Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА РЕНТЫ





С учетом внутренней классификации разновидностей договора ренты к каждой из них должны применяться нормы о его соответствующем виде (подвиде), а при их недостаточности - «Общие положения о ренте и пожиз­ненном содержании с иждивением» (§ 1 гл. 33 ГК).

Помимо этого, отношения, связанные с передачей имущества под вы­плату ренты, с учетом прямых указаний, содержащихся в п. 2 ст. 585 ГК, регулируются правилами о купле-продаже - при возмездной передаче иму­щества в собственность плательщику ренты либо о дарении - если передача такого имущества совершалась безвозмездно. И теми и другими нормами

руководствуются, когда иное не установлено правилами о договоре ренты вообще, отдельных ее видов (подвидов) в частности, а равно не противоре­чит существу самого договора ренты. Так, из норм о купле-продаже могут быть указаны в числе подлежащих применению те, в которых предусмотрены момент перехода риска случайной гибели передаваемого имущества (ст. 459 ГК), обязанность передать вещь свободной от прав третьих лиц (ст. 460 ГК), обязанности сторон при предъявлении третьим лицом иска об изъятии у покупателя переданной ему вещи (ст. 462 ГК).

Среди субсидиарно применяемых норм о дарении могут быть выделе­ны, в частности, ст. 580 ГК (о последствиях причинения вреда, вызванного недостатком подаренной вещи) и п. 2 ст. 576 (о передаче в дар имущества, находящегося в общей совместной собственности). При этом применитель­но к дарению во всяком случае исключается возможность использования любых статей, относящихся к консенсуальному договору дарения (т.е. та­кому, который предусматривает обязательство передать другому лицу вещь в виде дара в собственность). Это связано с отмеченным уже выше реаль­ным характером договора ренты.



СТОРОНЫ В ДОГОВОРЕ РЕНТЫ

В определении рассматриваемого договора, равно как и в других статьях § 1 гл. 33 ГК («Общие положения о ренте и пожизненном содержа­нии с иждивением»), отсутствуют какие-либо указания, ограничивающие участие в данном договоре отдельных субъектов гражданского права. Такие ограничения установлены применительно к отдельным видам (подвидам) договора ренты. При этом все подобные ограничения относятся только к одной стороне - получателю ренты. Что же касается плательщиков ренты, то в этом случае, как отмечал С.А.Хохлов, «таковыми могут фактически (курсив наш. - М.Б.) стать любые граждане, коммерческие или некоммер­ческие организации, заинтересованные в приобретении имущества, предла­гаемого получателем ренты, и способные выполнить императивные требо­вания, предъявляемые законом к содержанию договора ренты и обеспече­нию ее выплаты»'.

Правда, в литературе иногда высказывается и иная точка зрения, в си­лу которой возможности выступления определенного субъекта на стороне плательщика ренты могут препятствовать и обстоятельства фактического характера. Так, по мнению З.И. Цыбуленко, «плательщиком ренты имеют право выступать граждане, коммерческие и некоммерческие организации -юридические лица, у которых имеется заинтересованность в необходимости

1 Хохлов С.А. Указ. соч. С. 320.

приобретения имущества у получателя ренты и имеются экономические возможности обязываться по такого рода договорам»1'

Между тем, если учесть, что в заключении любого договора реализу­ется правоспособность лица, на объем которой не могут оказать влияния ни наличие интереса к приобретению определенного имущества, ни обстоя­тельства, именуемые «экономическими возможностями», то такого рода ограничения не имеют, очевидно, правовой силы. А это означает, что оспа­ривать договор ренты по указанным обстоятельствам (отсутствие опреде­ленного интереса или экономических возможностей исполнения договора) как соответствующая сторона, так и ее контрагент не вправе. В частности, экономические возможности могут иметь значение лишь для другой стадии -прекращения договора.

5. СОДЕРЖАНИЕДОГОВОРА РЕНТЫ и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЕГО НАРУШЕНИЕ

В любом рассматриваемом договоре в его содержание входит обязан­ность плательщика платить ренту, т.е. выплачивать ее в указанном догово­ром порядке и размере. Эта общая норма конкретизируется применительно к особенностям каждого из видов (подвидов) договора ренты.

