Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Господствует над всеми временами





CREDO

(Апостольский символ веры)

 

Верую в Бога, Отца Всемогущего,

Творца неба и земли.
И в Иисуса Христа, Единственного Его Сына, Господа нашего,
Который был зачат Святым Духом,

Рожден Девой Марией,
Страдал при Понтии Пилате,

был распят, умер и был погребен,
сошел во ад, в третий день воскрес из мертвых,
восшел на небеса и восседает одесную Бога Отца Всемогущего,
и оттуда придет судить живых и мертвых.

Верую в Святого Духа, святую Вселенскую Церковь,

общение святых,
прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную.

Аминь.

SALUTATIO ANGELICA

(AVE MARIA)

 

Ave, Maria, Regina Celli, gratia plena,

Dominus tecum.

Benedicta tu in mulie rubus

et benedictus fructus ventris tui Jesus.

Sancta Maria, mater Dei, ora pro nobis pecatoribus,

nunc, et in chorra mortis nostra.

 

Amen.

Ðàäóéñÿ, Ìàðèÿ, Zaritsa Nebesnaja, áëàãîäàòè ïîëíàÿ!

Ãîñïîäü ñ Òîáîþ;
áëàãîñëîâåííà Òû ìåæäó æåíàìè,
è áëàãîñëîâåí ïëîä ÷ðåâà Òâîåãî Èèñóñ.
Ñâÿòàÿ Ìàðèÿ, Ìàòåðü Áîæèÿ, ìîëèñü î íàñ, ãðåøíûõ,
íûíå è â ÷àñ ñìåðòè íàøåé.

Àìèíü.


Codex GIGAS

(sanctum Alberti devitatem)

 

БЕСЕДЫ В МОНАСТЫРСКОМ САДУ

Учитель в мудрости своей ниспосланной Всевышним посвятил мне немало часов.

Воистину познал я смысл древней книги грека Гесиода «Труды и Дни», ибо это – обо мне, грешном! С братом Фомой у них было всё не так. Фома премудр, и в спорах своих достигали оба таких эмпиреев, каковых я, смиренный богемский крестьянин, воистину не мог бы и помыслить. Однако же, случилось как-то – аккурат в день святого Николая, – что Учитель со мной заговорил. Безо всякой аристотелевой дидактики и прочей перипатетики.

Вот он спрашивает меня: «Скажи, как бы ты спас человечество?»

И я ответил: «За меня это сделал Спаситель! Я лишь могу смиренно о том напоминать»

В ответ он улыбнулся и позвал меня в сад.

 

«Ты верно помнишь, что сказано: "как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни", (Рим.5,20)... Это очень верно! Напоминай об этом сирым и слабым, «ибо их есть Царствие Небесное»...

И не говори с ними мудрёной латынью. Полно цитировать Отцов Церкви! Недавние лихие дни берут начало в той пропасти, каковая пролегла между пастырями и агнцами. Много козлищ завелось среди них, но даже их нельзя отдавать на растерзания волкам и прочим исчадиям Ада... Говори с ними Душа в Душу. Как умеешь. Лишь бы слова твои были искренними! Бог наш есть Любовь, так не будь же унылым, воспевая её в псалмах и молитвах!

Вот та же индульгенция, каковую мы предлагаем мирянам. Ты не задумывался, что она исходит от того самого постулата, с какового я начал? Всё дело именно в Спасении! И вовсе не в том, что они дескать платят Богу пару звонких монет, чтобы Он взамен откупил у дьявола их душу. Увы, мирянам свойственно мышление мытаря, но нет в том их вины.

Просто им невдомёк, что кто-то берет на себя труд принести жертву – за них.

Так и говори им: «Вы грешны блудом, а монах – целомудрен и чист, вы погрязли в суете мира – а монах посвящает себя вечности, вы готовы на то, чтобы лишиться глаза, лишь бы сосед остался без обоих – а монах отдает последнее, что имеет».

В этом суть чудесного превращения: жизнь мирянина будто бы проходит в некоей комнате – келье его Души; и с каждым годом тот бычий пузырь, то стекло, которое пропускает в эту Душу Божествкенный Свет – с каждым годом он делается всё мутнее и грязнее.

Таков груз грехов человеческих.

И вот, монах – смиренный брат – словно в священной трансмутации как будто сам становится этим самым стеклом, пузырём, окном между Богом и мирянами – и благодаря его чистоте, благодаря прозрачности этого стекла свет снова льется в комнату Души, и в сердце мирянина...»

