Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Социально-экономическое развитие России в 1992-1999 гг.





 

Любые реформаторы в России в конце 1991 г. должны были исходить из объективных условий: валютные резервы СССР были истощены; государственный внешний долг вырос до 105 млрд. долл.; рост инфляции достигал 30% в месяц. Неблагополучие в производственной и денежно-финансовой сферах привело к распаду потребительского рынка. В разряд дефицитных перешли практически все виды товаров. Большинство городов страны было охвачено карточной системой. В условиях системного (общего) кризиса новое руководство сделало вывод, что советская система не реформируема в принципе и заслуживает только разрушения, а правительство должно решать не частные задачи текущего момента, а провести быструю смену общественного строя в стране.

Началом перехода к политике реформ стали решения V съезда народных депутатов РФ. 28 октября 1991 г. с его трибуны Ельцин заявил, что «поле для реформ разминировано» и выступил с программой радикальных экономических реформ, предусматривающих либерализацию цен и зарплат, свободу торговли и приватизацию. Депутаты в целом одобрили программу и наделили президента дополнительными полномочиями на один год для ее проведения. В начале ноября было сформировано правительство во главе с Ельциным, в котором ключевую роль играли два вице-премьера: Г.Бурбулис (бывший преподаватель философии и научного коммунизма, отвечавший за политические вопросы) и 35-летний экономист, доктор наук, внук двух знаменитых советских детских писателей П.Бажова и А.Гайдара, Е.Т. Гайдар (министр экономики и финансов). При правительстве также действовал институт советников, где ведущая роль принадлежала американскому экономисту-либералу Д.Саксу. Таким образом, осуществление реформ оказалось в руках радикально настроенных, ориентированных на Запад молодых либерал-демократов, полностью отвергавших советский опыт и фанатически веривших, что только рынок способен все расставить на свои места. К тому же, реальная обстановка в экономике крайне сужала возможности правительства для маневров и компромиссов.



Основными элементами проводимых реформ стали т.н. «шоковая терапия»: монетаризм, заимствованный у Чикагской школы экономики; либерализация цен, приватизация государственного хозяйства. Радикальные экономические реформы начались в России 2 января 1992 г., когда вступил в силу президентский указ об освобождении цен. В январе вышел указ «О свободе торговли». Была отменена монополия внешней торговли, практически всем предприятиям разрешалось вести экспортно-импортные операции. На первое место была поставлена задача бездефицитного бюджета. Правительство резко сократило затраты на содержание армии и производство вооружения.

Первые полгода «шоковой терапии» фактически превратили Россию в совершенно новую страну, с новыми условиями жизни. В результате либерализации цен большинство населения оказалось на грани или за чертой бедности, поскольку в течение 1992 г. цены на продовольственные товары выросли в 36 раз. Страну захлестнула инфляция. Большинство расчетов стало производиться в долларах. «Шоковая терапия» обернулась свертыванием социальных программ, включая те, которые были ориентированы на наименее защищенные слои населения. Реформой не была предусмотрена индексация сберегательных вкладов населения, что привело к одномоментному их обесцениванию – в огне инфляции сгорели многолетние сбережения населения. Равнодушие властей к этой острой проблеме вызвало резкое недовольство. Даже приватизация жилья, сделавшая миллионы людей собственниками недвижимости, не могла заменить в общественном сознании потери наличных средств. Тем более что все помнили как российское руководство в 1990-1991 гг. настойчиво убеждало население в том, что необходимые меры возможно осуществить без снижения уровня жизни, а президент Ельцин заверял, что «ляжет на рельсы», если это произойдет.

