Осуществление и защита субъективных гражданских прав в Древнем Риме
Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Осуществление и защита субъективных гражданских прав в Древнем Риме





Перед тем как перейти к искам и их характеристике, нелишне остановиться на самом гражданском процессе, в рамках которого осуществляется защита нарушенных прав. Речь идет о трех исторически сменявшихся друг друга формах процесса древнейшей – легисакционной, сменившей ее формулярной– главной форме процесса периода преторского права, и экстраординарном судопроизводстве, возникшем уже с империей.

Римский народ подобно многим другим народам до образования государственного суда пережил эпоху частной расправы с нарушителями права. Каждый, считавший неправомерно нарушенным свое право, расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своей семьи (саморасправа). По мере развития общества такая форма борьбы с нарушением прав стала нетерпимой. Переход от частной саморасправы к государственному суду происходил постепенно: посредствующими этапами явились система регламентации частной расправы путем установления определенного порядка применения насилия к обидчику; далее, система выкупов (добровольных, а затем обязательных); наконец, передача дела защиты прав органам государства.

Основные признаки гражданского процесса Древнего Рима:

Ø обязательное личное участие сторон в судебном процессе (как истца, так и ответчика);

Ø обеспечение явки ответчика возлагалось на истца, так как представители государственной власти не могли принудительно воздействовать на ответчика. В связи с этим истец обладал правом задержать ответчика и силой доставить его в суд;

Ø процесс состоял из двух стадий: «ius» «iudicium». В первой стадии - «ius» проходила подготовка к вынесению решения. Если на этой стадии ответчик признавал претензии истца, то дальнейшее производство прекращалось и судья выносил окончательное решение. Основной являлась вторая стадия процесса - «iudicium», так как именно в этой стадии осуществлялась проверка всех обстоятельств дела и выносилось судебное решение.



Ø Строгий формализм процесса на первоначальных стадиях его развития.

Первой и древнейшей формой был легисакционныйпро­цесс (legis actio — иск из закона; этот термин, вероятно, означал «осуществлять право законным образом» в проти­воположность самораспрзве, насилию), состоявший из двух стадий: in jure и in judicio. Стадия in jure была сферой деятельности судебного магистрата (рекса, консула, позже — претора). Лицо, считавшее свое право нарушенным, чтобы возбудить дело в суде, должно было сделать об этом заявление перед магистратом. Тот устанавливал дозволен­ность притязания, заявляемого истцом, содержание этого притязания и существование условий его действительности. Цель этой стадии процесса — в определении правового характера возникшего спора, т. е. того, может ли быть данное притязание предметом судебного разбирательства. Как отмечалось, магистрат предоставлял возможность защи­ты нарушенного субъективного права в суде (т. е. иск) не в любом случае, а лишь тогда, когда притязание соответ­ствовало закону и его формулировкам. Нет иска — нет и права на судебную защиту. Гай, подчеркивая в своих Институциях формализм легисакционного процесса и недо­статочность его средств, приводит такой пример. Если кто-нибудь предъявлял иск: по поводу уничтожения виноград­ных лоз и называл их в доке виноградными лозами, то он проигрывал дело, так как должен был назвать их деревьями, поскольку по буквальному смыслу XII таблиц возможен был иск лишь по поводу срубленных деревьев.

В рамках легисакционного процесса для различных по сво­ему предмету (т. е. характеру требования) исков существовало пять форм их рассмотрения: процесс пари; наложения руки; процесс с требованием назначить судью; процесс с требовани­ем определенной суммы денег или количества вещей; процесс со взятием залога кредитором.

Процесс пари (sacramenti) был наиболее распространенной формой иска о праве собственности и исков, возникающих из обязательств. Словесный поединок между сторонами происходил перед магистратом. Здесь же должна была присутствовать спорная вещь или какая-нибудь часть ее. Например, если спор шел о земельном участке, то приносили землю с этого участка. Цель ритуальных действий сторон - формулирование спора. Истец требовал от ответчика обоснования своих действий: «Я требую, не скажешь основании ты виндицировал (т. е. заявил, что вещь твоя?). Ответчик мог отказаться от объяснения. После этого истец предлагал ответчику внести залог и вносил его сам. Сумма залога была установлена XII таблицами: если стоимость спорной вещи превышала 1000 ассов, сумма залога равнялась 500 ассам и 50 ассам - в других случаях. Залог вносился в казну. Затем следовал заключительный акт — litis contestasio («закрепление спора»): призывались свидетели которые подтверждали совершенные истцом и ответчиком действия.

Таким образом, стадия in jure есть не что иное, как строго регламентированный процессуальный порядок между сторонами договора о третейском суде.

