Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Культурные процессы в современном городе





Образование и воспитание

В настоящее время исследовательское внимание все больше привлекает вопрос о том, как происходят процессы порождения, поддержания и изменения социокультурных норм и взаимодействия людей в различных областях городской реальности, как с их помощью люди организуют свою жизнедеятельность в неоднородном и динамичном городском пространстве.

П. Сорокин под процессом понимал любой вид движения, трансформации, модификации, чередования или эволюции, т.е. любое изменение изучаемого объекта в течение определенного времени, будь то изменение его места в пространстве, либо модификации его количественных и качественных характеристик[88].

Эта научная позиция нашла отражение на уровне методологии исследования города и культуры в специальном теоретическом аспекте, который соединяет личностные характеристики человека с элементами его дифференцированного социокультурного окружения: образованием и воспитанием, культурой, досугом и информацией в его повседневной жизни. Задача такой теоретической системы – обеспечить возможность объяснять и наблюдать механизмы освоения людьми социокультурного окружения, преобразования личного отношения в социально значимое, порождения и изменения культурных феноменов в процессах деятельности.

Представляя культурные процессы – как «изменение во времени состояния культурных систем и объектов, а также типовые модели взаимодействия между людьми и их социальными группами"[89], необходимо отметить, что вместе с тем это «типические универсальные по масштабам распространения в разных культурах и устойчивые по своей повторяемости функциональные процедуры, поддающиеся классификации на основании общих признаков»[90].



Именно здесь лежат истоки интенциональности (осознания, переживания) социально значимых процессов, их мотивационно-ценностных «энергетических» начал. Ведь именно здесь люди реализуют свои жизненные стратегии, решая собственные проблемные жизненные ситуации по меньшей мере через три ключевых вида активности: рефлексию, коммуникацию и материально-практическую деятельность. Разумеется, все эти виды активности тесно переплетены между собой. И хотя для каждого из них характерны не только общие, но и специфичные ресурсы, и к тому же они отнюдь не всегда друг другу сопутствуют, все же интенциональность присуща и рефлексии, и коммуникации, и материальной практике.

Так или иначе, все культурные процессы представляют собой «целеориентированную жизнедеятельностную активность людей», связанную с осмыслением ими своих интересов и потребностей, удовлетворением этих интересов и потребностей с последующей передачей накопленного опыта другим поколениям.

Образование как социально-культурный феномен

Во всех исторических и социальных формах культурной общности людей образование как общественно необходимая деятельность имеет не только свои истолкования в педагогических, исторических, социологических, культурологических и философских теориях, но и независимое от них свое собственное место в изучении человека и культуры.

Общество в культурологическом плане представляет собой систему ценностей, передающихся из поколения в поколение и трансформирующихся в сознании индивида в виде общепризнанных норм поведения и способов мышления. Так, вне зависимости от типа культуры и времени, каждого ребенка учат говорить, ходить, ухаживать за собой, прививают ценности справедливости, честности, ненасилия, духовной чистоты и т.д. Человек не рождается социальным существом, а становится таковым лишь в процессе деятельности. Образование, воспитание - это не что иное, как овладение культурой, процесс передачи ее от одного поколения к другому. Любой человек, взрослея, прежде всего, овладевает той культурой, которая уже была создана до него, осваивает социальный опыт, накопленный его предшественниками.

Тенденция непрерывности образования как основополагающий принцип развития образования, как ценностный фактор каждого индивида предусматривает воспитание человека нового типа, который в динамически меняющихся социально-экономических условиях сможет активно жить, внося максимальный вклад как в собственное саморазвитие, самореализацию, так и в развитие общества, в его обновление. Развитие личности просматривается при этом как непрерывный процесс, ориентирующий учебно-познавательную деятельность не только на усвоение знаний, но и на активное преобразование окружающего мира.

Анализ современных развивающихся концепций образования определяет, что влияние детерминат развития личности в образовании направлено на формирование саморазвивающегося человека, гото­вого к изменениям в быстроменяющемся мире при осознании своего индивидуального своеобразия и принятии себя как самоценности.

