Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Свидетельские показания на судах ведьм в Англии





 

Когда накопилось большое количество судебных отчетов, английское духовенство и судьи начали составлять руководства по обнаружению ведьм. Скотт в 1584г. приводит пример типичных показаний свидетеля перед судом против обвиняемого в колдовстве:

«Недавно она была в моем доме и хотела получить стакан молока. Она удалилась в [ярости], потому что не получила его. Она ругалась, проклинала, шептала и шипела и наконец сказала, что никогда не покинет меня. И вскоре после этого мой ребенок, моя свиноматка и моя курица умерли или были непонятно чем поражены. Кроме того, если это удовлетворит вашу милость, у меня есть дополнительные доказательства: я был у знахарки, и она сказала мне, что у меня есть дурная соседка, и что беды будут продолжаться, пока она будет приходить в мой дом, и так оно и случилось.

И что у нее есть отметка выше талии, и так оно и оказалось, и, что, прости, Господи, меня сильно рвало при ее виде. Ее мать тоже считалась ведьмой. Ее били и расцарапывали ей лицо, пока не полилась кровь, потому что ее подозревали, и после этого несколько человек, как говорят, поправились».

Из подобных «фактов» составлялись руководства по колдовству. Основными книгами такого рода в Англии были:

Уильям Перкинс, кальвинистский богослов, «Discourse of the Damned Art of Witchcraft» (опубликована посмертно, 1608).

Томас Потт, судебный чиновник, «Wonderful discovery of witches» (1613), отчет о судах над ланкаширскими ведьмами в 1612г.

Майкл Далтон, мировой судья, «The Country Justice» (1618,1630, 4-е изд., доведено до конца Р.Бернардом), стандартное руководство для низших судов.

Ричард Бернард, священник, «Guide to Grand Jurymen» (1627).

Джон Гоул, священник, «Select Cases of Conscience Touching Witches and Witchcraft» (1646).

Метью Хопкинс, профессиональный охотник за ведьмами, «Discovery ofWitches» (1647).



Роберт Филмер, военный и судья, «Advertisement to the /uremen of England» (1653), заменившее работу Перкинса более простыми доказательствами колдовства.

Коттон Мазер, богослов новой англиканской церкви, «Memorable Providences» (1689), на основе работ Потта, Бернарда и Гауля.

Перечисленные исследования в «Certainty of the World of Spirits» Бакстера или «Kingdom of Darkness» Кроуча формировали общественное мнение по поводу свидетельских показаний.

Книга Перкинса сохраняла значительное влияние на протяжении первой половины XVIIs. В ней различались: 1) «фальшивые или неопределенные» признаки колдовства; 2) «презумпция» вины; 3) «точные и достаточные доказательства».

В первую рубрику «неопределенных или менее достаточных доказательств» Перкинс включил испытание раскаленным железом, расцарапывание ведьмы до крови, погружение ведьмы в воду, чтобы убедиться, может ли она держаться на воде [см. Плавание]. Также не следовало рассматривать как доказательство показание от свидетеля, заявлявшего о причинении вреда ведьмой, проклявшей его, или от умирающего человека. Правда, подобные обвинения могли «побудить судью допросить субьекта, но ни в коем случае [не могли стать] основанием для обвинения».

«Презумпция вины» давала судье основания для проведения проверки личности по поводу колдовства; тех, «на кого предположительно указывали как на ведьму, и тех, у кого могли быть обнаружены его явные признаки»:

1. Заведомо подозрительным является мнение большинства людей, с которыми общается подозреваемый, что она является колдуном. Это дает основание для сильных подозрений.

2. Если знакомый ведьмы или волшебник свидетельствуют о том, что кто-то является ведьмой (добровольно, или при допросе, или при его или ее смерти).

3. Если после проклятья следует смерть, или, по крайней мере, какое-то несчастье; поскольку ведьмы охотно практикуют свои злонамеренные действия с помощью проклятий и угроз.

