Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







СССР в 1964 – 1984 гг. Общественно-политическое развитие и духовная жизнь. Экономическое развитие. Реформа 1965 года. Международное положение и внешняя политика.





 

Социально-культурные предпосылки кризиса. Шестидесятые годы стали переломными в истории советского общества. До этого времени сложившаяся в СССР модель хозяйствования достаточно успешно решала встававшие перед страной задачи. К началу 60-х в стране ценой огромных усилий и жертв был создан мощный индустриальный и научный потенциал: по данным ЮНЕСКО, СССР в 1960г. по интеллектуальному потенциалу страны делил 2-3- е место в мире.

Доля населения, занятого в сельском хозяйстве сократилось с 80% до 25%, а в промышленности и строительстве увеличилась с 8% до 38%. Соответственно и изменялась и структура национального валового дохода.

Тем не менее, к середине ХХ в. модернизирующие процессы в СССР были еще далеки от завершения. Страна еще не была подлинно индустриальной державой.

 

 

Вместе с тем 50-е и начало 60-х гг. считаются самым успешным периодом в развитии советской экономики. Средние темпы экономического роста – 6,6% в 50-е годы и 5,3% в 60-е гг. – были беспрецедентными за всю историю СССР.

Феномен так называемого «наверстывания» лежал в основе динамики послевоенного развития СССР. Знаменитый лозунг Хрущева «Догнать и перегнать Америку», несмотря на известную карикатурность практического воплощения, имел под собой и реальное основание.

Как отмечалось выше, к началу 50-х гг. восстановительный период в СССР завершился, за эти годы был создан достаточный инвестиционный и научный потенциал, позволивший в дальнейшем обеспечить высокие темпы экономического роста. Особенно успешно советская экономика развивалась во второй половине 50-х гг.: в этот период повысилась эффективность использования основных производственных фондов в промышленности и строительстве, быстро росла производительность труда в ряде отраслей народного хозяйства. Повышение эффективности производства способствовало значительному росту внутрихозяйственных накоплений, за счет этого стало возможно более полноценно финансировать непроизводственную сферу. На осуществление социальных программ была также направлена часть средств, полученных в результате сокращения расходов на оборону.



Постепенное переключение внимание с накопления на потребление можно рассматривать как начало преобразования сталинской модели экономического развития, основанной на идее ускоренной индустриализации.

Несмотря на обилие реорганизаций в 1957-1962 гг., советская экономическая система кардинально не изменилась. Даже рассуждая о «революционной перестройке», Хрущев не думал трогать основы – государственной собственности и плановую экономику.

Созданная в 20-30-е гг. государственная система планового хозяйствования (и соответствующая ей экономика) воспринималась Хрущевым, и не только им, как правильная, в развитии которой время от времени появлялись и исправлялись отдельные "ненормальности". Не случайно наиболее крупные постановления и решения 50-60-х гг. даже на уровне формулировок принимались как решения о «дальнейшем совершенствовании» или «дальнейшем развитии».

Хрущеву, как человеку, прошедшему большую школу партийной работы, механизм реализации принятых решений представлялся хорошо отлаженной системой пропаганды и дисциплинарной ответственности. При этом безусловный приоритет отдавался организационному фактору и коммунистической сознательности. Отсюда, например, известные пассажи Хрущева типа: если кукуруза не родится, то виноват в этом не климат, а руководители. Так определялись общие подходы к реорганизации экономики и системы управления.

Трудности и проблемы экономического развития тех годов объяснялись не принципиальными вопросами, связанными с эффективностью централизованного планирования всего народного хозяйства, а недостатками руководства и управления – излишней бюрократизацией, сверхцентрализацией и т.п. Процедура планирования, составления бюджетных и любых других документов была громоздкой и малоэффективной. Началась борьба с бюрократизмом и ряд реорганизаций, призванных дать больше экономической самостоятельности республикам и регионам.

В 1957 г. произошла главная реорганизация 50-х гг. – перестройка системы управления промышленностью и строительством по территориальному принципу и создание Совнархозов. Большинство общесоюзных и союзно-республиканских министерств, в ведении которых находились промышленность и строительство, были упразднены. Страна была разделена на несколько крупных экономических районов, для управления которыми создавались Советы народного хозяйства (Совнархозы).

