Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ОБСТАНОВКА В РАЙОНЕ г.СТАЛИНГРАД К 24 АВГУСТА 1942 г.





Из документов 48 ТК от 24.08.42 г., следует, что немцы все же планировали захват Красноармейска и выход к Волге в этом районе.

Донесение 48 ТК :

,, Задача на 24.8. остается неизменной. Корпус рано утром 25.8. продолжит наступление на север, разведка 24.8. продвигается вперед на возвышенности между Красноармейском и Ивановкой.
Ночью поступает приказ армии, согласно которому армия после перегруппировки своих сил дальше наступает на Сталинград. Основное направление наступления находится восточнее железной дороги. 48-й Танковый Корпус. получил задачу, уничтожить неприятеля восточнее железной дороги. После этого корпус должен объединить свои силы по обеим сторонам железной дороги и станции Тундутово и держаться в состоянии боевой готовности для продолжения наступления на Сталинград 25.8.
Был обсужден план- подвести корпус дальше на восток в район 24 ТД, и оттуда прямо через отметку 107,4 пробиваться на Тундутово.

Насчет замечания командира корпуса на возможную критическую угрозу флангового обстрела, главнокомандующий высказался, что у него не складывается мнения, что неприятель атакует. Кроме того, командующий придерживается мнения обойти отметку 133,7 непосредственно к юго-западу Красноармейска и отложить взятие Красноармейска. Командующий уточняет по поводу приказа группы войск, согласно которому армия с танковым корпусом должна пробиваться на север, невзирая на противника на левом фланге, чтобы произвести соединение с 6 армией.»

 

Ранее наступавшая севернее Сталинграда 6 -я немецкая полевая армия генерала Паулюса 23 августа силами 3-й моторизованной и 16-й танковой дивизий, прорвала оборону с ранее подготовленного плацдарма на левом берегу р.Дон, на стыке 4-й Танковой и 62 - й Армий.
Совершив прорыв немецкий 14 ТК вышел к р.Волга в районе Спартаковка - РынОк - Акатовка, и встал в оборону своими более сильными частями по грядам высот, расположенных в этом районе.
Своим правым крылом немецкая 6 А, силами 51-го Армейского Корпуса генерала Зейдлица начала продвижение к Сталинграду, и одновременно навстречу 4-й Танковой Армии Гота.



Используя эту благоприятную ситуацию сразу же поступил приказ из штаба группы «Армий Б»

Из донесений 6 А Паулюса :

,, 21.30 Шифрограммой принят следующий приказ группы армий:
1) 16-я танковая дивизия прорвалась к Волге севернее Рынка;
2) необходимо использовать тяжелое положение противника, в котором он оказался в Сталинграде и юго-западнее города.
Для этого приказываю:
А) 4-й танковой армии соединенными силами и используя все возможные резервы в наиболее возможно ранние сроки прорываться восточнее Карповки на высоты западнее Сталинграда для установления соединения с 6-й армией. Находящегося в районе железной дороги между станциями Абганерово и Тингута неприятеля следует блокировать минимальными силами;
B) 6-й армии организовать устойчивую оборону по общей линии Ерзовка-Качалинская и пытаться частью сил установить соединение с 4-й танковой армией (пункт А), после чего овладеть Сталинградом;
С) Уничтожение противника, еще остающегося в районе между Карповкой и Калачом является второстепенной задачей, которую требуется решить слабыми силами после установления соединения обеих армий.»

Поэтому перед командованием немецкой 4-й Танковой Армии сразу же встал вопрос о скорейшем прорыве обороны 64 А и 57 А, и как можно быстрее продвинутся навстречу частям Паулюса.

6-я А и 4-я ТА планировали встретиться на участке железной дороги Сталинград –Калач: в районе разъезда Бассаргино – станция Воропоново. Однако к этому времени все моторизованные и танковые дивизии 6 Армии Паулюса находились на северном участке, отбивая постоянные атаки Красной Армии в районе фронта Котлубань - РынОк, пытавшейся пробиться в г.Сталинград с севера, и окружить части немецкого 14 ТК.
И в связи с этим 51 АК Зейдлица продвигался медленно - собственно на Сталинград пока наступали только 2 пехотных дивизии : 71-я и 295-я.