Не оправдались надежды правительства и на широкомасштабную валютную помощь Запада. Тяжелое положение складывалось в промышленности и аграрном секторе, где наблюдались сокращение производства и платежный кризис, поскольку правительство, стремясь создать бездефицитный бюджет, прекратило финансирование убыточных предприятий. Экономика страны стремительно приобретала бартерный (обменный) характер. Фермерское движение, о котором много говорили, получило преимущественно моральную поддержку: не были решены вопросы его финансового, материально-технического и правового обеспечения. В то же время меры по либерализации внешнеторговой деятельности привели к тому, что в страну хлынул поток товаров самого различного ассортимента и качества, а тысячи людей были вовлечены в «челночный» бизнес (ездили за товаром в Турцию, Китай, Польшу и другие страны).

Все это привело к тому, что в 1992 г. политическая поддержка курсу реформ Гайдара-Ельцина кардинально сократилась. Начиная с середины 1992 г., между либералами-рыночниками и «старой» хозяйственной элитой начинает оформляться компромисс, который нашел свое выражение в смягчении денежно-кредитной политики и восстановлении дотаций предприятиям, а также в привлечении в правительство представителей директорского корпуса. В декабре 1992 г. VII съезд народных депутатов РФ добился отставки Е.Гайдара. Премьер-министром был избран бывший руководитель нефтяной и газовой промышленности СССР В.С.Черномырдин. С его приходом началась корректировка правительственного курса в сторону умеренного реформирования.

Таким образом, реформы, связанные с именем Е.Гайдара, продолжались около 15 месяцев. Другие исследователи считают, что эта экономическая политика проводилась до конца 90-х гг. Однако во всех случаях в качестве грани выделяют 1998 г., когда, по утверждению многих, «закончился важнейший цикл рыночных реформ в России». Одним из самых сложных и спорных направлений экономической политики 1992-1998 гг. стала приватизация государственной собственности. Концепция приватизации была разработана Госкомимуществом России во главе с А.Б.Чубайсом. Было проведено акционирование государственных предприятий. 51% акций распределялись между работниками предприятий, а остальные поступали в открытую продажу. Каждому россиянину выдавался приватизационный чек (ваучер) стоимостью в 10 тыс. рублей (сумма была определена исходя из оценки имущества российских предприятий на 1 января 1992 г. в 1 трлн. 260,5 млрд. руб.). С 1 января 1993 г. на ваучер можно было приобрести акции любого предприятия. По всей стране создавались чековые инвестиционные фонды, задачей которых была аккумулирование средств населения и обеспечение инвестиций в производство. В социальном плане приватизация преследовала цель: «создание класса собственников». Однако, вследствие инфляции, ваучеры полностью обесценились: если в конце 1991 г. 10 тыс. руб. составляли примерно половину стоимости автомобиля (типа «Жигулей»), то в конце 1993 г. это была цена 3-4-х бутылок водки. Многочисленные инвестиционные фонды, собиравшие ваучеры у населения, один за другим объявляли себя банкротами. Фактически произошел бесплатный раздел огромной части государственного имущества между чиновниками и представителями бывшей партийной, комсомольской и хозяйственной номенклатуры. Приватизация все более принимала криминальный характер.

Второй этап приватизации начался в 1995 г. Цель его была в «создании эффективного собственника». От ваучерной приватизации перешли к денежной. К этому времени расслоение общества резко усилилось. С одной стороны, произошло крушение надежд большинства народа, которое обозвало этот процесс «прихватизацией». С другой – почти все лучшие предприятия с экспортным потенциалом оказались в руках небольшой группы московских банкиров, которые находились ближе всех к «телу» власти. Важно подчеркнуть, что современные российские олигархи свое состояние не заработали, а получили из рук государства. Вместе с тем государство ушло от ответственности за созданную при его попустительстве сеть мошеннических организаций, обманом присвоивших себе приватизационные чеки и трудовые сбережения граждан.

В 90-е годы в стране были созданы все виды рынков: недвижимости, товаров, услуг, труда, капиталов, кредитов и т.д. Государство больше не контролировало и не устанавливало цены на товары, не ограничивало размер заработной платы. Ушли в прошлое хронические дефициты на потребительские товары, исчезли очереди в магазинах.

