Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Правовое регулирование эвтаназии в РФ





 

Проблема эвтаназии относится к числу малоизученных, о чем говорит недостаточное количество специальных монографических исследований, полно и объективно отражающих правовой, и в частности уголовно-правовой аспект эвтаназии. Тем не менее существует большой массив литературы, так или иначе затрагивающей данную проблематику, носящий фрагментарный, публицистический характер, раскрывающий лишь отдельные аспекты проблемы, что, в свою очередь, затрудняет либо делает абсолютно невозможным использование полученных выводов в правовой сфере.

Термин «эвтаназия» составной, он образован путем соединения двух греческих слов: прилагательного «ev» – благо, или эпического «ev», что значит добрый, красивый, доблестный, благородный, и слова «thanatos» – смерть. Этот термин введен в научный оборот в XVI веке английским философом Ф. Бэконом.

В медицинской, философской и правовой литературе эвтаназия толкуется по-разному: «безболезненный, щадящий и избавляющий от страданий необратимый исход в небытие»; «умерщвление неизлечимо больных людей по их просьбе с целью прекращения страданий»; «социальное действие, приводящее к смерти безнадежно больного человека относительно быстрым и безболезненным путем с целью прекращения страданий». Однако ни в одном из определений не говорится о субъекте, осуществляющем эвтаназию. По нашему мнению, таким субъектом может быть только медицинский работник (врач, фельдшер, медицинская сестра). Если же соответствующие действия (бездействие) совершают иные лица, например родственники больного, то эти случаи следует рассматривать не с позиции эвтаназии, а с позиции более широкого по смыслу понятия – согласия потерпевшего на причинение смерти путем ассистируемого суицида (самоубийство, осуществляемое с помощью другого лица).

Эвтаназия разрешена в Нидерландах, Бельгии, Голландии, Швейцарии (в кантоне Цюрих), Люксембурге, Канаде, в некоторых штатах США (Вашингтон, Вермонт, Джорджия и Орегон).

В ряде стран самоубийство безнадежно больного с помощью врача или другого лица завуалировано под процедуры с другим названием, в других — разрешено или по просьбе родственников или по решению суда — отключать от аппаратов жизнеобеспечения пациентов, находящихся в глубокой коме и не имеющих шансов на выздоровление.

В уголовно-правовом смысле в России эвтаназия это целенаправленное умышленное действие, повлекшее за собой смерть неизлечимого больного, исполненное по его просьбе врачом, а также другим лицом из за сострадания к больному для избавления его от болезненных страданий.

По действующему уголовному законодательству Российской Федерации правовая оценка проведения эвтаназии может варьироваться от квалификации как особо тяжкого преступления (ст. 105 УК РФ убийства из корыстных побуждений) до рассмотрения содеянного в качестве преступного деяния небольшой степени тяжести (ст.ст. 124 Неоказание помощи больному, 125 оставление в опастности УК РФ). Причем результат в основ обусловлен не наличием и доказанностью соответствующих целей и мотивов, а выбранной формой осуществления процедуры (активная/пассивная)

 

Основным критерием при классификации форм эвтаназии принимается характер действий, который направлен на умерщвление тяжело больного. Согласно данного критерия эвтаназия может быть двух форм: активная и пассивная.

Не относится к активной эвтаназии:

1. Убийство из «милосердия» — когда врач совершает умерщвление без просьбы безнадежного тяжело больного (больные, которые находятся в тяжелом состоянии или в коме, когда они не могут дать своего согласия или выразить просьбу на причинение им смерти), видя состояние, которое в следствии приведет к его смерти, вводит ему сверхдозу препарата, в результате чего наступает смерть.

2. «Ассистируемое врачом самоубийство» — когда врач, непосредственно помогает тяжело больному покончить жизнь самоубийством, но сами действия совершает больной самостоятельно (врач, приносит таблетки, при превышении доз которых наступает летальный исход).