Поэтому командующим немецкой 4 ТА генералом Готом было сразу решено ускорить соединение с 6 А, бросив все силы на прорыв обороны частей 64-й и 57-й армий в районе х.Солянка – ст.Тундутово, и далее уже выйдя на Ергенинские холмы*, начать скорейшее продвижение на встречу с 6 А.
Основные усилия в этом наступлении должна была предпринять 24 тд, как наиболее сильная и сохранившая силы часть.

* Гряда возвышенностей, разделенная многочисленными балками и оврагами простирающаяся вдоль правого берега Волги на всем протяжении города, с высотами от 90 и более метров. Благодаря повороту реки эти высоты позволяют контролировать соседние участки, переправы через Волгу и открытую местность за р.Волга на протяжении до 10 км.

Добавлено: 22.05.2017 22:12:22

Донесение немецкого 48 ТК :

24 августа

,, В 19.05 поступает следующая выдержка из приказа армии: 4-я Танковая Армия облегчает 6-й Армии взятие Сталинграда. Для этого она пробивается, и преследуя отступающего неприятеля западнее железной дороги «станция Абганерово — станция Тундутово», своими главными силами восточнее Карповки - головными колоннами до железной дороги «Воропоново (8 км западнее Сталинграда) — Новый Рогачик».

Главная задача:

,, 48 Танковый Корпус прорывает 25.8. оборону неприятеля по обеим сторонам Солянки и вначале занимает гряду возвышенностей северо-восточнее Ивановки. Оттуда корпус пробивается, не дожидаясь дальнейшего приказа, по возвышенностям, до железной дороги «Воропоново— Новый Рогачик» и пытается войти в соединение с 6 Армией. Промышленные поселки в долине Волги нельзя атаковать. Выступление с исходных позиций 25.8. в 05.00. Обеспечение восточного фланга остается задачей корпуса.

Оценка неприятеля показала, что везде, где противник применяет противотанковые бригады (истребительные бригады) на направлении наступления корпуса, сопротивление значительно усиливается, и это приводит к приостановлению продвижения …"

Однако 25 августа немецкому 48 ТК не удается прорвать оборону у Солянки и станции Тундутово, так как в этом районе была сильная противотанковая оборона, выстроенная частями Красной Армии, что и было отмечено в донесении 48 ТК. В этом месте было собрано несколько полков ИПТАП и танки 64-й и 57-й армий. Правда танков было немного – участвовали лишь 133 тбр и 6 ТБр
Из пехоты Красной Армии на направлении главного удара был только один стрелковый полк 422 сд.

Бой 25 августа у Солянки и Щетинина из донесений 48 ТК :

,, Командир 24 ТД будет продвигаться дальше лишь тогда, когда будет устранена неприятельская угроза, которая возникает от того, что забуксовавшая в тяжелых боях 14 ТД не может наступать на север. Командир корпуса решает, что следует немедленно, невзирая на эту угрозу, наступать на Щетинин (Schtschinin). Наступление, которое совершенно случайно получает поддержку «Штуками», хорошо продвигается вперед, и быстрее, чем ожидалось, занимает местность при сначала незначительном сопротивлении противника. В 10.45 была взята высота 111,4.

14 ТД в 05.30 взяла отметку 107,4. Части танко-гренадерского полка были повернуты на 115,8. Оттуда, несмотря на налет Штук, ведется сильный фланговый огонь. Группа Шевена с танковым десантом находится в продвижении через балку Морозова на точку 115,8. Группа Шмидта в данный момент выходит к Каменной балке и по приказу продвигается на 76.4.
В 08.00 в районе 107,4 — 115,8 полным ходом идут тяжелые бои с танками противника. Вышли из строя все собственные танки, кроме пяти*. Группа Шевена натолкнулась на сильную пехоту противника.

