Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Депрессия и вирус иммунодефицита человека





Francine Cournos, M.D., Karen McKinnon, M.A., Mark Bradley, M.D.

 

ВАЖНОСТЬ ВЫЯВЛЕНИЯ И ЛЕЧЕНИЯ ДЕПРЕССИИ У ВИЧ‐ИНФИЦИРОВАННЫХ

ПАЦИЕНТОВ

 

Депрессия часто встречается у людей инфицированных вирусом иммунодефицита человека

(ВИЧ) по целому ряду причин. Депрессивные расстройства могут предрасполагать людей к

случайным сексуальным связям и употреблению наркотиков, таким образом эти пациенты могут

заражаться ВИЧ или заражать других. Информация о том, что у человека имеется хроническое,

потенциально смертельное заболевание, может провоцировать развитие депрессивных

симптомов. ВИЧ является нейротропным вирусом, который на начальном этапе заражения

проникает в центральную нервную систему и сохраняется в ней, присутствие вируса может

вызывать симптомы депрессии. Исследования показывают, что депрессия связана с

нерегулярным приемом антиретровирусной терапии, более быстрым прогрессированием

инфицирования в СПИД и ранней смертностью.

 

ВЫСОКАЯ РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВ У

ВИЧ‐ИНФИЦИРОВАННЫХ

 

Уровень депрессии у ВИЧ‐инфицированных в различных исследованиях оценивался от 22% до

51%, в зависимости от методологии и популяции (Bing et al., 2001; Crane et al., 2007; Ickovics et al.,

2001; Kolaric et al., 2006; Morrison et al., 2002; Penzak et al., 2000). Депрессия является самым

частым поводом направления ВИЧ‐инфицированных к психиатру (Strober et al., 1997). Среди ВИЧ‐

инфицированных пациентов, направляемых к психиатру, распространенность большой

депрессии составляет от 8% до 67% (Acuff et al., 1999), и до 85% ВИЧ‐сероположительных

пациентов предъявляют депрессивные жалобы (Stolar et al., 2005). На основании мета‐анализа

опубликованных исследований Ciesla и Roberts (2001) сообщили, что у людей с ВИЧ в два раза



больше вероятность диагностирования большой депрессии, чем у людей без ВИЧ, и что

распространенность депрессии была одинаковой у людей с наличием и отсутствием симптомов

ВИЧ. Уровень депрессии в среднем ниже у ВИЧ‐инфицированных пациентов находящихся в

сообществах и самый высокий среди наркоманов, употребляющих внутривенные наркотики, и

среди женщин с поведением повышенного риска.

 

НЕДОСТАТОЧНЫЕ ВЫЯВЛЯЕМОСТЬ И ЛЕЧЕНИЕ ДЕПРЕССИИ

У ВИЧ‐ИНФИЦИРОВАННЫХ ПАЦИЕНТОВ

 

По всему миру, включая США, психические расстройства у ВИЧ‐инфицированных лечатся

недостаточно.Например, при скрининге у около половины пациентов из выборки исследования

ВИЧ (HIV Cost and Services Utilization Study (HCSUS)) была выявлена психическая патология, при

этом менее трети из этих пациентов принимали психотропные препараты;в этом исследовании

 

- 119 -


 

было также выявлено значительное неравноправие в назначении антидепрессивного лечения

афроамериканцам и другим пациентам (Bing et al., 2001). Для улучшения течения ВИЧ жизненно

необходимо повышенное внимание к выявлению депрессии.

 

Пациенты с ВИЧ/СПИД могут проходить скрининг на депрессию с использованием критериев,

перечисленных в томе I, глава 2; тем не менее, соматические симптомы депрессии не самый

лучший ориентир для диагностики депрессии у пациентов с ВИЧ, поскольку такие симптомы как

утомляемость и бессонница очень часто встречаются при развивающемся ВИЧ. Фокусировка на

психологических симптомах депрессии будет способствовать более аккуратному обследованию

пациентов с ВИЧ и СПИД.

 

НЕГАТИВНОЕ ВЛИЯНИЕ ДЕПРЕССИИ НА КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ

И ИСХОДЫ ВИЧ

 

Депрессия может развиться в любой момент течения ВИЧ‐инфекции (McDaniel и Blalock, 2000),

хотя вероятность возникновения депрессивных симптомов выше в определенные критические

моменты заболевания, такие как получение положительного анализа на антитела к ВИЧ,

изменения иммунного статуса и развитие сопутсвующих инфекций.