 

Первые результаты реформы были вполне обнадеживающими. В дальнейшем начались проблемы, одна из которых заключалась в том, что в отношениях предприятий с предприятиями «чужого» Совнархоза постоянно возникали трудности. Тогда эту проблему называли местничеством и часто списывали за счет «несознательности» руководителей Совнархозов. Другим недостатком реформы явилось то, что осталась неприкосновенной существующая до реорганизации система производственных связей, так называемый принцип сложившейся кооперации. В результате получалось, что, например, Ленинградский Совнархоз ввозил чугунное литье с Украины, а ленинградский завод в то же самое время вывозил литье в Харьков.

При таком порядке должна была вновь возникнуть потребность в центральных координирующих органах. Сначала были созданы государственные комитеты Совета Министров СССР, затем республиканские Советы народного хозяйства (1960), затем Совет народного хозяйства СССР (1962) и Высший совет народного хозяйства СССР (1963).

Достигнутые высокие темпы экономического роста могли создать иллюзию, что путь наиболее эффективного развития экономики уже найден. Однако не было найдено устойчивых глубинных факторов повышения эффективности производства. Падение темпа экономического роста уже с начала 60-х гг. стало реальностью. Это обстоятельство в числе других, заставило Хрущева от идеи реорганизации управления повернуться к идее экономической реформы.

Экономика была плохо сбалансирована, требовала постоянного наращивания производства. Тяжелая и сырьевая отрасли, а также ВПК развивались успешно, чего нельзя было о гражданских отраслях машиностроения, практически лишенных притока новых технологий и обреченные на отставание.

В эти годы быстро росла численность интеллигенции. Высшее образование имело высокий престиж, и это способствовало тому, что основная часть молодежи после окончания средней школы устремилась в вузы. В начале 80-х гг. специалисты, получившие высшее и среднее специальное образование, составляли 32,7% городского населения. В результате возник дисбаланс рабочих мест – технические и инженерные должности были заполнены с избытком, зато образовывались вакансии рабочих мест, не требующих особой квалификации и связанные в основном с физическим трудом. Труд инженерно-технических рабочих стал обесцениваться.

Таким образом, отягощенная грузом многочисленных неразрешимых противоречий, советская система оказалась объективно не готова к глобальным переменам в характере и тенденциях развития мировой экономики, человеческой цивилизации в целом, начавшимся на рубеже 50 - 60-х гг. Компьютерная революция, означавшая начало нового этапа НТР, совпала во времени с мировым энергетическим кризисом, подорожанием нефти и других энергоносителей.

Технологическое отставание не позволило СССР наладить выпуск нового поколения ЭВМ – персональных компьютеров. В течение долгого времени работа советской промышленности оценивалась главным образом по количественным показателям. В таких условиях промышленность и наука мало нуждались друг в друге, с одной стороны предприятия не предъявляли постоянного спроса на научные разработки. С другой стороны, ученые, не имея спроса на свою продукцию, часто занимались никому не нужной тематикой. Вследствие этого, несмотря на рост расходов на науку, советская наука неуклонно теряла свои позиции даже в таких областях, где ранее лидировала.

Мировой энергетический кризис обнажил односторонность, а, в конечном счете, тупиковость советской модели модернизации. Вместо расширения индивидуальных и коллективных свобод, являвшихся сутью всех модернизаций в мире, целью советской модернизации в 30-50-е гг. становится выборочное заимствование технических и организационных достижений более развитых западных стран. Без соответствующих им естественных форм жизнедеятельности западных обществ, таких, как рынок, гражданское общество, правовое государство, эти заимствования лишь маскировали прогрессирующее отставание СССР от передовых стран Запада, ставили его в заведомо проигрышную позицию вечно догоняющего.

Советская система могла быть и была эффективной до тех пор, пока внутренняя потребность в свободе для советских граждан была минимальной и вполне замещалась потребностью в равенстве, пусть даже в нищете. Пока свобода граждан и экономики не была фактором выживания системы.

Ситуация кардинально меняется к началу 70-х гг. Многократное подорожание энергоносителей заставило развитые государства мира быстро осуществить структурную перестройку промышленности, перейти на новую организацию производства, освоить ресурсосберегающие технологии.