Бой на левом фланге 14 ТД идет очень тяжелый и кровопролитный, продвижение останавливается перед очень сильным сопротивлением. Часть танков выходит против этой группы, чтобы сделать возможным выход Шевена из водосточных каналов. В настоящее время снова боеспособны 13 танков.

(*На 24.08. в 14 ТД находился 31танк)

В полдень 24 ТД южнее Щетинина создала проход в минном поле почти шириной в 100 м. Создается впечатление, что противник хочет удержать Щетинин. Наступление продвигается очень медленно. В 17.05 командир 24 ТД доложил по телефону командиру корпуса, что наступление было остановлено. Стрелки попали под очень сильный артиллерийский и минометный огонь. Кажется, что неприятельская артиллерия стоит далеко в тылу, но очень сильна. В настоящее время из Солянки атакуют 12 танков противника.**

( ** Это была атака 6 –й танковой бригады, есть запись в донесении ЮВФ –прим.)

В 17.50 командир корпуса по телефону доложил командующему о положении дел.
Командующий позднее сообщит командиру корпуса о своем решении о дальнейшем ведения наступления и применении здесь 94 ПД.
В 18.05 командир 14 ТД доложил командиру корпуса, что тяжелые, кровопролитные бои у высоты 120,2 еще не завершены. Наступление на северо-восток застопорилось под неприятельским артиллерийским огнем.
Танковый полк в настоящее время больше не боеспособен, так как люди совершенно измотаны. Командир корпуса высказался по этому поводу, что в том случае, если не будет наступления, позиция должна быть удержана. Командир 14 ТД считает это возможным.
Стрелки так же больше небоеспособны. Кроме того, командир докладывает, что боевое применение зениток в наземном бою хорошо себя зарекомендовало, упомянутые подразделения отличились и, к сожалению, так же имеются большие потери…»

Описание этого боя с нашей стороны. Конечно, число немецких танков завышено, но вполне возможно в этом месте действовали и штурмовые орудия 243 – го дивизиона, который был ранее придан 29 ПД и потом к 24 ТД. К тому же на боле боя действовали и немецкие бронетранспортеры, часть которых была вооружена и пушками. Глядя на лавину наступающей немецкой бронетехники было трудно выделить именно танки.

 

ОПИСАНИЕ БОЯ 25 АВГУСТА ИЗ ДОКУМЕНТОВ 57 Армии и ЮВФ :

24 августа

,, 422 сд /без 1392 сп/ с 499, 612, 502 ИПТАП обороняет ИВАНОВКА, ЧЕРВЛЕНЫЙ, ТУНДУТОВО, /иск/выс. 106.5, отм. 84.5, /иск/ СЕМИСОТОВ, выс. 114.3.
36 гв. сд вышла в резерв фронта.*
Курсантский полк Винницкого Пехотного Училища выводится в КРАСНОАРМЕЙСК.*
Потери : убито 11, ранено 56, без вести пропало – 268. Уничтожено 11 лошадей. Потери противника : уничтожено 8 солдат и офицеров, подавлено одно орудие, подбито 5 танков. Взято в плен 2, принадлежащих 24 ТД.»

* На самом деле курсантский полк Винницкого пехотного училища вел бои на этом направлении до 28 августа, позже остатки полка в начале сентября были преданы в 64-ю Армию.

Из Журнала боевых действий 57 армии от 25.8.42 и 26.8.42:

,, Войска армии с 12.00 вели бои с прорвавшимися танками и мотопехотой противника, общей численностью до 150 танков и до одной ПД при активной поддержки авиации выс.115.8, выс. 107.4., выс 111.4, отрезая пехоту от прорвавшихся танков противника, нанося большие потери в живой силе и технике.
К исходу дня части и соединения занимают положение :
1392 СП/ 422 сд по докладу командира дивизии вел бой на занимаемом рубеже с пехотой противника, имея в тылу у «К» до 25 танков с автоматчиками.*
422 сд с 6 ТБР артминогнем задержала до 90 танков противника в районе ЩЕТИНИН**, балка ТАРНОВАЯ, и к исходу дня удерживает занимаемые рубежи. 3-й батальон 1392 стрелкового полка 422 сд сменил 106 гв. стрелковый полк 36 гв. сд на участке - / иск/ высота севернее СОЛЯНКА, дамба с тоннелью.