 

Я воочию представил себе этот образ. О, как он зрим и понятен! Слёзы увлажнили мои глаза.

Я вновь взглянул на моего возлюбленного Учителя и спросил:

«Скажи мне, мой Ментор, весь ли клир подобен этому окну к Свету Господа?

Или есть меж нами разница?»

«Ты должен бы успеть заметить, что иерархия пронизывает всё в мироздании. Ни светила небесные, ни металлы подземные между собой неравнозначны. И дело не в том, что одни сотворены более, а другие менее ущербными. По правде говоря, всё дело во внутренней Чистоте и гармонии. Одним она дана от рождения, и это великая милость Всевышнего! Другие же приходят к этой чистоте, претерпевая глубокую внутреннюю Работу и Созревание. Особенно это касается металлов, растений и людей. Но есть среди людей градации, не связанные с Чистотой. Так, свои ранги имеют laboratores, свои – militares. Так стоит ли дивиться, что и oratores спасают мир по-разному?

Итак, ты теперь знаешь, что «чёрный клир» посредством собственной трансмутации облегчает жизнь мирян. Они – окно их душ к Свету Господнему. Ты – инок. Стало быть, тебе необходимо всякий раз вопрошать, достаточно ли ты перед Богом чист; прозрачен ли, словно вода горного ручья?

Священник же, – это тот, кто просто берет мирянина за руку и выводит из оной «комнаты» наружу. Собственно, к Свету... Итак, все таинства, которые он совершает: крещение, исповедь, отпущение грехов, евхаристия, причащение, миропомазание – все они направлены на одно: хотя бы на миг вернуть Душе человека её изначальное состояние».


«О Учитель! Верно ли я понял: Священник – это тот, кто приводит человека – к Богу,

а монах – это тот, кто приводит Бога – к человеку..?»

 

«Истинно так. Остальное – детали.

Воздух с землей не слишком сочетаемы, верно? Как не смешивай – земля все равно будет отдельно, а воздух – отдельно. А если смешать свет со светом? Вот в этом-то и вся суть...

Монах может быть несовершенен, как несовершенны все мы, люди, но и в несовершенстве своем он должен оставаться монахом... И тогда, не ты упадёшь, столкнувшись с грязью мира, но мир отправится умываться, посмотрев на тебя...»

 

«Кажется я понимаю, Учитель.

До чего же просто и очевидно всё это – и в то же время я никогда о том не помышлял!

А может ли монах наставлять священника?»

«Если нет в сем наставлении гордыни»

«А если священник не пожелает того?»

«Тогда он сам проявит гордыню...»

«А приходилось ли тебе наставлять духовенство?»

«Было и такое, брат мой. Однажды Господь вдохновил меня выступить перед собранием новоизбранных епископов во главе с папским нунцием. Их направляли на Юг, где и поныне неспокойно. Я вразумлял их, что не на войну они отправляются, но на свидание с Блудными Сынами. Не гнев должны нести мы, но Любовь.

Я говорил им: Отдайте причастие так, как отдавали бы последний кусок хлеба, делясь с теми, кого вы любите, и зная - вы спасаете сейчас своего друга от голодной смерти. Примите исповедь так, как принимали бы от человека его самую сокровенную тайну. Отпустите его грехи - как отпускаете зло, сделанное вам, после того, как человек попросил у вас прощения...

Будьте просты и милосердны, и, если не можете пока принести людям веру, принесите им хотя бы надежду.

Философом было сказано: «Cum spiro spero» – «пока дышу, надеюсь»,

но не верней ли было бы сказать: «Пока надеюсь – дышу»?»

 

«А с чего стоит начать в наставлении сирых и неграмотных?»

 

«Со слова Божиего.

На первых порах хорошо пойдут поучительные притчи, кои мы зовём exempla. Их много, и временами я делюсь ими с вами, дабы речи ваши были понятны и батраку, и горожанину. Далее стоит комментировать Слово Божие. Ведь нам дарована Книга. Не все способны её прочесть, но знать о содержимом её обязаны все – тем облегчается их Спасение.

Наконец, ежедневная молитва. Её тоже нужно читать не как заклятье языческих времён, но как истовое обращение к Возлюбленному, к Собеседнику, к Отцу... Каждый звук её должен осмысляться.

Более того, сам наш Символ Веры! Ты верно удивишься, но не все монахи произносят его отдавая себе в нём отчёт!»

 

«Воистину жутко задуматься о том, но и сам я не смогу прокомментировать Credo как подобает!»