 

Повышенный уровень депрессии наблюдается у пациентов с более тяжелым течением ВИЧ,

особенно у тех, кто госпитализируется в связи с соматической патологией (Goodkin et al., 1997).

Депрессия связана с повышенной заболеваемостью и смертностью среди пациентов с ВИЧ/СПИД

(Antelman et al., 2007). Было доказано, что она связана с понижением иммунного ответа у ВИЧ‐

положительных пациентов (Alciati et al., 2006). Депрессия была связана с пониженным

количеством маркера CD4, а также с более быстрым снижением иммунной функции и

повышенной смертностью (Sledjeski et al., 2005), даже в случае осуществления контроля

соблюдения режима лечения пациентами (Bouhnik et al., 2005; Cook et al., 2004; Ironson et al.,

2005). Депрессивные симптомы в сочетании с несоблюдением режима лечения были связаны с

меньшей продолжительностью жизни у пациентов с ВИЧ, получающих активную

антиретровирусную терапию (Lima et al., 2007).

 

НЕГАТИВНОЕ ВЛИЯНИЕ ДЕПРЕССИИ НА СОБЛЮДЕНИЕ РЕЖИМА ЛЕЧЕНИЯ

 

В целом ряде исследований депрессия являлась надежным предиктором несоблюдения режима

лечения ВИЧ‐инфекции пациентами (Boarts et al., 2006; Murphy et al., 2005; Palepu et al., 2004;

Waldrop‐Valverde и Valverde, 2005). Пациенты с депрессией, лечившиеся антидепрессантами,

лучше соблюдают режим приема антиретровирусной терапии, чем пациенты с нелеченой

депрессией. Кроме того, после назначения пациентам антидепрессантов, их комплаентность в

отношении лечения ВИЧ значительно улучшается по сравнению с теми, кому антидепрессанты не

были назначены. Оценка проводилась через равные промежутки времени после диагностики

депрессии у этой группы пациентов(Cook et al., 2006; Yun et al., 2005). Fogel и Mor (1993)

сравнили пациентов со СПИД страдающих и не страдающих депрессией и выявили, что пациенты

с депрессией менее склонны обращаться за помощью в специальные медицинские учреждения

или пользоваться респиратором; после терапии депрессии поведение этих пациентов менялось.

 

- 120 -


 

Приведенные данные исследований говорят о том, что правильное лечение депрессии улучшает

комплаентность к различным медицинским воздействиям у ВИЧ‐инфицированных пациентов с

депрессией.

 

НЕГАТИВНОЕ ВЛИЯНИЕ ДЕПРЕССИИ НА ПОВЕДЕНИЕ, СВЯЗАННОЕ С

ПЕРЕДАЧЕЙ ВИЧ И ПРОФИЛАКТИКОЙ

 

Состояния с негативным аффектом, особенно депрессия и тревога, всегда были связаны с

рискованным сексуальным поведением, включая поведение во время секса по принуждению

или за деньги (Smit et al., 2006), у мужчин‐гомосексуалов (Torres и Gore‐Felton, 2007), у

подростков (Brown et al., 2006; Lightfoot et al., 2007), у амфетаминовых наркоманов (Braine et al.,

2006), и других групп населения (Berg et al., 2007). Депрессия связана с меньшей вероятностью

использования презервативов и с меньшей вероятностью правильного их использования (Hong

et al., 2007).

 

ДЕПРЕССИЯ И РИСК СУИЦИДОВ ПРИ ВИЧ/СПИД

 

Суицидальные мысли у ВИЧ‐инфицированных относительно частое явление (19%) и они связаны

с симптомами депрессии (Carrico et al., 2007). По данным исследований прошлых лет риск

суицида у пациентов со СПИД от 16 до 66 раз выше, чем в общей популяции (Maj et al., 1993), и

он остается высоким, несмотря на то, что ВИЧ‐инфекция и СПИД подвергаются лечению как

хронические заболевания.

 

Клинический случай

 

Пациентка Д., 65 лет, у которой 14 лет назад был выявлен ВИЧ, длительно страдает

депрессией. 8 лет назад она совершила суицидальную попытку, выпив избыточную дозу

лекарств, после смерти своего двоюродного брата, с кем она была близка с детства, от

пневмонии связанной со СПИД. Несмотря на то, что в настоящее время у пациентки нет

активных суицидальных намерений, она сообщает о постоянном ощущении, что было бы

лучше, если бы она могла «просто исчезнуть».