( *, ** Танки 24 ТД –прим.)

38 МСБР, 15 гв. сд, 76 УР – без изменений. 911 сп 244 сд с ротой 177 ОПАБ 118 УР занял участок 104 гв. сп 36 гв. сд. 177 ОПАБ 118 УР полностью прибыл в КРАСНОАРМЕЙСК и вошел в состав 244 сд. 1188 ИПТАП передан 244 сд.
Потери противника : уничтожено, сожжено, подбито и подорвалось на минных полях – 47 танков.
« 24 ООР* - 16 приборов действующие при отражении танков 25.8, фугасными действиями остановили атаку 24 танков противника, 5 танков первого эшелона подожжены, остальные повернули обратно. Подоженные танки увезены противником.»
(* Отдельная Огнеметная Рота, возможно вооружена фугасными огнеметами – прим.)

Из донесений штаба артиллерии 57 Армии следует, что несмотря на довольно большое количество ИПТАП находящихся в составе армии, вели бои 25 августа с 48 ТК лишь их небольшая часть.
По донесению того же штаба артиллерии 57 А основное количество немецких танков подбил 85-й гаубичный полк Резерва Главного Командования ( РГК) :
,,500 ИПТАП рассеял скопление танков в районе высоты 118.0. Расход боеприпасов 76 мм – 17.
Артиллерия 422 сд / 1061 АП, 612, 499, 502 ИПТАП и 85 ГАП РГК/ вела бой с наступающими танками противника.
499 ИПТАП уничтожил 5 танков и 2 автомашины.
85 ГАП РГК по докладу командира полка подбил до 20 и сжег до 10 танков противника. Расход боеприпасов 122 мм- 432. Остаток боеприпасов 122 мм – 16.
Сведения о боевой деятельности 1061 АП и 612 ИПТАП* не поступили. Выслан офицер связи.
(* Последующее донесение о бое 612 ИПТАП: По предварительным данным танками подавлено 2 батареи)
502 ИПТАП – огня не вел.
Артиллерия 244 сд – 776 АП и 1188 ИПТАП огня не вели.
4-й Гвардейско - минометный полк : Лес 3.5 км. Юго-западней КРАСНОАРМЕЙСК. Произвел 4 залпа по скоплению живой силы, танков и автомашин балка СУХАЯ, выс. 76.4, балка ТАРНОВАЯ, родники южней ЩЕТИНИН, ПОДСОБНОЕ ХОЗЯЙСТВО. Цели накрыты, наблюдались пожары, 3 танка уничтожено. Расход боеприпасов 888 мин. Обеспеченность - 1 залп. Потери: от преждевременных разрывов выведены из строя 3 установки М-13.»

Добавлено: 22.05.2017 22:19:04

Бывший командир батареи 500-го истребительно-противотанкового полка Виталий Иванович Елистратов вспоминает о бое 25 августа:

«Сталинград для меня — вся моя жизнь. Сюда, в прокаленные солнцем степи, летом 1942 года, после ожесточенных боев на реке Оскол, подошел наш обескровленный 500-й артполк Юго-Западного фронта.
...Бились на самом стыке 57-й и 64-й армий. На нас двигались стальные машины, поднимая за собой серые облака пыли. Сначала вразброд, потом все решительнее убыстряя темп и посылая снаряд за снарядом, загремели наши орудия. Причудливо пересекаясь, потянулись в сторону противника светящиеся линии трасс. Все смешалось. В хаосе огня и разрывов трудно наблюдать за целями. Пороховая гарь ест глаза. Невозможно определить, снаряды которого орудия попадают в танк, но главное — попадают! Тебя поднимает, как на крыльях, мысль, что редко какой снаряд твоих пушек не находит цели. Чадят, кипят огнем бронированные чудовища, но им на смену, вздрагивая от выстрелов, ползут все новые и новые.

