Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Проблема внимания в системной психофизиологии





У. Найссер определяет структуру поведения как некоторую организацию нерв­ных процессов, пли схему. Он считает, что для организации схемы и способности 3, ее к модификациям «в мозге должны существовать какие-то образования». С по­зиций развиваемого в настоящее время системно-эволюционного подхода В. Б. Швыркова структура поведения представлена взаимодействующими между собой функциональными системами разной сложности и с разной историей фор­мирования. Эти функциональные системы, в свою очередь, представлены нейро­нами, локализованными в самых разных областях нервной системы (см. главу 14). Для организации этой структуры не нужно никаких специальных образований в мозге. В основе организации функциональных систем лежит сформированная в процессе эволюции способность живых организмов предвосхищать будущие со­бытия на основе предшествующих событий и прогнозировать свои действия на достижение ожидаемого результата. С позиций этого подхода афферентные и эф­ферентные влияния обеспечивают не приход ограниченной информации в центр и реализацию на ее основе моторных программ, а согласование или взаимодейст­вие систем (Межсистемные отношения). В этом плане показательны исследова­ния ТО. И. Александрова (см. главу 14). Исследуя активность ганглиозпых клеток сетчатки у кроликов в пищедобывательном поведении, он обнаружил, что эта ак­тивность, как и активность центральных нейронов, связана с этапами поведения животного, а не детерминирована зрительными раздражителями. Более того, ак­тивность большинства клеток сохраняет связь с этапами поведения даже в случае, когда кролик осуществляет определенное поведение при закрытых специальны­ми светонепроницаемыми колпачками глазах, т. е. при прекращении доступа к ним зрительных раздражителей. Автор связывает этот феномен с включенностью нервных элементов сетчатки глаз в функциональные системы, составляющие ин­дивидуальный опыт животного и обеспечивающие его поведение.



В других исследованиях, проведенных в рамках системно-эволюционного под­хода, было показано, что в конфигурации ССП отражаются не информация, по­ступившая с периферии, не ее последовательная обработка и не моторная про­грамма, а межсистемные отношения. Авторы исходят из того, что взаимодействие субъекта с внешним миром возможно только через активность его систем. Набор реализующихся систем обеспечивает специфику поведения. Однако поведение, одинаковое но специфике, может быть выполнено с высокой или низкой степенью эффективности. В этих случаях говорят соответственно о высоком или низком уровне внимания в поведении. Например, скорость и точность отчетных действий в классических задачах выбора рассматриваются в экспериментальной психоло­гии как показатели уровня внимания. В задачах выбора испытуемому предъяв­ляют в случайной последовательности через определенный интервал времени разные сигналы (например, а, б, б, а, б...). В ответ на предъявленный сигнал ис­пытуемый в соответствии с инструкцией должен совершить отчетное действие. например быстро нажать кнопку «А» при появлении сигнала «а», а при появлениисигнала «б» - - быстро нажать кнопку «Б». В данной вероятностной ситуации ис­пытуемые всегда прогнозируют появление следующего сигнала на основании предшествующей последовательности сигналов, что отражается на времени от­четного действия и конфигурации ССП. Этот феномен известен как эффект по­следовательности. На основании анализа поведенческих показателей и ССП бы­ло выявлено, что в тех случаях, когда наблюдался эффект последовательности, в межсистемные взаимодействия текущего отчетного действия включались неко­торые системы, обеспечивавшие предшествующие отчетные действия. Однако в процессе тренировки эти «лишние» системы исключались из обеспечения отчет­ного действия, время этих действий сокращалось, а число ошибочных отчетов уменьшалось вплоть до полного исчезновения. Одновременно с этим имели место устойчивые изменения в ССП - у них изменялись временные и амплитудные характеристики компонентов и они становились сходны­ми в разных областях мозга. На основании этого можно считать, что в процессе совершенствования деятельности решения задачи выбора сформировались и стабилизиро­вались такие межсистемные отношения, которые обеспе­чивали оптимальную реализацию этой деятельности. Если же изменения в ССП носили неустойчивый характер, то и показатели внимания были неустойчивы.