В жизненном опыте личности аккумулируется ее прошлое и настоящее. Как отмечает Д.С. Лихачев, «культура человечества движется вперед не путем перемещения в «пространстве времени», а путем накопления ценностей. Ценности не сменяют друг друга, новые не уничтожают старые, а, присоединившись к старым, увеличивают их значимость для сегодняшнего дня» [91]. Культура личности есть воплощение культуры предыдущих поколений общества, сопряженных с пониманием современности и осознанием личностью своего места и роли в социально-культурном процессе.

Культура личности является результатом творческого познания социокультурных процессов. Осваивая культурное наследие, человек оказывается способным вносить собственный вклад в культурную жизнь.

Социально-культурные нормы, став достоянием отдельной личности, играют ведущую роль в её функционировании и развитии, что приводит впоследствии к культурным изменениям в обществе. Культура личности – это своего рода ценностный отбор, осуществляемый человеком. Источник культуры – человек, и он не только пользуется ценностями культуры, но и способен сам создавать эти ценности. Главное в этом процессе - его способность к изменению мира природы и самого себя, в создании материальных и духовных объектов. Как отмечал Э. Тайлор, «действующие индивиды поступают сообразно собственным мотивам, которые определяются их характером и объективными обстоятельствами» [92].

Следует подчеркнуть тот факт, что изменения в культуре общества происходят в результате накопления культурных образцов индивидов, которые на определенном этапе своего «вызревания» становятся элементами культуры общества.

Воззрения философов, культурологов, педагогов, дру­гих специалистов позволяют определить современные представления о сущности образования XXI века, а возможности синергетики - представить образование как социально-культурный феномен.

Таким образом, культура личности является способом реализации человека в обществе. Но общество формирует личность, человек же, приобщаясь к культуре общества, осмысливая ее достижения, способен сам вносить изменения в развитие социокультурных процессов. Тем самым он становится способным влиять не только на общество в целом, но и на каждого его члена в частности. Здесь можно согласиться с мнением М.С. Кагана, который утверждал: «Культура рассматривается как система отношений между человеком и природой, человеком и обществом, человеком и человеком» [93].

Итак, культура играет важную роль в социальной жизни, она четко реагирует на все перемены, происходящие в социуме, и сама оказывает на него воздействие, формируя и определяя многие социальные процессы. Поэтому при исследовании процессов, её характеризующих, необходимо объединить элементы культуры в систему, обеспечивающую их взаимосвязь на различных уровнях общества в целом, социальных групп, личностей.

Рассматривая современное образова­ние как сложное, интегрированное, многоаспектное явление, как «постоянную передачу предшествующими поколениями последующим социально значимого опыта», и как «вид социализации», образование обеспечивает процесс вхождения человека в культуру, через ее активное воспроизводство и развитие. И в этом смысле образование есть приобщение человека к культуре, онорассматривает его как активную, творческую личность, способную строить свой внутренний мир путем сознательного присвоения знания, ориентируясь на гуманные цели.

Одним из основных институтов, в котором изначально обеспечивается образование и воспитание, является семья. В семье человек усваивает «идеальные гендерные роли»: образ матери, женщины в целом, образ мужчины, отца, - а затем уже переносит их на семью, свое поведение в обществе. М. Мид, исследуя многообразие гендерных ролей в различных культурах, сделала вывод о том, что содержание роли мужчин и женщин формируется культурой исходя из общесоциального опыта[94]. Таким образом, культура личности каждого человека несет в себе определенные ценностные ориентации культуры общества, это способствует их сохранению и воспроизводству в данной части общего культурного пространства, поскольку передача наиболее важных культурных ценностей диктуется потребностями сохранения ценностей общества.

Это отражают и руководящие принципы Организации Объединенных Наций (Эр-Риядские руководящие принципы), принятые и провозглашенные резолюцией 45/112 Генеральной ассамблеи 1 декабря 1990 года, которым необходимо соответствовать и необходимость которых трудно оспорить. Вот некоторые из них:

«Поскольку семья является основной ячейкой, ответственной за первичную подготовку детей к жизни в обществе, правительствам и общественным учреждениям следует прилагать усилия для сохранения целостности семьи. Правительствам следует вырабатывать политику, способствующую воспитанию детей в условиях благополучной и стабильной семьи.

Системам образования, помимо учебной и профессионально-технической подготовки, следует уделять особое внимание таким вопросам, как:

а) привитие уважения к основным ценностям и воспитание уважения к культурной самобытности самого ребенка и его взглядам, к общественным ценностям страны, в которой ребенок проживает, культурам, отличающимся от культуры собственного общества, и к правам человека и основным свободам;

б) содействие развитию личности, таланта, умственных и физических способностей молодых людей в максимально возможной степени.