Внутренние потребности общества в большей свободе граждан в плюрализме мнений и деятельности находят в 70-е гг. отражение в появлении новых параллельных структур и в экономике и в социальной организации советского общества, в идеологии. Наряду с плановой централизованной экономикой укрепляются «цеховики», разрастается «теневая экономика», дающая возможность распределения продукции и доходов в соответствии с предпочтениями потребителей. Рядом с официальной атеистической коммунистической идеологией возникает разноликое диссидентство. Наряду с рабочим классом, колхозным крестьянством возникают предпринимательские слои, номенклатура.

Вялая борьба брежневского режима с этими «чуждыми социалистической системе элементами» придает им уродливый, криминальный характер, но не останавливает разложение системы.

Ростки гражданского общества. Важнейшим следствием хрущевской либерализации становится резкое возрастание в советском обществе критического потенциала, появление независимых от государства сначала ростков, а затем разрозненных элементов гражданского общества. Начиная с конца 50-х годов, в СССР образуются и заявляют о себе различные идейные течения, неформальные общественные объединения. Однако, нелегитимность их структур, форм поведения и официальных отношений заранее лишала их широкой общественной поддержки, обрекала зарождающиеся гражданские структуры на однобокость, конфликтность, полу - подпольное существование. Противостояния брежневскому режиму в 70-е года – удел отдельных личностей или крайне малочисленных групп граждан

В основе позиции большинства из этих людей, причислявших себя к «детям ХХ съезда», лежало искреннее убеждение, что открытая конфронтация с властями – удел одиночек. Свое предназначение они видели в конструктивной повседневной работе на пользу отечества.

Толчком к поляризации общественного сознания стал судебный процесс в феврале 1966г. над писателями А. Синявским и Ю. Даниэлем, обвиненными за публикацию на Западе литературных произведений критической направленности.

В 70-х - начале 80-х гг. вновь возрождающееся гражданское общество делало лишь первые, робкие шаги. Укорененность в народе советских реалий, мощь репрессивной государственной машины сдерживали процесс становления независимых от государства институтов. Как следствие этого советское общество на рубеже 80-х г. в массе своей не переросло старые социокультурные рамки. Для кардинального, революционного перехода в новое состояние требовалась внешняя сила. Такой силой стал правящий класс.

Новый класс у власти. В 30-50-е гг. главным субъектом модернизации СССР являлось государство в лице И.В. Сталина и очень узкого круга его соратников из числа членов Политбюро ЦК, а главным ее критерием и ориентиром – «военная мощь» и «динамика развития».

 

В 60-70-е гг. ключевая роль в управлении советским обществом переходят к «новому классу», классу управляющих. После отстранения Хрущева от власти происходит окончательное формирование этого класса как мощной политической силы. И в сталинский период высший слой партийных и хозяйственных функционеров был наделен огромной властью и привилегиями. Однако, до середины 50-х г. любой самый высокопоставленный представитель «нового класса» был лишен личной безопасности, испытывал постоянный страх за свою судьбу, свою карьеру. Он целиком зависел от своего «хозяина». Сталин репрессиями и подачками держал номенклатуру «в узде», блокировал ее стремление «приватизировать» власть.

После смерти Сталина «правящий класс» освобождается от страха за собственную жизнь, обретает стабильность. С приходом Брежнева номенклатура освобождается от многих моральных запретов.

Общая численность этого класса в 60-е гг. достигает 500-700тыс. человек, а вместе с семьями – порядка 3млн., т.е. 1,5% всего населения страны.

Новое поколение номенклатуры несло с собой и новые настроения. По уровню общей культуры, профессиональным знаниям оно было на голову выше старого поколения: все имели высшее образование, а многие и ученые степени, неоднократно бывали на Западе. Для нового поколения правящего класса марксистская идеология была лишь привычной риторикой. Соответственно меняются и представления номенклатуры о характере развития советского общества. Новые элементы, внесенные в социалистическую систему в годы хрущевской «оттепели» и хозяйственной реформы 1965г., такие, как социалистическая законность, материальное стимулирование, хозрасчет, прибыль, расширили диапазон возможных путей развития советского общества в рамках официальной доктрины.

Не менее важная трансформация происходит в эти годы в распределении функций и, следовательно, реальной власти внутри правящего класса. Уже к концу хрущевского «великого десятилетия» возникли многочисленные корпоративные структуры со своими интересами и рычагами власти.