 

«Так послушай:

Прежде чем рассмотреть вопрос о Спасении, нам необходимо остановится на двух аксиомах христианства.

Первая аксиома говорит о том, что у нашего мира есть Творец, и что это Творец един (всё создано одним Богом).

Вторая аксиома касается того, что такое человек. Согласно ей человек, с одной стороны, создан «из праха земного», с другой стороны он создан «по образу и подобию Божию». Что это значит?

Католицизм различает в природе человека три составные части. Первая часть – это собственно «плоть», то, в чем человек «животное среди животных». К ней относится тело как таковое, инстинкты, чувства и т.д. Вторая часть – это разум и воля. Разум и воля – это то, что отличает человека от животного, но даже с ними он остается творением Бога, и как творение полностью ему подчинен. А вот третья часть – это Дар Бога человеку, благодаря которому человек из творения становится сыном Божиим, то есть Богу уподобляется. Грубо говоря, Бог как бы берет часть своей природы и отдает её человеку. Этот дар, эта третья часть, делающая человека подобным Творцу – ЛЮБОВЬ, «агапе».

Агапе – это жертвенная любовь, любовь, в которой тот, кто любит, прежде всего исходит из блага того, кого он любит, любовь, в которой главное отдать, а не получить.

Агапе противоположна любви «эросу», которой человек обладает не как божье дитя, но как тварь. Причем под эросом здесь понимается не только сексуальное влечение как таковое, но вообще всякая любовь, которая стремится получить, а не отдать.

Следующая отправная точка во взаимоотношениях между Богом и человеком – это грехопадение и его последствия. До грехопадения человеческая природа не была искажена, то есть в человеке содержалась незамутненной та часть, которую Бог отдал человеку. Поэтому говорится, что основное свойствочеловека – это стремление и способность любить, что человек создан для того, чтобы любить и быть любимым.

Иначе говоря, как Бог есть в первую очередь Любовь, так и для человека любовь (но любовь агапе) – естественное состояние, которое дает ему радость и счастье. Однако, дав человеку часть от себя, Бог дал ему и свободу выбирать. Человек может быть с Богом, но может и отринуть своего Творца, может любить, но может и ненавидеть, может следовать добру, но может следовать и злу.

Чем свобода воли закончилась для первых людей, известно: они пожелали вкусить плод с Древа Познания Добра и Зла. Запомни, ПОЗНАНИЕ КАК ТАКОВОЕ – НЕ ГРЕХ. О том ты можешь почитать в моих многочисленных трудах. Ведь я лишь следую той заповеди, каковую получил Адам – ходить среди Божьего Творения, познавать его и давать Имена всему, что доселе было непознано. Но есть и познание запретное – та самая Истина о Зле и Добре. Ведь её Творец вложил в человека изначально! Если мы Его слышим – мы не усомнимся в тих материях. Но если мы ищем ответа, если пытаемся познать Добро и Зло – значит мы усомнились. Значит, оглохли и не слышим в себе Божью Искру. В этом – Падение...

Понятно, что никакого яблока или граната Ева Адаму не подносила, это всего лишь аллегория. Познать зло – означало применить его на практике. Если убийство есть зло, то чтобы его познать – человек должен был получить возможность убивать – и так в мир пришла Смерть. Если жестокость – зло, человек должен был получить возможность причинять боль и смеяться над чужими муками – и так в мир вошло страдание. И всё остальное.

В принципе, и сейчас бунт против Творца происходит по такому же принципу: «А ну и что, что я тварь дрожащая, зато нарушаю заповеди самого Господа!» С тем же успехом можно попытаться нарушить закон земного магнетизма, сиганув головой вниз с колокольни. Последствия будут одинаковыми, только в одном случае пострадает тело, а в другом – душа».

 

Гулким эхом отдавались в моей голове эти простые и такие сложные истины.

Каким же слепцом я был, если все эти очевидности осознаю впервые! А ведь многие о том не задумываются всю свою жизнь.

«Молю, Учитель, продолжай! Мне наконец-то отворяются Врата к Царству Божиему!»

«Они отворятся тебе, если ты осознаешь всё в полной мере, и сможешь нести эти истины в мир...

Итак, Бог дал человеку заповеди, сказав что-то вроде «вот то, как ты должен поступать, исходя из твоей природы, которую я тебе дал, вот то, к чему стремится дух, живущий в тебе», человек же взбунтовался, ответив «а я хочу по-другому, а я хочу творить и зло тоже! Вдруг зло, а не добро, принесет мне счастье?».