Вторая стадия in judicio, в которой спор разрешался судьей по существу, могла быть начата не раньше, чем через 30 дней. Этот промежуток был установлен с целью и сторонам возможности собрать доказательства . Стороны являлись в суд в назначенное время. Судебное разбирательство откладывалось, если одна из сторон не являлась по уважительной причине. Судья разрешал дело без разбора его по существу в пользу явившейся стороны, если другая cтopона отсутствовала по неуважительной причине. Затем они подробно излагали основания своих утверждений. Судья оце­нивал доказательства по своему собственному усмотрению и объявлял устное решение, не подлежащее обжалованию. Сторона, проигравшая дело, теряла внесенный в казну залог, выигравшая — получала залог обратно.

С вовлечением Рима в мировой экономический оборот жизнь настоятельно требовала предоставления судебной защиты неримлянам. Кроме того, легисакционный процесс с его ограниченными возможностями защиты права не соответствовал потребностям усложнившихся деловых от­ношений.

На смену ему пришел формулярныйпроцесс, возникший вначале в практике претора перегринов, а затем воспринятый городским претором и легализованный законом Эбуция (II в. до н. э.). В силу своих полномочий претор постепенно стал предоставлять защиту новым правоотношениям и взял на себя задачу правовой формулировки споров.Он не был связан буквой цивильного права и мог предоставить защиту или отказать в ней по своему собственному ус­мотрению, опираясь на принципы справедливости и доброй совести.

Формулярный процесс состоял из прежних двух стадий. Вызов ответчика производился, как и прежде, истцом. Но преторский эдикт внес некоторые изменения в этот порядок, установив штраф на случай неявки ответчика по неуважитель­ной причине. В стадии in jure истец излагал свои притязания в любой форме.Претор, выслушав заявление истца и возраже­ния ответчика и признав допустимость иска, составлял письменную формулу,являвшуюся юридическим выражением заявленного истцом притязания и возражений ответчика, и направлял ее в суд. Составление формулы — основная цель стадии in jure, а с ее получением считается состоявшимся litis contestatio.

Формула состояла из следующих основных частей:

Ø вводная. Всякая формула начиналась с назначения конкретного судьи;

Ø интенция - изложение смысла и содержания претензии истца;

Ø кондемнация - предписание об удовлетворении иска в случае подтверждения справедливости интенции.

Формула могла также содержать и второстепенные (необязательные части):

Ø эксцепция – т.е. возражения ответчика. Если возражения были обоснованными, то претор соответствующим образом указывал об этом в кондемнации и обязывал судью отказать в иске, если возражения подтвердятся;

Ø прескрипция. Данная часть формулы следовала непосредственное за назначением судьи и вводилась для того, чтобы отметить, что истец просит взыскать не все ему причитающееся, а только лишь часть.

Производство в стадии in judicio начиналось с изложения сторонами доказательств, поскольку о вопросе, поставленном перед судом, теперь можно было узнать из формулы. Процесс проходил в устной форме, при свободной оценке доказа­тельств. Источниками доказательств были показания свиде­телей и сведущих лиц, осмотр на месте, письменные доказа­тельства. В подтверждение отдельных фактов суд мог обязать сторону принести присягу. Доказыванию подлежали лишь спорные факты. Бремя доказывания (onus probandi) распределялось в соответствии с формулой: истец доказывал факты, которыми он обосновывал иск, ответчик — факты, которыми он обосновывал возражения. Практически это означает, что бремя доказывания лежит на истце, но, возражая, ответчик становится в положение истца.

Судья был связан выводами, сделанными претором в формуле, и при их подтверждении был обязан удовлетворить иск. Отныне судья руководствовался цивильным правом в той степени, в какой его уполномочил претор. Исход дела стал целиком зависеть от содержания формулы, посредством которой претор решал не только конкретную задачу, но и фактически определял стратегический путь развития римского права. Получив себе с помощью формулы правовые системы, утвердив приоритет преторского права и права народов, расширив возможности защиты цивильного права, претор вызвал к жизни римское классическое право.

Составные части постановлений современных судов соответ­ствуют основным элементам преторской формулы.

Экстраординарный процесс.Еще в классическую эпоху наряду с нормальным гражданским процессом, делившимся на две стадии «ius» «iudicium», стали встречаться случаи, когда спорные дела граждан разбирались магистратом без передачи решения дела присяжному судье. Такой особый чрезвычайный (extra ordinem) порядок рассмотрения помнемного стал применяться и по таким делам, раньше давалась формула. К конце III в. н.э. при переходе к абсолютной монархии, этот экстраординарный процесс, не делившийся на «ius» «iudicium», совершенно вытеснил собой формулярный процесс. Императорская власть не доверяла выборным судьям (хотя их «выборность» и в период принципата была больше на словах, чем на деле); императоры стали вести борьбу с нарушениями права непосредственно сами или через своих чиновников.