К активной эвтаназии относятся следующие предпосылки:

1. умышленное совершение действия;

2. установление неизлечимости больного — «инкурабельность», которая в следствии приведет к летальному исходу;

3. отсутствие конкретных мер по смягчению страданий тяжело больного;

4. наличие у пациента сильных физических страданий;

5. долгое применение по продолжительности средств и методов лечения;

6. наличие добровольной просьбы пациента об эвтаназии.

К пассивной эвтаназии относятся следующие критерии:

1. бездействие врача или оного лица в отношении больного;

2. наличие у пациента неизлечимого заболевания, которое в следствии

приведет к летальному исходу;

3. наличие у пациента сильных физических страданий;

4. долгое применение по продолжительности средств и методов лечения;

5. наличие добровольной просьбы пациента об эвтаназии.

Статья 45 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон) устанавливает для медицинских работников запрет на осуществление эвтаназии, т.е. ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента*** . В то же время предусматривается возможность «добровольного отказа от медицинской помощи» (ст. 20 Закона), что может рассматриваться как пассивная эвтаназия.

 

В России отключение от аппаратов жизнеобеспечения, пусть даже и тяжелобольного человека, будет квалифицировано по ст. 105 УК РФ (убийство), которая предполагает назначение наказания в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Мотив сострадания, указанный в перечне привилегированных обстоятельств, предусмотренных в ст. 61 УК РФ, может быть учтен лишь при назначении наказания виновному лицу, но не при квалификации деяния. Убийство по мотиву сострадания квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК РФ, т.е. как простое убийство. Что касается склонения к эвтаназии, то УК РФ не предусматривает ответственности за такое деяние. Предусмотрен лишь состав доведения до самоубийства (ст. 110), предполагающего определенный способ его совершения.

Некоторые специалисты в области уголовного права полагают, что умышленное бездействие врача, выразившееся в неосуществлении реанимации, которую он должен был и мог произвести, при отсутствии признаков наступления биологической смерти, образует так называемое бездействие-невмешательство, влекущее уголовную ответственность за неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ), но не убийство (ст. 105 УК РФ). Аргументы, которые при всём этом приводятся, сводятся к следующему: врачи-реаниматологи не имеют отношения к причинам, приведшим пациента к угрожающему жизни состоянию (клинической смерти), выступающему в качестве основания для проведения реанимационных мероприятий.

 

Медицинская стерилизация

Согласно ч. 1 ст. 57 Закона об охране здоровья медицинская стерилизация определяется как специальное медицинское вмешательство в целях лишения человека способности к воспроизводству потомства или как метод контрацепции. Медицинскую стерилизацию в общем случае можно классифицировать по следующим признакам:

цель стерилизации (по социальным причинам, по медицинским показаниям);

пол стерилизуемого лица (мужчина, женщина);

длительность стерилизационного периода (постоянная (необратимая) и временная (обратимая));

волеизъявление стерилизуемого лица (добровольная и принудительная стерилизации).

 

В свое время Минздравсоцразвития России, давая разъяснения по проекту Закона об охране здоровья, отмечал, что институт медицинской стерилизации – не нововведение российского законотворчества, он широко распространен в законодательстве иностранных государств. Во многих из них предусмотрено право дееспособных лиц на добровольную стерилизацию как метод контрацепции. Обязательным условием проведения такой операции, как правило, выступает информированное добровольное согласие пациента. Что касается проведения стерилизации по медицинским показаниям, положения Закона об охране здоровья предусматривают более строгую процедуру принятия решения о медицинской стерилизации лишь в отношении недееспособных граждан. Добровольная медицинская стерилизация проводится, как уже упоминалось, при наличии определенных условий: письменного заявления гражданина; достижения возраста 35 лет или наличия не менее двух детей. Причиной установления относительно высокого возрастного ценза для стерилизации, с одной стороны, может быть своеобразное презюмирование законодателем тезиса о необдуманности и незрелости решения о такой процедуре и, следовательно, высокая вероятность его пересмотра в будущем. С другой стороны, помимо социальных аспектов в установлении возрастного предела имеют значение биологические особенности женского организма и частота рождений после 35-летнего возраста, которая свидетельствует, естественно, о низком уровне рождаемости в силу конкретных социально-экономических факторов и поведенческих мотивов брачных союзов, редко планирующих рождение детей в рассматриваемой ситуации.