В 1992-1998 гг. в центре внимания российского руководства стояла проблема финансовой стабилизации, добиться которой предполагалось через борьбу с инфляцией и сокращение бюджетного дефицита. Однако, несмотря на заметные результаты в этой области (в 1996 г. инфляция равнялась 21%), основные макроэкономические показатели за этот период ухудшились. Так, российский ВВП (валовой внутренний продукт) по официальным данным сократился почти на 44%, объем промышленного производства – на 56%. Надо понимать, что часть ВВП, уходя от налогов, находится в т.н. «тени». Дефицит бюджета уменьшился до 4,8%, что было достигнуто за счет отказа государства от традиционных обязательств в медицине, образовании, науке, социальной сфере. В то же время потребительский рынок был наполнен разнообразными товарами, но эта проблема решалась не в результате развития собственного производства, а через повышение цен и, главное, за счет увеличения импорта в обмен на топливно-энергетические ресурсы, цветные металлы и другие сырьевые материалы. Сохранялся и углублялся экспортно-сырьевой характер российской экономики.

Отечественную экономику охватил глубочайший инвестиционный кризис (бегство денег из сферы производства), причины которого носили комплексный характер. Многие предприятия были лишены возможности обновлять свою техническую базу. Для покрытия дефицита бюджета государство постоянно заимствовало средства как внутри страны, так и за рубежом. К советским долгам правительство «младореформаторов» добавило еще около 60 млрд. долл. Значительная доля этих средств тратилась на консультационные услуги западных спецов и закупку западного же оборудования и потребительских товаров, т.е. фактически оставалась в Европе и Америке. Расходы по обслуживанию государственного долга росли и достигли в 1998 г. 33% государственного бюджета. Чтобы вернуть экономике необходимую динамику и избавиться от политического соперника, весной 1998 г. Ельцин принял решение об отставке правительства Черномырдина. Новым премьер-министром стал 35- летний малоизвестный банкир из Нижнего Новгорода С.В.Кириенко, считанные месяцы проработавший министром топлива и энергетики. Новое правительство, лишенное поддержки парламента и ведущих финансово-промышленных групп, пыталось изменить акценты в экономической политике, сделав ставку на стабилизацию финансовых рынков и разрешение бюджетного кризиса. По оценкам специалистов, кабинет Кириенко принимал хотя и верные, но запоздалые решения. 17 августа 1998 г. правительство объявило трехмесячный мораторий на выплату банками долгов иностранным кредиторам. Разразился острейший финансовый кризис, который назвали словом «дефолт». Его социально-экономическими последствиями стали девальвация рубля, стремительный рост цен, разрушение банковской системы и уничтожение большей части сбережений населения, заметное увеличение безработицы, подрыв позиций среднего класса, но одновременно улучшение ситуации для отечественного производства на внутреннем и внешнем рынках.. Кризис продемонстрировал неэффективность проводившегося с 1992 г. курса реформирования и нанес мощный удар по политическому авторитету тех, кто за ним стоял.

В этой ситуации новое, самое «левое» после 1992 г. правительство Е.М. Примакова объявило курс на усиление государственного регулирования в экономике, восстановление государственной монополии на производство спирта и ужесточение контроля над сбытом алкогольной продукции, решительную борьбу с экономическими преступлениями и коррупцией. В соответствии с лозунгом «Жить по средствам» правительство предложило Государственной думе и Совету Федерации весьма жесткий бюджет на 1999 г. Впервые за ряд лет предполагался небольшой профицит бюджета (превышение доходов над расходами) за счет, прежде всего, решительного сокращения многих статей бюджета. Правительство Примакова сделало шаги в сторону поддержки реального сектора. Вместе с тем, финансовый кризис привел к определенному оздоровлению экономики. Рубль значительно «подешевел» по отношению к иностранным валютам (к доллару примерно в пять раз). В результате импорт сократился, и это объективно усиливало позиции отечественных производителей. В то же время все аналитики сходились в том, что экономическое положение России крайне сложно и выход из создавшейся ситуации при самых благоприятных условиях потребует длительного времени. Осталась актуальной и проблема долга. К началу 1999 г. совокупный внешний государственный долг России составлял около 150 млрд. долларов, что в пересчете к внутреннему валовому продукту составило почти 90 %. Начиная с 2000 г. Россия должна ежегодно выплачивать внешним кредиторам свыше 10 млрд. долларов.

