Установленные обстоятельства
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Установленные обстоятельства





В 2008 году А.В.Веселов через свою супругу познакомился с Д.К. Сапаровой, проживавшей в Казахстане, которая зарабатывала гаданьем. Желая создать совместный бизнес с Д.К. Сапаровой, А.В.Веселов предложил ей приехать в Москву. В июне 2009 года Д.К.Сапарова прилетела в Москву и вместе с А.В.Веселовым поселились в семье его приятеля Холодова. В июле к ним присоединился Шаповалов- сожитель Д.Сапаровой, и они, совместно, проживали до 07.09.2009г. Затем они арендовали 3-х комнатную квартиру, в которой втроем проживали до 24 января 2010г. После приезда Д.К.Сапаровой в Москву, с целью реализации проекта по продвижению Д.К.Сапаровой, А.В.Веселов создал для Д.Сапаровой сайт, договорился на телевидении о ее возможном участии в телепрограмме «Битва экстрасенсов», расклеивал объявления, согласовывал с клиентами об их встречи с Д.Сапаровой. Считая, что его услуги не оплачиваются согласно договоренности, Веселов требует произвести с ним расчет, при этом в случае отказа Сапаровой Д.К. Веселов А.В. обещает обратиться в правоохранительные органы с заявлением о её незаконной предпринимательской деятельности и о том, что она не платит налогов.

24 января 2010г. Д.К.Сапарова и К.А.Шаповалов улетели из Москвы в Екатеринбург.

1 февраля 2010 года они вернулись в Москву.

3 февраля 2010г.Д.К.Саппарова и К.А.Шаповалов подали заявление в милицию, в котором указали, что с 23 января на 24 января 2010г. на них было совершено разбойное нападение Веселовым. К заявлению Д.К.Саппарова и К.А.Шаповалов приложили справку с травматологического пункта городской больнице Екатеринбурга от 26 января 2010г, о наличии у Шаповалова повреждения на лице.

В этот же день (3 февраля 2010г,) возбуждается уголовное дело в отношении неустановленных лиц по ч.2 ст.162 УК РФ (разбой) и Саппарова с Шаповаловым признаются потерпевшими.



ВСЯ ДОКАЗАТЕЛЬНАЯ БАЗА ПРИГОВОРА ВЫСТРОЕНА ТОЛЬКО НА ПОКАЗАНИЯХ «ПОТЕРПЕВШИХ»

В ДЕЛЕ НЕТ НИ ОДНОГО, ДАЖЕ КОСВЕННОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ ИХ ПОКАЗАНИЯ

Позиция защиты, которая не получила оценки со стороны судов первой и второй инстанции:

  1. Фактически уголовное дело, без всякой проверки, было возбуждено только на основании заявления Сапаровой и Шаповалова и представленной справки городской больнице Екатеринбурга от 26 января 2010г, о наличии у Шаповалова повреждения на лице. В судебном заседании 14 июня 2011г. Шаповалов заявил, что справку городской больнице Екатеринбурга при обращении (26 января 2010г.) ему не выдали, сказав, что она будет предоставлена по запросу (т.3 л.д.146 оборотная). В судебном заседании, на вопрос защитника- «Оставались ли признаки побоев по приезде в Москву?» Шаповалов ответил:-

« По приезде синяков не было» (т.3 л.д. 82).