4. Если после вражды, ссоры или угроз действительно происходит несчастье.

5. Если подозреваемая личность является сыном или дочерью, слугой или служанкой, приятелем, близким соседом или старым компаньоном признанной и осужденной ведьмы [виновность по связи].

6. Если у подозреваемой личности обнаруживается клеймо дьявола.

7. Если подвергаемый допросу дает неуверенные или преднамеренно противоречивые ответы.

«Презумпция» (предположение, которому соответствовало indicia европейских богословов) и в Англии, и в Европе являлось достаточным основанием для судей, чтобы допросить подозреваемого, однако, согласно английским законам, любое свидетельство против обвиняемого обычно предъявлялось на суде, и, поскольку пытка никогда не бывала столь же жестокой, как в Европе, многие обвиняемые были способны противостоять попыткам заставить их признать свою вину.

Для действительности показаний, доказывающих колдовство, Перкинс требовал:

1. Свободное и добровольное признание вины, сделанное подозреваемым и обвиняемым после допроса [Если обвиняемый отказывался признаваться, то было достаточно показаний свидетелей].

2. Показаний двух свидетелей, добропорядочного и честного поведения, утверждавших перед магистратом на основании собственного опыта следующие две вещи:

а) что обвиняемый вступил в союз с дьяволом;

б) что он занимается колдовством практически. [Обвиняемый] вызывал и призывал дьявола; забавлял домашнего духа и общался с ним в облике или подобии мыши, кота или другого видимого существа;

в) или использовал стекла [хрустальные шары для гадания].

На английских судах в разгар истерии главным критерием колдовства стали упомянутые Перкинсом домашние духи, и, поскольку кошки и мыши были повсюду, обнаружить и доказать, что человек являлся ведьмой, не составляло труда. Подобным же образом в руководствах для судей и присяжных Майкла Далтона и Ричарда Бернарда обладание домашними духами означало колдовство. Работа Далтона «Country Justice» основана на отчете Томаса Потта о суде 1612г. над ланкаширскими ведьмами; вслед за Поттом, Далтон привел 7 признаков колдовства. Он предупреждал судей «не ожидать прямых свидетельств, осознавая, что все их [ведьм] деяния являются делом темным, и что ни один свидетель не будет обвинять их в их присутствии». В 4-м издании (1630) Далтон расширил список признаков, включив еще 8 показателей, которые он взял из книги Ричарда Бернарда «Guide to Grand un men», относительно осторожной работы. Домашние духи и отметки дьявола оставались основными свидетельствами колдовства, и Далтон подчеркивал: «Два первых пункта являются основными для обнаружения и осуждения ведьм, поскольку можно точно доказать, что у данных ведьм есть домашний дух, и они вступили в союз с дьяволом». Дальнейший признаками по Далтону является владение восковыми подобиями, свидетельства детей и показания о призраках.

Самозванный «генерал-охотник за ведьмами» Хопкинс на основании собственного опыта обсуждал ценность признаний. С лицемерным красноречием он отрицал законность признаний, полученных под пыткой, наводящих вопросов, и обещаний неприкосновенности признавшимся, — его отрицание (помимо отчетов о судах, в которых он принимал участие) является достаточным свидетельством того, что он использовал подобные методы. Если находили ведьму с любым кожным недостатком (здесь снова сделан упор на отметку дьявола как показание), ее могли довести до признания собственной вины такими вопросами, которые сам Хопкинс, очевидно, использовал сотни раз:

Что было причиной появления дьявола — невежество, гордость, гнев, ярость, злоба?

О чем они говорили?

На что он был похож?

Какой у него был голос?

Каких домашних духов он послал к ней?

Сколько их было?

В каком образе они появились?

Какие поручения она им давала?