Общие положения о договоре ренты не включают на этот счет специ­альных указаний. Предусмотренное в § 1 гл. 33 ГК регулирование относит­ся главным образом к способам обеспечения прав получателя ренты. Пер­вый из таких способов связан с тем, что рента обременяет возникшее у пла­тельщика право собственности на полученное им под выплату ренты иму-2. Подобно другим обременениям и это обладает общим для вещного щество

права признаком: следованием за вещью. При этом установлена дополни­тельная гарантия для получателя ренты в случаях, когда плательщик ренты отчуждает переданное ему в собственность получателем недвижимое иму­щество (в качестве примера в ГК выделяются земельные участки, предпри-з, здания, сооружения): перед получателем ренты появляются сразу два ятия

' Цыбуленко З.И. Рента и пожизненное содержание с иждивением // Российская

юстиция. 1998. Mt С. 12.

2 ГГ. коня ев и В. Круглое справедливо усматривали в этом - ограниченном праве

собственности, возникающем у плательщика ренты, - одну из основных особенно­
стей соответствующего договора (см.: Коняее К, Круглое В. Договор купли-прода­
жи, с условием пожизненного содержания // Советская юстиция. 1974. № 6). ,

3 Имеется в виду предприятие в том смысле, в каком этот объект представлен в п. 1

ст. 132 ГК, т.е. как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимателъскойдеятелъности.

должника. Это, во-первых, тот, кто приобрел обремененную рентой недви­жимость у ее плательщика, и, во-вторых, сам плательщик - лицо, заклю­чившее договор с получателем ренты (п. 2 ст. 586 ГК).

В виде общего правила предполагается, что ответственность первона­чального плательщика перед получателем ренты по отношению к приобре­тателю обремененного рентой имущества является субсидиарной в том смысле, как это предусмотрено ст. 399 ГК. Имеется в виду обязательность предварительного заявления требования основному должнику (в данном случае - приобретателю) о возврате переданного под выплату ренты не­движимого имущества с тем, что впоследствии - при отказе удовлетворить это требование либо неполучении ответа на предъявленное требование в разумный срок - получатель ренты приобретает возможность обращения с таким же требованием к субсидиарному должнику (плательщику, заклю­чившему в свое время договор ренты).

Первоначальный плательщик может нести и солидарную ответствен­ность с лицом , которому передана вещь. Такую возможность предусматри­вает п. 2 ст. 586 ГК со ссылкой на «договор». Пункт 2 ст. 586 ГК не уточня­ет, правда, о каком договоре идет речь. Но, очевидно, имеется в виду дого­вор ренты. Это объясняется тем, что и при солидарной и при субсидиарной ответственности у получателя ренты в подобных случаях все равно будут те же два упомянутых выше должника. При этом в зависимости от обстоя­тельств кто-нибудь из них или оба должника вместе в какой-либо части по­несут в полном объеме ответственность перед получателем ренты.

В то же время интересы последнего, как и любого иного кредитора, оказываются гарантированными в большей степени при солидарной от­ветственности содолжников. Этот свой интерес получатель ренты и обес­печивает, заранее закрепляя в договоре ренты на случай продажи соот­ветствующего имущества солидарную ответственность продавца (пла­тельщика ренты) и покупателя.

Однако при определенных условиях форма ответственности может ус­танавливаться и без участия должников. Имеется в виду, что солидарная ответственность первого и последнего приобретателя имущества, передан­ного в виде платы, может возникнуть, в частности, в ситуации, предусмот­ренной п. 3 ст. 60 ГК для случаев реорганизации юридического лица - пла­тельщика ренты. Мы говорим о ситуации, при которой разделительный ба­ланс не дает возможности определить правопреемника в обязательстве вы­плачивать ренту.

Особые гарантии предусмотрены для защиты интересов получателя ренты, учитывая при этом, помимо прочего, что им было передано для вы­платы ренты определенное имущество.

Прежде всего речь идет о передаче под выплату ренты недвижимого имущества (земельного участка, здания и т.п.)'- В силу п. 1 ст. 587 ГК у та­кого получателя ренты без всякого договора на этот счет, в силу самого закона возникает на указанное имущество залоговое право. Тем самым складывается ситуация, предусмотренная абз. 2 п. 3 ст. 334 ГК.