  1. Из рапорта на имя зам Начальника УВД, начальнику ОМ №7 Варламову (т.1 л.д.7) усматривается, справка городской больнице Екатеринбурга от 26 января 2010г, о наличии у Шаповалова повреждения на лице (т.1 л.д.10), больницей не выдавалась, за медицинской помощью он не обращался и медицинская карта на него заведена не была;
  2. Нельзя отнести к доказательству виновности Веселова судебно-медицинскую экспертизу №363 от 30.08.2010 года, проведенную через 7 (семь) месяцев после событий, выводы которой предположительны, о причинении телесных повреждений в виде рубца в области спинки носа (стр.2, 15 Приговора), тогда как даже в фиктивной в справке, представленной Сапаровой и Шаповаловым, нет даже упоминания о повреждении в области спинки носа (т.1 л.д.47). Сапарова не смогла вспомнить - когда именно появился шрам у Шаповалова (т.2 л.д. 460);
  3. Нельзя отнести к доказательству виновности Веселова Заключение дополнительной дактилоскопической судебной экспертизы №1836/C3AO от 03.08.2010 года о том, что на кухонном ноже имеется след «среднего пальца правой руки Веселова Алексея Владимировича», (стр. 15 Приговора) (том.1 л.д.283-288); Все это на фоне того, что ни в одном из показаний Сапаровой Д.К. и Шаповалова К.А. не говориться, что у Веселова был в руках нож. Указанное лишь подтверждает, что Веселов, проживая в квартире, пользовался кухонным ножом;
  4. По утверждению Сапаровой и Шаповалова все в квартире после «разбойного нападения» оставалось на своих местах, однако скотч во время осмотра места происшествия не был обнаружен. Ни в одном из показаний «потерпевших» нет упоминания о том, что скотч был вынесен из квартиры или уничтожен;
  5. «Потерпевшие» не смогли описать предмет, который они назвали электрошокером, и которым, якобы, осуществлялись угрозы. Суд самостоятельно определил, что это электрозарядное устройство;
  6. Требования Веселова завершить с ним финансовый расчет основаны на длительных деловых отношениях А.В.Веселова с Д.К.Сапаровой, которые, вне всяких сомнений, предполагают денежные взаиморасчеты. Суд отказался исследовать блокнот Веселова, в котором расписана их совместная деятельность, время прихода клиентов, оплата и имеются записи Д.К.Сапаровой, а также просмотреть официальный сайт Сапаровой подтверждающий их деловые взаимоотношения (http://www.lifenews.ru/news/22123, http://www.dilaram.ru/index.php?option=com_wrapper&Itemid=35) Наличие требований по осуществлению финансовых расчетов не отрицали Д.Сапарова и Шаповалов, а государственный обвинитель высказался «никто не оспаривает, что они вместе работали» (т.3 л.д.147).
  7. Деньги, драгоценности Сапаровой и материальные ценности, находящиеся в квартире, Веселов мог взять без применения насилия, так как он постоянно в ней проживал и большую часть времени находился в квартире один. А 23 января 2010г. ничто не мешало ему совместно с товарищами взять деньги и драгоценности. Из показаний Сапаровой и Шапавалова усматривается, что деньги, драгоценности Сапаровой материальные ценности находились открыто в квартире. Для создания видимости в том, что деньги с ценности могли быть взяты только насильно, Сапарова и Шапавалов сказали, что их комната была закрыта на замок. Отсутствие межкомнатных замков, было установлено при осмотре места происшествия (т.1 л.д.17), а также показаниями собственника квартиры Белозерской А.С., которая сообщила суду, что никогда межкомнатных замков в квартире не было (т.3 л.д. 27 оборотная сторона). Кассационная инстанция посчитала, что показания Белозерской А.С.не имеют отношения к делу, т.к. она не являлась очевидцем преступления (стр.5 кассационного определения).

О свободном доступе к деньгам высказался в прениях государственный обвинитель «ни что ему не мешало взять деньги». С ним согласился представитель Саппаровой и Шаповалова-«Был установлен факт того, что Веселов имел свободный доступ к денежным средствам и говорить о долговых обязательствах не приходиться» (т.3 л.д.148);

 

Оргтехника и её стоимость

Суд удовлетворил все, без исключения, требования Сапаровой и Шаповалова по указанной ими сумме похищенных денежных средств. Стоимость, наличие и принадлежность всего «похищенного» (без всяких доказательств)даже не обсуждалась и определялась самими «потерпевшими», т.е. лицами заинтересованными. Тем самым было проигнорировано требование п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ «При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: характер и размер вреда, причиненного преступлением», а также Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2007г. №51 п. 25 «Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов».