Системам образования следует содействовать развитию личности молодых людей»[95].

В широком философском плане идея образования есть становление человека, его формирование как личности. Становление человека посредством усвоения ценностей культуры происходит в форме жизненного процесса, который возвышает человека, обогащает его ум, душу и социальность[96].

Существенной частью всякого понимания культуры является формирование личности и вхождения индивида в различные культурные системы с точки зрения образования и с точки зрения биологии[97].

Проблема эффективности воспитания и образования сегодня как никогда остра. Вместе с тем, чем выше уровень функциональной организованности, тем сильнее потребность личности в каких-то неформальных, нерегламентированных отношениях: индивидуально-экспрессивное начало всегда выходит за рамки инструментально-организованного, важный институт социализации - система образования, являющаяся точкой взаимопересечения и соприкосновения, интерпретации самостоятельных отраслей знания и воспитания. Разнообразие методов и содержания образования и воспитания - позитивный социальный процесс, обеспечивающий предпосылки для формирования более сложной, творческой и индивидуальной личности.

Творческое решение городских проблем, по утверждению Ч. Лэндри, не дает окончательных ответов на все вопросы. В будущем городу предстоит двигаться дальше по этому пути, превращаясь в обучающийся город.

Обучающийся город – это гораздо больше, чем город, жители которого хорошо образованы; он идет дальше стандартного школьного или университетского образования. Это место, где отдельные люди и организации заинтересованы в динамике своего окружения и его изменений; где на этой основе постоянно изменяются сами методы образования, используя все возможности и работы, и досуга; где жителей поощряют учиться и самое главное, это город, который может научиться менять условия своего обучения демократическим образом[98].

Образование как особый вид общественно необходимой работы есть не только акт и факт расширенного (в идеале) воспроизводства культуры людей, но и само по себе есть замкнутая на свои цели и задачи особая культура. Как техника, как наука, как искусство и т.п. социально оформленные подвиды духовной и материальной культуры.

Теоретическое исследование и доказательство особого исторического, тем самым - социального и культурного феномена, до сих пор односторонне представленного не только в педагогический науке, доказывает, что этот феномен - образование как культура! Ибо образование - не только структура спонтанных и институциализированных, прошлых и настоящих способов трансляции культуры народов новым поколениям, но и само по себе — феномен особой культуры: исторической, духовно-практической культуры народов[99].

Данный подход имеет большое значение, так как постановка человека в центр современной жизни требует рассмотрения человеческой индивидуальности как отражения личностной стороны культуры, постановки в центр внимания человека как субъекта деятельности и общения, его творческой активности и самодеятельности.

В последнее время все большее значение придается сохранению сложившегося на протяжении тысячелетий культурного ценностного «ядра», основу которого составляют общечеловеческие нормы нравственности. В нем содержится идея о возможности духовного совершенства человечества и человека. Это «ядро» сравнивают с семенем, из которого прорастает «трансценденция человека к человечному в нем самом» [100].

Не случайно участники Второго и Третьего Всемирных русских соборов указали, что слово «образование» восходит к слову «образ», «образец», воплощенные в индивидуально самобытные формы, соответствующие культуре общества. Человек «образовывается» в смысловом поле определенных знаков, значений, нравов, ценностей, идеалов, присущих конкретному народу.

Игнорирование их в образовательном процессе приводит к нарушению процессов гармоничного развития личности и этнической социализации. Следовательно, образование должно включать смыслы и достижения национальной культуры, частью которой является народная художественная культура, к которой должен быть приобщен подрастающий человек[101].

Одновременно В.М. Розин, считает образование процессом приобщения нового поколения к достигнутому уровню культуры, овладения ее основами, выделяет приоритетной систему ценностей, к которой должен быть приобщен подрастающий человек - жизнь, личность, природа, знание, права личности и др.[102]

Развивая данную позицию, А.Я. Флиер в своих исследованиях утверждает, что «функциональная подсистема культуры - воспитание и образование, выполняющие функцию социализации и инкультурации личности, трансляции исторически накопленного социального опыта, воспроизводства культуры в следующих поколениях»[103].

