Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Русская журналистика в 1905 году.





О готовящемся шествии 9 января 1905 года и о возможном кровопролитии знали не только власти, но и некоторые общественные деятели. 8 января в редакции петербургской газеты «Наши дни» состоялось собрание, на котором было решено ходатайствовать перед министром внутренних дел П.Д. Святополк-Мирским о предотвращении расправы. В делегацию вошли М. Горький, Анненский (член редколлегии журнала «Русское богатство»), Арсеньев (политический обозреватель «Вестника Европы»), Гессен (редактор газеты «Право»), Семевский, Кареев и другие. Делегацию принял председателем кабинета министров Витте, но разговор не дал результатов; вскоре после этого все члены делегации были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость.

После трагических событий 9 января 1905 года русская печать была лишена возможности опубликовать какие-либо материалы, кроме официального сообщения. Многие уже набранные материалы были конфискованы полицией, которая делала обыски в помещениях редакций. Тогда газеты и журналы начали своеобразную забастовку. Собрание представителей газет «Русь», «Новости», «Новое время», «Биржевые ведомости», «Слово», «Право», «Наборщик» приняло заявление, где говорилось, что эти газеты «не находят возможным считаться с цензурными запретами» печатать сообщения о событиях общественной жизни.

Необходимо заметить, что уже в конце 1904 года печать «явочным порядком» расширила цензурные рамки, определенные в 1880-е годы. Как писал Витте в своих воспоминаниях, «пресса начала разнуздываться еще со времени войны: по мере наших поражений на востоке пресса все смелела и смелела». Однако в годы первой русской революции положение печати осложнилось. Теперь на нее давило не только правительство – к этому печать привыкла за долгие годы и научилась бороться с цензурными запретами. Но издания неожиданное ощутили противодействие и со стороны восставших рабочих. Рабочие типографий могли прекратить выпуск органа печати, если считали его недостаточно революционным. Газеты не выходили и во время всеобщих забастовок. Свою волю диктовали и новые органы власти – Советы рабочих и крестьянских депутатов. Поскольку судьба изданий зависела от работы наборщиков в типографиях, а многие рабочие находились под влиянием Советов, периодике пришлось также искать компромисс и со старыми, и с новыми органами власти. Витте писал в своих воспоминаниях: «Можно сказать, что редакции были в руках своих рабочих — наборщиков, а потому не только в виду общего тяготения к либеральным идеям, но и по карманным соображениям, почти все газеты революционировали…».



С другой стороны, именно в это время журналистика осознала свою, особую, только ей присущую роль – информировать читателей о том, что происходит, несмотря на любые катаклизмы. Момент самоопределения журналистики – один из самых главных итогов первой русской революции.

Конечно, свою роль играла и романтика революционных событий, возможность писать самые острые материалы – все это увлекало журналистов, которые очень охотно освещали ход революционных событий.

Для российской периодики в 1905 году самым острым вопросом стал вопрос свободы печати. В начале октября 1905 года в Петербурге по инициативе газеты «Наша жизнь» был организован Союз в защиту свободы печати. В него вошло около 36 изданий разных направлений. Первые заседания, во время которых обсуждались проблемы ослабления цензурного гнета, проходили в редакции «Нашей жизни», затем переместились в «Новое время».

17 октября Союз провел несколько собраний, поскольку необходимо было возобновить выпуск газет – все они были приостановлены в связи со всеобщей стачкой. Однако переговоры со стачечным комитетом закончились неудачей (выход газет был разрешен только 22 октября). Газеты не могли выходить и даже опубликовать текст Манифеста – удалось это сделать только официальной газете «Правительственный вестник». Частным же газетам пришлось искать обходные пути. Так, в «Новом времени» отпечатали текст Манифеста на машинке и вывесили в окне редакции. «Русское слово», чьи типографские рабочие не участвовали в стачке, тем не менее оказалось без света и потому тоже не могло выйти. Тогда Сытин распорядился выпустить газету в книжной типографии, снабженной автономным источником энергии: «Русское слово» с текстом Манифеста вышло в книжном формате.

