Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Эпилог или Каждому свой путь





 

Стражник Себастьян стоял у зубчатого ограждения главной башни замка и лениво поглядывал на снующих по улицам города прохожих. Сегодня ему повезло – он получил самый спокойный пост. До самой смены можно топтаться вдоль ограждения и считать ворон. И никаких тебе воров и уличных драк. Себастьян был довольно стар для солдата, и всяческие проблемы, случавшиеся в городе, его утомляли. Поэтому он любил нести вахту именно здесь – в сердце города-крепости, куда никто из горожан добраться не мог. Лишь очень редко на такую высоту заглядывал владелец замка либо начальник караула.

Осеннее солнце приятно грело спину, и часовой позволил себе прикрыть глаза, как вдруг башня отчётливо вздрогнула и прямо перед ним из воздуха начал появляться… дракон. Самый настоящий, да ещё и чёрный. Себастьян, как и любой солдат, за время службы наслушался кучу баек о самых разных волшебных существах, и знал, что чёрные драконы – самые могущественные и редкие.

А чудовище тем временем проявилось полностью. Оно висело на стене башни, вцепившись могучими передними лапами в зубцы и глядя на Себастьяна с высоты покрытой роговыми пластинами и шипами шеи. А на загривке дракона на причудливом седле сидели двое: облачённый в чёрный тяжёлый доспех воин и девушка с серебряными волосами. Мужчина улыбнулся и заговорил, обращаясь к часовому:

– Доблестный страж, не подскажешь, где мы можем найти леди Герду?

Себастьян, парализованный взглядом могущественного чёрного монстра, с огромным трудом смог совладать с собой и ответить:

– Так это, уважаемый господин… нету её в замке. Венчаться повезли молодую госпожу.

– Да? – воин удивлённо вскинул бровь. – Так она же пока не собиралась замуж.

– Так это… кто ж её, девку, спрашивал то? Господин изъявил свою волю – и всё, прощай девичья свобода.

– Вот как… – драконий наездник почесал подбородок, недовольно скривившись. – И за кого же?

– Да за заезжего рыцаря из Лирэйского герцогства. Молодая госпожа во время заварушки на ярмарке ему копьём шесть зубов выбила. Вот наш господин и решил таким образом выразить свои соболезнования. А рыцарь тот оказался пятым сыном самого герцога Лирэйского. Заодно и связи с соседями решили укрепить. Одной стрелой двух зайцев, так сказать… рыцаря того вроде сэром Сидри кличут.

– Даже так! – воин хлопнул в ладони. – А подскажи куда и как давно они поехали?

– Так это… – Себастьян с трудом переступил с одной ноги на другую. – К храму на Южной площади. И совсем недавно. Не думаю, что полпути прошли…

– Это хорошо. Ну спасибо тебе, доблестный страж, за помощь!

После этих слов воина в чёрном, дракон оттолкнулся всеми лапами от башни, отчего та дрогнула так, что из прочной кладки посыпалась пыль и каменная крошка, и полетел в сторону храма.

Себастьян с невероятным облегчением вздохнул и подумал, что после такой встречи неплохо бы сменить портки.



 

* * *

 

Лоренс с нетерпением смотрел на притаившегося впереди Лема, который наблюдал за главной улицей в ожидании появления свадебной процессии. Горацио с арбалетом пристроился на крыше ближайшего к перекрёстку дома. Если не удастся отбить сестру у подлеца Сидри, во что юноша верил с трудом, телохранитель исполнит последнюю волю девушки: убить её, если не будет иного выхода.

Лоренс был невероятно зол на всех вокруг. На отца за то, что уступил зарвавшемуся рыцарю. На рыцаря за то, что посмел посягать на Герду. На городскую стражу, которая отказалась поддержать его в освобождении сестры. Всё складывалось против него. Хорошо хоть телохранители Герды оказались верны своему долгу. Но исход этой авантюры виделся один. И от этого на душе было очень гадко.