Механизм стабилизации межсистемных отношений на таком уровне, который обеспечивает действия в соответ­ствии с инструкцией, недостаточно изучен. Предполага­ется, что существенную роль здесь играет образ действий, формируемый на основе инструкции, и, по мнению С. Л. Рубинштейна, именно во внимании, которое не имеет своего содержания, специфическим образом прояв­ляется взаимосвязь образа и деятельности. Таким образом, с позиций системно-эволюционного подхода внимание рассматривается не как самостоятельный психический процесс, а как характеристика степени совершенствования межсистемных отношений в текущей деятельности.

Проблема внимания в традиционной психофизиологии

Теории вызванного внимания

Общая идея теорий фильтра заключается в том, что на пути прохождения электри­ческих импульсов (возбуждения) по нервным волокнам от рецепторов, подверг­шихся воздействию внешних раздражителей, до коры имеет место механизм, от­фильтровывающий эти импульсы. Нейро- и психофизиологи в своих исследова­ниях мозговых механизмов внимания взяли на вооружение эту идею. Многие экс­периментальные исследования были направлены па изучение судьбы афферентных возбуждений, вызванных тем или иным сенсорным раздражением в ситуации привлечения внимания к это­му раздражению или при отвлечении от него внимания.

Исследователи рассуждали следующим образом. Су­ществуют морфологически выделяемые афферентные пу­ти - от рецепторов до коры головного мозга. Эти пути имеют синаптические переключения в ядрах ствола го­ловного мозга и в коре. Существуют эфферентные пути от коры и ретикулярной формации ствола мозга к ядрам, где происходит переключение афферентных путей. Из­вестно, что потенциалы действия или возбуждения, иду­щие по эфферентным путям, могут изменять синаптическую передачу афферент­ных возбуждений. Следовательно, процесс фильтрации в виде торможения возбуждений по некоторым афферентным волокнам происходит на этапах пере­ключения этих путей в релейных ядрах. При этом допускалось, что показателем торможения является уменьшение импульсной активности нейронов этих ядер, что должно сопровождаться уменьшением их суммарной активности, регистри­руемой в виде вызванных потенциалов (ВП). Несомненно, что из сказанного вы­ше следует однозначный вывод: поскольку внимание проявляется через избира­тельное торможение в определенных сенсорных каналах, то, следовательно, жи­вотное заранее знает, что они не соответствуют ситуации.

Результаты первых исследований подтвердили эти предположения. В извест­ных экспериментах Р. Эрнандец-Пеона [1979] предъявления «незнакомого» зву­кового щелчка вызывали у кошки ориентировочное поведение в виде заинтересо­ванности этими щелчками и большие по амплитуде вызванные потенциалы (ВП) в улиточном ядре. Дальнейшие однообразные предъявления этого щелчка приво­дили к угашению внимания к щелчкам (привыканию, или габитуации), что сопро­вождалось сначала исчезновением ориентировочного поведения (кошка засыпа­ла) и лишь через длительный промежуток времени уменьшением амплитуды ВП вплоть до его исчезновения. Если звук щелчка, внимание к которому было угаше­но, внезапно изменяли (изменяли громкость, локализацию или тембр), то кошка пробуждалась ( дисгабитуация), а в корковых и в подкорковых областях увеличи­валась амплитуда ВП.

В других опытах Р. Эрнандец-Пеоном и его последователями было показано, что ВП на сенсорные сигналы в коре и подкорковых образованиях уменьшаются и У кошек, и у людей по амплитуде при отвлечении внимания от этих сигналов. От­влекающим фактором для кошек могли быть запах пищи, появление в поле зре­ния мыши или крысы, писк крысы, электрокожное раздраженние. У человека так­же уменьшалась амплитуда ВП в слуховой коре, если внимание от раздражителей отвлекали тем, что он решал какие-либо задачи, читал или вспоминал события своей жизни.