Раскалились стволы орудий. На ребятах от жары и сумасшедшего темпа взмокли гимнастерки. Раненых поспешно уносят в укрытие. Куда ни глянь — всюду танки: впереди, сзади, рядом с тобою. И жить тебе или не жить — этот вопрос решает, кто раньше и точнее успеет выстрелить.
В расчете старшего сержанта Мирабишвили двоих уже убило и одного ранило. За панорамой сам командир. А соседнее орудие гибнет от прямого попадания — накрыло весь расчет. Эти не успели упредить. Кто-то сообщает: «Умирает твой закадычный друг Баучидзе, сержант, признанный виртуоз меткого огня». Я еще не верю этому, не могу поверить,— так это или не так...
Не так. Нет, не умер мой сержант. Потом, после? войны, узнал, что живет-поживает он в городе грузинских металлургов Рустави, а за форсирование Днепра получил звание Героя Советского Союза.
Но возвратимся к действительности. Хуже, кажется, уже ничего не может быть. Прорвавшись из леска, танки начали давить наши орудия вместе с расчетами.
Уцелевшие короткими перебежками, под губительным огнем, отходят вместе с пехотой. Быстро, не дожидаясь команды, орудия повернули стволы почти на 90 градусов и бьют в упор по броне. По передним танкам поползли языки пламени. Тут уж мы их упредили. И я насчитываю двенадцать костров. Но другие танки стали заходить нам во фланг. Наседавшая за ними пехота огнем прижимает наши расчеты к земле. Переходим на картечь. Потом расчеты вступают в рукопашную.

Три танка, обойдя орудие Мирабишвили, бросаются вперед. Танкисты думают, что с ним, орудием, кончено, а оно заговорило. Подбегаю к Мирабишвили и помогаю ему, работая за все номера сразу. Подбиваем два танка, а третий подходит вплотную к брустверу. Раненый Мирабишвили, истекая кровью, изловчился и бросил под него гранату. Оглушительный взрыв, и правая гусеница, скользя по каткам, медленно разматывается... По щеке сержанта течет тонкая струйка крови. Мирабишвили вздрагивает всем телом. Экипаж подбитого танка открывает люк, и тут я хватаюсь за автомат. Посылаю длинные очереди и, кажется, кончаю со всеми сразу.
Наступил вечер, пахло гарью. По всему полю чернели вражеские и наши сгоревшие танки. Почти ни одно мое орудие не действовало. Многие были разбиты или покорежены, а у целых не было ни людей, ни боеприпасов. Пусти сейчас враг свои танки, и они прорвались бы к Волге. Как ни близка, как ни соблазнительна была Волга, но силенок у врага не хватило пробиться к ней...
Разве такое забудешь? Это на всю жизнь.»

На позиции 64 А вдоль железной дороги атаки вела 14-я танковая дивизия, так же немцы делали попытки отвлекающих атак силами 297 –й пехотной дивизии у 74 км и ст.Тингута.

Из боевого донесения 64 А за 25 августа :

« В 5.00 противник силою до батальона пытался атаковать правый фланг 29 сд. Атака отбита.
В районе выс. 118.8, балка Сухая до 40 танков* противника в 9.00 атаковали в направлении выс. 120.2. 5 танков подбито.
В 10.30, 13.30. 15.00 до 30 танков противника из района балки Сухая трижды переходили в атаку на выс. 120.2, атаки с успехом отбивались. На 15.00 подбито 15 танков.
133 ТБр, удерживая высоту 120.2 потеряла 5 танков, к ее составу выдвигается 13 ТБр** в составе 10 танков.
20 истребительная бригада ведет бои совместно с 133 ТБр от высоты 116.2 до совхоза имени ЮРКИНА.
Батальон ПТР ведет бой с танками противника на участке 138 сд.»

* Бой с танками 14 ТД – перед наступлением 31 танк на 24.08.42. По донесению 14 танковой дивизии боеготовыми осталось 13.
** По некоторым данным 13 ТБр прибыла в этот район только утром 26.08.42.

