начали преподавать лишь в XVIII веке – с 1758 года – в Виттенберге (Германия), в 1741 – в Италии, в 1758 – в Оксфорде, в 1800 – в Кембридже и т.д. Поэтому становится ясно, отмечает М.Ф. Чудаков, «откуда и как термин «конституция» попал в национальное право и стал обозначать акт наивысшего значения, ведь он «устанавливал» (конституировал) основы государства, закреплял новые структуры власти и т.д.» [289, с.23]. В юридических учебных заведениях России государствоведение стали преподавать достаточно рано: «Так, в 1757г. доктор права Венского университета Дильтей преподавал на юридическом факультете Московского университета пять курсов по естественному, римскому, феодальному, государственному(курсив наш. – А.П.), уголовному праву» [265, с.37]. Учение о государстве преподавалось на юридическом факультете открытого в 1579г. Виленского университета и в 1813 – 1820гг. в стенах Полоцкой академии.

Таким образом, XIXв. можно рассматривать как период становления и формирования науки конституционного права. В это время появляются фундаментальные исследования таких правоведов – конституционалистов, как В. Лабанд и Р. Гнейст (Германия), А. Дайси и Д. Милль (Великобритания), У. Уиллоуби и Т. Джефферсон (США), Б.Н. Чичерин и М.И. Свешников (Россия). Благодаря этим ученым были созданы классические теории конституционного права, разработаны важнейшие доктринальные положения парламентаризма, правового, социального и демократического государства.

В начале XX в. серьезный вклад в развитие теории конституционного права внесли Г. Еллинек и Р. Штаммлер (Германия), М. Ориу и Л. Дюги (Франция), С. Лоу и Д. Брайс (Великобритания), В. Орландо (Италия), С.А. Котляревский и Н.И. Лазаревский (Россия). Зарождающаяся российская конституционная доктрина прекратила свое существование в 1917г., поскольку государственной идеологией СССР был провозглашен марксизм – ленинизм. Но пролетарская революция привела к тому, что в 1918г. была принята Конституция РСФСР, а до этого в России конституций никогда не было.

Новая большевистская конституционная доктрина отражала марксистско – ленинские взгляды на закономерности развития общества и государства. Однако, как отмечает Ю.А. Тихомиров [274, с.183], наука конституционного права не находилась в забвении, и в 20-х гг. было издано немало книг, брошюр, статей, посвященных разъяснению положений конституции, преимущественно о государственных органах. В этой связи отметим работы П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса, Н.В. Крыленко, Д.И. Курского. Само собой, издаются труды, специально посвященные жесткой критике буржуазного конституционализма (В.Н. Дурденевский, Г.С. Гурвич, И.П. Трайнин, И.Д. Левин, В.К. Дябло).

Решающее значение для советской юридической науки имело состоявшееся 16 июля 1938г. первое Всесоюзное совещание по вопросам науки советского права и государства, на котором Прокурор СССР А.Я. Вышинский (до революции закончивший юридический факультет Киевского императорского университета) сформулировал задачи государственного и правового строительства. В этом же году выходит в свет первый фундаментальный учебник «Советское государственное право», построенный в строгом соответствии с системой действующей Конституции 1936г. Такое же название было сохранено и в 1948г., когда был подготовлен новый учебник, принципиально не отличающийся от предыдущего.

Однако общее «потепление» в советской юридической науке, которое состоялось во многом благодаря специалистам по общей теории права (С.Н. Братусь, П.Е. Недбайло, В.П. Казимирчук, Л.С. Явич и др.), не могло не сказаться и в государствоведении. Большим событием был выход в свет в 1975г. книги «Советское конституционное право», подготовленной ленинградскими юристами, и монографии «Теоретические основы советской Конституции», выпущенной в 1981г. коллективом Института государства и права. Серьезный вклад в развитие науки конституционного права внесли Б.В. Щетинин, А.И. Лепешкин, Я.Н. Уманский, Н.Г. Мишин, И.Е. Фарбер, В.А. Ржевский, А.Н. Горшенев, С.С. Кравчук, Е.И. Козлова, В.С. Шевцов и др. Несмотря на плодотворность ряда разработок, с позиций сегодняшнего дня [274, с. 184] советский период характеризуется слабостью исследований реальных конституционных процессов, их забвением на фоне преувеличенного внимания к ритуальным конституционным институтам, невысоким престижем конституции в обществе и государстве, недооценкой сравнительно-конституционного анализа.

С исчезновением СССР и обретением Белорусского суверенитета конституционное право выходит на передний план в общей системе права ввиду возрастающей роли конституции и конституционных реформ. Более широким становится предмет конституционного регулирования, усиливается влияние конституционного законодательства на все отрасли белорусского права, появляется немало книг и учебников по конституционному праву.

Изучение конституционого права зарубежных стран стало иметь не просто познавательное, но и практическое значение. В трудах белорусских конституционалистов сравнительный анализ становится одним из основных методов, он способствует формированию демократических взглядов и современного европейского правосознания. Большой популярностью пользуется переводная литература зарубежных авторов, таких как Ф. Люшер, Ж. Бюрдо, М. Прело, Ж. Ведель, О. Бо (Франция); П. Бромхед, Дж. Албер, Д. Маршалл, А. Дженнингс, Х. Филлипс, Д. Маккинтош (Великобритания); Л. Трайб, К. Левенштейн, Э. Корвин, К. Лайтфут, Э. Кейнс (США); К. Хессе, Т. Маунц, А. Бланкенагель, Н. Ахтенберг, П. Бадура, Й. Изензее (Германия) и др.

В Российской Федерации вторая половина 90-х годов ХХ в. ознаменовалась широким и глубоким обновлением научной и учебной литературы по конституционному праву (см. статью Р.В. Енгибаряна и Э.В. Тадевосяна [77]). Новейшая литература очень высокого уровня пользуется заслуженным успехом в белорусских научных и учебных заведениях, причем исследования российских авторов касаются всех самых актуальных проблем конституционного права. По нашему мнению, особого внимания заслуживают работы С.А. Авакьяна, К.В. Арановского, М.В. Баглая, Н.А. Богдановой, О.Е. Кутафина, В.О. Лучина, Ю.А. Тихомирова, В.Е. Чиркина, Б.А. Страшуна, В.В. Лазарева, Ж.И. Овсепян, И.А. Умновой, В.Г. Стрекозова, Ю.Д. Казанчева, Б.С. Эбзеева, Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Т.Я. Хабриевой, В.В. Маклакова и др.

В Республике Беларусь ситуация иная. Нельзя сказать, что новейшая научная и учебная литература широка и разнообразна. Многие важные и принципиальные вопросы дальнейшего совершенствования научной разработки проблем конституционного права и преподавания соответствующего курса еще не получили своего разрешения. В стороне остаются методологические проблемы науки. К сожалению, большинство учебных изданий не стремятся к тому, чтобы показать различные точки зрения по дискуссионным вопросам, в них прослеживается слабая связь с теорией и практикой европейского конституционализма. Полагаем, что плюрализм в науке должен благотворно сказаться и на учебном процессе. В учебном процессе должны находить отражение новейшие достижения науки конституционного права, что способствует творческой активности и самостоятельному мышлению будущих специалистов. Краткая и схематичная учебная литература по конституционному праву должна остаться в прошлом, также как и любые попытки развивать конституционное право только в официально установленных рамках. В противном случае это будет уже не наука, а догматика, не имеющая ничего общего с современным юридическим мышлением.







Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.