Казалось, что проблема фильтров близка к разрешению - повышение внимания к сигналу сопровождается усилением связанного с ним афферентного потока, и, наоборот, угашение внимания к сигналу ослабляет этот поток. I выдвинуто предположение, что угашение и отвлечение внимания связаны с активностью ретикулярной формации, участвующей в блокаде афферентных возбуждений. Однако в других лабораториях, где проводились аналогичные исследования не было обнаружено каких-либо закономерных изменении амплитуды ВП в слуховых путях на щелчки, к которым предварительно было угашено внимание. Так у кошек в правом и левом слуховых ядрах и даже в разных точках одного ядра исследователи наблюдали разнонаправленные изменения амплитуды ВП, неоднозначные изменения наблюдались также в амплитуде корковых ВП. Более того, как показали исследования Л. Г. Воронина и Е. Н. Соколова если интенсивность сигнала, к которому было выработано привыкание (т. е. фильтры не должны пропускать от него афферентное возбуждение), внезапно снизить до порогового уровня то наблюдается дисгабитуация со всеми ее проявлениями. На основании этих данных уже невозможно утверждать, что невнимание к сигналу осуществля­ется через блокаду афферентных возбуждений где-то на этапах их синаптических переключений. Вместо него было выдвинуто предположение о том, что все аффе­рентные возбуждения поступают в центр. На последнем предположении построе­на теория нервной модели стимула Е. Н. Соколова .

Согласно этой теории, в процессе привыкания к внешним раздражителям в ко­ре формируется нервная модель стимула, в которой фиксированы все параметры знакомого комплекса раздражителей. Такая модель, по мнению Е. Н. Соколова, обеспечивает высокий уровень внимания, поскольку позволяет воспринимать ин­формацию от рецепторов, возбужденных знакомыми раздражителями, за более короткое время и более надежно, чем возбуждения от малознакомых раздражите­лей. Возбуждения, поступившие в центр от незнакомого раздражителя, оказыва­ются несогласованными с существующей нервной моделью, в результате чего формируется ориентировочное поведение, которое можно рассматривать как вни­мание, направленное на этот раздражитель.

Развивая теорию о нервной модели стимула, Р. Наатанен предположил воз­можность формирования трех различных типов нервных моделей стимула. Одна из них — «пассивная», или непроизвольная, модель стимула — формируется по­сле многократного предъявления стимула («стандартный» стимул) даже при от­влечении от него внимания и сохраняется в течение примерно 5 с. Если в пределах этого интервала предъявляется «отклоняющийся» стимул, который отличается по физическим характеристикам от часто предъявляемого «стандартного» стиму­ла, то происходит рассогласование приходящих от этого «отклоняющегося» сти­мула афферентных возбуждений с нервной моделью «стандартного» стимула. В электрической активности мозга, а именно в связанных с событием потенциалах (ССП), это рассогласование проявляется в виде негативной волны, получившей название негативность рассогласования (НР). НР развивается через 100 мс после предъявления стимула и длится около 250 мс. Чем больше разница между «стан­дартным» и «отклоняющимся» стимулами, тем больше амплитуда НР. Процесс рассогласования не осознается, но он может привлечь внимание субъекта к изменениям в последовательности предъявляемых стимулов. Предполагается, что НР является необходимым, но не достаточным условием для осознанного восприятия изменении в стимуле.

В случаях привлечения внимания к стимулу, например, когда испытуемый должен считать какой-то редкий стимул на фоне более частых, у него формируется «активная», или произвольная, нервная модель часто предъявляемого стимула. Время существования этой модели определяется тем, насколько долго испытуе­мый сохраняет внимание к выполняемой задаче. Данная модель является своего рода стандартом, с которым сравниваются поступающие от стимулов афферент­ные возбуждения. Афферентныевозбуждения от редкого сигнала вызывают про­цесс рассогласования, который и обеспечивает узнаваниередкого сигнала. В ССП процесс рассогласования с «активной» моделью сопровождался негативным ко­лебанием Н-2, которое состояло из НР и дополнительного негативного колебания Н-26. Чем больше выражены рассогласования афферентных возбуждений от сти­мула с пассивной или активной моделями, том больше амплитуда соответствую­щих волн. На основании этих данных авторы считают, что пассивная и активная модели существуют одновременно и обеспечиваютсяактивностью нейронов раз­ных областей мозга.

