Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Политические партии России в конце 19 –начале 20 века. Появление первых марксистских и рабочих организаций.





Россия формировалась как многонациональное государство. К концу XIX – началу XX в. в империи проживало около 100 наций. Самодержавие строило свою национальную политику на великодержавных принципах. Начиная с 90-х гг. XIX в., оно повело активную политику, направленную на уничтожение автономии Финляндии. После восстания 1863 г. были ликвидированы остатки автономии Королевства Польского. Национальные противоречия проявлялись и в Прибалтике, на Украине, в Средней Азии, на Кавказе.

При Александре III великорусский шовинизм стал основой национальной политики самодержавия. Николай II в принципе не изменил подходы к национальной политике имперского правительства. В русле общей национальной политики царизм проводил русификаторскую политику. Русский язык являлся не просто государственным, он насильно навязывался национальным меньшинствам в их повседневной жизни (в национальных регионах все делопроизводство в государственных учреждениях велось на русском языке, запрещались использование родного языка в школах, издание на национальном языке газет, журналов, книг; литовский алфавит, основанный на латинице, был заменен на кириллицу и т.д.). Проявление русификаторской политики самодержавия были различными, но цель их была одна – навязать русскую казенную культуру инорусским этносам, унифицировать по православно-великорусскому подобию всю империю и таким образом сплотить страну.

Русификаторская политика самодержавия в национальном вопросе явилась не просто официальной политикой авторитарного режима, но и проявлением великорусского национализма на государственном уровне. Это сеяло семена национальной розни, подкладывало бомбу с часовым механизмом под государственную целостность Российской империи, которая рано или поздно должна была взорваться. Поэтому не вызывает удивления, что непродуманная деструктивная национальная политика самодержавия повлекла за собой ответную реакцию со стороны национальных меньшинств. [c.260]



Выразителями национальных интересов малых народов на рубеже XIX-ХХ вв. стали национальные партии. Их национальный “характер” проявлялся в том, что во главу угла в системе партийных приоритетов они ставили решение национального вопроса как первого и необходимого условия для будущего государственного переустройства империи. Идея национального возрождения играла важнейшую, если не определяющую, роль в становлении национальных политических партий России.

Благодаря такой закономерности в истории формирования национальных политических партий России просматривается ряд характерных черт. Во-первых, все национальные партии либерального толка вышли из лона культурно-просветительских обществ, большинство национальных партий социалистической ориентации – из существовавших до этого законспирированных кружков. Во-вторых, национальные политические партии формировались под прямым воздействием, с одной стороны, европейских, а с другой – российских либеральных и социалистических традиций, идей и взглядов. В зависимости от социокультурных традиций народов, уровня экономического развития национальных регионов и степени модернизации жизни этносов европейское или российское влияние играло большую или меньшую роль в процессе становления национальных политических партий. Так, в Польше, Финляндии, Прибалтике определяющим было европейское влияние, в то время как на Украине, в Казахстане, на Кавказе весомым оказалось российское влияние. В-третьих, в конце XIX в. в России большое распространение получила идеология марксизма. Она оказала влияние на умы национальной интеллигенции, показав ей альтернативу либеральной модели развития своего этноса. Процесс размежевания национального движения на два идеологических лагеря стимулировал более динамичное развитие национальных политических партий, которые, несмотря на различие в своей ориентации (социализм или капитализм), солидаризировались в национальном вопросе. В дальнейшем такой солидарный подход к национальному вопросу позволил большинству идеологически противостоящих друг другу национальных партий после февраля и особенно октября 1917 г,, когда на окраинах бывшей Российской империи активно пошел процесс возникновения новых национальных государственных образований, найти общий язык, забыв временно об идеологических противоречиях.

Первые национальные политические партии стали формироваться Прежде всего в тех регионах, где освободительное движение имело Давние традиции. В этих регионах, на северо-западных окраинах империи и в Закавказье (в губерниях, заселенных армянами), формирование партий началось на 10-15 лет раньше, чем в целом по империи. Раньше здесь произошло и размежевание их по идеологическому признаку. Таким образом, процесс национального партийного строительства отмечался большой неравномерностью.

Так, на Кавказе из партии арменоканов в начале 1880-х гг. возникла Армянская социал-демократическая партия Гнчак (Колокол), а несколько позднее – Армянский революционный союз Дашнакцутюн; в Финляндии в 1850-1860-х гг. возникли протопартии (Финская [c.261] и Шведская). В Польше, где социокультурный уровень этноса был выше, чем в других регионах империи, процесс формирования партий в современном понимании этого слова (наличие программы института членства, партийной структуры и т.д.) продвинулся гораздо дальше, чем в империи в целом. В 1880– 1890-е годы там оформилось уже несколько социалистических партий и крупнейшая либерально-консервативная партия Королевства Польского – Народно-демократическая. В Литве в 1896 г. была создана Литовская социал-демократическая партия. Там же (в Вильно) годом позже оформился Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России (Бунд).