Во всех случаях, когда под выплату ренты переданы денежная сумма или иное движимое имущество, в договор ренты, как уже отмечалось, должно быть внесено условие, которое предусматривает либо использова­ние определенного способа обеспечения исполнения обязательства (имеют­ся в виду неустойка, залог, удержание имущества должника, поручительст­во, банковская гарантия, задаток или другой способ, предусмотренный в законе или договоре), либо страхование в пользу получателя ренты риска ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязатель-ства выплатить ренту2' Придавая особое значение данному договорному

условию, ГК (ст. 587) признает его существенным, а это означает, что при отсутствии указанного условия договор не будет считаться заключенным.

Отметим здесь также, что если при залоге недвижимости, принадле­жащей получателю ренты, именно залоговое (ипотечное) право возникает непосредственно из закона, то в отношении движимости (например, при передаче какой-либо драгоценности плательщику ренты) получатель вправе использовать любой способ обеспечения исполнения и только в этом числе залог. В отличие от ипотеки в данном случае речь пойдет об обычном залоге, который возникает из договора и соответственно подчиняется требованиям ст. 339 ГК к форме договора о залоге и кругу его существенных условий.

Правила о залоге позволяют и еще в одном смысле обеспечивать инте­ресы получателя ренты. Имеется в виду предусмотренное ст. 604 ГК запре­щение плательщику ренты сдавать недвижимое имущество, переданное в обеспечение пожизненного содержания с иждивением, в залог, не имея на то согласия получателя ренты.

' Об особенностях отношений, возникающих при отчуждении жилых помещений под выплату ренты, см., в частности: Крашенинников П.В. Сделки с жилыми поме­щениями: Комментарий гражданского и жилищного законодательства и практика

его применения, М.,„ 1999. С. 22 и ел.

2 Б свое время В.Ф. Маслов предлагал с целью защиты интересов получателя ренты

признавать соответствующие объекты находящимися в общей, совместной собст­венности сторон и тем самым право их отчуждения без согласия контрагента (см.: Маслов В.Ф. Указ. соч. С. 112-116). Против данного предложения высказался А.А. Ерошенко, сославшийся не без оснований на то, что в случае раздела этого иму­щества бблыпую его часть, независимо от размеров уже понесенных на содержание расходов, получит гот, в чью пользу производились выплаты (см.: Ерошенко А.А. Указ. соч. С. 129).

Возможен, наконец, вариант, при котором существенное условие, о котором шла речь (т.е. условие об определенном способе обеспечения или о страховании), включается в договор и тем самым только в этом случае, при наличии других существенных условий, он должен считаться заключенным. Однако плательщик ренты признается не исполнившим обязанности, ука­занные в этом условии (передать задаток, предоставить банковскую гаран­тию, осуществить страхование указанных рисков и т.п.), тогда, когда иму­щество, переданное в обеспечение плательщику ренты, окажется утрачен­ным или его состояние ухудшится, притом даже в случае, если все это про­изойдет вследствие обстоятельств, за которые получатель ренты не отвеча­ет.

При просрочке исполнения обязательства по выплате ренты платель­щиком с него взыскиваются проценты в установленном договором размере. В качестве варианта на случай отсутствия в договоре указаний относитель­но размера процентов взысканию в соответствии со ст. 588 ГК подлежат проценты, предусмотренные в ст. 395 ГК. Имеется в виду учетная ставка банковского процента. И здесь следует говорить не о неустойке, а об оплате пользования чужими средствами плательщиком ренты. По этой причине, несмотря на название ст. 588 ГК - «Ответственность за просрочку выплаты ренты», нормы об ответственности, в частности об основаниях ее наступле­ния, в данном случае не действуют. А значит, обязанность уплатить про­центы в указанном в п. 1 ст. 395 ГК размере наступает в силу самого факта несвоевременной уплаты ренты. В таком случае речь идет не об ответст­венности, а о долге. Приведенный вывод следует и из п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Граждан­ского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Постановление разграничивает требование об уплате процентов за пользование денежными средствами, предоставленны­ми в качестве займа или коммерческого кредита, и основанное непосредст­венно на п. 1 ст. 395 ГК требование, существо которого составляет приме­нение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денеж­ного обязательства1'

См.: Вестник ВАС РФ. 1998. № 11. С. 8.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.