Когда вероятность появления стимула, который нужно обнаружить (его еще называют целевым стимулом), возрастает до определенного уровня, то уже фор­мируется нервная модель именно этого стимула. Авторы называют эту модель «следом внимания»,поскольку она формируетсяи поддерживается стимулом, к которому привлечено внимание. «След внимания» существует только тогда, когда у субъекта актуализирован ясный образ целевого стимула. Распознавание целево­го стимула в этом случае происходит за счет процесса согласования поступающих от него афферентных возбуждений с его же нервной моделью. Развивающаяся во время этого процесса негативная волна, или негативность, по-видимому, связана с обработкой информации. Эта волна начинается на нисходящем фронте Н-1 и про­должается в течение нескольких сотен миллисекунд. Чем больше афферентные возбуждения от целевого стимула соответствуют «следу внимания», тем большую амплитуду и длительность имеет эта волна.

Итак, в основе модели внимания Р. Наатанена лежит нервная модель стимула, которая представляет собой репрезентированный в нейронных системах образ оп­ределенного стимула. Сопоставление афферентных возбуждений от стимула с мо­делью осознанно или неосознанно ожидаемого стимула характеризует внимание и проявляется в негативном отклонении компонентов ССП. В настоящее время НР как показатель уровня внимания внедряется в клиническую практику.

В других теориях внимания, разрабатываемых в рамках информационной па­радигмы, внимание определяется как процесс, лежащий в основе селекции и орга­низации доступной информации для соответствующего ответа. Авторы связыва­ют последовательность этих процессов с последовательными компонентами ССП: ранние позитивные компоненты ССП отражают регистрацию и анализ при­ходящей информации; внимание, осуществляющее селекцию этой информации, отражается в развивающейся вслед за позитивным компонентом негативной вол­не; поздняя позитивная волна отражает процесс выбора ответа.

Недостатки теорий вызванного внимания.В описанных выше информаци­онных моделях и концепциях внимания в основном рассматривается зависи­мость афферентных возбужденийот внешних источников, внимание к которым, по условиям эксперимента, привлекается или, наоборот, отвлекается. При этом авторы учитывают в своих теориях экспериментально доказанные факты влия­ния на нейроны релейных ядер, где эти афферентные возбуждения переключа­ются, и на рецепторные образования эфферентных возбуждений от корковых, подкорковых и стволовых структур мозга. Именно эфферентные возбуждения из Центральных структур, отражая собой индивидуальный опыт, и обеспечивают ра­боту фильтров.

Эти теории рассматривают внимание как механизм, вызванный внешними ис­точниками, которые, по сути, являются строго определенными звуками или зри­тельными изображениями (иногда иллюзиями), навязанными эксперименталь­ной ситуацией, применительно к которой только и имели смысл получаемые результаты. Но совершенно очевидно, что объектом внимания могут быть не только эти источ­ники. Уже У. Джемс в конце XIX в. выделял как внешние (объекты и события в окружающей среде), так и внутрен­ние (память и знания) источники, к которым привлекается внимание. Однако внимание к внутренним источникам вряд ли можно объяснить, используя гипоте­тический механизм последовательной обработки информации.

С помощью только этого механизма невозможно объяснить и другой важный факт, который долго игнорировался в когнитивной психологии, а именно: эффек­ты внимания определяются обучением и тренировкой.

Неэффективное выполнение какой-либо задачи на внимание свидетельствует об отсутствии навыка в выполнении этой задачи. Так, известный психолог рей, исследовавший внимание и многократно участвовавший как испытуемый экспериментах по дихотическому слушанию, приобрел навык легко обращать две деятельности одновременно: это записывание слов под диктовку и чтение про себя .

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.