От внезапно прозвучавшего из-за спины приветствия Лоренс едва не вывалился из седла. Он развернул коня, на ходу выхватывая меч, но сразу же опустил оружие, увидев перед собой Гарда и Мираэль верхом на странной лошади. Точнее странными были все. Гард вроде не изменился внешне, если не считать одетых на нём диковинных пластинчатых доспехов чёрного цвета. Но из него ушли характерные для беглеца настороженность и опасливость. Вокруг мужчины как будто витала аура абсолютной уверенности в себе. Мираэль же, помимо цвета одежды, сменила цвет волос на серебряный, а глаза причудливо меняли цвет с зелёного на голубой и обратно. От забитости и запуганности не осталось и следа.

И вроде как старые товарищи снова рядом, но Лоренса всё равно очень беспокоила их лошадь. Потому что у неё из под верхней губы торчали острые клыки. Собравшись с мыслями, рыцарь указал на лошадь мечом и сказал:

– У неё что-то не так с зубами…

Мираэль очаровательно улыбнулась, а Гард громко рассмеялся.

– Лоренс, дружище, тут проблемы у сестрёнки, товарищи нагрянули в гости, а тебя волнуют только эти клыки? Не переживай по этому поводу. Потому что это и не лошадь вовсе. Да и не о ней думать надо. Ты скажи своему бойцу арбалет убрать, а там поговорим о том, как поступить с одним наглецом.

Юноша провёл рукой по лицу, а затем жестом приказал Горацио убрать оружие.

– Простите. Последние несколько дней выдались очень нервными. Откуда вы знаете о проблемах Герды?

– Мы были в замке. Там на главной башне часовой рассказал, что и как. Вот и решили, что ещё успеваем. Надеюсь, от помощи не откажетесь? – Гард криво ухмыльнулся.

– А как вы на центральную башню попали-то? – удивлённо спросил рыцарь.

– Тебе не говорили, что отвечать вопросом на вопрос – невежливо? Особенно, когда о другом думать надо? – по виду воина сложно было сказать, издевается он или начинает злиться. Как и раньше, разгадать его настоящие эмоции для Лоренса не представлялось возможным.

– Извини. А что ты предлагаешь? Там помимо самого Сидри полста копий эскорта. Верхового… Да ещё десятка три дворян разного пошиба, тоже все при оружии. По сути, сами мы тут – смертники. Хотите присоединиться? – юноша грустно улыбнулся.

– А ты мысли позитивнее, с тобой же рядом друзья! – Мираэль весело подмигнула. – А когда так, то и проблемы становятся решаемыми.

Лоренс смотрел на них, как на ненормальных. Скорее всего, они всё же дошли до Равнин Скорби да тронулись там умом. При этом смогли вернуться обратно и теперь хотят успешно отбить Герду у небольшого войска. Тем временем Гард спешился и подошёл к рыцарю. Сняв со спины небольшой пехотный щит, протянул ему.

– Что сейчас у тебя на душе, рыцарь? – сказал мужчина своим бесцветным голосом. – Чиста ли она? Жаждет ли справедливости и возмездия над злом? Подумай о том, чего хочешь, и возьми этот подарок.

Лоренс невольно задумался над словами воина. Да, действительно он сейчас очень хотел освободить сестру, наказать всех, кто так несправедливо с ней поступает. Но что он мог? Да и своего щита у него всё равно не было. Из замкового арсенала удалось стащить только меч.

Стоило пальцам сомкнуться на кромке щита, как по телу пробежала волна жуткого холода, заставив волосы встать дыбом. А подарок из пехотного превратился в штурмовой, которым обычно прикрывалась в атаке тяжёлая конница. При этом щит был очень лёгким и совсем не оттягивал руку.

– Что это было? – Лоренс едва мог говорить от удивления и восторга.

– Инициация нового хозяина. У тебя в руках очень мощный артефакт. Береги его и не потеряй. Если я не ошибся, и душа твоя всё так же чиста, как и раньше, этот щит сможет спасти и тебя и близких тебе людей. Верь в себя и думай о том, что хочешь сделать. Остальное он сделает сам.

Всё это Гард говорил с каменным лицом, без намёка на шутку. Да и произошедшее только что напоминало какую-то магию, давно запрещённую к использованию инквизицией. В дополнение к этому хитро улыбающаяся эльфийка прикрыла глаза и, что-то тихо говоря, вывела ладонью в воздухе сложный узор. Вокруг груди Лоренса закружился светящийся пояс и юноша почувствовал прилив сил и невероятную лёгкость во всём теле.