Так свершилось грехопадение человека, вследствие которого связь между Богом и человеком порвалась, а духовная природа человека оказалась искажена и нарушена. Причем поскольку это нарушение передалось и дальше (от Адама и Евы – их детям, и далее всему человечеству), то каждый человек родится в состоянии искаженной природы. Все мы смертны, все мы подвержены болезням, скорбям, грехам – это и есть состояние первородного греха.

Дальше (с точки зрения верующего христианина) всё очень просто:

 

СПАСЕНИЕ – это восстановление нарушенной связи с Богом и возвращение человека к той природе, которая была дана ему изначально; Спасение – это спасение прежде всего от греха и смерти (не будете вы больше испытывать ни зависти, ни ревности, ни гнева, ни обиды, ни боли, ни гнева и т.д. – не для того вас рождали).

Вечное блаженство – это возможность полного и прямого общения с Богом и со всеми его творениями, именно это общение и дает человеку счастье и радость, к которым он стремится. Кстати, сама возможность вечной жизни определяется тем, что в человеке есть часть природы Бога (тот самый Дух), и эта часть также неуничтожима, как неуничтожим сам Господь.

Погибель, напротив – это состояние отторжения от Бога, которое вызывает у человека чувство беспредельного и безысходного отчаянья, одиночества, пустоты и муки. То есть, когда человек с Богом соединиться хочет, но уже не может, поскольку всю жизнь бунтовал, предавая, практически, собственную свою природу.

Теперь, когда мы немного разобрались с тем, что христианином понимается под словом спасение, можно переходить к символу веры.

«Верую в Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земли».

Если для человекасуществует только обыденная реальность, то, что видят его глаза и никакой иной реальности (вечности) он не признает, естественно, и жить человек будет исходя из того, что есть только этот, конечный, мир, и он, смертный, человек. Таким образом, человек будет постоянно пренебрегать своей божественной природой (раз), отвергать Творца, как нечто несуществующее (два) и рискует постоянно находится под властью мысли, что все все равно бессмысленно (раз оно смертно) - три («каждому воздается по вере его»).

Это то, что можно отнести к слову Бог.

То, что Господь - Отец, еще раз указывает на то, что человеку дана часть божественной природы, что человек - сын Божий (а не просто тварь). То, что Бог - Творец, указывает на то, наш обыденный мир подчинен вечности, поскольку он всего лишь сотворен, в отличие от Бога, который всемогущ и который творит.

Подытоживая первое утверждение символа веры можно сказать, что, противореча ему, человек обрекает себя на погибель либо потому, что вечности для него не существует (и потому спасаться просто некуда), либо потому, что он Бога отвергает (а поскольку у человека есть свободная воля, то все и происходит согласно его волеизъявлению).

«И в Иисуса Христа, Единственного Его Сына, Господа нашего»

- фраза, которая выражает, что Христос имел божественную природу, о чем мы подробнее поговорим дальше.

«Который был зачат Святым Духом, Рожден Девой Марией»

- указывает на то, что Христос имел не только божественную, но еще и человеческую природу, Бог воплотился в человеке, вочеловечился.

«Страдал при Понтии Пилате, был распят, умер и был погребен, сошел во ад, в третий день воскрес из мертвых, восшел на небеса и восседает одесную Бога Отца Всемогущего»

- еще одно указание на то, что Христос был человеком (страдал, как человек, и как человек умер), но главным образом указание на его спасительную миссию: был распят, чтобы искупить грехи людей, сделал это, воскрес (то есть победил смерть), восшел на небеса и сел одесную Бога Отца (то есть вошел в божественный мир по праву богообщения, стал сопричастен Богу и вместе с ним владычествует над мирозданием).

 

На последних трех положениях из Символа веры надо остановиться особо.

Выше мы говорили о грехопадении, как о разрыве связи между Богом и человеком и повреждении духа в человеке. Что происходит посредством деяния Христа? Во-первых, Бог воплощается в человека, то есть разделяет его падшее состояние, которое выражается в усталости, физических и нравственных страданиях, унынии и смерти.

Христос – Бог, ставший человеком, страдает, как и всякий человек, разделяет с человечеством его грех, и, через воскресение и восшествие на небеса, снова поднимает человечество до Бога (говоря богословским языком, «воплотившееся Слово, принимающее все падшее человеческое существо и обежествляющее его, с трансцендентным преизбытком возвращает человека к идеалу, задуманному и желаемому в Промысле Божьем»). Проще говоря, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе (в данном случае - Бог к человеку).