В регионах, где уровень национального самосознания был ниже идеологическая и организационная дифференциация происходила позже, чем в Королевстве Польском. Так, например, из лона Революционной украинской партии (РУП). созданной в 1900 г. и поначалу представлявшей блок идейно разнородных элементов (социал-демократов, народников и пр.), впоследствии появляются: Украинская народная партия (УНП), первые кружки украинских эсеров, Украинская демократическая партия (УДП). В свою очередь последняя стала ядром Украинской радикальной партии (УРП). А в Среднеазиатском регионе этот процесс набрал силу только после февраля 1917 г., когда было сформировано движение Шура-и-Исламия (Совет Имама). Решающее влияние на формирование национальных партий имела Первая российская революция. В 1905-1907 гг. на дальних окраинах государства дает о себе знать множество новых партий, союзов, движений. Большинство из них было немногочисленными, организационно немощными, идейно размытыми и просуществовало весьма недолго.

До первой революции в России существовало всего 9 национальных организаций либерального и консервативного направления, в 1905-1907 гг. их число увеличилось до 42, а к февралю 1917 г. достигло 52.

После февраля 1917 г. процесс образования национальных партий и движений продолжался, и за короткий срок в дооктябрьский период их возникло еще около двух десятков. Наконец с конца 1917 г. по 1925 г. включительно образовалось еще 12 партийных организаций либерального и консервативного направлений.

Казалось бы, такое огромное количество либерально-консервативных национальных образований впечатляет. Но практика оказалась иной. 60-75 политических образований существовали непродолжительное время и оставили после себя малую толику программных документов, а главное, немногочисленных приверженцев. Да и особенности национально-политического развития Российской империи, а в дальнейшем и советской России, оставили за бортом политические образования Польши, Финляндии, прибалтийских государств, ставших на путь независимого развития.

Как либеральные, так и социалистические национальные партии поставили своей главной целью проведение системных реформ, которые затрагивали бы все без исключения сферы общественной жизни. Национальные либеральные партии видели будущее России в модификации автократического режима. Партии либерально-консервативного [c.262] толка и либеральный центр (таких было меньшинство) предполагали, что самодержавие само, “сверху” проведет радикальную реформу и будет эволюционировать в сторону конституционно-парламентского строя. Левые либералы предполагали, что на власть возможно давление “снизу”, для того чтобы она успешнее реформировалась. Национальные партии социалистического направления стояли на позициях революционного радикализма и видели будущее России не просто в демократической республике, как левые либералы, но и в социализме. Здесь национальные партии были идеологически идентичны своим российским аналогам. Однако национальный вопрос не позволял им найти общий язык и объединиться с РСДРП или кадетами.

Несмотря на идеологические разногласия, и либералы, и социалисты считали, что этносам необходимо свое национально-государственное устройство. По представлениям идеологов национальных партий, оно могло быть двояким. Во-первых, в виде автономии {культурно-национальная автономия, национально-территориальная автономия, федерация); во-вторых, в виде независимых национальных государств. Идеологи некоторых национальных партий предлагали также создание федерации независимых государств на основе географической или историко-культурной общности. Причем, по их замыслу, в этой федерации не всегда находилось место новой, демократической России. Такая федерация должна была выступать как своего рода противовес возможным реваншистским выступлениям России.

После февраля 1917 г. у национальных партий наблюдается смещение акцентов в национальном вопросе в сторону большей национальной самостоятельности, что привело к конфронтации между национальными и общероссийскими партиями, еще более усилив центробежные тенденции в общественном развитии страны.

Октябрь 1917 г. вызвал резко негативный отклик у либеральных и У части членов социалистических национальных партий, что стимулировало процесс создания независимых национальных государств и перехода национальных партий, стоявших на позициях автономности, на позиции сепаратизма. Лишь небольшая часть левых в национальных партиях социалистической ориентации осталась на позициях интернационализма и видела будущее своей Родины вместе с большевистской Россией.

Отличительной чертой национальных партий, действовавших в Царской России, было стремление выражать интересы своих наций часто в ущерб декларированным идеологическим парадигмам. Русификаторская политика самодержавия только усиливала эту тенденцию. Однако неправомерно будет говорить, что национальные партии идеологически были несостоятельны и что национальный вопрос в практической деятельности партий довлел над идеологией. Национальный фактор в деятельности национальных политических партий был сильным, но не определяющим. По идеологическому признаку национальные партии классифицируются следующим образом:

1. Партии консервативного направления.

2. Либеральные партии.

3. Партии социалистической ориентации. [c.263]

Итогом многолетней прямолинейной, а порой и грубой, оскорблявшей чувства национальных меньшинств русификаторской политики самодержавия стало выделение национальными политическими партиями национальных приоритетов в ущерб общероссийским, и как показали события февраля-октября 1917 г. партийные идеологи оказались правы: наиболее развитые в социокультурном отношении народы увидели свое будущее вне границ новой России, в то время как русские национальные партии проявили явное непонимание важности национального вопроса для будущего России.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.