Из донесения 20-й истребительной бригады :

« В результате тяжелого дневного боя 25.08.42 г. бригада понесла потери в артиллерии : 4 орудия 76 мм, два орудия 45 мм, 36 ПТР.
Бригада к исходу дня 25.08.42 г. в результате самостоятельных действий занимает следующее положение :
1-й истребительный батальон юго - западные и западные скаты высоты 120.2
2-й истребительный батальон в результате тяжелого боя против пехоты и танков противника и бомбежке авиации противника в течении всего дня партиями 20 - 50 самолетов понес тяжелые потери и был отброшен с высоты 115.8.
Перед фронтом бригады имеется : в районе высоты 120.2 - 20 25 танков и на самой высоте до двух батальонов пехоты противника.
На высоте 115.8 : непосредственно на высоте до батальона пехоты противника…»

6 → Александр Д 23.05.2017 00:43:23

  • Участник
  • Зарегистрирован: 08.04.2013
  • Сообщений: 313

На стыке 64-й и 57-й Армий 25 августа в бой вступила и 133-я танковая бригада.

На фотографии ( фото находится в музее -панораме "Сталинградская битва"):

Бубнов Николай Матвеевич, командир 133 БТр. Погиб в бою 2.08.1943 г. командиром 11 гв. тбр (бывшая 133 ТБр). Герой СССР.

Бормотов Петр Леонтьевич, в боях за г. Сталинград командир по технической части 133 ТБр. Погиб в бою 7.08.1943 г. В ОБД – командир 11 гв.тбр. Возможно, он принял командование бригадой после гибели Бубнова.

Гречаников Лев Григорьевич, начальник разведки АБТУ СталФ. Воевал далее, остался жив.

 


Воспоминания командира танка «КВ» 133 ТБр Героя СССР Павлова Сергея Михайловича.

Возможно им описан бой с немецкой 14 ТД у высоты 120.2 :


«Примерно в 2 часа дня, я увидел на горизонте столбы пыли. Ну, думаю, колонна какая-то движется. Ещё через несколько минут - всё ближе, ближе, ближе... Оказалось, что это шла колонна немецких танков. Она шла несколько левее, и мы молили Бога, чтобы она так и шла левее.
Я уже отчетливо видел, что это танки... Правда, под Сталинградом, вы знаете, на горизонте такое марево стоит, что трудно различить - это танк идёт или ещё что-то. Ну, наконец, когда они приблизились ещё ближе, я увидел, что это танки. И, вдруг, колонна этих танков наткнулась на наши противотанковые орудия. Я не знал, что там стояли три наших противотанковых орудия. Орудия дали им бой и подбили четыре танка. Я вижу, как они загорелись.
Тогда колонна повернула в нашу сторону и скрылась в балке, там очень много глубоких балок, и я только по пыли видел, куда она пошла. Она стала удаляться в том направлении, откуда пришла. Потом я заметил, что она стала выходить из этой балки и двигаться уже в нашем направлении. Нам осталось только одно - быстрее готовиться к бою. Экипаж был подготовлен очень хорошо! И механик-водитель и артиллерист и заряжающий - все принялись готовиться к бою, освобождать боеприпасы из кассет и так далее. Я с приоткрытым люком визуально наблюдаю за движением немецких танков, определяю дистанцию, отдаю команды экипажу.