 

Это ещё не всё. Христос, как сын Бога, показывает человеку тот самый Иной мир (вечность, царство Божие), в который человек стремится попасть.

Не было бы Христа (Сына), никто не смог бы постичь и Бога (Отца).

 

Далее, Христос искупает своей мученической смертью грехи человечества.

И дело тут не в том, конечно, что Господь, аки грозный отец семейства с розгами, действует исходя из принципа «заслужил – получи». Как грехопадение было следствием отказа от любви агапе, так и возвращение к первоначальному состоянию может свершиться только движением в обратную сторону: то есть кто-то должен отречься от своего эгоизма и отдать другим свою любовь максимально полно, пожертвовать всем за други своя. Именно это и делает Христос.

Но, кроме жертвы, здесь есть еще и полное принятие воли Бога над своей (как поется на эту тему в псалмах: «был послушен даже до смерти»), а принять волю Бога, это значит соединиться с ним, что, как мы уже видели выше, для христианина равнозначно спасению.

В деянии Христа есть и еще один, очень простой, смысл.

Христос показывает, что должен сделать человек, если он хочет спастись. Как он, будучи человеком, ел, пил, жил, принял свое предназначение, полностью исполнил его, был распят, умер, и был воскрешен, так и человек, будучи человеком, который ест и пьет, может принять свое предназначение, исполнить его, умереть и быть воскрешенным.

 

Теперь мы можем рассмотреть ереси и понять в чём же, с точки зрения католика есть их губительность (кстати, отметим: ересь – это не просто то, что ведет душу к погибели само по себе, это прежде всего хула на Создателя, оскорбление Его величия, то есть неприятие части или всех Его деяний).

Догмат о богочеловеческойприроде Христа, несомненно, центральный в Символе веры.

Огромное количество ересей базируются именно на том, что отрицают либо божественную природу Христа, либо человеческую (к последним относятся и катары). Итак, посмотрим.

Если Христос только Бог,то полностью теряется смысл жертвы (кого на кресте распинали, солнечный свет??). Кроме того, человек лишается возможности следовать за Христом (мы же люди, а не Боги, куда уж нам). Если Христос только человек, то следовать за ним, конечно, можно, только непонятно куда (та самая трансценденция отсутствует).

Так что в первом случае мы имеет берег, но не имеем моста, а во втором – мост, висящий над пропастью. И только если Христос и Бог, и Человек одновременно, он действительно становится мостом, ведущим на Ту сторону (в вечность).

«И оттуда придет судить живых и мертвых»

- согласно этому положению, каждую душу ждет суд Христа, после которого одни пойдут в ад, а другие в рай. Но если вы не признаете суда, вам и незачем совершать поступки, уберегающие вас от ада. Суд напоминает о том, что каждый должен следовать своему пути (выполнить свое предназначение), если нет суда (то есть, практически, спроса), то зачем его выполнять? Кроме того, отрицание этого догмата означает, что вы отрицаете само право Христа на суд (а это уже оскорбление его величия, со всеми вытекающими).

«Верую в Святого Духа»

- в самом простом варианте вера в Святого Духа – это признание чуда. Представьте, что вам является ангел, а вы бурчите, что «этого не может быть, потому что не может быть никогда, и вообще это галлюцинация».

Ангел, конечно, может быть галлюцинацией, но если он реален, а очередной чудак чудес не признаёт, то спастись ему будет весьма затруднительно, поскольку «приглашением Господа», он, естественно, не воспользуется.

Отсюда же фраза из Евангелия, что «все грехи простятся человеку, но хула на Духа Святого не простится ни в веке нынешнем, ни в веке грядущем».

Сюда же относится вера в Таинства (крещение, евхаристию, покаяние, елеосвящение и др.). Согласно католическому вероучению таинство действительно всегда (то есть благодать Божия на человека изливается), но он, если в благодать не верит или её не признает, может от неё закрыться (как зонтиком от дождя).

 

«Святую Вселенскую Церковь, общение святых»,

- положение, согласнокоторому все верующие в Христа составляют единый народ Божий. Кстати, святой в католицизме считается любая душа, которая не находится в аду (то есть и на земле, и в Чистилище души тоже святые).

Соответственно, души могут общаться: живые могут попросить за умерших и умершие - за живых, с точки зрения вечности разница здесь небольшая.

«Прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную»

- все тоже самое: странно было бы стремиться к спасению, если вы в него не верите!

 

По поводу ереси стоит сказать вот еще что.

Есть разница между человеком неверующим (тем, для кого слово Господа еще не прозвучало) и человеком, который слышал весть (то есть уже стал христианином), но потом от нее отрекся.