– Всё получится, – успокаивающе сказала девушка, открывая глаза.

– Едут! – крикнул от угла дома Лем.

– Что же, пора.

Гард кивнул каким-то своим мыслям и продолжил:

– Мы с Мираэль берём на себя эскорт. Сидри твой. Ребята пусть прикрывают на случай, если кто-то попытается вмешаться. Не бойся этого подлого ублюдка. Верь в себя. И в нас. Вперёд!

С этими словами воин запрыгнул в седло и погнал странную «не лошадь» к центральной улице. Подтвердив его команду телохранителям, Лоренс поскакал за ним.

Кровь похолодела в жилах, когда выскочив на мостовую, юноша увидел готовящуюся к бою колонну. Сидри насмешливо скалился, одной рукой держа поводья, а другую бесстыже положив перекинутой поперёк седла Герде на ягодицы. Его приближённые, в числе которых были и трое старших братьев Лоренса, смеялись, тыча пальцами в несущегося на них всадника. Воины эскорта разъезжались по бокам от дворян и опускали копья в боевое положение.

А дальше начались настоящие чудеса. Сперва непонятно как оказавшаяся на крыше одного из домов Мираэль взмахнула руками, и сильный порыв ветра заставил эскорт пятиться назад, огибая при этом дворян. Затем, когда между конницей и свитой Сидри было около десятка шагов, зубастая лошадь Гарда подпрыгнула в воздух выше крыш домов и превратилась в чёрную тучу, из которой на землю рухнул настоящий дракон. Дракон! Да их уже с десяток лет вообще никто в этих землях не видел! А тут ещё и чёрный, как беззвёздная ночь, покрытый прочными роговыми пластинами и огромным множеством шипов. От его рыка всё вокруг задрожало. Напуганные кони понеслись в разные стороны, сталкиваясь друг с другом, падая и сбрасывая всадников. При этом конь Лоренса почему-то стоял абсолютно спокойно. Оказавшийся каким-то образом позади у Сидри Гард ударил его коня по крупу рукоятью меча, отчего тот громко заржал и поскакал навстречу юноше.

Вот так-то. Гард и Мираэль были серьёзны. Они не сошли с ума. И они сделали так, что Лоренс остался один на один с этим подлецом. Теперь в его силах освободить Герду. Юноша пришпорил коня и помчался навстречу врагу.

Стоило отдать Сидри должное: несмотря на творящийся вокруг кавардак, он не растерялся, а выхватил меч, готовясь к поединку. А Герда, которую больше никто не держал, соскользнула со спины коня и полетела на землю. Испугавшийся было Лоренс с облегчением вздохнул, увидев как волшебный вихрь придержал сестру, аккуратно опустив на мостовую. Теперь можно беспокоиться только о сопернике.

Сидри определённо был сильнее и опытнее, но юноша чувствовал небывалый душевный подъём. После всего произошедшего он поверил в свою победу, отогнав страх и сомнения подальше. А вот противник оказался излишне самоуверенным: при сближении он нанёс простой удар сверху, от которого Лоренс прикрылся щитом. Вместо глухого стука раздался звон, и меч подлеца разлетелся на сотни мелких осколков, а метнувшаяся от щита короткая молния сожгла нападающему ладонь. Сидри взвыл от боли, хватаясь здоровой рукой за покалеченную и вывалился из седла. Рана сразу же запеклась и не представляла смертельной опасности. Лоренс мог легко добить раненного врага, но внутренний голос подсказывал ему, что это будет лишним и сожжённой руки достаточно в качестве наказания. Ещё раз восхищённо осмотрев щит, рыцарь подумал, что нужно как-то отблагодарить Гарда за такой подарок. Но сперва надо осмотреть сестру.

Обернувшись к ней, юноша увидел, что бой с эскортом тоже был скоротечен. Улица стала безлюдной, если не считать оставшихся на ней Гарда, Мираэль, ошарашенной Герды и дракона, который лениво развалился на дороге, уложив рогатую голову на широкую переднюю лапу. Лоренс поспешил к ним.