 

РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА ДЕПРЕССИИ ПРИ ВИЧ/СПИД

 

Факторы риска депрессии включают наличие депрессии в анамнезе, злоупотребление

психоактивными веществами, безработица, недостаток социальной поддержки, использование

избегания в качестве копинг‐стратегии, соматические симптомы, связанные с ВИЧ, и

множественные потери (Goodkin et al., 1997).

 

ДЕПРЕССИЯ И РАСПРОСТРАНЕННЫЕ КОМОРБИДНЫЕ СОМАТИЧЕСКИЕ

ЗАБОЛЕВАНИЯ ПРИ ВИЧ/СПИД

 

В большинстве случаев ВИЧ сопутствуют какие‐либо соматические заболевания, такие как

туберкулез (особенно в развивающихся странах) и гепатит С (HCV) (по всему миру); эти состояния

легко выявляются при рутинном медицинском обследовании пациентов с ВИЧ. Препараты,

 

- 121 -


 

использующиеся для лечения сопутствующих заболеваний, таких какHCV, связаны у пациентов с

ВИЧ/СПИД с депрессивными симптомами. Около 20%‐30% пациентов, принимающих

пегилированные интерфероны и рибавирин, сообщают о наличии депрессии во время приема

этих препаратов (Fried, 2002), поэтому очень важно выявлять пациентов с уже имеющейся

депрессией, а также наблюдать всех пациентов, принимающих эти препараты (подробнее о

влиянии терапии гепатита С на депрессию см. Bartlett и Gallant, 2007).

 

РАСПРОСТРАНЕННЫЕ КОМОРБИДНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА

 

Коморбидные психические расстройства часты у пациентов с депрессией и ВИЧ, но чаще всего

медицинские работники, занимающиеся лечением ВИЧ‐инфекции, имеют сложности с

выявлением и лечением этих психических расстройств. В развитых странах злоупотребление

психоактивными веществами является самой частой сопутствующей психической патологией у

пациентов с депрессией и ВИЧ/СПИД. Пациенты с сочетанием психического расстройства и

злоупотребления психоактивными веществами находятся в группе повышенного риска

заражения ВИЧ, по сравнению с пациентами, у которых имеется только одно из названных

расстройств (Ferrando и Batki, 2000). Например, по данным исследования HCSUS, 13% выборки

страдали сопутствующими психическими расстройствами и симптомами зависимости от

наркотиков или алкоголя или и тем и другим сразу (Galvan et al., 2003). Шестьдесят девять

процентов пациентов с симптомами зависимости также имели симптомы психических

расстройств; 27% пациентов с психическими расстройствами имели симптомы зависимости.

Таким образом, в любых клинических ситуациях при выявлении одного психического

расстройства следует проводить скрининг на выявление сопутствующей психической патологии.

 

Клинический случай

 

Пациент К., 45 лет, страдает СПИД и симптомами нарушения настроения и психотическими

симптомами с 20 лет. В возрасте около 40 лет он каждый день курил кокаин («крэк») и

страдал тяжелойхронической паранойей, галлюцинациями, депрессией и был социально

изолирован.В течение последних 2 лет он прекратил употреблять крэк, и хотя у него

сохранялись некоторые сверхценные идеи и озабоченность своим физическим состоянием, у

него исчезли галлюцинации и бред, а также значительно улучшилось социальное

функционирование.

 

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА

 

Диагностика депрессии при ВИЧ требует тщательной дифференциальной диагностики для

исключения излечимых медицинских состояний. Депрессию следует дифференцировать с

тоской, деморализацией, апатией, связанных с деменцией. Часто депрессия и когнитивные

расстройства сочетаются, и при лечении депрессии это следует учитывать. Также важно

исключать интоксикацию или абстиненцию (Bartlett и Gallant, 2007).

 

Также бывает сложно дифференцировать и лечить соматические симптомы депрессии и

соматические симптомы ВИЧ. Например, гораздо важнее обращать внимание на ангедонию,

 

 

- 122 -


 

чувство вины и суицидальные мысли, чем на нарушение сна и аппетита.Утомляемость и

депрессия – самые частые жалобы у пациентов с ВИЧ/СПИД, у пациентов, обращающихся к врачу

по поводу утомляемости и/или депрессии, следует проводить диагностику обоих симптомов

(Voss et al., 2007).

 

Bartlett и Ferrando (2006) подчеркивали, что нейропсихические осложнения прямого воздействия

ВИЧ на головной мозг учащаются по мере прогрессирования заболевания.Чаще всего

наблюдаются снижение внимания и концентрации, психомоторная заторможенность, снижение

скорости переработки информации, нарушение исполнительной функции и, в более запущенных

случаях, нарушение вербальной памяти. Тяжесть нейропсихических проявлений варьирует от

субклинической до уровня специфических расстройств, которые обычно включают минимальную

когнитивно‐моторную дисфункцию и связанную с ВИЧ деменцию. Психические заболевания,

связанные с ВИЧ, при которых симптомы варьируют от апатии и депрессии до мании и психозов,

имитируют функциональные психические расстройства и требуют тщательной

дифференциальной диагностики с исключением всех возможных причин, включая

сопутствующие инфекции, метаболические нарушения, побочные действия антиретровирусной

терапии и интоксикацию психоактивными веществами или абстиненцию.

 

Клинический случай

 

Пациентка Ж., 32 лет, без каких‐либо значительных соматических или психических нарушений

в анамнезе поступила в отделение реанимации в связи с кашлем, лихорадкой и потерей веса.

Пациентка была проконсультирована психиатром в связи с выраженным уплощенным

аффектом и ограниченной речевой продукцией, что навело работников реанимации на мысль

о тяжелой депрессии, несмотря на то, что она сама оценивала свое настроение как хорошее.

На МРТ головного мозга было выявлено крупное округлое образование лобных долей, которое

внешне соответствовало токсоплазмозу ЦНС или лимфоме.

 

НАЗНАЧЕНИЕ АНТИДЕПРЕССАНТОВ ПРИ ВИЧ/СПИД

 

Пациентам с бессимптомным течением ВИЧ‐инфекции, не получающим антиретровирусную

терапию, можно проводить лечение депрессии так же, как пациентам без соматических

заболеваний. Пациенты с активным течением ВИЧ часто становятся чувствительны к побочным

эффектам препаратов. В случае, если пациент принимает антиретровирусную терапию или какие‐

либо другие препараты, следует учитывать лекарственные взаимодействия. Во многих слабо

развитых странах часто следует учитывать лечение от сопутствующего туберкулеза.

 

Доказательная база в отношении выбора антидепрессивной терапии у пациентов с ВИЧ/СПИД

ограничена, потому что было проведено недостаточное количество контролируемых

исследований с большими выборками пациентов. Небольшие исследования антидепрессантов,

проведенные с разной степенью строгости и на разных стадиях ВИЧ‐инфекции, показали

эффективность большого количества трициклических антидепрессантов, всех селективных

ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС), миртазапина, бупропиона и

декстроамфетамина (Cozza et al., 2008).

 

- 123 -


 

Самым важным аспектом при назначении антидепрессантов лицам с соматическими

заболеваниями и/или пациентам, принимающим препараты от ВИЧ, является лекарственное

взаимодействие и токсичность. Особенно следует помнить о токсичности при назначении

препаратов пациентам с уже существующей патологией печени вследствие алкоголизма и/или

гепатита С. В отношении взаимодействия лекарств с антиретровирусными препаратами,

наибольшую тревогу вызывают пациенты, принимающие ингибиторы протеаз, особенно

ритонавир и препараты, усиливающие его действие. Ритонавир является умеренно активным

ингибитором CYP2D6 и снижает клиренс дезипрамина на 59%, что вызывает повышение

концентрации этого препарата в крови выше ожидаемых цифр (von Moltke et al., 1998). Это одно

из нескольких доступных исследований in vivo взаимодействий антидепрессантов и

антиретровирусных препаратов.

 

Большинство лекарственных взаимодействий было предсказано теоретически, но на практике

результаты могут быть иными. Как было отмечено выше, риск лекарственных взаимодействий

наибольший в случае применения ингибиторов протеаз и включает увеличение в крови

концентрации многих антидепрессантов, что повышает токсичность(Wainberg et al. в печати). В

начале лечения любыми антидепрессантами пациентов, принимающих ингибиторы протеаз,

следует начинать с малых доз с медленным их повышением. Некоторые ингибиторы протеаз

могут снижать уровень определенных антидепрессантов, хотя это и не очень типично. Например,

лопинавир/ритонавир снижает уровень бупропиона (Hogeland et al., 2007). Как видно из этого

примера, перед назначением препаратов следует обратиться к справочным Интернет‐ресурсам

для выяснения наличия лекарственного взаимодействия, поскольку количество

противовирусных препаратов растет, и запомнить все особенности возможного взаимодействия

их с психотропными препаратами невозможно.

 

Как и в случае других соматических расстройств, некоторые антидепрессанты могут быть

полезны благодаря своим побочным эффектам. У пациентов со СПИД часто бывает бессонница,

поэтому для таких пациентов можно применять антидепрессанты с седативным эффектом. Также

часта нейропатическая боль, которую можно облегчить приемом трициклических

антидепрессантов. Таким образом, учет соматических симптомов пациентов может помочь в

выборе антидепрессанта.

 

Дефицит тестостерона часто встречается как у мужчин, так и женщин с ВИЧ/СПИД и может

вызывать выраженную утомляемость и другие соматические симптомы, которые можно спутать

с депрессивными. Необходимо проверять и корректировать дефицит тестостерона у этих

пациентов.

 

ВЫВОДЫ

 

Скрининг и проведение психосоциальных и медицинских вмешательств в отношении депрессии

должно быть частью всесторонней помощи пациентам с ВИЧ. Первичная помощь с целью

уменьшения прогрессирования ВИЧ‐инфекции должна включать эффективную терапию

психических расстройств, включая депрессию, поскольку успешное лечение этих расстройств

может уменьшить риск заболеваемости и смертности при ВИЧ/СПИД. Воздействие на депрессию

 

- 124 -


 

у пациентов с ВИЧ может привести к лучшим результатам лечения, лучшему качеству жизни и

снижению риска передачи ВИЧ‐инфекции.

 

ДРУГИЕ ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ ДЕПРЕССИИ ПРИ ВИЧ/СПИД

 

Некоторые виды краткосрочных психотерапевтических вмешательств, таких как межличностная

и когнитивно‐бихевиоральная психотерапия, а также психообразовательные программы

показали хорошие результаты в лечении депрессии и усовершенствовании копинг‐стратегий у

пациентов из слаборазвитых стран, в которых антидепрессанты для ВИЧ‐инфицированных

пациентов могут быть недоступны (Bolton et al., 2003; Olley, 2006). В развитых странах, где

пациенты с ВИЧ принимают множество препаратов, эти стратегии могут быть предпочтительны

как нелекарственные методы лечения.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


 

Acuff C, Archambeault J, Greenberg B, et al.

Mental health care for people living with

or affected by HIV/AIDS: A practical guide.

Substance Abuse and Mental Health

Services Administration monograph

(project no. 6031). Rockville, MD: Research

Triangle Institute;1999.

 

Alciati A, Gallo L, Monforte AD, et al.

Major depression‐related

immunological changes and

combination antiretroviral therapy in

HIV‐seropositive patients. Hum

Psychopharmacol 2006;22:33‐40.

 

Antelman G, Kaaya S, Wei R, et al. Depressive

symptoms increase risk of HIV disease

progression and mortality among women

in Tanzania. J Acquir Immune Defic Syndr

2007;44:470‐7.

 

Bartlett JA, Ferrando SJ. Identification and

management of neurologic and psychiatric

side effects associated with HIV and

HAART. 2006 (available at

http://www.medscape.

com/viewprogram/2960_pnt, accessed

August 30, 2008).


 

Bartlett JG, Gallant JE. Medical management

of HIV infection. Baltimore: Johns Hopkins

University School of Medicine; 2007: 462.

 

Berg CJ, Michelson SE, Safren SA. Behavioral

aspects of HIV care: Adherence,

depression, substance use, and HIV‐

transmission behaviors. Infect Dis Clin

North Am 2007;21:181‐200.

 

Bing EG, Burnam A, Longshore D, et al.

Psychiatric disorders and drug use among

human immunodeficiency virus‐infected

adults in the United States. Arch Gen

Psychiatry 2001;58:721‐8.

 

Boarts JM, Sledjeski EM, Bogart LM, et al. The

differential impact of PTSD and depression

on HIV disease markers and adherence to

HAART in people living with HIV. AIDS

Behav 2006;10:253‐61.

 

Bolton P, Bass J, Neugebauer R, et al. Group

interpersonal psychotherapy for

depression in rural Uganda: A randomized

controlled trial. JAMA 2003;289:3117‐24.

 

Bouhnik AD, Preau M, Vincent E, et al. MANIF

2000 Study Group. Depression and clinical

progression in HIV‐infected drug users

 

- 125 -


 

treated with highly active antiretroviral

therapy. Antivir Ther 2005;10:53‐61.

 

Braine N, Des Jarlais DC, Goldblatt C, et al. HIV

risk behavior among amphetamine

injectors at U.S. syringe exchange

programs. AIDS Educ Prev 2005;17:515‐24.

 

Brown A, Yung A, Cosgrave E, et al. Depressed

mood as a risk factor for unprotected sex

in young people. Australas Psychiatry

2006;14:310‐2.

 

Carrico AW, Johnson MO, Morin SF, et al., the

NIMH Healthy Living Project Team.

Correlates of suicidal ideation among HIV‐

positive persons. AIDS 2007;21:1199‐203.

 

Ciesla JA, Roberts JS. Meta‐analysis of the

relationship between HIV‐1 infection and

risk for depressive disorders. Am J

Psychiatry 2001;158:725‐30.

 

Cook JA, Grey D, Burke J, et al. Depressive

symptoms and AIDS‐related mortality

among a multisite cohort of HIV‐positive

women. Am J Public Health 2004;

94:1133‐40.

 

Cook JA, Grey D, Burke‐Miller J, et al. Effects

of treatedand untreated depressive

symptoms on highly active antiretroviral

therapy use in a US multi‐site cohort of

HIV‐positive women. AIDS Care

2006;18:93‐100.

 

Cozza KL, Williams SG, Wynn GH.

Psychophramacologic treatment issues in

AIDS psychiatry. In: Cohen MA, Gorman JM

eds. Comprehensive textbook of AIDS

psychiatry. New York: Oxford University

Press; 2008: 455‐85.

 

Crane HM, Lober W, Webster E, et al.

Routine collection of patient‐reported

outcomes in an HIV clinic setting: The

 

- 126 -


 

first 100 patients. Curr HIV Res

2007;5:109‐18.

 

Ferrando SJ, Batki SL. Substance abuse and

HIV infection. New Dir Ment Health Serv

2000;87:57‐67.

 

Fogel BS, Mor V. Depressed mood and care

preferences in patients with AIDS. Gen

Hosp Psychiatry 1993;15:203‐7.

 

Fried MW. Side effects of therapy of Hepatitis

C and their management. Hepatology

2002;36:S237‐44.

 

Galvan FH, Burnam MA, Bing EG. Co‐occurring

psychiatric symptoms and drug

dependence or heavy drinking among HIV‐

positive people. J Psychoactive Drugs

2003;35:153‐60.

 

Goodkin K, Wilkie FL, Concha J, et al. Subtle

neuropsychological impairment and minor

cognitive‐motor disorder in HIV‐1

infection. Neuroradiological,

neurophysiological, neuroimmunological,

and virological correlates. Neuroimaging

Clin N Am 1997;3:561‐79.

 

Hogeland GW, Swindells S, McNabb JC, et al.

Lopinavir/ ritonavir reduces bupropion

plasma concentrations in healthy subjects.

Clin Pharmacol Ther 2007;81:69‐75.

 

Hong Y, Li X, Fang X, et al. Depressive

symptoms and condom use with clients

among female sex workers in China. Sex

Health 2007;4:99‐104.

 

Ickovics JR, Hamburger ME, Vlahov D, et al.,

for the HIV Epidemiology Research Study

Group. Mortality. CD4 cell count decline,

and depressive symptoms among HIV‐

seropositive women: Longitudinal analysis

from the HIV Epidemiology Research

Study. JAMA 2001;285:1466‐74.


 

Ironson G, O'Cleirigh C, Fletcher MA, et al.

Psychosocial factors predict CD4 and viral

load change in men and women with

human immunodeficiency virus in the era

of highly active antiretroviral treatment.

Psychosom Med 2005;67:1013‐21.

 

Kolaric B, Tesic V, Ivankovic D, et al.

Prevalence of moderate and severe

depression among Croatian patients

infected with human immunodeficiency

virus. Coll Antropol 2006;30:85‐8.