Первый просто губит душу по причинам, указанным выше (но над ним властно милосердие Божие и он еще может быть спасен). Второй – оскорбляет Бога, что, естественно, на порядок усугубляет его вину. Для иноземца неверующего словосочетание «гибель души» почти ничего не значит, но для нас христиан это альфа и омега жизни. Никакая цена не мала, если в итоге Душа человека будет спасена. И наоборот: ни что не во благо, если Душа погибнет.

Поэтому, укрывать еретика может только тот, кто либо не верит, что данный человек еретик, либо тот, кто сам эту ересь разделяет. Для всех остальных еретик – это человек, который бунтует против Бога и бунтует самым подлым образом (это, примерно, как если бы кто-то стал людям, которых вы любите, делать всякие гадости).

В самом «лучшем» случае, еретик – это человек оступившийся и заблудший, поэтому у костров сжигаемых принято молиться и рыдать. И не потому, что жалко тела (тело – это мелочи), а потому, что жалко душу, осужденную вечно гореть в Геене Огненной.

 


Катары, которые утверждали, что весь материальный мир создан дьяволом, а не Богом, в глазах истинного католика – полные богохульники, и в этом смысле жестокость, творимая в Провансе и Краю Ок не должна никого удивлять. Так же дело обстоит и со всеми другими ересями: пока «символ веры» остаётся тем, от чего люди отталкиваются в своей оценке бытия, до тех пор и противоречение ему было есть и будет чем-то кощунственным и немыслимым.

 

Это то, что можно кратко сказать по Символу веры.

 

Пожалуй, стоит еще добавить несколько штрихов к самому католицизму.

Итак:

1) любой грех – это отсутствие любви;

2) вера начинается с личной «встречи» человека с Богом,

то есть вера – это всегда и несомненно дар;

принуждать человека верить - бессмысленно, абсурдно и греховно;

3) вера предполагает личностные отношения между Богом и человеком; человек как отдельная личность идет к Богу, который также есть личность,и тем более личность – Христос;

4) служение человека свободно и достойней, когда он следует за Христом не из-за страха ада, а из любви к тому, кто спас собой всех людей; то есть в основе поступков человека должен лежать не страх, а благодарность и вырастающая из нее любовь;

5) сердце христианства в том, что Христос – воистину, реально, телесно жив, и также воистину, реально, телесно будем жить и мы; кроме того все, что Христос свершил, продолжает изливаться из мира небесного в мир обыденный (через те самые таинства), так что можно принять как данность, что в эту самую минутуХристосрождается, учит, проповедует, принимает смерть на кресте, нисходит в ад и воскресает:

 

"Господь Иисус, воскресший

И вошедший во славу Отца,

CREDO

(Апостольский символ веры)

 

Верую в Бога, Отца Всемогущего,

Творца неба и земли.
И в Иисуса Христа, Единственного Его Сына, Господа нашего,
Который был зачат Святым Духом,

Рожден Девой Марией,
Страдал при Понтии Пилате,

был распят, умер и был погребен,
сошел во ад, в третий день воскрес из мертвых,
восшел на небеса и восседает одесную Бога Отца Всемогущего,
и оттуда придет судить живых и мертвых.

Верую в Святого Духа, святую Вселенскую Церковь,

общение святых,
прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную.

Аминь.

SALUTATIO ANGELICA

(AVE MARIA)

 

Ave, Maria, Regina Celli, gratia plena,

Dominus tecum.

Benedicta tu in mulie rubus

et benedictus fructus ventris tui Jesus.

Sancta Maria, mater Dei, ora pro nobis pecatoribus,

nunc, et in chorra mortis nostra.

 

Amen.

Ðàäóéñÿ, Ìàðèÿ, Zaritsa Nebesnaja, áëàãîäàòè ïîëíàÿ!

Ãîñïîäü ñ Òîáîþ;
áëàãîñëîâåííà Òû ìåæäó æåíàìè,
è áëàãîñëîâåí ïëîä ÷ðåâà Òâîåãî Èèñóñ.
Ñâÿòàÿ Ìàðèÿ, Ìàòåðü Áîæèÿ, ìîëèñü î íàñ, ãðåøíûõ,
íûíå è â ÷àñ ñìåðòè íàøåé.

Àìèíü.


Codex GIGAS

(sanctum Alberti devitatem)

 

БЕСЕДЫ В МОНАСТЫРСКОМ САДУ

Учитель в мудрости своей ниспосланной Всевышним посвятил мне немало часов.

