Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Когда рыба больна, смени воду





Думайте о теле, как об аквариуме. Представьте что ваши клетки и системы органов это рыба, погруженная в жидкость (включая кровь), которая транспортирует пищу и забирает отходы. Потом предположим, я на машине дал задний ход и засунул выхлопную трубу в фильтр аквариума, который снабжает воду кислородом. Вода становится насыщенной угарным газом, что делает ее кислотной. Потом я кидаю в воду слишком много еды или неправильной еды и рыба уже не может употребить или переварить это все, поэтому пища начинает гнить. Токсические кислотные отходы и химические вещества накапливаются по мере того как разрушается пища и делают воду еще более кислотной.

Сколько продержится рыба, прежде чем умереть?

Вы бы никогда не сделали таких вещей со своей рыбкой, но мы люди делаем аналогичное каждый день со своими телами, нашей кровью, засоряя их мусором, чрезмерным употреблением кислотной пищи и многим другим.

Теперь, вернемся к нашему загрязненному аквариуму. Если бы вы достигли такого печального положения вещей, что бы вы сделали? Вы бы вылечили рыбку от болезни? Нет, вы бы поменяли воду.

Окажите своему телу такую же услугу. Поменяйте воду. Очистите среду. И затем сохраняйте ее чистой. Программа в этой книге покажет вам как.

 

История, утерянная и найденная

Классическая биология, основанная на работах Луиса Пастора конца 19 века, руководствуется идеей, что болезнь вызывают микроорганизмы, которые попадают в тело извне. Но изучая блестящую, но позорно не замеченную работу Антоина Бечампа (современник Пастора) и его последователей, включая Гюнтера Эндерлайна, Клауда Бернарда, Вирджинии Ливингстон-Вилер и Гастона Наессенса, я узнал, что в кислотной среде, бактерии и другие микроформы могут появиться из наших собственных клеток.



«Микроорганизмы из воздуха» Пастора может и вносят вклад в болезнь, но они не обязательны для того чтобы вызвать болезнь, что противоположно распространенному убеждению. Их негативные эффекты просто добавляются к нарушенной среде, которая уже имеется в теле.

Кроме того генерации различных микроформ внутри наших собственных тел, мы также получаем их через дыхательную систему и кишечный тракт (часто посредством пищи – но об этом позже). Бактериологические захватчики, кажется, должны потом начать распространяться по телу, вызвав характерное разрушение. Но что по настоящему происходит, так это то, что их присутствие приводит к началу похожего развития у бактерий, которые уже находятся в теле – зависит, опять-таки, от среды.

Кислотная среда дает зеленый свет этому процессу. Чтобы подхватить инфекцию, вы должны быть предрасположены к ней внутренне. У вас уже должен быть этот «жук» в системе и у вас должна быть кислотность, которая позволит этому случиться. Вот почему некоторые люди подвержены простуде или другим болезням, а другие нет. Подумайте минутку над эпидемией гриппа 1918 года. Она разорила планету, убив около 30 миллионов людей по всему миру. Но этот грипп мог случиться в одном доме, но в соседском - нет. У одного члена семьи, но не у остальных. Почему? Если вы бросаете зерна в бетон, то они не прорастут. Они должны попасть в плодородную почву. Также и с микроорганизмами. Даже если они и попадут в ваше тело, то пока тело будет нормальным и не кислотным, они не смогут расти и размножаться и сделать вас больным или убить вас.

Много форм

Другой ключевой факт о микроформах - это то, что они могут менять свою форму и функцию. Бактерия может измениться в дрожжи, дрожжи в грибок, а грибок в плесень. С этой работой, которая оказалась в тени Пастора, мы более чем на сто лет потеряли критические знания о том что болезнь это состояние нашей внутренней среды, и она не вызывается внешними организмами.

Эта потерянная глава истории открывает, что существует что-то, что живет независимо в клетках и жидкостях тела и что способно эволюционировать в более комплексные формы. Эти элементы известны как «микрозимы» («микро» означает маленький, а «зим» означает существо), и все живые существа имеют их. Дегенерация и регенерация происходят от микрозимов. Все клетки изначально эволюционируют из них. В правильных обстоятельствах и среде, микрозимы эволюционируют в более сложные жизненные формы, включая бактерии и грибки. Это двусторонний процесс: бактерия может также де-эволюционировать назад в микрозим. Все начинается и заканчивается с микрозимов. Что происходит между началом и концом зависит от среды.

Способность микроформ эволюционировать, менять форму и функцию, в зависимости от среды, известно как плеоморфизм (наличие в жизненном цикле вида нескольких разных форм) («плео» - означает много, а «морф» означает форма). Моя теория состоит в том, что красные кровяные тельца делают это тоже: они могут де-эволюционировать и потом ре-эволюционировать в любой вид клетки который нужен телу – клетки костей, мышц, кожи, мозга, печени, сердца и так далее. В своего рода параллельный процесс, бактерия, дрожжи, грибок и плесень это нездоровая эволюция здоровых клеток (включая красные кровяные тельца, клетки мозга и печени).