Аналогию в определении образования, как системы приобщения человека к культурному опыту предков, мы видим и в исследовании П.А. Гагаева.

По его мнению, образовательный процесс есть целенаправленное и организованное воз­действие на личность по приобщению ее к «неисчерпаемым заданиям» человечества (к культуре - по И.С. Гессену), на основе предоставления ей возможностей пережи­вать исторически и генетически (архетип К.Юнга) органичную для нее культурно-историческую традицию (космо-психо-логос) [104].

Образование как ресурс экономики

Образование на сегодняшний день является важнейшим сектором экономики государства. Это не сфера обслуживания, это не какая-то функция, а важнейший сектор экономики, продукт которого имеет четкое цифровое, финансовое выражение. И, говоря об образовании, мы говорим о сфере воспроизводства человеческого капитала[105].

Появление рынка образовательных услуг изменило и саму систему образования. Образовательные учреждения стали субъектами рыночных отношений: они начали переоформлять свои активы, и к началу 80-х годов исследовательская функция университетов приобрела черты предмета потребления: научные и инженерные знания трансформировались в коммерческие продукты, лицензии и патенты, которые можно продавать и покупать на рынке. Вузы становятся местом производства не столько знаний, сколько инновационных технологий и новых кадровых позиций на рынке труда.

Растущие доходы крупных социальных групп позволяют их представителям не только самостоятельно покупать образовательные услуги на рынке, но и конфигурировать совокупность этих услуг так, чтобы это содействовало росту стоимости своей рабочей силы. На этом основаны личные стратегии непрерывного образования в постиндустриальную эпоху, существенно отличающиеся от корпоративных и государственных стратегий периодического повышения квалификации работников, доминировавшие в эпоху индустриальную. То есть в обществе постепенно оформляется позиция человека, самостоятельно выбирающего стратегии собственной капитализации.

Все это тем или иным образом оказывает воздействие, а порой и решающее влияние на уровень фактической социальной конкурентоспособности каждого человека, которая, по мнению А.Я. Флиера, «помимо профессиональной устойчивости и способности к повышению квалификации включает также и социальную мобильность личности: ее обучаемость, восприимчивость к новациям, способность к перемене профессиональной сферы деятельности, переход в более престижную и доходную область труда, повышение социального статуса, уровня образования и т.п.»[106].

Одновременно А.Я. Флиер отмечает, что в современных условиях приоритетное внимание следует уделить изучению и пропаганде таких социокультурных тенденций, как пропаганда посредством каналов социализации и инкультурации (воспитания, образования, системы учеб­ни­ков и иной литературы, работы куль­турно-просвещенческих институтов, государ­ственной культурной политики и т.п.) характеристик актуальной культурной компетентности личности[107].

Общество отчетливо осознало, что его члены стремятся быть благополучными, душевно здоровыми, конкурентоспособными и, в этих целях, компетентными.

Компетентность - это ключевое слово, наиболее точно отражающее прагматичность и рафинированную профессиональную устремленность современного образования. Настало время компетентных людей[108].

Компетентность, которая вырастает из проектного и творческого опыта, обеспечивает:

- возможность освоения таких образовательных и прикладных областей, содержание которых связано с развитием способностей человека – анализировать, изменять и обустраивать жизненную среду, ориентироваться в современной культуре;

- появление новых образовательных практик, направленных на решение актуальных проблем самоопределения в современной культуре;

- оформление поколенческой культуры, интерактивных форм социального взаимодействия и образования.

Рынок труда в современном городе определяет в качестве востребованных профессии, связанные с проектированием жизненной среды, ее благоустройством, созданием общественно значимых мест досуга, общения и проявления социальной активности.

Человек – стандартный продукт, произведенный в рамках культурной, в том числе образовательной, индустрии. Для образовательной деятельности стремление соответствовать определенным эталонам, безусловно, явилось мощным положительным фактором. Незнание компьютера, иностранных языков, основ экономики равносильно социальной неадекватности, а это страшное слово в современной культурной ситуации.

Чем полнее индивид усваивает требуемые характеристики социальной конкурентоспособности, тем более высокой становится и его социальная мобильность, т.е. способность к статусному росту[109].