 

Рассказывая о «похищенном» ноутбуке «Асус» Сапарова заявила: «Данный ноутбук был мною куплен полтора года назад в р-ке Казахстан, какова его первоначальная стоимость я точно пояснить не могу, но на данный момент я оцениваю его в 20000 рублей, никаких документов на данный ноутбук у меня не сохранилось» (т.2 л.д.227);

Стоимость «похищенного телефона «iPhone 3G” в сумме 20000 рублей была установлена без всякой оценки, также как и стоимость ноутбука «Асус», который Шаповалов оценил 18000 рублей, на который «никаких документов не сохранилось» (т.2 л.д.225). Все это на фоне того, что первоначально Шаповалов не знал стоимость похищенного у него телефона (т3 л.д.15), затем указал 15000 рублей, тогда как Сапарова в судебном заседании заявила, что уплатила за него 9000 рублей (т.3 л.д.79);

Веселов не отрицал, что телефон им был взят, однако считал, что он вправе им распорядиться, так как за телефон, привезенный его подругой из Испании, не была произведена оплата.

Суд оставил без внимания то, что при наличии у Сапаровой 10 мобильных телефонов и у Шаповалова 2-х, о чем Сапарова заявила в судебном заседании (т.3 л.д.79) «грабителями» был взят ТОЛЬКО 1 (ОДИН) телефон-«IPhone 3G».

Таким образом, Веселов взял только тот телефон, который, как он считал, не принадлежит Сапаровой, а уж Шаповалову тем более. Суд, не дал ни какой оценки данному факту.

Единственно доказанный эпизод, не оспоренный Веселовым это то, что им был взят ноутбук Макентошдля копирования имеющихся там его личных фотографий, и ошибочно фотоаппарат «Олимпус», которые были возвращены Веселовым на следующий день после «похищения».Однако суд не только включил возвращенные ноутбук и фотоаппарат вобщую сумму и в состав похищенного имущества, но и удовлетворил гражданский иск, включив стоимость ноутбука и фотоаппарата , которые были указаны Сапаровой ( кассационная инстанция не разобравшись указала , что «гражданские иски судом разрешены с учетом похищенного и не возвращенного имущества» - стр.4 кассационного определения).

Всё «похищенное имущество» ни следователями, ни судом даже не осматривалось, т.к. «потерпевшие» заявляли, что ноутбуки и фотоаппарат находятся в Казахстане.

Проигнорировано постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" (с изменениями от 6 февраля 2007 г.)где в п.7 указано «Не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либов связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации».

 

Наличие денежных средств

 

Ни чем не подтверждены, заявленные Сапаровой, наличие у нее 1.000.000 рублей, 3.000 долларов США и 500 Евро и то, что именно эта сумма у нее была похищена.

Суд отверг возможность установить, имелись ли вообще заявленные Сапаровой и Шаповаловым деньги, отказав защите в получении указанных сведений из «Альфа-Банка», где хранились денежные средства. Также суд отказался установить место работы Сапаровой и Шаповалова для получения справки по форме 2НДФЛ (т.2 л.д.442 оборотная сторона и л.д.443), которая могла бы подтвердить, могли ли быть у них эти средства, также отказал в ходатайстве установить, какие денежных средства были сняты с карточек Сапаровой и Шаповалова (т.2 л.д. 247);

 

Помимо сказанного суд не обратил внимание на следующие важные обстоятельства:

 

1. Сапарова на предварительном следствии и в суде утверждала, что Веселов постоянно посылал ей СМС с угрозами и после подачи ею заявления. Однако телефон, на который, якобы, посылал Веселов СМС с угрозами,она следствию не предоставила.В суде Сапарова сообщила, что у нее 10 телефонов и именно этот телефон потерян. «Сейчас я не могу найти телефон, который был у меня на тот момент все сообщения сохранены. Я не могла восстановить (телефон). Он был оформлен не на меня»(т.3 л.д.79)

И на вопрос: -Вы сообщали номер телефона, сообщения Веселова в милицию?

- Нет, сообщения не представляла(т.3 л.д. 145 оборотная сторона)

Защита просила суд запросить детализацию телефонных переговоров между Сапаровой и Веселовым для подтверждения её доводов о наличии угроз со стороны Веселова, однако получила отказ (т.2 л.д.344-346);

2. Уходящим «грабителям» предлагают драгоценности(т.3 л.д.146 оборотная сторона), а они их не берут.