Вы уже знакомы с одним химическим примером плеоморфизма: переход воды в пар или снежинку. Химическая структура не меняется – это по прежнему H2O – но форма меняется, в зависимости от среды.

Теперь, я держу пари, что вы гадаете, какая среда вызывает эти нездоровые изменения в микроформах в человеческом теле. Правильно: кислотность. Микрозимы не всегда становятся бактериями, а бактерии не всегда эволюционируют в грибок, и грибок не всегда эволюционирует в плесень – это зависит от кислоты среды. Вредные плеоморфные организмы не будут и не могут эволюционировать в здоровой (щелочной) среде.

С помощью мощного светового микроскопа, камеры и принтера, я смог записать эволюцию плеоморфных организмов от палочкообразной бактерии (бацилла) до сферической (кокк), и в конечном итоге в дрожжи, грибок и плесень – и обратно. Плеоморфизм мы также наблюдали в тканях животного через новейший электронный микроскоп.

Волнующие эксперименты продемонстрировали степень возможных трансформаций. Например, один тип амебы (одноклеточный организм) питается бактериями, а другой, дизентерийная амеба, питается рисом. Оба имеют уникальную ДНК для их формы. Но что самое удивительное, что случается, если вы внезапно измените им питание, постепенно переключая одну амебу на рис, а дизентерийную амебу на бактерию: их генетический материал меняется! Они буквально преобразуются один в другую. Это делает плеоморфизм микроформ еще более глубоким, чем превращение гусеницы в бабочку, и более фантастическим, потому что это может произойти довольно резко, иногда в считанные секунды.

Друзья Пастора в высоких кабинетах, его умение привлечь внимание и его умение разрекламировать себя и свою работу позволило ему закрепить свою «теорию микроорганизмов» на долгие десятилетия, а традиционная медицина хватается за нее и по сей день. Эта традиция настолько сильна, а альтернативы настолько революционны, что даже то, что можно легко наблюдать своими глазами, тем не менее, остается незамеченным. Моя искренняя надежда в том, что это все медленно начинает меняться.

Есть еще одна причина, почему потерянная история должна быть восстановлена. Также как микроформы могут эволюционировать, они также могут вернуться в свое изначальное состояние. Например, в пиве после брожения зерна присутствует только ничтожное количество дрожжей от изначально добавленных в партию, и они больше не видны невооруженным глазом. Только алкоголь – или просто микотоксин – остался. Куда подевались организмы? Они конечно не исчезли, а преобразовались в микрозимы. Подобным образом, каждая раковая опухоль окружена бассейном молочной кислоты – другой микотоксин. Но микроформы там могут быть, а могут и не быть. Даже те, кто хочет увидеть не всегда сможет найти.

Эти желающие посмотреть снова и с открытыми глазами будут вознаграждены секретами долговременного здоровья. Мы можем вылечить себя, изменив среду внутри нашего организма. Потенциально вредные захватчики, потом не смогут расти и станут безвредными.

Кислотный дисбаланс идеален…. когда мы мертвы!

Хаос от кислотного дисбаланса и запредельный рост микроформ полностью естественный и правильный процесс когда жизнь заканчивается. Тело автоматически становится кислотным после смерти. Как только тело перестало дышать, уровни кислорода, конечно, понижаются, создавая анаэробную (без кислорода) среду, в которой процветают микроформы (в дополнение к кислоте, которую они так любят). Потом эти маленькие негодники принимаются за работу. Их главная работа – одна причина, почему они - часть нормального человеческого тела в том, что они главные «гробовщики», когда мы умираем. Эти микотоксины созданы, чтобы разложить наши мертвые тела. Микроформы и их токсины существуют для того, чтобы расщепить нас до самых маленьких частичек – до микрозимов. Биологи называют это углеродным циклом. За этим стоит литературное значение слов «прах к праху». В менее формальном и поэтическом смысле: Они это то, благодаря чему наши трупы гниют.

С чрезмерным ростом микроформ в слишком закисленном живом теле, этот процесс запускается преждевременно. Дрожжи и грибки начинают свой захват в то время, когда мы еще живы. Мы просто гнием изнутри. Бродим. Покрываемся плесенью. Берите свою кирку!

Однако держите у себя в уме, что, по сути, в самих микроформах нет ничего плохого. Они фактически хорошие. Клетки по всему телу должны постоянно разрушать и обновлять себя, чтобы оставаться здоровыми и энергичными. Микроформы нужны там чтобы поддерживать утилизацию отходов, чтобы мусор не накапливался.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.