Однако образование понимается не только как спонтанный культурный процесс, результатом которого является формирование «человека культуры»; в узком смысле этого слова под образованием понимается институционально осуществляемый процесс, целью которого является становление профессионала различного уровня. Суть проблемы взаимоотношения культуры и образования заключается, таким образом, в анализе взаимодействия «широкого» и «узкого» понимания образования: имманентного типа образования, присущего типу культуры, и его институционально осуществляемых форм.

Интеграционные процессы в образовании

В докладе Всемирного банка "Общество, основанное на знаниях. Новые задачи высшей школы" (2003) сказано: "Сейчас уже различима вторая волна институциональной диверсификации: она проявляется с приходом в сферу высшего образования новых форм конкуренции, которые выходят за пределы традиционных концептуальных, институциональных и географических границ"[110].

Внедрение в образовательную деятельность средств новых информационных технологий, расширение полей участников образовательного процесса, возросшая интенсивность межгосударственного обмена информацией, дистанционного обучения стали своеобразными катализаторами интеграционных процессов в образовании.

К новым действующим лицам относятся: виртуальные университеты; лицензионные (франчайзинговые) университеты; корпоративные университеты; компании, библиотеки, музеи и иные заведения, созданные СМИ; брокеры в сфере образования. К этим новым лицам вплотную приближаются производители программного обеспечения, издательства, предприятия индустрии развлечений, стремящиеся извлечь выгоду из потенциала нового международного рынка услуг в сфере образования.

В России формирование этого рынка началось сравнительно недавно, но, тем не менее, можно говорить о некоторых новых услугах, влияющих на рынок: корпоративные университеты, бизнес-образование и система тренингов.

Несмотря на то, что эти новые услуги появились совсем недавно, уже явно просматриваются их общие характеристики: новые игроки, как правило, приходят на рынок управленческого образования (туда, где есть спрос и деньги); стоимость их услуг гораздо выше, чем в традиционной системе образования; часть субъектов и услуг не институциолизирована (ни через правовые механизмы, ни через систему общественных институтов); часть новых услуг (бизнес-образование, тренинги) предлагается старыми игроками – вузами.

По уровню массовизации российские показатели в целом соответствуют лучшим мировым образцам. Коммерциализация высшего образования тоже идет быстрыми темпами, и пора говорить не о количественных ее показателях, которые весьма высоки, а о качестве: что продается, на какие рынки, что лежит в основе конкурентных рыночных позиций отдельных российских вузов и всей национальной системы высшего профессионального образования. Есть определенные сложности с внедрением новых форматов образования, но очевидно, что в ближайшие годы они будут интенсивно развиваться. Есть все основания считать, что отстроится и процесс интернационализации: страна вступила в Болонский процесс и рано или поздно включится в общеевропейское профессиональное образование с его системой поощрения мобильности студентов и преподавателей, с системой аккредитации учебных программ и общеевропейской системой контроля качества образовательных услуг[111].

Нельзя обойти вниманием проект «Национальной доктрины образования в Российской Федерации», анализ которой, по мнению ведущих ученых свидетельствует о серьезной недооценке, игнорировании художественного и культурологического образования[112].

Необходимо, чтобы в доктрине более четко осмыслялось то, что образование и культура есть взаимосвязанные и взаимообусловленные формы общественного сознания, с отражением неоспоримого факта уникальности системы российского художественного образования, значения познания национальных культурных традиций в развитии творческого потенциала личности.

Культурологический подход к образованию и воспитанию

Влияние культурного контекста на образовательные процессы проявляет себя практически на всех уровнях системы образования - в рамках начальной, общеобразовательной школы, в системе высшего профессионального образования, в просвещении, осуществляемом во внеинституциональных формах.

В значительной степени культура выполняет свою воспитательную функцию через систему образования человека. Воспитание культурой не сводится к утверждению нравственности, однако ей в воспитании отводится центральное место.

Ныне нередко мораль уводят на задворки культуры, выдвигая на передний план то нарочитую рациональность, то культ силы, то лишенную морали предприимчивость и конкуренцию, то ее несовместимость с современными радикальными субкультурами[113].

Сложившееся в рамках теории воспитательных систем понимание воспитания как «управления формированием и развитием личности» (Х.И. Лийметс) подвергает основательному сомнению укоренившийся в сознании многих педагогов стереотип «воспитательной работы». Воспитание, как отмечается в теории воспитательных систем, явление многомерное, вариативное, нелинейное и как следствие, нормативной логике не подвластно[114].