В своих показаниях, в судебном заседании 29 декабря 2010г. Сапарова и Шаповалов заявляли, что Сапарова принесла все свои драгоценности и предложила их «грабителям», однако они их не взяли (стр.5, 7 приговора, т.3 л.д.3,12).

14 июня 2011г., в судебном заседании, Шаповалов подтвердил, что имеющиеся драгоценности предлагались Веселову когда он уходил, но он их не взял, а Сапарова, изменив ранее данные показания, заявила, что ничего она не приносила и не предлагала Веселову (т.3 л.д.145);

3. Камера слежения зафиксировала приход Силантьева и Клиха к Веселовув квартиру 132 дома 16 по улице Генерала Белобородова г. Москвы в 17-20 (т.1 л.д.227-230), то есть в период нахождения Шаповалова в квартире. Несмотря на это, основываясь только на показаниях Шаповалова, указавшего, что он вышел из дома примерно в 21-00, суд в приговоре указал, что Силантьев и Клих пришли к Веселову примерно в 21-00 в отсутствие Сапаровой и Шаповалова, то есть суд отверг возможность их встречи и, соответственно, знакомства.

Между тем, эта встреча не могла не быть. Тем самым подтверждается утверждение Веселова о разговоре с Шаповаловым и о требовании, чтобы Сапарова погасила задолжность перед Веселовым, а также обещанием Шаповалова переговорить с Сапаровой. В этом контексте приобретает другое звучание показания Веселова и Силентьева, указавших, что Веселов ждал прихода Сапаровой с Шаповаловым, чтобы завершить с ней финансовые расчеты;

4. Нельзя отнести к доказательству виновности Веселова протокол осмотра места происшествия от 03 февраля 2010г., в ходе которого была обнаружена мужская футболка серого цвета и нож с пятнами вещества бурого цвета. Нет никакого подтверждения, что указанные пятна могут иметь биологическое происхождение, а именно являться кровью принадлежащей потерпевшему Шаповалову. С учетом того, что из материалов уголовного дела никак не следует, что данным ножом были причинены какие-либо телесные повреждения потерпевшим, защита просила суд назначить судебно- биологическую экспертизу пятен красно- бурого цвета обнаруженных на мужской футболке и на ноже, однако ей в этом было отказано (т.2 л.д.443)..

5.В ходе судебного заседания 29.12.2010г. (т.2 л.д. 459 оборотная сторона) на вопрос Веселова Сапаровой: «Почему после 23 января Вы ни разу не обмолвились о Ваших претензиях ко мне?»- Сапарова ответила: «Потому что мне запретило следствие»

В тоже время суд не желал обратил внимание на важнейшие обстоятельства:

1. Мотив для заведомо ложного сообщения о совершении в отношении Сапаровой Д.К. особо тяжкого преступления мог быть:

- не производить окончательный расчет с Веселовым;

- не допустить его обращению в правоохранительные органы с заявлением о её незаконной предпринимательской деятельности;

- избавиться от лица, участвовавшего в её становлении;

- вернуть деньги отданые добровольно Веселову.

2.Веселов А.В. высказывал в адрес потерпевшей Сапаровой Д.К. угрозы о том, что обратится в правоохранительные органы с заявлением о незаконной предпринимательской деятельности Сапаровой Д.К., если она не произведет с ним окончательный расчет (Сапарова подтвердила в судебном заседании). Веселов с самого начала расследования и в судебном заседании утверждал, что у него с Сапаровой были нерешенные финансовые вопросы. При этом он не скрывал, последовательно давая показания, что им были от Сапаровой получены 760 тыс. руб. Также с её согласия, с банковской карты, им были сняты 13.000 рублей.

Веселов не сомневался, что на эти деньги он имеет полное право,в соответствии с ранее оговоренным процентом от доходов по их совместному бизнесу, иначе ему не было никакого смысла вообще говорить об этом.

3. Суд проигнорировал показания Холодова С.В. и Холодовой С.В., изложившие фактические взаимоотношения Веселова с Сапаровой, которые определяли фактические обстоятельства дела, только на том основании, что они «опровергаются показаниями потерпевших Сапаровой Д.К. и Шаповалова К.А., которые признаны судом достоверными и правдивыми» (стр.10 приговора).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.