В экстраординарном процессе судебные функции осуществляются административными органами: в Риме и Константинополе - praefectus urbi (начальником городской полиции) - в провинциях - правителем провинции, а по менее важным делам – муниципальными магистратами. Однако нередко императоры принимали судебные дела и к своему личному рассмотрению.

Рассмотрение дел утратило публичный характер и происходило в присутствии лишь сторон и особо почетных лиц, которые имели право присутствовать при этом. Если истец не являлся к слушанию дела, оно прекращалось; при неявке ответчика дело рассматривалось заочно.

В противоположность процессу классического периода в экстраординарном процессе было допущено апелляционное обжалование вынесенного решения в следующую высшую инстанцию.

Особенности защиты субъективного права.С современ­ной точки зрения возможность защиты субъективного права вытекает из факта его нарушения, т. е, если конкретное лицо считает, что осуществлению его права кто-то препятствует, то уже вследствие этого оно имеет право на защиту. Иными словами, если существует субъективное право, одновременно существует и возможность его защиты.

По римским же воззрениям субъективное право в его нару­шенном состоянии не порождало права на защиту. Наоборот, о существовании определенного правомочия можно было го­ворить лишь в том случае, если магистрат устанавливал воз­можность его защиты посредством предъявления иска. Иски формулировались постепенно, применительно к отдельным категориям споров, и на ранних этапах истории Рима не охватывали всех возможных притязаний. Таким образом, субъективное право и возможность его защиты были отделены друг от друга, последняя не вытекала из первого и даже могла отсутствовать в данном конкретном случае. В отличие от современного порядка защиты «от права — к иску», древне­римский порядок выражается формулой — «от иска — к пра­ву»: только при наличии соответствующего иска субъективное право подлежит защите.

Понятие иска и его виды.Понятие иска (actio) содержит­ся в Дигестах: «Иск есть не что иное, как право лица осущест­влять судебным порядком принадлежащее ему требование» (D.44.7.51).

Со времени преторского права иски делятся на цивильные(строгого права) и преторские(доброй совести). При рассмот­рении первых судья связан буквой договора, из которого вытекает иск. Во втором случае судья в целях восполнения пробелов цивильного права может по собственному усмотре­нию руководствоваться принципом доброй совести или, как говорил Гай, исходить из соображений того, что в обороте считается соответствующим справедливости.

В своем правотворчестве претор применял и иски с изме­ненной интенцией in jus concepta, предписывая судье руковод­ствоваться последней, но в то же время учитывать положения, сформулированные им самим. Так, поскольку цивильное право не знало цессии (уступки права требования), то в случае передачи этого права другому лицу иск мог предъявить лишь сам веритель (цедент), но не цессионарий (лицо, которому передано право). Претор преобразовывал интенцию, предлагая рассматривать цессионария как цедента и решить дело соответственно. Это — иски по аналогии(actio utilis).

В тех же целях защиты, не предусмотренных цивильным правом отношений, претор применял иски с фикцией,(actio fieticia), предлагая в интенции допустить существование фактов, которых в действительности не было. Например, лицо, утратившее свою правоспособность, в соответствии с цивильным правом утрачивало права и освобождалось от обязанностей. Считая последнее нарушающим интересы кредиторов, претор вводил в интенцию фикцию правоспособ­ности лица.

Критерием деления исков на вещные(actiones in rem) и лич­ные(actiones in personam) является личность ответчика. Вещ­ный иск направлен против любого лица, которое может ока­заться нарушителем соответствующего правила (например, права собственности). Поскольку заранее неизвестно, кто им может быть, то этот иск действует не только против оп­ределенного нарушителя, но и вообще против всякого третьего лица — возможного нарушителя вещного права. Напротив, в личных исках возможный нарушитель права заранее оп­ределен, ибо данные иски вытекают из обязательственных отношений, участники которых известны с момента заключе­ния договора, являющегося основанием возникновения обяза­тельства. Например, если Тиций по договору предоставил заем Авлу, то именно последний (и только он) может нару­шить право Тиция (требование возврата суммы займа), поэ­тому и иск возможен персонально против Авла.

Кроме того, различались иски: персекуторные— о возврате той или иной ценности (например, иск собственника об ис­требовании вещи); штрафные— о взыскании штрафа или возмещении ущерба (и в том случае, если противоправные действия ответчика не принесли ему обогащения); арбитрарные— в которых судья по своему усмотрению определял объем возмещения убытков, исходя из принципа справедли­вости; популярные— предъявлявшиеся любым гражданином к тем, кто что-либо поставил или подвесил так, что оно могло причинить вред людям или животным.

Отдельную категорию составляли кондикционныеиски, яв­лявшиеся цивильными и абстрактными, т. е. основанными на цивильном праве и не содержащими указания на основание их возникновения (это не имело значения).

Особые средства преторской защиты.Фактические ситуации, не предусмотренные цивильным правом и, следова­тельно, не имевшие средств защиты в легисакционном процессе, издавна разрешались административной властью консула, а позже — претора по просьбе одной из сторон, Такой способ защиты представляет собой приказ носителя высшей власти, относящийся к определенному лицу, либо в форме повеления (decretum), либо в форме запрета (interdictum). Основными средствами преторской защиты являлись:

Ø индердикты;

Ø стипуляция;

Ø реституция;

Ø ввод во владение.

Интердикт – это распоряжение претора о немедленном прекращении каких-либо действий, нарушающих права граждан ( например, претор предписывал виновному немедленно освободить самовольно занятый им земельный участок). Посредством интердиктовразрешались разнообразные фактические отношения: соседские, нанимателя и наймодателя, утраты или нарушения владения и т. п. Лицо, в отношении которого выдан интердикт, обязано было немедленно под неисполнения интердикта претор применял санкции, например штраф.

В древнейшую эпоху интердикт предоставлялся по рас­следованию дела, поэтому он был безусловным, категоричес­ким приказом. В классическом праве интердикт, выдававший­ся без предварительного расследования, стал условным приказом, приводившим в случае его оспаривания или неисполнения к возникновению особого административного производства. При оспаривании интердикта претор назначал арбитра, который либо подтверждал интердикт (тогда он приобретал силу безусловного приказа), либо не подтверждал (тем самым ответчик освобождался от его исполнения). Если последний не просил претора о назначении арбитра, но и не исполнял интердикта, то спор о фактическом отношении рассматривался в другом порядке. Обе стороны в случае своей неправоты обязывались перед претором к уплате штрафа, а лицо, против которого выдан интердикт, еще и к возмеще­нию ущерба.

Нередкими были и ситуации, для которых не существовало адекватных судебных средств, а также ситуации, применение к которым общих норм цивильного права, по мнению претора, противоречило бы принципам справедливости. В обеих ситу­ациях применялся выработанный претором способ защиты права: восстановление в прежнее положение (реституция) — restitutio in integrum.Так, сторона, не согласная с судебным решением, могла просить претора о реституции, т. е. о восста­новлении юридических отношений, существовавших до судеб­ного решения (классическому праву институт судебного об­жалования не известен). Другую ситуацию иллюстрирует сле­дующий пример. Мул, принадлежащий на праве собственнос­ти Тицию, находится во владении Авла. Накануне истечения срока давности владения Тиций отбывает по срочному делу и потому лишен возможности предъявить иск к Авлу. Послед­ний в соответствии с цивильным правом становится собствен­ником мула по давности владения. Возвратившийся Тиций утратил право на иск. По просьбе Тиция претор может предо­ставить ему реституцию, т. е. зафиксировать положение, суще­ствовавшее до его отъезда, и таким образом открыть возмож­ность предъявления им иска.

Применение реституции возможно при следующих услови­ях: 1) наличие ущерба; 2) наличие основания реституции.

Если обещание дано в присутствии претора (стипуляция), то оно становится обязательным, и в случае его неисполнения возможно применение принудительных мер.

Ввод во владение применялось при наследовании имущества для того, чтобы защитить права лица, которое признавалось наследником не по старому (цивильному) праву, а по преторскому.

Исковая давность.Лицо, частное право которого нарушено, имеет в своем распоряжении исковую защиту. Исковая давность – это срок, устанавливаемые для защиты права по иску лицу, право которого нарушено. Если лицо пропустило данный срок, то оно лишается возможности требовать в суде защиты нарушенного права.

Классическое римское право не занало исковой давности. Вместо нее существовали так называемые законные сроки для предъявления иска.Однако это не одно и те же. Отличие законного срока от исковой давности заключается в следующем. Законный срок сам по себе (независимо от активности или бездействия управомоченного) прекращает право на иск; исковая давность оказывает действие ввиду бездеятельности истца.

Только в Y в. до н.э. в римском праве появилась исковая давность. Срок исковой давности был установлен в 30 лет. Течение исковой давности прерывалось в случае предъявления иска или признания иска должником.

 

Контрольные вопросы:

1. Понятие и виды исков.

2. Иски вещные и обязательственные (личные).

3. Иски строго права и основанные на принципе добросовестности.

4. Процессуальное представительство.

5. Исковая давность.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.