Воспитательная функция культуры реализуется через утверждение идей и принципов, способных разумно регулировать поведение человека и масс через систему нравственных норм и правил, посредством утверждения образцов человеческой жизнедеятельности, будь то сфера труда, социальных отношений или быта.

Сама культура – важнейший институт воспитания и регулятор взаимодействия людей, создаваемых ими общностей[115].

Научные исследования по проблемам эстетического воспитания должны опираться на опыт отечественной теории и практики. Уже в начале ХХ в. А.А. Богданов писал, что эстетическое воспитание в широком смысле – это украшение жизни, гармонизация общественных отношений, возвышение самого человека. Он обосновывал поливариативность эстетического воспитания, предельно широкий диапазон выбираемых целей, вытекающих из многообразия содержания эстетического воспитания. Но главная мысль заключалась в том, что эстетическое воспитание эффективно функционирует в условиях предметно-практической деятельности, в процессе творческого пересоздания действительности [116].

Духовное совершенство личности всегда воплощается в эстетически конкурентную форму, противопоставляя себя безобразному. Воспитание человека, субъекта рыночных отношений предполагает «преодоление прагматизма, освобожденного от морали, который «неизбежно аккумулирует все самое низменное, все идейные отходы многовекового развития классового общества»[117].

По мнению Э.А. Орловой, освоение социального и культурного опыта, как бы оно ни называлась – воспитание и образование, социализация и инкультурация, - представляет собой существенную составляющую жизненного пути человека. Благодаря нему люди трансформируют внешнее и чужое для них окружение - природное, социальное, символическое - в собственную жизненную среду»[118].

А.Я. Флиер в числе наиболее актуальных вопросов, подлежащих безотлагательному исследованию культурологической наукой, выделяет изучение работы механизмов трансляции исторического типа солидарности и идентичности следующим поколениям средствами социализации и инкультурации личности методами традиций, обычаев, нравов, образцов и т.п., а также воспитания, образования, искусства, религии, идеологии, политики и пр., обеспечивающих социальное воспроизводство данного общества как устойчивой культурной целостности. Наука в этом процессе явится лишь теоретическим основанием; полем «генерального сражения», безусловно, станет сфера образования, где и развернутся главные «битвы» между культурой и социальной деградацией[119].

Любая гуманистическая воспитательная система - система открытая: в ее становлении, функционировании, развитии большую роль играет среда, и не только как влияющий фактор, но и как компонент самой системы (в той мере, в какой она освоена). Однако, по меткому замечанию разработчика оригинальной версии средового подхода в воспитании Ю.С. Мануйлова, «не все составляющие среды могут играть роль педагогического средства[120]. Воспитательная система побуждает к самоопределению в способах реализации воспитывающего потенциала среды. По Ю.С. Мануйлову, их четыре:

1. Дифференциация среды. Это мыслительная и предметно-практическая операция, обеспечивающая различение и разделение среды на составляющие ее «ниши» и «стихии» с целью диагностики, прогнозирования, проектирования и формирования личности определенного типа (тип не унифицирует индивидуальность, а допускает массу индивидуальных различий).

2. Интеграция среды. В самом общем виде ее можно представить как процедуру включения в педагогический процесс ранее не задействованных, но существовавших ингредиентов среды. Интеграция среды позволяет полнее использовать возможности среды в изучении подрастающего поколения, без чего невозможно управление воспитательной систе­мой. Интеграция среды повышает надежность проектной деятельно­сти специалистов, ибо организованная среда более устойчива, а ее влия­ния более предсказуемы и целенаправленны, в большей мере могут быть учтены и спланированы в качестве средства воспитательного воздействия.

3. Генерирование среды - самый естественный, хотя и непростой способ реализации воспитывающего потенциала среды, создание чего-то доселе не существующего на базе имеющегося и в потенциале возможного и допускаемого его прежними условиями (к примеру, сейчас перед социальной общностью, сохраняющей определенную духовную стабильность, стоит задача генерирования философии жизни, проникнутой идеями гуманизма и демократии в условиях нестабильно-конфликтного социума). Организация совместной деятельности педагогов и семей (детей и их родителей) в социальном контексте суть генерирование среды.