 

Lightfoot M, Tevendale H, Comulada WS, et

al. Who benefited from an efficacious

intervention for youth living with HIV: A

moderator analysis. AIDS Behav

2007;11:61‐70.

 

Lima VD, Geller J, Bangsberg DR, et al. The

effect of adherence on the association

between depressive symptoms and

mortality among HIV‐infected individuals

first initiating HAART. AIDS

2007;21:1175‐83.

 

Maj M, Starace F, Sartorius N. Mental

disorders in HIV‐1 infection and AIDS.

WHO Expert Series on Biological

Psychiatry. Seattle, Toronto, Bern,

Gottingen: Hogrefe and Huber; 1993.

 

Morrison MF, Petitto JM, Ten Have T, et al.

Depressive and anxiety disorders in

women with HIV infection. Am J Psychiatry

2002;159:789‐96.

 

McDaniel JS, Blalock AC. Mood and anxiety

disorders. New Dir Ment Health Serv

2000;87:51 ‐6.

 

Murphy DA, Belzer M, Durako SJ, et al.,

Adolescent Medicine HIV/AIDS Research

Network. Longitudinal antiretroviral

adherence among adolescents infected

 

 

- 127 -


 

with human immunodeficiency virus. Arch

Pediatr Adolesc Med 2005;159:764‐70.

 

Olley BO. Improving well‐being through

psycho‐education among voluntary

counseling and testing seekers in Nigeria:

A controlled outcome study. AIDS Care

2006;18:1025‐31.

 

Palepu A, Horton NJ, Tibbetts N, et al. Uptake

and adherence to highly active

antiretroviral therapy among HIV‐infected

people with alcohol and other substance

use problems: The impact of substance

abuse treatment. Addiction

2004;99:361‐8.

 

Penzak SR, Reddy YS, Grimsley SR. Depression

in patients with HIV infection. Am J Health

Syst Pharm 2000;57:376‐86.

 

Sledjeski EM, Delahanty DL, Bogart LM.

Incidence and impact of posttraumatic

stress disorder and comorbid depression

on adherence to HAART and CD4+ counts

in people living with HIV. AIDS patient care

and STDs. 2005;19:728‐36.

 

Smit J, Myer L, Middelkoop K, et al. Mental

health and sexual risk behaviours in a

South African township: A community‐

based cross‐sectional study. Public Health

2006;120:534‐42.

 

Stolar A, Catalano G, Hakala S, et al. Mood

disorders and psychosis in HIV. In: Citron K,

Brouillette M‐J, Beckett A eds. HIV and

Psychiatry: A Training and Resource

Manual, second edition. Cambridge, UK:

Cambridge University Press;2005:88‐109.

 

Strober DR, Schwartz JAJ, McDaniel JS, et al.

Depression and HIV disease: Prevalence,

correlates, and treatment. Psychiatric Ann

1997;27:372‐7.


 

Torres HL, Gore‐Felton C. Compulsivity,

substance use, and loneliness: The

loneliness and sexual risk model (LSRM).

Sexual Addiction and Compulsivity

2007;14:63‐75.

 

von Moltke LL, Greenblatt DJ, Duan SX, et al.

Inhibition of desipramine hydroxylation

(Cytochrome P450‐2D6) in vitro by

quinidine and by viral protease inhibitors:

Relation to drug interactions in vivo. J

Pharmacol Sci 1998;87:1184‐9.

 

Voss J, Portillo C, Holzemer W, et al.

Symptom cluster of fatigue and

depression in HIV/AIDS. J Prev Interv

Community 2007;33:19‐34.

 

Wainberg ML, Cournos F, Faragon J, et al.

Psychiatric medications and HIV


 

- 128 -


 

antiretrovirals: A guide to interactions for

clinicians, second edition. in press (First

edition by Horwath E, Wainberg M,

Cournos F can be accessed at

www.columbia.edu/~fc15/Drug%20Interac

tions.pdf).

 

Waldrop‐Valverde D, Valverde E.

Homelessness and psychological distress

as contributors to antiretroviral

nonadherence in HIV‐positive injecting

drug users. AIDS patient care and STDs.

2005;19:326‐34.

 

Yun LW, Maravi M, Kobayashi JS, et al.

Antidepressant treatment improves

adherence to antiretroviral therapy among

depressed HIV‐infected patients. J Acquir

Immune Defic Syndr 2005;38:432‐8.


 

Глава 9









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.