19 октября представители петербургских газет («Нового времени», «Петербургских ведомостей», «Света» и мн.др.) встречались с Витте. От имени прессы выступал издатель «Биржевых ведомостей» С.М. Проппер; были выдвинуты требования всеобщей амнистии, свободы печати, удаления генерал-губернатора Трепова (виновника расстрела 9 января). «Мы правительству вообще не верим», - сказал Проппер. В это время вся пресса (кроме официальной) держалась антиправительственных настроений – и консервативная, «правая», и либерально демократическая.

Время с 17 октября до 24 ноября современники назвали «медовым месяцем свободы печати». Газеты выходили без цензуры, в них поднимались самые острые темы. Правительство тем временем начало работу над новыми законами о печати. Было создано Особое совещание для составления нового закона о печати под председательством Д.Ф. Кобеко. В него вошли многочисленные деятели русской прессы разных направлений, публицисты, историки, – К.К. Арсеньев, В.О. Ключевский, А.Ф. Кони, М.М. Стасюлевич, А.С. Суворин, В.П. Мещерский и другие. Плодом работы стали новые «временные правила» о печати, вышедшие в свет 24 ноября 1905 года. Они сменили старые «временные правила», просуществовавшие, несмотря на свою временность, более сорока лет.

24 ноября 1905 года вышел указ о новых «Временных правилах о повременных изданиях», который упразднял предварительную цензуру для периодических изданий. Это было крупное достижение революционного года. Устанавливался явочный порядок выхода изданий: теперь достаточно было подать прошение на выход периодического органа печати и через две недели выдавалось разрешение. Такой порядок давал возможность быстро заменять приостановленные издания другими при том же составе сотрудников. Он был более выгодным для деятелей русской прессы. Однако это не означало окончательной отмены цензуры – сохранялась система штрафов, предупреждений и других мер, которые по-прежнему могли применяться к изданиям, публиковавшим «вредные» материалы.

Во время Декабрьского вооруженного восстания в Москве Совет рабочих депутатов запретил издание и выход периодических изданий. Совет в защиту печати резко протестовал против такого решения. Издатели и журналисты пытались убедить восставших, что выход газет – в их же интересах, и потому забастовки не должны распространяться на печать. «Вестник Европы» писал: «Полная нецелесообразность газетных забастовок не может подлежать никакому сомнению. Успех забастовки создает настроение. Настроение, если не создает, то поддерживает на известной высоте всего сильнее газета - освещением событий и еще больше сообщением фактов… Эти бесспорные соображения заставляли и в октябре, и в ноябре и теперь в декабре поголовно всех издателей, редакторов и сотрудников газет, особенно радикальных, добиваться возможности писать и печатать. Наборщики же, печатники и вообще все механические работники печати всякий раз отвечали решительным и упорным отказом».

Кроме того, на собрании Совета в защиту печати подчерчивалось, что принцип свободы печати требует выхода всех изданий, без различия направлений, а не только желательных революционерам. Необходимо заметить, что в период революции на первый план вышла информационная роль журналистики, требование же «направления» стало не столь обязательным.

После подавления московского вооруженного восстания, когда стало ясно, что самодержавие выстояло, началось наступление на прессу. В марте 1906 года вышел указ «Об изменении и дополнении Временных правил о периодической печати», ужесточивший наказания и представивший систему арестов номеров газет и журналов в качестве основной меры борьбы с печатью.

Сатирическая журналистика в годы первой русской революции.Первая русская революция вызвала огромный количественный рост сатирических журналов – в 1905-1907 годах выходило около 400 разнообразных иллюстрированных еженедельников, наполненных карикатурами, фельетонами, сатирическими песенками, стихами.

Первым сатирическим органом стал петербургский «Зритель» (1905-1906, 1908), его издавал художник Ю.К. Арцыбушев, всего вышло 39 номеров. Зародившись летом 1905 года, к осени сатирическая журналистика достигла своего расцвета и стала конкурировать с газетной прессой. Наибольшей популярностью пользовались журналы «Пулемет» (1905-1906, вышло 5 номеров) Н.Г. Шебуева, «Сигнал» (1905, вышло 4 номера) К.И. Чуковского, «Жупел» (1905-1906, вышло 3 номера) З. Гржебина, «Маски» (1906, вышло 9 номеров) С. Чехонина. Большинство журналов были беспартийными, но они находились в центре политических скандалов, слухов, разговоров. Например, первый номер журнала Шебуева «Пулемет», который вышел 13 ноября 1905 года, поразил своих читателей последней страницей обложки. На ней был изображен кровавый отпечаток ладони на тексте манифеста 17 октября. Под рисунком было подписано: «К сему листу свиты его величества генерал-майор Трепов руку приложил» (генерал-губернатор Петербурга Трепов считался виновным в расстреле мирной демонстрации 9 января, положившему начало революции). В журнале существовало разделение труда – текст и темы для рисунков давал Шебуев, а рисунки выполнял художник И.М. Грабовский. «Пулемет» просуществовал около двух месяцев, затем был закрыт правительством, а Шебуев заключен в крепость.