Монопольные, корыстные интересы хозяйственников и региональной элиты, усилившиеся в результате хрущевских реформ, ослабляли власть центра, разрушали монолитность, целостность советской системы. Импульсивные реформаторские действия Хрущева, который чувствовал, что власть уходит из рук, во многом определялись именно этим обстоятельством.

Созданная брежневским руководством атмосфера безнаказанности и вседозволенности окончательно меняет общественную психологию и поведение правящего класса. Формируется закрытый от посторонних «свой круг», в котором поддерживалось ощущение собственной исключительности, пренебрежительное отношение к нравственным ценностям, к простым людям. У многих высокопоставленных руководителей накапливались уже не предметы потребления, а капиталы. Погрязли в коррупции Узбекистан, Казахстан, Киргизия, где огромные суммы денег перекачивались в виде взяток в карманы первых секретарей обкомов и их окружения. Главным источником обогащения «первоначального» накопления капитала правящего класса в 60-х – начале 80-х гг. становятся всевозможные злоупотребления должностями, систематические взятки.

Следующим закономерным шагом перерождения советской правящей элиты становится фактический переход высших государственных чиновников от роли управляющих «социалистической» собственностью к положению ее реальны хозяев. К середине 80-х г. окончательно сформировавшийся «новый класс» по существу уже не нуждался в общественной собственности и искал выход для возможности управлять, а затем и владеть собственностью своей, личной, частной.

 

 

Новые попытки модернизации страны.Объективная необходимость кардинальных перемен в советской экономике назрела уже к концу 50-х – началу 60-х гг. Оторванность планирования от жизни, отраслевого управления от регионального, монополия производителя в условиях всеобщего дефицита, незаинтересованность предприятий в научно-техническом прогрессе – все это требовало коренных преобразований уже тогда.

Экономическая реформа 1957 г. не улучшила положение в народном хозяйстве. Серьезных структурных изменений также не произошло. Главным предметом экспорта по-прежнему оставалась нефть и другие виды сырья. Замедлился темп национального дохода.

К началу 60-х гг. экономистам и руководителям производства стало ясно, что хозяйственный механизм устарел. Для преодоления «временных» трудностей требовались иные методы управления экономикой, иные принципы планирования. Проблема совершенствования управления и планирования становится главной в научных дискуссиях, развернувшихся в конце 50-х – начале 60-х гг.

Необходимость перемен ощущало и советское руководство. Венгерское восстание и польские события 1956 г. предостерегали против бездействия. Непоследовательные, хаотичные реформы Хрущева не заложили прочной правовой и политической основы для последовательной и эффективной модернизации. 14 октября 1964г. на Пленуме КПСС Н.С. Хрущев был смещен со всех государственных и партийных постов и отправлен на пенсию. По существу, его смещение отвечало интересам и потребностям общества. Однако сделано это было тайно от народа, без гласного обсуждения и анализа уроков реформ. Главным результатом противоречивого десятилетия стало утверждение в стране более свободной атмосферы, в жизнь вошло поколение людей, не знавших тотального страха.

Назначенный первым секретарем ЦК КПСС, Л.И. Брежнев представлял собой полную противоположность Хрущеву, отличавшемуся своей смелостью, жаждой новизны и перемен. И по характеру, и по интеллекту Брежнев не обладал качествами руководителя великой державы, необходимыми для реализации коренного обновления общества. Он не был теоретиком, не задумывался глубоко над стратегией и перспективами развития страны. Отсюда и такие качества нового лидера, как исключительная осторожность при принятии серьезных решений, постоянная потребность выслушивать советы. Брежнев оказался у руля Советского государства в результате сложного переплетения политических сил. В стране ощущалась усталость от нововведений Хрущева. Слабость Брежнева как руководителя открывала широкие возможности для всевластия партийно-государственной бюрократии. Выдвинутый Брежневым лозунг «стабильности» означал отказ от всяких попыток радикального обновления общества.

Встав во главе партии и советского общества, Брежнев на первых порах вынужден был продолжать курс ХХ и ХХII съездов КПСС. Вновь был провозглашен принцип коллективного руководства.