Потом слышу стук в броню. Я чуть-чуть приоткрыл люк и вижу: там пехотинец, лейтенант, кричит: - Танки немецкие идут! Что вы сидите? И несколько наших пехотинцев отходят назад. Я говорю:
- Лейтенант, остановите ребят, залезайте вон в тот окоп и не давайте немцам, чтобы они на нас своих автоматчиков натравили! Сбивайте автоматчиков, а танки мы встретим.Другого нам ничего не оставалось делать. У нас было ещё достаточно боеприпасов, экипаж был полностью готов вести бой. Ну, вот... Расстояние уже 1,5 километра. Это я уже точно определяю через панораму. Расстояние 1200 метров...
Артиллерист говорит:
- Я ставлю прицел 1200, надо вести огонь.
Я говорю:
- Отставить! Ставь прицел 500 метров!
Впереди шли 3 машины, за ними еще 12 машин, они шли развернутым фронтом. Ну, потом я скажу, сколько их всего было, а пока вот были развернуты 15. Три первые машины мы подпустили на 500 метров. Я так артиллеристу и сказал:
- Как только подойдут к окопу, открывай огонь.
Он мне вопрос:
- По какому танку? Я говорю:
- По любому, по какому тебе удобно!
И, вот, грянул первый выстрел!

Пламя! Весь танк объят пламенем, а на танке находились автоматчики... Часть из них были сбиты волной с танка, другие спрыгнули, по ним мы открыли пулемётный огонь. Машина сразу завертелась, я вижу, дым!.. Клубы дыма!Ну, думаю, ладно... Механик-водитель Семён Колчанов, которому не видно поля боя, кричит по переговорному устройству: Что молчите, сколько танков идёт, как первый выстрел?
Я ответил ему: Танков много, один уже горит, готовь только бронебойные. Второй выстрел... Вторая машина тоже остановилась. Третий выстрел... И третья машина остановилась. С трех выстрелов...
500 метров для танков - это дистанция "прямого" выстрела. И тут промахов быть не должно! Приказывал артиллеристу по другим танкам, пока не подойдут к окопам, огонь не вести. Надо экономить бронебойные. Ну, на душе несколько стало полегче, вы сами понимаете, какое было состояние! Было одно сомнение, хватит ли боеприпасов?
По нашему танку пока не было ни одного выстрела, да и выстрелов вообще не было, потому что немцы пока ещё не сориентировались в обстановке. Я уже говорил, что вокруг нас были горящие и подбитые танки, как немецкие, так и наши. Вот такая обстановка... Ну, наконец, они обнаружили, кто по ним стреляет, и открыли огонь. Они стали попадать по нашей машине, по башне. Это, вообще, вещь неприятная, потому что при попадании снаряда в башню человек теряет слух. Слабый человек, при попадании снаряда в танк может и вообще растеряться, но, к счастью, никто из экипажа при первом попадании снаряда по башне не растерялся. А даже наоборот стали дружнее.

Я говорю Ивану Федорчуку, артиллеристу:
- Смотри, машина подходит к окопу.
Он по ней выстрел дал - промазал, второй сделал - попал, танк загорелся.
И, вот, так: они то подойдут к нам, то обратно отойдут... Пыль окутала наш танк от разрывов немецких снарядов и от своих выстрелов, трудно стало наблюдать за боем. Вот этот бой продолжался долго, до тех пор, пока на поле боя немцы оставили 5 сожженных и 2 подбитых машины. После этого они, не выдержав боя, отказались идти в нашем направлении, и отошли назад.
Вы представляете, насколько мы были рады! Обнимали друг друга. Какое было состояние нашей души! Мы выдержали такой бой! Механик-водитель Семён Колочанов рвался выйти из танка. Я ему не разрешил.

Но оказалось, что мы рано стали радоваться. Я наблюдаю в перископ за местностью и вижу: от станции Тингута в нашем направлении идёт тягач. Я точно вижу, что это гусеничный тягач, гусеницы блестят на солнце. Ну, думаю, тягач это нам не страшно. Когда он подошёл к нам метров 700, тягач развернулся. Оказалось, что к тягачу была прицеплена пушка. Я вижу, как с этого тягача сбрасывают ящики с боеприпасами, а "прислуга" начинает разворачивать пушку и закреплять её. Я вижу такое дело. Федорчуку дал команду.
Заряжающему: Женя, осколочным.
В самый последний момент я уже видел, как их пушка, с довольно-таки длинным стволом, начинала поворачиваться в нашем направлении. И в это время Федорчук открыл огонь. Первый выстрел - перелёт, второй выстрел - то же самое, а третий - попал в пушку. Ствол пушки встал как зенитное орудие. "Прислуга" вся была убита, конечно. По тягачу мы сделали один выстрел, но не попали. Он быстро скрылся, о чем мы, конечно, сожалели.
Вот такой бой был в районе станции Тингута.