Кроме беспартийных оппозиционных журналов, выходили рабочие сатирические издания, такие, как например, журнал «Свобода» (1905, вышло 2 номера), издатель С. И. Чепурин, редакторы С. М. Усас А. М. Гутьяр. «Свобода» заявила о том, что она принимает программу социально-демократической партии. После закрытия этого журнала в 1906 году вышло два номера журнала «Девятый вал» того же издателя, под редакцией А. И. Яргина. В 1907 году петербургскими печатниками издавался сатирический журнал «Балда», вышло 3 номера. Сотрудниками этого журнала были сами рабочие. После закрытия его сменил журнал «Топор» (1907 год, вышло 2 номера). В годы начавшейся реакции появились черносотенные сатирические журналы, такие как «Кнут» (1907) А. Оловенниковой.

В сатирических журналах 1905-1907 годов на первый план выходила карикатура, рисунок. Живописная часть нередко формировала журнал, а текст только дополнял рисунки. Поэтому важно было привлечь к участию в журнале хороших художников. Сатирические журналы «Жало», «Жупел» оформляли известные художники из группы «Мир искусства» - Е. Лансере, В. Перов, И. Билибин. Однако в них участвовали и известные писатели – А.М. Горький, И.А. Бунин, А.И. Куприн, К.Д. Бальмонт и другие. Предметом сатиры служили тупоумная и реакционная бюрократия, придворная камарилья, военно-полицейские методы управления страной; карикатуристы и поэты-сатирики не щадили и личности самого самодержца.

Хорошо известно высказывание А. Аверченко об этом периоде: «Как будто кроваво-красная ракета взвилась в 1905 году. Взвилась, лопнула и рассыпалась сотнями кроваво-красных сатирических журналов, таких неожиданных, пугавших своей необычностью и жуткой смелостью. Все ходили, задрав восхищенно головы и подмигивая друг другу на эту яркую ракету. – Вот она где, свобода-то!».

Сам Аверченко в годы революции также издавал сатирические журналы в Харькове – «журнал сатирической литературы и юмористики с рисунками» «Штык» и его продолжение «Меч».

Партийно-политическое оформление легальной журналистики.Политическое самоопределение газет и журналов в 1905-1906 годах было связано, главным образом, с появлением легальных политических партий. На страницах периодических изданий начинают публиковаться партийные программы, появляются официальные органы партий и поддерживающие их издания.

До октябрьского Манифеста партии в России могли существовать только нелегально; именно поэтому первыми создали партии радикальные социал-демократические группы (РСДРП и эсеры) и русские интеллигенты, имеющие возможность группироваться вокруг зарубежных изданий (кадеты). В период выборов в I Государственную Думу партии стали возникать одна за другой. В результате было организовано несколько десятков партий, которые можно разделить на три группы: 1) консервативно-охранительные, 2) либерально-оппозиционные и 3) революционно-демократические. Каждая партия издавала свои органы печати.

1). Консервативно-охранительные партии. На крайнем правом фланге стояли черносотенцы, организовавшие в ноябре 1905 года «Союз русского народа» (СРН). Руководителями партии были А.И. Дубровин, В.М. Пуришкевич, Н.Е. Марков. В 1908 году из СРН выделился «Союз Михаила Архангела». Черносотенцев поддерживал Николай II. Официальным органом СРН стала газета «Русское знамя», политику партии поддерживали «Московские ведомости» (издатель – В.А. Гринмут, член СРН). В 1910-1912 году СРН распался на две самостоятельные организации – «Союз русского народа» и «Всероссийский Дубровинский союз русского народа».