Воистину познал я смысл древней книги грека Гесиода «Труды и Дни», ибо это – обо мне, грешном! С братом Фомой у них было всё не так. Фома премудр, и в спорах своих достигали оба таких эмпиреев, каковых я, смиренный богемский крестьянин, воистину не мог бы и помыслить. Однако же, случилось как-то – аккурат в день святого Николая, – что Учитель со мной заговорил. Безо всякой аристотелевой дидактики и прочей перипатетики.

Вот он спрашивает меня: «Скажи, как бы ты спас человечество?»

И я ответил: «За меня это сделал Спаситель! Я лишь могу смиренно о том напоминать»

В ответ он улыбнулся и позвал меня в сад.

 

«Ты верно помнишь, что сказано: "как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни", (Рим.5,20)... Это очень верно! Напоминай об этом сирым и слабым, «ибо их есть Царствие Небесное»...

И не говори с ними мудрёной латынью. Полно цитировать Отцов Церкви! Недавние лихие дни берут начало в той пропасти, каковая пролегла между пастырями и агнцами. Много козлищ завелось среди них, но даже их нельзя отдавать на растерзания волкам и прочим исчадиям Ада... Говори с ними Душа в Душу. Как умеешь. Лишь бы слова твои были искренними! Бог наш есть Любовь, так не будь же унылым, воспевая её в псалмах и молитвах!

Вот та же индульгенция, каковую мы предлагаем мирянам. Ты не задумывался, что она исходит от того самого постулата, с какового я начал? Всё дело именно в Спасении! И вовсе не в том, что они дескать платят Богу пару звонких монет, чтобы Он взамен откупил у дьявола их душу. Увы, мирянам свойственно мышление мытаря, но нет в том их вины.

Просто им невдомёк, что кто-то берет на себя труд принести жертву – за них.

Так и говори им: «Вы грешны блудом, а монах – целомудрен и чист, вы погрязли в суете мира – а монах посвящает себя вечности, вы готовы на то, чтобы лишиться глаза, лишь бы сосед остался без обоих – а монах отдает последнее, что имеет».

В этом суть чудесного превращения: жизнь мирянина будто бы проходит в некоей комнате – келье его Души; и с каждым годом тот бычий пузырь, то стекло, которое пропускает в эту Душу Божествкенный Свет – с каждым годом он делается всё мутнее и грязнее.

Таков груз грехов человеческих.

И вот, монах – смиренный брат – словно в священной трансмутации как будто сам становится этим самым стеклом, пузырём, окном между Богом и мирянами – и благодаря его чистоте, благодаря прозрачности этого стекла свет снова льется в комнату Души, и в сердце мирянина...»

 

Я воочию представил себе этот образ. О, как он зрим и понятен! Слёзы увлажнили мои глаза.

Я вновь взглянул на моего возлюбленного Учителя и спросил:

«Скажи мне, мой Ментор, весь ли клир подобен этому окну к Свету Господа?

Или есть меж нами разница?»

«Ты должен бы успеть заметить, что иерархия пронизывает всё в мироздании. Ни светила небесные, ни металлы подземные между собой неравнозначны. И дело не в том, что одни сотворены более, а другие менее ущербными. По правде говоря, всё дело во внутренней Чистоте и гармонии. Одним она дана от рождения, и это великая милость Всевышнего! Другие же приходят к этой чистоте, претерпевая глубокую внутреннюю Работу и Созревание. Особенно это касается металлов, растений и людей. Но есть среди людей градации, не связанные с Чистотой. Так, свои ранги имеют laboratores, свои – militares. Так стоит ли дивиться, что и oratores спасают мир по-разному?

Итак, ты теперь знаешь, что «чёрный клир» посредством собственной трансмутации облегчает жизнь мирян. Они – окно их душ к Свету Господнему. Ты – инок. Стало быть, тебе необходимо всякий раз вопрошать, достаточно ли ты перед Богом чист; прозрачен ли, словно вода горного ручья?

Священник же, – это тот, кто просто берет мирянина за руку и выводит из оной «комнаты» наружу. Собственно, к Свету... Итак, все таинства, которые он совершает: крещение, исповедь, отпущение грехов, евхаристия, причащение, миропомазание – все они направлены на одно: хотя бы на миг вернуть Душе человека её изначальное состояние».


«О Учитель! Верно ли я понял: Священник – это тот, кто приводит человека – к Богу,

а монах – это тот, кто приводит Бога – к человеку..?»

 

«Истинно так. Остальное – детали.