Принудительная медицинская стерилизация

Правовые вопросы, связанные с принудительной медицинской стерилизацией, могут возникать: применительно к лицам, совершившим насильственные преступления сексуального характера; применительно к недееспособным лицам. Эпоха принудительной стерилизации асоциальных элементов приходится на конец XIX – начало XX века, когда зародилась евгеническая теория об улучшении природы человека, его наследственности. Принудительная стерилизация стала предметом рассмотрения в Верховном Суде США. В 1927 года судья Оливер Венделл Холмс по делу Buck v. Bell (1927) указал: «Будет лучше для всего мира, если вместо того, чтобы ждать приговоров в отношении дегенеративных отпрысков за их будущие преступления, или позволять им страдать от своего слабоумия, общество может препятствовать в продолжении своего рода тем, кто очевидно не годен для этого» . Лишь в декабре 2002 г. губернаторы американских штатов Орегон и Вирджиния принесли официальные публичные извинения за проведение принудительной стерилизации в продолжение семидесяти лет. Принудительная стерилизация широко практиковалась и в Германии в период установления фашистского режима. Так, 14 июля 1933 г. был принят Закон о предупреждении наследственных заболеваний. Во исполнение данного закона было создано более 200 евгенических судов и все врачи рейха были обязаны стерилизовать больных шизофренией, врожденной умственной неполноценностью, маниакально-депрессивными психозами, хронических алкоголиков и др. Опыты по стерилизации ставились и на заключенных в концлагерях Освенцим и Равенсбрук.

В нашей стране принудительная химическая кастрация насильников неоднократно предлагалась в качестве одного из видов наказаний за совершенные преступления против половой неприкосновенности личности. Так, в 2009 г. в Государственную Думу РФ вносился проект о химической кастрации педофилов. Его инициатором был Антон Беляков, депутат Государственной Думы России, член фракции «Справедливая Россия» . В то время председатель Комитета Государственной Думы РФ по законодательству Павел Крашенинников критически оценил данную инициативу: «Принудительная кастрация – это необратимое наказание, и мы не должны забывать о возможности судебной ошибки. Сейчас уголовное законодательство позволяет сурово наказывать преступников-педофилов, проблема в том, насколько неотвратимыми будут наказания, а это зависит в первую очередь от работы правоохранительных органов» .

Примечательно, что в 2012 г. позиция П. Крашенникова по данному вопросу несколько изменилась. 7 февраля 2012 г. Госдума РФ приняла в третьем чтении президентский законопроект «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних» и одобрила введение химической кастрации для «любителей» детей. За принятие президентского законопроекта выступили 354 члена парламента, «против» проголосовал лишь один депутат. Крашенинников, на тот момент председатель Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, пояснял, что «законопроектом предусматривается особый порядок применения принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим преступления сексуального характера против детей до 14 лет. Основанием для применения таких мер является решение суда на основе обязательной судебно-психиатрической экспертизы. Однако поправка в закон не прошла одобрение в Совете федерации и не была принята.

Кроме принудительного устанавливается добровольный порядок применения комплекса мер медицинского характера, включающего профилактические медикаментозные средства, в т. ч. химическую кастрацию при наличии ходатайства или согласия осужденного.

Таким образом, на сегодняшний день в России отсутствует законодательная регламентация принудительной медицинской стерилизации лиц, совершивших сексуальные преступления.