«Доказательств реальности всех этих несчастий достаточно для опровержения всех ее отрицаний». С 1645 по 1646гг. с помощью такого допроса, усиленного бессонными ночами и связыванием жертвы как цыпленка, Хопкинс умудрился повесить около 200 человек — 68 известны поименно. Его список вопросов очень похож на заранее заготовленные листы, использовавшиеся в европейских судах [см. Признание].

Хотя Филмер в «Advertisement to the Jurymen of EnglandTouchingWitches» (1653) высмеивает предположения Перкинса, но фактически повторяет его прежние критерии. Во-первых, признание, хотя он и допускал, что «многие признаются в вещах ложных и невозможных: что они мгновенно поднимаются в воздух, проходят через замочные скважины и дверные щели, что они иногда превращаются в котов, зайцев и тому подобных существ — все это является чистой выдумкой и невозможной вещью». Во-вторых, домашние духи и призрачные показания: «Два свидетеля, доказывающие на основании своего опыта, что обвиняемый вступил в союз с Дьяволом, и что он совершил какие-либо колдовские действия, вызывал Дьявола или желал его помощи».

Как писал Ричард Бултон в 1715г., вернейшими признаками ведьмы являются «нечувствительная отметка на коже (клеймо дьявола), «ведьмин знак» (след от сосания тела ведьмы ее демоном) и испытание водой (плавание). Книга Бултона, вобравшая в себя основные принципы европейских демонологов, стала одной из последних работ, поддерживавших веру колдовство. Включение испытания водой означало, что народная вера в колдовство изменялась, возвращаясь от концепции колдовской ереси к фольклорному чародейству.

Кроме доказательств, обсуждаемых в этих руководствах, известны и другие приемы, такие как доказательство посредством невозможности ведьмы произнести без запинок молитву Господу. Несколько судей были готовы вообще отказаться от любых показаний. Так, сэр Эдмунд Андерсон в 1603г. писал, обвиняя членов суда присяжных:

«Вред от [ведьм] велик, их действия дьявольские, и они в короткое время заполонят всю землю, если мы не будем осуждать их без их собственного признания или прямых доказательств, когда имеются серьезные основания и обстоятельства очевидны».

К тому времени, как Бернард одним из первых среди английских авторов стал обсуждать призрачные показания, они уже длительное время допускались в английских судах. Призрачное показание было свидетельством о том, что ведьма появлялась перед околдованным в виде призрака; или (что было более распространено в Европе) ведьма видела кого-то другого на шабаше ведьм или при общении с дьяволом. На большинстве судов подобные показания имели определяющее значение [см. Призрачные показания].

Возможно, наиболее поразительным показанием, из когда-либо принятых на английских судах, было то, согласно которому судья Роберт Арчер осудил Джулиан Кокс в Та-унтоне (Сомерсет) в 1663г. Оно отражает, насколько легковерными могли быть судьи, даже, когда истерия шла на убыль, и как легко могли быть сняты даже незначительные ограничения для обвинительных показаний, устанавливаемые в руководствах. Один свидетель, охотник, преследуя за кустами кролика, обнаружил миссис Кокс и никаких следов животного. Второй свидетель сказал, что, раскуривая трубку в доме миссис Кокс, он увидел между своих ног жабу. Вернувшись к себе домой, он снова закурил и увидел, как ему показалось, ту же самую жабу. «Он вышвырнул жабу, чтобы убить ее, — сообщает Гланвиль в «Saducismus Trium-phatus» (1681), — и по своему разумению разрубил ее на несколько кусков, но, когда он вновь взял свою трубку, жаба появилась снова. Наконец, она закричала и исчезла». Третий свидетель видел миссис Кокс влетающей к себе в окно «во весь рост». «Возможно, это было самое абсурдное переплетение свидетельств, когда-либо использовавшихся против ведьмы, — заметил Нотштейн, — но судья добился признания ее виновной».

[См. также Свидетельские показания на судах ведьм в Европе; Показания о призраках; Признание; Свидетель].

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.