Воздух с землей не слишком сочетаемы, верно? Как не смешивай – земля все равно будет отдельно, а воздух – отдельно. А если смешать свет со светом? Вот в этом-то и вся суть...

Монах может быть несовершенен, как несовершенны все мы, люди, но и в несовершенстве своем он должен оставаться монахом... И тогда, не ты упадёшь, столкнувшись с грязью мира, но мир отправится умываться, посмотрев на тебя...»

 

«Кажется я понимаю, Учитель.

До чего же просто и очевидно всё это – и в то же время я никогда о том не помышлял!

А может ли монах наставлять священника?»

«Если нет в сем наставлении гордыни»

«А если священник не пожелает того?»

«Тогда он сам проявит гордыню...»

«А приходилось ли тебе наставлять духовенство?»

«Было и такое, брат мой. Однажды Господь вдохновил меня выступить перед собранием новоизбранных епископов во главе с папским нунцием. Их направляли на Юг, где и поныне неспокойно. Я вразумлял их, что не на войну они отправляются, но на свидание с Блудными Сынами. Не гнев должны нести мы, но Любовь.

Я говорил им: Отдайте причастие так, как отдавали бы последний кусок хлеба, делясь с теми, кого вы любите, и зная - вы спасаете сейчас своего друга от голодной смерти. Примите исповедь так, как принимали бы от человека его самую сокровенную тайну. Отпустите его грехи - как отпускаете зло, сделанное вам, после того, как человек попросил у вас прощения...

Будьте просты и милосердны, и, если не можете пока принести людям веру, принесите им хотя бы надежду.

Философом было сказано: «Cum spiro spero» – «пока дышу, надеюсь»,

но не верней ли было бы сказать: «Пока надеюсь – дышу»?»

 

«А с чего стоит начать в наставлении сирых и неграмотных?»

 

«Со слова Божиего.

На первых порах хорошо пойдут поучительные притчи, кои мы зовём exempla. Их много, и временами я делюсь ими с вами, дабы речи ваши были понятны и батраку, и горожанину. Далее стоит комментировать Слово Божие. Ведь нам дарована Книга. Не все способны её прочесть, но знать о содержимом её обязаны все – тем облегчается их Спасение.

Наконец, ежедневная молитва. Её тоже нужно читать не как заклятье языческих времён, но как истовое обращение к Возлюбленному, к Собеседнику, к Отцу... Каждый звук её должен осмысляться.

Более того, сам наш Символ Веры! Ты верно удивишься, но не все монахи произносят его отдавая себе в нём отчёт!»

 

«Воистину жутко задуматься о том, но и сам я не смогу прокомментировать Credo как подобает!»

 

«Так послушай:

Прежде чем рассмотреть вопрос о Спасении, нам необходимо остановится на двух аксиомах христианства.

Первая аксиома говорит о том, что у нашего мира есть Творец, и что это Творец един (всё создано одним Богом).

Вторая аксиома касается того, что такое человек. Согласно ей человек, с одной стороны, создан «из праха земного», с другой стороны он создан «по образу и подобию Божию». Что это значит?

Католицизм различает в природе человека три составные части. Первая часть – это собственно «плоть», то, в чем человек «животное среди животных». К ней относится тело как таковое, инстинкты, чувства и т.д. Вторая часть – это разум и воля. Разум и воля – это то, что отличает человека от животного, но даже с ними он остается творением Бога, и как творение полностью ему подчинен. А вот третья часть – это Дар Бога человеку, благодаря которому человек из творения становится сыном Божиим, то есть Богу уподобляется. Грубо говоря, Бог как бы берет часть своей природы и отдает её человеку. Этот дар, эта третья часть, делающая человека подобным Творцу – ЛЮБОВЬ, «агапе».

Агапе – это жертвенная любовь, любовь, в которой тот, кто любит, прежде всего исходит из блага того, кого он любит, любовь, в которой главное отдать, а не получить.

Агапе противоположна любви «эросу», которой человек обладает не как божье дитя, но как тварь. Причем под эросом здесь понимается не только сексуальное влечение как таковое, но вообще всякая любовь, которая стремится получить, а не отдать.

Следующая отправная точка во взаимоотношениях между Богом и человеком – это грехопадение и его последствия. До грехопадения человеческая природа не была искажена, то есть в человеке содержалась незамутненной та часть, которую Бог отдал человеку. Поэтому говорится, что основное свойствочеловека – это стремление и способность любить, что человек создан для того, чтобы любить и быть любимым.

Иначе говоря, как Бо







ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.