 

Разбитый немецкий танк у станции Тингута. Фото с немецкого аукциона.

Вот за этот бой и за ранее проведённые бои мне было присвоено звание "Герой Советского Союза". Механик-водитель С. Колчанов, артиллерист И. Федорчук и радист Е. Михайлов награждены орденом "Ленина". У меня и раньше были большие бои. Был бой, когда наш экипаж уничтожил 4 танка.
Вот, всегда задают вопрос:
- А сколько танков Вы вообще подбили?
Вы знаете, очень трудно сказать!
А вот здесь всё было совершено точно: 2 подбиты и 5 сожжены. Это всё на счету нашего экипажа.
Вы представляете, когда идут батальоны и роты в бой, и, допустим, появилось несколько танков противника, то мы стреляем по какому-то танку уже не согласовано, и подбитый танк за каждым экипажем не засчитывается, он считается подбитым в групповом бою. Вот почему для нашего экипажа было очень ценно, что все эти машины были на нашем счету.
Всего в этом бою было 25 немецких машин. В наградном листе написано, что было 30 танков, но я точно знаю, что их было 25. Ну, этого было вполне достаточно…
После этого боя нам разрешили отдохнуть, потому что мы плохо слышали. Было ещё, конечно, очень сильное психологическое напряжение и нам потребовался отдых…»

Экипаж танка лейтенанта Павлова :

КОЛОЧАНОВ Семен Антонович

ФЕДОРЧУК Иван Васильевич

МИХАЙЛОВ Николай Васильевич

Послевоенные воспоминания Павлова об членах экипажа своего танка :

,, Нашёл моего механика-водителя Колочанова Семёна, нашёл артиллериста Федорчука. У меня с Прядко была очень большая переписка. Когда он сообщил мне, что нашёл Колочанова и дал его адрес (это поселок Медвежий Устюг в Приморье), я немедленно написал Колочанову письмо.
Он мне отвечает:
- О, здравствуй, Серега с Малой Бронной! Прости меня, но я пишу под хмельком. Но как ты, дорогой, смог меня найти?
В общем, прислал мне такое письмо. Завязалась у меня с ним переписка. Я его пригласил приехать в Москву.
Пишу ему, а ответа на письма не получаю.
Потом женщина из медпункта этого села сообщает, что Колочанов умер...
И никто из этого села не знал, а он там работал на автомашине - вывозил лес, что он имеет столько наград... Потому что после Сталинградской битвы, он был выдвинут на должность зампотеха роты (был механиком-водителем, потом ему присвоили звание техника).
Он имеет награды: орден Ленина, за бой под станцией Тингута, о котором я вам рассказывал, у него два ордена Красного Знамени, несколько орденов Красной Звезды, орден Отечественной войны I-й и II-й степени.
Вы понимаете, какой был человек... Он сверхсрочник, водил все танки, в том числе немецкие, английские, американские. Жил один, у него не было семьи. И никто не знал, что он такой заслуженный... Его награды были переданы в Приморье в ветеранскую организацию.
Вот такая история с механиком-водителем. Федорчук умер.»

Полностью воспоминания танкиста 133 ТБР, героя СССР Павлова приведены на сайте : http://www.clubistok.ru/contents.php?id=118

В это же время в составе 133 ТБр вел бои еще один командир танка «КВ», будущий Герой СССР, младший лейтенант Савельев. Он погибнет в бою 18 марта 1943 года, под Севском.

Младший лейтенант Савельев Константин Иванович.

 

( Фото находится в музее - панораме "Сталинградская битва")

Отредактировано Александр Д (23.05.2017 23:21:57)

7 → Александр Д 23.05.2017 23:42:41

  • Участник
  • Зарегистрирован: 08.04.2013
  • Сообщений: 313

Продолжение описания боев 25 августа.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.