Выбор дальнейших путей развития страны происходил в условиях противоборства мнений в верхнем эшелоне власти. Одна его часть во главе с А.Н. Шелепиным ориентировалась на консервацию сложившихся методов руководства, другая (секретарь ЦК КПСС Ю.В. Андропов) предлагала программу преобразований, включавшую в себя и экономическую реформу, и развитие демократии и самоуправления, и прекращение гонки вооружений, и выход СССР на мировой рынок. В конечном итоге победил умеренно-консервативный метод, который разделял и Брежнев.

Период от прихода Леонида Брежнева к власти (середина 1960-х) до начала перестройки (вторая половина 1980-х) обычно характеризуется в публицистике как «эпоха застоя».

Термин «застой» ведет свое происхождение от политического доклада ЦК XXVII съезду КПСС (1986), сделанного Михаилом Горбачевым, в котором констатировалось, что «в жизни общества начали проступать застойные явления» как в экономической, так и в социальной сферах.

Вместе с тем со сменой руководства в 1964 году в экономике СССР произошли существенные изменения. Правительство предприняло попытку провести масштабные экономические реформы. 30 сентября 1965 года вышло постановление «Об улучшении управления промышленностью», а 4 октября 1965 года - постановление «О совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства».

Аграрная реформа 1965 г. и ее результаты.Трудности развития экономики страны в начале 60-х гг. даже в среде политических лидеров породили сомнения в эффективности административного диктата. Еще при Хрущеве на страницах печати началась очередная экономическая дискуссия, в центре которой находились проблемы экономического стимулирования производства. В ходе этих споров в основных чертах сложилась будущая экономическая реформа. В целом она не отвергала директивную модель экономики, но внедряла в нее некоторые механизмы внутренней саморегуляции, материальной заинтересованности производителя в результатах труда.

В марте 1965 г. было объявлено о реформе в сельском хозяйстве. Намечались меры по решению социальных проблем села, частичному использованию экономических стимулов к труду (повышались закупочные цены, устанавливался на 6 лет твердый план госзакупок, вводилась 50%-ная надбавка к основной цене за сверхплановую продажу продуктов, увеличивались капиталовложения). Были ослаблены и «репрессивные» меры за ведение личного подсобного хозяйства. Все это вело к оживлению хозяйства.

Однако власть по-прежнему делала главный акцент на повышение роли Министерства сельского хозяйства в планировании и руководстве аграрным сектором, а также па увеличение капиталовложений и списание долгов колхозов.

Большие средства, направлявшиеся на развитие сельского хозяйства, использовались крайне неэффективно. Часть их расходовалась на строительство гигантских комплексов, закупку дорогостоящей техники, непродуманную мелиорацию и химизацию земель. Введение стабильных денежных окладов в колхозах (но сути, важное социальное достижение того времени) обернулось ростом иждивенческих настроений.

По мере свертывания линии на развитие заинтересованности в результатах труда к началу 80-х гг. колхозы и совхозы в целом оказались убыточными.

В результате за 25 лет (1964 — 1988) освоенная пашня сократилась на 22 млн. га. Потери сельскохозяйственной продукции составляли от 20 до 40% от урожая. Страна оказалась самым крупным импортером зерна и продуктов питания.

Реформы в промышленности: замыслы и результаты.В сентябре 1965 г. партийное руководство объявило о реформе в промышленности. Она не покушалась на основы директивной экономики, но стала наиболее радикальной реформой за все годы советской власти. Главными ее положениями стали изменение условий планирования и усиление экономического стимулирования. Было сокращено до минимума число планируемых показателей. Наряду с сохранением жестких нормативов по объему продукции вводились и новые показатели, которые должны были обеспечить ее качество.

Для экономического стимулирования производителей было разрешено оставлять в распоряжении предприятий часть доходов, которая делилась на три фонда: фонд материального поощрения, фонд социально-культурного и бытового развития (строительство жилья, клубов, пансионатов и др.), фонд самофинансирования производства.

Вместо совнархозов было восстановлено управление промышленностью через отраслевые министерства, причем отмечалось, что это будут не прежние министерства — «диктаторы», а новые — партнеры и консультанты по организации производства в условиях хозрасчета (на основе развития самоуправления, самоокупаемости, самофинансирования). Замышлялось и сочетание единого государственного планирования с местной инициативой. Причем право корректировки утвержденных планов было предоставлено лишь самим предприятиям.