4. Декомпенсация среды. Необходимость в декомпенсации возни­кает тогда, когда что-либо в среде «обретает характер неумеренной избыточности»[121]. Она представляет собой мыслительную и практическую операцию по удалению, ликвидации, устранению, изъятию, выведению, аннулированию или экранированию и блокированию нежелательных ингредиентов среды. К примеру, городской социум предполагает декомпенсировать распространившуюся на ее социальных нишах стихию расслоения в социальной структуре на богатых, бедных, очень бедных – основной источник соперничества и сопротивления людей по отношению друг к другу. Атрибуты материального неравенства должны быть табуированы и выведены из «социального обращения», равно как стихия насилия и криминала, рыночная стихия и бизнес в его бытовом варианте.

Если сегодня отказаться от традиционного понимания воспитания как комплекса мероприятий, направленных на повышение культуры личности, то нельзя сводить его к узкопедагогическому процессу, сумме определенных форм и методов. Воспитание – это разновидность социального воздействия на развитие человека, определяющая цели и задачи развития его творческих способностей и интеллектуально-эмоциональных свойств.

В рамках культуры познавательные задачи выполняют религиозные организации, разнообразные эзотерические структуры. Вместе с искусством они создают относительно самостоятельный объект познания: человеческие переживания и верования, эмоции, рефлексию, выступающие как вторая, отраженная реальность. Человек испытывает потребность в самоанализе и самопознании, изучении индивидуальных и коллективных форм психической деятельности. И он реализует эту потребность своей души с помощью специфического языка культуры (образность, символика, интуиция, знаковые средства)[122].

Цель воспитания не есть приспособление человека к жизни (социальное, функциональное), а развитие в нем позиции жизнеутверждения, социальной ответственности и внутренней гармонии.

Резкое изменение социальных факторов образования и воспитания молодёжи требует не только пристального внимания учёных и политиков к изучению качественного состава молодого поколения, но и детального исследования быстро меняющихся условий и их воздействия на социальные и интеллектуальные параметры заданной группы. Без ясного представления о быстро меняющихся условиях, в которых формируется молодёжь, о тех негативных тенденциях, которые проявляются уже сегодня в её социокультурном облике и которые официальная наука старательно обходит стороной, трудно представить приемлемую модель образовательного и воспитательного воздействия на интеллектуальные характеристики будущих поколений.

На первый план выходит изучение «микромира» отдельного человека в его взаимосвязи с «макропроцессами» – реконструкцией политики, экономики, законов морали и нравственности, как факторов, воздействующих на внутреннее содержание и поведение людей. В этом важном процессе роль города неоспорима. Задача современной науки состоит в раскрытии этой роли, её осмыслении и определении для этого индивидуальных подходов, таких как: «обновление содержания образования в плане усиления гуманитарного компонента, введение в образовательный процесс личностно-ориентированного и дифференцированного подходов, внедрение современных технологий развивающего обучения и продлённого обучения во все ступени образования»[123].

Поле образовательных потребностей, интересов, возможностей городской жизни может выйти за рамки традиционной учебно-познавательной мотивации и деятельности горожанина. Связь с современной становящейся культурой, овладение современным «культурным инвентарем» для самовыражения, изменения окружающего пространства и личного образа, получение актуальных профессий становятся основными тенденциями образования и воспитания жителя современного города.

В конечном счете образование и воспитание закладывают в сознание человека именно те особенности национального чувства, образцы поведения и мироощущения, образы и нормы этнической идентичности и солидарности, которые наиболее актуальны на данном историческом этапе развития сообщества, соответствуют культурным традициям и нормам социального производства, принципам социализации и инкультурации его членов[124].

Культурологическая составляющая образования

Образование во все времена выступало одним из важнейших механизмов трансляции культурных ценностей. В этом смысле образование и культура не могут рассматриваться в изоляции друг от друга, хотя характер их взаимодействия получал в различных подходах и теоретических системах различную интерпретацию. В одних акцент делался на культурные предпосылки образовательного процесса, его содержания и системы организации, и в такой интерпретации культура выступала определяющим, а образование - определяемым ингредиентом социального организма. В рамках других подходов подчеркивалась роль образовательной системы в процессе распространения и закрепления культурных ценностей, в процессе культурной идентификации индивида, и в этом контексте образование предстает в роли определяющего, а культурная система - определяемого института. Однако, очевидно, в любом случае подчеркивается взаимозависимый характер культурного пространства и образовательной практики.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.