2). Либерально-оппозиционные партии. Крупная буржуазия создала в конце 1905 года несколько партий: «Союз правого порядка», «Всероссийский промышленный союз» и ряд других. Самым долговечным из них оказался «Союз 17 октября» («октябристы»), названный так в честь Манифеста 17 октября 1905 года. Организационное оформление партии началось в октябре 1905 года, завершилось на I съезде партии в феврале 1906 года. Инициатива создания партии принадлежала московским текстильным фабрикантам, во главе стояли А.И. Гучков и Шипов. Органом партии была газета «Голос Москвы», политику «октябристов» поддерживали «Новый путь», «Слово», и другие, более 50 изданий. «Октябристы» стали самой многочисленной фракцией в II Государственной думе, они попеременно блокировалась с умеренно-правыми кадетами.

«Промежуточное» положение между октябристами и кадетами занимала «Партия мирного обновления» («мирообновленцы»), которая сформировалась в 1906 году. Лидерами партии стали П.А. Гейден, Д.Н. Шипов, Н.Н. Львов, Е.Н. Трубецкой. «Мирообновленцы» выпускали с декабря 1906 года газету «Слово».

Преемницей этой партии стала «Партия прогрессистов» - она оформилась в ноябре 1912 года, была самой «буржуазной» из партий – в нее входили крупные предприниматели, банкиры. Учредителями партии стали московские фабриканты А.И. Коновалов, братья В.П. и П.П. Рябушинские, С.Н. Третьяков. Органом прогрессистов стала газета «Голос Москвы».

К группе либерально-оппозиционных партий принадлежала и ставшая самой популярной в России «Конституционно-демократическая партия» – кадеты. Она была создана на своем первом, учредительном, съезде в Москве 12-18 октября 1905 года. Партия кадетов с большим преимуществом победила на выборах в I Государственную Думу. К кадетам принадлежали в основном представители российской интеллигенции – врачи, ученые, преподаватели, инженеры, адвокаты, писатели, - а также либерально настроенные представители помещиков, буржуазии. В партии состояли рабочие и крестьяне, хотя и немногие. Лидером кадетской партии был П.Н. Милюков.

Кадетская партия не была единой, в ней со временем выделились «правые, «левые кадеты» и центр. В качестве центрального органа кадеты издавали газету «Речь». Однако кадетов поддерживала почти вся легальная пресса. «Наша жизнь», «Русь», «Товарищ», «Русские ведомости» и многие другие влиятельные органы периодики разделяли взгляды партии «народной свободы», как себя называли кадеты. Правда, довольно быстро некоторые органы печати в программе кадетов разочаровались.

3). Революционно-демократический блок включал в себя социал-демократические и неонароднические партии. Ведущую роль среди них играли возникшие на рубеже веков «Российская социал-демократическая рабочая партия» (РСДРП) и «Партия социалистов-революционеров» (эсеры).

РСДРП окончательно оформилась на II съезде в 1903 году. На этом же съезде произошел ее раскол на большевиков (лидером которых стал Ленин) и меньшевиков (их возглавил Плеханов). Однако до марта 1917 года обе фракции формально существовали в рамках одной партии. В период революции 1905-1907 годов численность РСДРП значительно выросла: перед революцией количество членов партии составляло 2,5 тысяч, то к концу революции – 70 тысяч. В конце 1905 года большевики использовали в качестве центрального органа партии газету «Новая жизнь».

Партия эсеров формально заявила о своем образовании в 1902 году, но организационно оформилась на Учредительном съезде (29 декабря 1905 – 4 января 1906). Численность ее составляла около 50 тысяч человек. Лидерами партии были В.М. Чернов, А.Р. Гоц, Н.Д. Авксеньев и другие. Эсеры превратили в свой орган уже издававшийся «Сын Отечества»; также под их влиянием находились журнал «Вестник революции», газеты «Революционная Россия», «Знамя труда» и другие издания. Эсеры имели свою группу во II Государственной думе – было избрано 37 депутатов, эсеры сочли это большой победой революции.

Среди неонароднических социалистических партий видное место занимала «Трудовая народно-социалистическая партия» (народные социалисты, или энесы). Она официально заявила о себе в сентябре 1906 года. Идеологами энесов были профессора и публицисты А.В. Пешехонов, В.Я. Мякотин, Н.Ф. Анненский и другие легальные народники. Официальным органом партии был бюллетень «Народно-социалистическое обозрение».

Кроме того, в I – IV Государственной думе существовала так называемая «Трудовая группа» (трудовики) – демократическая фракция депутатов-крестьян и народнической интеллигенции. Печатный орган – газета «Трудовой народ». В июне 1917 года группа слилась с народными социалистами.

Конечно, разобраться сразу во всех программах вновь появившихся многочисленных партий было очень сложно и читателям, и властям.

Создание партий и партийной прессы сделало систему русской журналистики более разнообразной и «напоминающей политическую прессу Западной Европы и Америки», по замечанию журнала «Русское богатство». Правда, при одинаковой партийной ориентации различные газеты и журналы сохраняли собственные взгляды, не совпадающие в нюансах и оттенках. Чисто партийными становились официальные и неофициальные центральные органы, в основном газеты. Кроме того, уже к концу революции общественно-политические издания - газеты и журналы - поняли, что партийная принадлежность уменьшает количество читателей. Пропаганда партийных программ неизбежно сужает возможности периодического органа в освещении широкого круга проблем: осознание этого факта привело русскую журналистику к отказу от признания своих связей с партиями. Скрывать партийные симпатии необходимо было и из-за цензуры, которая усилилась в годы реакции после 1907 года. На титульных листах можно было увидеть подзаголовки «Беспартийный орган прогрессивной мысли», «Беспартийная газета экономики, политики и литературы» и другие.

Организация взаимодействия первой государственной Думы и журналистов.В. Дорошевич, руководивший «Русским словом», высказал мнение о том, что Дума будет «страшно интересовать» общество лишь в первое время. Действительно, в преддверии открытия первой государственной думы практически все газеты писали о подготовке к выборам, о концепции Думы, о деятельности правительства в этот период и так далее. Пресса отразила историю зарождения отечественного парламентаризма, трудность и многоступенчатость этого процесса.

Перед открытием Думы в среде журналистов начались волнения, связанные с предстоящей работой в парламенте – далеко не все желающие смогли обрести места. За пять дней до открытия Думы, 22 апреля, представители прессы собрались в помещении Государственного Совета (Мариинский дворец), чтобы обсудить вопрос распределения мест, отведенных печати в Думе. Всего было выделено 35 мест, и журналисты должны были сами распределить их. Проблема решалась в ходе бурных обсуждений с двух часов дня до десяти вечера.

Всего на места для прессы претендовали около ста изданий – причем не только общественно-политические, но и специализированные, музыкальные и так далее. После предварительного отсева осталось около 60 претендентов. Полемика достигла своего накала, провинциалы нападали на столичных журналистов, те отвечали им собственными претензиями. В результате петербургским газетам отдали 13 мест, московским – 4, провинциальной прессе – 8, национальной – 8, одно место зарезервировали для рабочей газеты и одно – для еженедельных и ежемесячных изданий. Этого было явно мало, и собрание русских парламентских журналистов решило хлопотать об увеличении мест для печати в Думе и Государственном Совете. Для этой цели собрание избрало бюро, в которое вошли: В.В. Святловский (председатель), А.А. Пиленко («Новое время»), И.В. Гессен («Речь»), В.А. Бонди («Биржевые ведомости»), Н.А. Ашешов – от московской печати, и другие журналисты. В задачи бюро также входило посредничество между прессой и Госдумой, содействие приезжающим в Петербург сотрудникам провинциальных газет.

Присутствие в Думе собственных корреспондентов было важным шагом в развитии журналистики, так как теперь общество могло получать альтернативную официозной информацию о ходе думских дебатов. Несмотря на то, что парламентские журналисты «первого созыва» проработали всего два с небольшим месяца до роспуска первой Думы, это оказалось для них хорошей политической и профессиональной школой.

 

3.3. Система российских СМИ в 1905-1907 годах.Революционный подъем обусловил бурный рост периодической печати, продолжающийся и в период спада революции. В 1905-1907 годах было основано 1143 новых общественно-политических органа: в 1905 году - 128 изданий (118 газет и 10 журналов), в 1906 - 684 изданий (608 газет и 76 журналов), в 1907 – 331 издание (303 газеты и 28 журналов). Всего в этот период в России издавалось 3310 газет и журналов, из них 1467 органов было общественно-политическими. В Санкт-Петербурге выходило 1120 периодических изданий, в Москве - 418, в провинции - 1772.

В годы революции газета как тип издания заняла господствующее положение, и среди газет особое значение приобрели ежедневные общественно-политические издания. Они явились мощным социальным инструментом, при помощи которого оказывалось сильное идейное, психологическое и организационное воздействие на общественные классы, на классовую борьбу, социально-экономическую и духовную жизнь России. Эта роль газет особенно ценилась политическими партиями.

Изменения в блоке правительственной печати.Сложившаяся система правительственной и проправительственной печати в годы революции перестала удовлетворять высшую власть. «Правительственный вестник» - центральная официальная газета России, носила преимущественно информационный характер, и слабо подходила для пропаганды официальной идеологии. Кроме рескриптов, манифестов, указов, распоряжений, циркуляров, в «Правительственном вестнике» и его приложениях появлялась «публицистика», но в этом отношении газета не могла конкурировать с частными изданиями. В 1880-х годах была предпринята попытка влияния на крестьянство, которая выразилась в выпуске прибавления к «Правительственному вестнику» под названием «Сельский вестник». Успехом он не пользовался, но выходил довольно долго, в 1905 году отметил своей 24-летие. Во время русско-японской войны в «Правительственном вестнике» велась пропаганда войны, прославлялись успехи русского оружия; для освещения хода сражений в Манчжурию были командированы писатели Анушкин и Добровольский, которые писали для рубрик «Письма с войны» и «Письма с театра войны».

События 1905 года заставили правительство не только заговорить об ослаблении цензуры, но и задуматься о создании журналистики, пропагандирующей устои русской государственности, православной веры, служащей единству и нераздельности Российской империи.

С 16 по 21 октября 1905 года «Правительственный вестник» выходил в уменьшенном объеме, и его редакция, видимо, также находилась в своеобразном шоке после Манифеста 17 октября. Однако постепенно власть стала обращать на газету более пристальное внимание. Прежнего редактора Кулаковского сменили на графа Татищева, который предложил издавать вечернюю газету «Правительственного вестника» - издание «с публицистикой». 1 февраля 1906 года такая газета под названием «Русское государство»вышла в свет. В свою очередь «Правительственному вестнику» окончательно был придан характер официального бюллетеня, печатающего правительственные акты и сообщения.

«Русское государство», вечерняя газета «Правительственного вестника», выходило под непосредственным руководством председателя Совета министров графа Витте, в роли «исполнителя должности главного редактора» выступал С. Ширяев. Газета печаталась в типографии Министерства внутренних дел. Поскольку «Русское государство» выражало правительственную политику, главным здесь был «Официальный отдел», но публиковались также передовые и авторские статьи по всем вопросам государственной жизни, публицистические заметки и фельетоны на общественные темы, критические очерки по русской и иностранной литературе, научные статьи, очерки по музыке, беллетристика и так далее. В номере было от 4 до 8 страниц, существовали постоянные рубрики «Последние известия», «Внешний отдел», «Корреспонденции», «Иностранное обозрение», «Газетный день», «Театр и музыка» и другие.

Издатели «Русского государства» пытались представить его своим читателям как беспартийный орган, хотя связь газеты и власти была очевидной. В связи с образованием в стране политических партий редакция «Русского государства» хотела служить целям объединения всех монархических организаций и союзов, которые желают «спокойствия и блага родной земле», призывала к совместной работы и помощи правительству. Газета ставила задачей «не только сообщать правительственные акты, но и объяснять основания и цели более важных правительственных действий и мероприятий». В первом номере редакция писала: «Вполне очевидно, что в стране с прогрессирующим общественным «самосознанием» для правительства возникает возможность не ограничиваться одними лишь категорическими формулами, но аргументировать свою деятельность доводами логики, действующими на внутреннее убеждение каждого гражданина».

Газета уделяла большое внимание выборам в Государственную Думу (в каждом номере присутствовали рубрики «К выборам в Государственную Думу», «Задач Государственной Думы», особым приложением выходил бюллетень «Ход выборов в Государственную Думу», занимающий целую полосу), а после того, как стали известны результаты выборов, анализировала причины провала «октябристов» и других правых партий и победы кадетов.

С апреля 1906 года газета стала выходить два раза в день – утром и вечером.

Несмотря на значительные усилия и средства, вложенные в газету, она не пользовалась популярностью у широких читательских масс. А поскольку газета держалась в основном благодаря поддержке Витте, после его ухода с поста председателя совета министров «Русское государство» перестало существовать в прежнем формате и в мае 1906 года было закрыто.

Вместо «Русского государства» было решено издавать «Вечернее прибавление» к «Правительственному вестнику»: в нем давались обзоры событий в России и за границей, «опровержения» правительственных учреждений и частных лиц по поводу критических материалов, появляющихся в печатной прессе, и так далее. Постоянных публицистических отделов в этом издании не было.

Несмотря на неудачи, связанные с изданием газет «с публицистикой» от имени правительства, вопрос о подобной газете не был снят с повестки дня. Очередная попытка была сделана в 1906 году, по инициативе министра внутренних дел П.А. Столыпина. Он предложил сделать неофициальным рупором правительства популярную, общедоступную газету - петербургскую «Россию», издаваемую Воейковым и В.П. Брискорном. С июня 1906 года «Россия» была увеличена в объеме, стала рассылаться бесплатно в некоторые волостные управления. Подписка ее составляла 4 рубля в год. Правительственная поддержка тщательно скрывалась от общества, однако о ней знали многие общественные деятели. Тираж газеты был невелик – 9-10 тысяч экземпляров; после смены редактора на А.А. Животовского вырос до 32 тысяч экземпляров (включая бесплатную рассылку). Эти цифры свидетельствовали о недостаточной популярности газеты, которая носила очевидный официозный характер, поддерживала правительство в обстановке практически всеобщего недовольства высшей властью.

Известно и о других попытках государства сделать из уже издающихся газет «рупоры» власти – рассматривался вопрос о смене арендатора «Санкт-Петербургских ведомостей» (Э.Э. Ухтомский, на взгляд чиновников, был слишком оппозиционен); возникли сложности и с «Московскими ведомостями», которые остались без редактора после смерти в 1907 году В. Грингмута – в результате долгих размышлений газеты была переведена в ведомство Главного управления по делам печати, а редактором был назначен в 1909 году Л. Тихомиров.

Стремясь расширить свое влияние на провинцию, правительство обратило внимание на «Губернские ведомости» - их в начале XX века было около 75. Издаваемые с 1838 года в крупных губернских центрах, «Ведомости» пережили подъем в 60-х годах, а к концу XIX века практически не пользовались интересом читателей. По структуре они состояли из двух отделов – официального и неофициального; неофициальная часть в это время отсутствовала во многих «Ведомостях», а с 1907 года была окончательно отменена правительством. Газеты стали носить официально-справочный характер, однако правительство часть средств направило на ремонт типографий – большинство из них находилось в самом жалком состоянии. В то же время правительство рекомендовало местным властям материально поддерживать лояльные по отношению к правительству издания - по примеру газеты «Россия», то есть маскируя эту поддержку.

Таким образом, во время и после революции правительство осознало необходимость противодействия оппозиционной прессе, для чего были предприняты усилия по созданию собственной системы изданий, пропагандирующих правительственную политику.

Новые тенденции в лагере консервативно-охранительной печати.Предшественником реакционных, черносотенных партий была «Священная дружина» - конспиративная организация для охраны царя и противодействия революционному террору, созданная после 1 марта 1881 года представителями придворной аристократии, а также «Русское собрание» в Петербурге, объединявшее в 1900 года представителей интеллигенции, чиновничества, духовенства и помещиков. Черносотенцы развили активную издательскую деятельность в 1905-1907 годах, издавали газеты «Русское знамя», «Почаевский листок», «Земщина», «Колокол», «Гроза», «Вече» и другие. В них под лозунгом «православие, самодержавие, народность» велась борьба с революционным движением, разжигался антисемитизм. Материалы черносотенцев печатали также правые газеты – «Московские ведомости», «Гражданин», «Киевлянин». Видными деятелями черносотенных организаций и известными публицистами были В.А. Грингмут, А.И. Дубровин, В.М. Пуришкевич, Н.Е. Марков. Черносотенное движение поддерживали представители разных социальных слоев, в том числе монах Илиодор, князь М.К. Шаховской, инженер А.И. Трищатый и многие другие.

Многочисленные черносотенные газеты практически не изучены. Они были выразителями идей самых реакционных групп русского дворянства, но неожиданно для себя приобрели массовый характер: в газеты активно писали представители малоимущих слоев населения, по определению современников – в этих газетах «вещала улица».

«Новое время»в 1905 году, как и вся российская пресса, значительно «полевело». Газета давала подробную информацию о стачках и забастовках, проходивших по всей России, писала о том, что рабочие волнения выдвигают политические требования. Во время октябрьской всеобщей стачки публицисты газеты рисовали апокалипсическую картину России, оставшейся без связи: «Сердце великой империи во всех артериях и нервах своих парализовано и бьется в судорогах, каких еще не видел мир. Что-то кошмарное творится на Руси» (12 окт., 1905). Однако «Новое время» требовало не разгона рабочего движения, а реформ, пересмотра действующего законодательства. В то же время на страницах газеты появляются ядовитые высказывания о социал-демократах, о «новом правительстве» - Советах Рабочих депутатов, которые «под угрозой насилия и даже смерти» требовали выполнения своих распоряжений. «Замечательно, что Совет рабочих депутатов начал себя вести, как настоящий деспот, - писало «Новое время» в ноябре 1905 года. – Запретив все газеты, кроме официальных, «Правительственного вестника», «Русского инвалида» и «Ведомостей градоначальства», он сам стал издавать свою официальную газету «Известия Совета рабочих депутатов». Г. Минский, редактор «Новой жизни», ходатайствовал перед советом о том, чтоб его газете позволили выходить, так как она вполне разделяет убеждения пролетарского правительства. Совет признал, что это было бы «желательно», но так как тогда трудно удержать выход «Нового времени», «Света» и других газет, то он ходатайство отклонил. <...> Очевидно, он боится свободной печати и желает действовать как самое деспотическое правительство, терроризируя наборщиков и журналистов».

Много внимания «Новое время» уделяло положению печати и характеристике прессы в 1905 году. Газета постоянно публиковала материалы, касающиеся деятельности Союза в защиту печати, а также подробный отчет о встрече деятелей российской прессы с Витте 18 октября 1905 года, обзоры печати в рубрике «Среди газет и журналов».

Манифест 17 октября, по мнению «Нового времени», «является светлой поворотной точкой в истории России», ибо теперь она – «страна конституционной свободы». Газета следила за деятельностью появляющихся новых партий, поддерживая «центристов» - октябристов и других партии крупной буржуазии, и критикуя кадетов и левые партии. Непримиримо относилось «Новое время» и к деятельности черносотенцев, считая их «разным темным сбродом, подстрекаемых усердной не по разуму полицией и провокаторами».

Газеты партий крупной буржуазии.Близкими по направлению являлись буржуазные партии «Союз 17 октября», «Партия мирного обновления» и – несколько позже – «Партия прогрессистов».

Октябристы начали издавать свой центральный орган «Голос Москвы» с конца 1906 года. Задачей этого издания было пропагандировать идеи капитализма, защищать интересы российской промышленности и торговли и служить «противовесом» левой прессе. Газета издавалась «Московским товариществом для издания книг и газет»; кроме этого, деньги на издание давали крупные фабриканты братья Гучковы. Однако, несмотря на первоначальную мощную финансовую поддержку, издание к 1912 году пришло в упадок, многие московские предприниматели отошли от газеты.

Конкурентом газеты октябристов стал орган партии мирного обновления «Утро России»- его финансировали крупнейшие капиталисты Москвы П.П. Рябушинский, М.М. Ковалевский, И.Х. Озеров, Н.И. Худеков и другие крупные капиталисты. Газета начала выходить осенью 1907 года, затем прекратилось и возобновилось с ноября 1909 года. К 1911 году издание приобрело влияние и авторитет у своей аудитории. «Утро России» много писало о проблемах развития русского капитала, о внешней политике России, к тому же способствовало образованию в 1912 году новой партии прогрессистов.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.