Расширение прав министерств входило в явное противоречие с тезисом реформы о «самостоятельности» предприятий.

Реформа дала немалый экономический результат. За годы восьмой пятилетки (1966 — 1970) объем промышленного производства вырос в полтора раза. Было построено около 1900 крупных предприятий (в том числе Волжский автозавод в Тольятти и др.).

Однако уже к концу 60-х гг. реформа, при том что ее никто не отменял, пошла на убыль. А вместе с тем поползли вниз и плановые показатели: среднегодовые темпы прироста национального дохода с 7,7% в годы восьмой пятилетки упали до 3,5% в годы одиннадцатой (1981 — 1985), темпы роста производительности труда за это же время снизились с 6,8 до 3%.

Все это объяснялось объективными причинами: неблагоприятной демографической ситуацией и снижением удельного веса трудоспособного населения, истощением традиционной сырьевой базы и резким удорожанием добычи полезных ископаемых, физическим износом и моральным старением оборудования, значительным ростом военных расходов и т д.

Однако главным обстоятельством было то, что существовавшие условия организации и управления производством не могли уже обеспечить решения стоящих перед экономикой задач.

В 1979 г. правительство предприняло еще одну попытку оживить экономику страны за счет совершенствования хозяйственного механизма и повышения роли партийного руководства. Однако резко ускорить развитие экономики эти усилия не смогли. Одновременно вновь заговорили о необходимости приоритета моральных стимулов к труду над материальными. Начался новый виток социалистического соревнования, должный компенсирован, недостатки хозяйственного механизма.

В 1983 г., уже после смерти Л. И. Брежнева, новый лидер страны Ю. В. Андропов предпринял «широкомасштабный экономический эксперимент», предполагавший ослабление централизованного планирования и распределения, некоторые изменения ценообразования на уровне отдельных предприятий и регионов. Эти меры дали кратковременный успех, но прошли почти незамеченными на фоне набиравших силу перемен.

Главным инициатором проводимых реформ стал председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин.

Сущность реформ сводилась к комплексу мер, направленных на усиление экономических рычагов, на увеличение самостоятельности предприятий и организаций, на обновление методов централизованного планирования.

Косыгинская реформа 1965 года делала ставку и на сельское хозяйство. Примерный Устав колхозов от ноября 1969 года давал коллективным хозяйствам значительную самостоятельность, вводились элементы хозрасчета. За колхозниками оставалось право содержания личного подсобного хозяйства, приусадебного участка и домашнего скота и птицы. В этот период были провозглашены широкомасштабные программы мелиорации и строительства ирригационных каналов, стабилизации эксплуатации целинных земель и особый план возрождения нечерноземных земель центра России.

Коренные экономические реформы не затрагивали социальную и политическую систему общества и не ставили под сомнение механизм партийного руководства.

В первые постреформенные годы (1966-1970) среднегодовые темпы прироста национального дохода выросли в среднем на 1,1% по сравнению с предыдущей пятилеткой, а прирост валовой продукции сельского хозяйства в те же годы увеличился на 1,7 %. В этот период валовой общественный продукт вырос более чем на 350%. В стране производилось продукции в 4 раза больше, чем за предыдущие четыре пятилетки. Выпуск промышленной продукции увеличился на 485%, а сельскохозяйственной - на 171%.

К 1968 году экономическая реформа Косыгина забуксовала, а вскоре и вовсе сошла на нет в силу отсутствия политических преобразований. В 1970-1971 годах началось обсуждение новой экономической реформы. Предложенную концепцию могли начать реализовывать в 1972-1973 годы, но в 1973 году произошел скачок цен на нефть на мировом рынке, и все экономические реформы были отложены.

Еще одна попытка оживления советской экономики была осуществлена в 1979 году. Тогда было принято постановление ЦК КПСС «О совершенствовании планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работ». Однако оно не оказало существенного воздействия на происходившее в экономике. За 1970-е годы структура экономики существенно изменилась, она стала абсолютно зависимой от нефтяных доходов, с одной стороны, и поставок продовольствия, ширпотреба и машиностроения из развитых стран, с другой.

В промышленности в 1970-е годы акцент переносится на освоение и развитие территориально производственных комплексов (ТПК). