Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Сервус Фригидум развернулся в ее сторону.





- Ты опоздала, - перешел на «ты» учитель.

- Прошу прощения, - промямлила Лилэлия, застыв от стыда.

- Я не слышу, - громче заговорил Сервус Фригидум.

- Прощу прощения! – громче сказала Лилэлия, сильнее сжимая сумку в руке.

- Такая никчемная ученица, - не менялся голос Сервуса. – Даже толком слова выговорить не можешь. Зачем вообще поступила сюда?

- Моя мама закончила эту академию, я мечтаю сделать тоже самое, - дрожал голос Лилэлии.

- Очевидно ты ведьма, - разглядывал ее Сервус. – Думаю, твоя мать не особо удивится, когда ты с позором вылетишь отсюда. Твоей матери будет стыдно за такую дочь.

- Прекратите, - прошептала Лилэлия, сдерживая слезы.

- Что? Снова мямлишь? Впервые вижу такую жалкую ведьму, - продолжал Сервус Фригидом, не меня тон голоса, почти не двигаясь.

- Прошу вас, - задрожали руки Лилэлии.

Я дернулась, но мою руку очень больно сжал рядом сидящий парень. Я взглянула на него, а он молча продолжал смотреть на представление, крепко держа меня. В его лице я узнала Демьяна, а я ведь даже не увидела, как он подсел…

- Маленькая, - не останавливался Сервус. – Жалкая, никчемная девочка! Явилась сюда, чтобы опозорить мать?

Лилэлия не выдержала и выбежала с аудитории, как раз в тот момент, когда в нее хотел войти магистр.

- Сервус? – остался на пороге магистр Кромвель. – Что произошло?!

- Опоздала, - ровно ответил он.

- О… нет, - прикрыл глаза магистр. – Сервас, что ты ей наговорил?

- Назвал ее жалкой, - спокойно отвечал преподаватель.

- А ты хоть знаешь, что двадцать минут назад ее мать умерла от остановки сердца? – стал голос магистра злым.

- Это не мои проблемы, - не изменился в лице Сервас.

Магистр покачал головой и вышел, закрыв дверью.

- Разрушение, - повернулся к нам Сервас. – Так я продолжу

- Не смей уходить, - заговорил со мной Демьян в полголоса.

- Пусти, - прорычала я.

- Ну, уйдешь ты, - насмешливо взглянул он на меня. – А что потом? Хочешь запороть предмет. Сама же видишь, какой он, неужели тебе не нужны хорошие оценки?

Я замерзла, тут в академии, я просыпаюсь в ожидании нового дня. А там во дворце, куда я вернусь, если не стану лучшей, там я просыпалась и была готова умереть от одиночества. А тут у меня появились подруги, появились друзья. И все это я могу потерять. Я снова вернусь во дворец к издевательствам Генедиуса, и его дружков… Я снова буду мучиться…

Я вдернула руку.

- Я не буду сидеть тут, зная, что моя подруга плачет! – сказав это, я резко подскочила, привлекая, таким образом внимание учителя.

- Что-то случилось? – спросил меня Сервас.

- Да, - схватила я сумку. – Я поняла, что мне противно находиться с вами в одной аудитории!

- И что вы хотите сделать?

- Выйти и найти подругу! – направилась я к двери.

Но как только я подошла к ней, увидела взмах руки учителя, а после вся дверь покрылась толстым льдом.



- Никуда вы не пойдете, - прозвучал голос Серваса.

- Вы будете меня насильно удерживать?! – Развернулась я. – Или так же морально начнете унижать?!

- Хотите выйти? – спросил Сервас, отпуская руку. – То сначала коснитесь меня рукой.

- Рукой? – переспросила я с удивлением.

- Или ножом, - пожал он плечами. – Ведь у вас с собой неплохой кинжал.

- Выиграю, - скинула я сумку. – И вы принесете извинения Лилэлии Марсель!

- Согласен, - слегка кивнул учитель.

Я небрежно сбросила сумку, скинула мантию, где у меня на поясе висел кинжал. Плотно взяв его в руки, я взглянула на учителя. Не нужно быть знатоком, чтобы понять, что передо мной сильный воин, который прошел не одно сражение, поэтому мне придется потрудиться. Не знаю, повезло мне или нет. Но сегодня я решила одеть под мантию брюки и легкий свитер. Конечно, ношение брюк вызывают много споров. Многим нравится видеть ножки любимых дам, а многие считают это слишком вульгарным.

Приготовившись, я сжала кинжал крепче, а после решила действовать. Не медля, я разбежалась, горя желание попасть в него, а если и получиться, то и проткнуть где-нибудь. Мой точный удар пролетел мимо, Сервас убрав руки за спину, спокойно уклонился, заставив меня слегка опешить. Не давая мыслям захлестнуть голову, я резко развернулась, чтобы еще одним точным движение попасть в преподавателя. Но он опять невероятно быстро уклонился, оказавшись за моей спиной, быстро развернув кинжал лезвием вниз, я попыталась его ударить острием, но он снова увернулся. Вся аудитория замерзла. Каждый раз он уклонялся, скучно глядя на меня, словно зная, куда и как я ударю, словно предсказывая каждое мое движение. Было видно, что я ему уже надоела. И тут я поняла, что я слишком злая, что мне нужно успокоиться. Когда я ехала в академию, то я поклялась себе…

Мне стало легче дышать, я замедлила сердцебиение, ускорила остальные рецепторы, стала дышать тише, я продолжала обсыпать ударами Серваса. Его самоуверенность подвела. Пока он со скукой в глазах наблюдал , я его изучала, его неторопливый, но в то же время быстрый темп. Движения его глаз. Я вспомнила все, чему меня учили. Для меня все замедлилось, я отсчитывала каждое его моргание глаз, а после, нанесла удар. Мой кинжал замер около его шеи, почти касаясь острием гладкой, белоснежной кожи. Его взгляд слегка изменился, но он не был удивлен. А после на его губах заиграла улыбка, я отпустила глаза, чтобы увидеть, что мне в живот упирается тонкое ледяное лезвие. Успев отскочить, я услышала треск ткани, лезвие задело живот, но рана не серьезная. Теперь Сервас вошел в игру, его глаза сверкнули и он направился ко мне. Я развернула кинжал вниз лезвие, дожидаясь учителя. Но тут передо мной встал Михаэлис и одним резким движением откинул меня к стене, а дальше, я уже ничего не помню.

Проснулась от ужасного запаха, когда открыла глаза, то поняла, что я еще в аудитории. Рядом на корточках сидит магистр, очень обеспокоенно меня разглядывая. Аудитория пуста.

- Что произошло? – все еще приходя в себя, спросила я, осматривая аудиторию.

- Адепка Даррель, - облегченно улыбнулся магистр. – Как вы себя чувствуете?

- Если не считать того, что я подралась с преподавателем и меня оглушили… Вполне отлично.

Около двери стоял Михаэлис, взглянув на меня, он пошел к выходу.

- Стой! – Закричала я. – Мерзкий ты ублюдок, зачем ты меня вырубил?!

Михаэлис остановился, а после молча вышел.

- Глупая, - улыбнулся магистр. – Если бы не он, то Сервас раскрошил бы тебя.

- В каком смысле? – потерялась я, гладя на магистра.

- У Серваса, часто бывают вспышки, как бы сказать… Он входит в транс, и вот недавно в борьбе с тобой, он вошел в транс. Адепт Кондрат во время заметил, поверь мне Августина. Серваса невозможно остановить, он машина для убийства!

А вдалеке от аудитории, за академией, в одном из садов пряталась Лилэлия. Она сидела под каким-то деревом, обняв ноги и плача. Сумка валялась на земле, откуда выпали учебники, и фотография ее матери. Лилэлия продолжала плакать, не желая верить в известия от отца, что матери больше нет.

- Адепка Марсель, - послышался холодный голос Серваса. – Я не помешал?

Лилэлия подняла заплаканные глаза, взглянула на преподавателя, который собой загородил лучи солнца.

- Даже если так? – Охрипшим голосом заговорила Лилэлия. – Вас это волнует?! Вас вообще, хоть что-то волнует?!

- На данный момент волнуешь ты, - ответил Сервас, глядя на потерявшуюся Лилэлию.

- Может сядете рядом? – шмыгнув носом попросила Лилэлия.

Немного подумав, не желая этого, Сервас все-таки присел. Порывшись в карманах, он нашел скомканный платок и протянул Лили. Увидев это, она невольно рассмеялась, взяв платок снова стала плакать, но теперь уже уткнувшись в плече учителя. Полностью потерявшись, Сервас застыл, слушая рев Лилэлии. Но тут его взгляд упал на ее сумку, он увидел фотографию женщины. Красивой и полной сил, с выразительными Сэрон-голубыми глазами.

- Это твоя мама? – взял фотографию Сервас.

- Да, - вытирала слезы Лили, при этом издавая странные хлюпанья.

- Не похожи, - сравнил фотку он фотку с Лилэлией.

- Нет, - мотнула головой Лили. – Мама была красивее.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.