Подведем некоторые итоги. К концу XX в. экономические позиции России значительно ухудшились. По совокупным показателям экономического развития страна оказалась на 55-ом, а по промышленным показателям на 95-ом месте в мире. Результатом экономических реформ 1990-х гг. стало возникновение острых противоречий между постепенным формированием рыночной инфраструктуры на производстве, в торговле и финансовой сфере, созданием фондового рынка, появлением сотен тысяч собственников и обнищанием значительной части населения, резким углублением социального неравенства, появлением безработицы и других болезней рыночной экономики. Безработными стали около 10 – 15% трудоспособного населения. Так называемый «децильный» коэффициент, т.е. соотношение доходов 10% наиболее благополучных граждан и 10% с наиболее низкими доходами, вырос примерно в четыре раза и составил 14:1. За чертой бедности оказалась фактически треть населения страны. Массовым явлением стали многомесячные задержки с выплатой пенсий, пособий, заработных плат. Продолжала ухудшаться демографическая ситуация. Численность населения сократилась примерно со 150 млн. до 146 млн. человек. Естественную убыль населения смягчил приток миллионов беженцев из бывших союзных республик. Огромный размах приобрели наркомания, заболевания СПИДом, туберкулезом и другими опасными болезнями.

За годы реформ рыночные отношения в России приобрели откровенно криминальный характер. В публицистике и научной литературе часто пишут о коррумпированности власти, признают усиление влияния преступности на развитие экономики и общества, беспрецедентность масштабов взаимодействия госчиновников и криминальных группировок. Это, в частности, нашло отражение в появлении нового смысла известного слова «крыша», а также термина «наезжать». С начала реформ сложилась ситуация, когда большинство предприятий и фирм вынуждено платить неформальным (чаще всего преступным) объединениям дань за «охрану», «взыскание» долгов, замену арбитража и судебных органов, которые из-за несовершенства законодательства работают неэффективно. Криминальные группировки, а их в 2003 г. в стране насчитывалось 10 тысяч, поделили между собой районы крупных городов и целые территории.

С криминализацией экономической жизни связано расширение теневой, «неофициальной» экономики, которая включает и некриминальные виды предпринимательской деятельности, находящиеся вне системы государственного учета и регулирования и, как правило, вне сферы официальных налоговых обязательств. Точных данных о масштабах «теневизации» экономики нет, но в литературе можно встретить оценки, согласно которым в теневом секторе производится от 40 до 50% товаров и услуг. Причина заключается в том, что на смену административному управлению экономики, существовавшему 75 лет, пришло если не полное отсутствие государственного регулирования, то его явная недостаточность. Для многих граждан, занятых в сфере «теневой» экономики, такого рода деятельность является возможностью выжить. Легализации «теневой» деятельности препятствуют всевластие чиновников, несовершенство налогового законодательства и другие политические, экономические, правовые факторы.

Одной из важных составляющих «теневой» экономики является коррупция, понимаемая как поборы, которые вынуждены нести граждане в ходе своей трудовой и иной деятельности. Согласно исследованиям, проведенным в 2000-2001 гг., на взятки в России ежегодно тратят как минимум 37 млрд. долларов, что почти равно доходной части годового бюджета страны. Коррупция за годы реформ приобрела тотальный характер, поскольку охватила практически все сферы жизни.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.