При рассмотрении вопроса о медицинской стерилизации недееспособных лиц следует обратить внимание на позицию Европейского парламента, отраженную в резолюции от 16.09.1992 А/3-021/92 о правах психически неполноценных несовершеннолетних граждан: «В том, что касается гражданских прав, европейский Парламент… требует, чтобы стерилизация рассматривалась в качестве ultima ratio [последнего средства] и применялась только тогда, когда не остается никаких других методов или инструментов контроля или же они не гарантируют безопасности». Кроме того, парламент «требует, чтобы стерилизация людей, не способных предпринимать какие-либо разумные действия, осуществлялась только на основании углубленного анализа со стороны, по крайней мере, двух врачей и после предоставления ими в письменном виде документа, одобряющего стерилизацию». В резолюции содержится указание на то, что следует выслушать мнение родителей или же законных представителей заинтересованных лиц, а также самих лиц. Окончательное решение о стерилизации может быть принято только компетентными судебными инстанциями в соответствии с процедурами, предусмотренными в отдельных государствах – членах резолюции. В случае если в государстве предусмотрено участие представителя общественных интересов (уполномоченного представителя), его мнение должно быть запрошено при рассмотрении этого вопроса. Наконец, стерилизация должна быть произведена только через две недели после того, как решение вступит в силу, а при ее произведении должны применяться такие медицинские методы, которые допускают восстановление способности к деторождению .

В Российской Федерации согласно ч. 2 ст. 57 Закона об охране здоровья медицинская стерилизация проводится по заявлению законного представителя совершеннолетнего лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, если такое лицо по своему состоянию не способно выразить свою волю. При этом одного согласия законного представителя недееспособного лица недостаточно, решение принимается исключительно в судебном порядке с учетом мнения самого недееспособного лица. Предполагается, что при необходимости медицинской стерилизации данные вопросы должны рассматриваться судами в порядке особого производства. Вместе с тем исчерпывающий перечень дел, рассматриваемых в таком порядке, установлен ст. 262 ГПК РФ, и подобного основания в этом перечне нет. К рассматриваемым в порядке особого производства, согласно указанной статье, другие дела могут быть отнесены только федеральными законами.

Судебная практика уже идет по пути рассмотрения дел о принудительной медицинской стерилизации в порядке особого производства. Решением Октябрьского районного суда г. Тамбова от 06.06.2012 по делу № 2-1898/12 Недосекина С. признана недееспособной в связи с обнаружением у нее признаков психического заболевания. Опекуном недееспособной на основании распоряжения территориального управления мэрии является ее мать Недосекина Н.А. Недосекина Н.А. обратилась в суд с заявлением о признании необходимым проведения медицинской стерилизации в отношении Недосекиной С., указав, что ее дочь является недееспособной в связи с наличием у нее психического заболевания. Имеющееся у нее сильное половое влечение может привести к нежелательной беременности. Диагноз Недосекиной С. подпадает под перечень медицинских показаний для медицинской стерилизации, в связи с чем истица просила ее требования удовлетворить.

Суд пришел к выводу, что Недосекиной С. действительно установлен соответствующий диагноз, который подпадает под перечень медицинских показаний для медицинской стерилизации, утвержденный приказом Минздравсоцразвития России 18.03.2009 № 121н. Диагноз подтверждается справкой врачебной комиссии диспансерного психоневрологического отделения ОГБУЗ «ТПКБ». С учетом имеющихся у недееспособной Недосекиной С. медицинских показаний для медицинской стерилизации и того обстоятельства, что она по своему состоянию не способна выразить свою волю, суд пришел к выводу об удовлетворении заявления ее опекуна о проведении медицинской стерилизации на основании решения суда.

Никто не может быть подвергнут принудительной стерилизации без решения суда. Стерилизация без разрешения пациента или суда, кроме случаев ее экстренного проведения по жизненным показаниям, расценивается как причинение тяжкого вреда здоровью.







ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.