Герда сидела, обняв колени, и широко раскрытыми глазами почти не моргая смотрела на лежащее напротив чёрное чудовище. Эльфийка стояла рядом на коленях, шептала что-то успокаивающее и гладила девушку по волосам. При этом её ладонь светилась мягким белым светом. Гард стоял рядом, скрестив руки на груди.

Решив поберечь коню нервы, Лоренс спешился подальше от дракона, подбежал к сестре и обнял её за плечи.

– Как ты? Всё в порядке?

– Ты спрашиваешь, всё ли в порядке? – девушка не сводила взгляд с дракона, который смотрел на неё одним глазом, повернув голову набок. – Что это такое?

– Это – зубастая лошадь Гарда, – ляпнул юноша совершенную глупость.

И сразу же после этого дракон поднял голову и вытянул её вперёд на массивной шее так, что Лоренс оказался между концами двух витых рогов. Подобно раскатам грома в голове рыцаря прозвучал голос:

– Я самец. Не советую играть с моим самолюбием.

Юноша сел рядом с сестрой, а чёрный монстр вновь улёгся на лапу и закрыл глаза.

– Всё ясно. Я попросила избавить меня от насильственного венчания, а ты привёл ручного дракона, – сказала Герда, наконец-то посмотрев на брата. Сразу же после этого высказывания чудовище подскочило на месте и, оскалив клыкастую пасть, угрожающе зарычало. И каким бы это странным не казалось, но остановил его заливистый смех Мираэль. Фыркнув, дракон посмотрел на эльфийку. А та подошла ближе, взялась за торчащие из нижней челюсти монстра шипы и заговорила, слегка раскачивая голову монстра из стороны в сторону:

– Мор, ну не сердись! Они же дети! Впервые видят живого дракона и не знают даже, как с тобой говорить и чего ты не любишь. Ну вспомни, как я тебя первый раз увидела. Но меня ты простил. И их прости. Сам же видел, в какой ситуации они оказались!

Дракон тихо рыкнул, а эльфийка улыбнулась, почесала его за ноздрёй и сказала:

– Ну не вредничай! Ты же сам говорил, что ты – сказочный. А сказочные драконы должны быть добрыми. И не спорь! Они же мои друзья. Неужели ты причинишь им вред?

Чудовище ещё раз фыркнуло и улеглось на прежнее место. Правда на этот раз хвостом к товарищам. А Гард подошёл к Герде и сильно ущипнул её за бок.

– Ты что творишь?! – девушка вскочила на ноги. А затем выражение её лица изменилось с обреченного на испуганное. Герда спряталась за спиной Лоренса и дрожащим голосом сказала:

– Постойте! Раз мне больно, значит это всё – не сон? И вы все – настоящие? И дракон настоящий?

– Ага, – Гард утвердительно кивнул. – Всё произошло на самом деле. И теперь ты свободна. Больше не надо выходить замуж против своей воли. А горе-жених наказан по деяниям своим.

– Постойте! – немного осмелев, Герда высунулась из-за спины брата. – То есть получается, что вы тут с помощью дракона всех разогнали? А что мне теперь делать? Отец такого точно не простит. Ни мне, ни Лоренсу.

– Да что тут думать? – удивилась Мираэль. – Уходите из города, организуйте отряд по борьбе с нечистью или кем-то ещё. Мне кажется, что вы уже готовы. Да и телохранители пойдут с вами. Я в этом уверена.

Лоренс стоял и ошарашено слушал доводы эльфийки в пользу авантюры под названием «охотники на ведьм». Сестра пока плохо понимала, что происходит, задавала кучу глупых вопросов. А вот рыцарь уже сообразил, что к чему. Похоже, что беглецы добрались до Равнин Скорби и разгадали тайну прошлого Гарда. И оба изменились. Стали кем-то очень сильным. Они могут помочь с побегом и обустройством новой жизни. Один щит чего стоит. А по ходу разговора Гард сунул Герде в руки короткое копьё. По телу девушки пробежало золотистое свечение, а копьё изменилось, подстроившись под нового хозяина, как щит подстраивался под рыцаря. Затем последовали похожие объяснения воина о ценности и способностях артефактного оружия. Теперь идея отряда наёмников больше не казалась чудно́й. Герда и так неплохо владела древковым оружием, а теперь и вовсе будет творить чудеса. Горацио с Лемом и без артефактов стоят десятка бойцов. Они смогут не только помогать в бою, но и обучать брата и сестру премудростям военного дела.

По ходу этих размышлений Лоренс краем уха слышал, как Гард с Мираэль наотрез отказываются рассказывать о том, что произошло на равнинах. Они лишь говорили, что пришли поблагодарить своих друзей за оказанную помощь. А Лоренсу и не хотелось допытываться. На душе он ощущал небывалую лёгкость. Как будто камень с плеч свалился. Теперь его ничто не держало в ненавистном замке, где приходилось терпеть издевательства и насмешки. Теперь он мог осуществить свою мечту – стать странствующим рыцарем. Который не будет более лезть куда не нужно и получать по лицу куском дёрна. Да уж, бывшие беглецы преподнесли очень хорошую благодарность за помощь в недавнем прошлом.

Лоренс положил руку на плечо сестры и сказал:

– Герда, да успокойся ты. Нам здорово помогли. Зачем ты пытаешься добиться большего? Перед нами новый путь. Осталось набраться смелости и шагнуть на него. Ведь дома нам и так ничего хорошего ждать не стоило. А теперь есть шанс чего-то в жизни добиться. Решайся.

Девушка сперва хотела возразить, но потом глубоко вздохнула и, наконец-то успокоившись, ответила:

– Ты прав. Извините, что я тут наговорила столько лишнего. Просто нервничаю сильно. Пожалуй, нам и в самом деле пора сменить жизненный путь.

Мираэль улыбнулась и крепко обняла подругу. Гард лишь сдержанно кивнул, а затем протянул Лоренсу целую охапку кошелей, судя по весу, набитых деньгами.

– Это вам для начала. На покупку снаряжения и одежды. Скажем так: подарок от недавних обидчиков. Честное слово! Они были совсем не против поделиться своими деньгами, когда убегали отсюда!

Друзья громко рассмеялись.

 

* * *

 

После расставания с Лоренсом и Гердой, Гард и Мираэль наведались к старику-трактирщику и его жене, чтобы тоже поблагодарить за оказанную помощь. А по пути к городским воротам их встретил давний преследователь. Гард почему-то даже не удивился знакомому хриплому оклику.

– Твар-р-р-рь! Я тебя нашёл!

Восставший из мёртвых имперский пехотинец неуклюже бежал ему навстречу. Но теперь воин мог искупить свою вину. Теперь это было в его силах. Гард выставил вперёд руку и произнёс короткое заклинание. Тело пехотинца рассыпалось в прах, а в воздухе повисла его душа.

– Как… как же так? – имперец удивлённо разглядывал своё полупрозрачное, светящееся золотом тело.

– Так как-то, – ответил Гард, пожав плечами. – Теперь ты свободен от земных оков. Найди проводников и отправляйся к Творцу. Он всегда ждёт таких как ты. Золото – хороший цвет. Признак честности и храбрости. Ты был хорошим человеком при жизни. Тебя ждёт тёплый приём.

– Ты… не может быть! – пехотинец провёл ладонью по лицу. – Ты из числа сумеречных? Ты смог выжить в той битве?

Гард утвердительно кивнул. А имперец подлетел совсем близко и взволнованно заговорил:

– Перед тем, как я уйду, ответь пожалуйста на один вопрос: мы победили в войне?

Воин отрицательно качнул головой.

– Но почему? Я вижу процветающие города, много живых людей. Здесь дети и старики! Они вроде как живут без страха за свою жизнь.

Гард задумался перед тем, как дать ответ. Он вспомнил всё, что видел за последние несколько лет. Люди стали злыми, корыстолюбивыми. Ни в грош не ставили интересы даже близких, если они мешали осуществлению собственных планов. На первое место в жизни вышли богатства и удовольствия. Теперь он помнил, что до войны было иначе. Люди были добрее и мудрее. Их вера призывала в этот мир опеку Творца. А теперь ничего этого не было. Люди, живущие здесь, фактически остались один на один с Тьмой. Почти лишённые поддержки Света.

Грустно вздохнув, сумеречный посмотрел пехотинцу в глаза и тихо сказал:

– Люди потеряли Веру.

Имперец поджал губы, сдержано кивнул в благодарность за пояснение и растворился в лучах заходящего солнца.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.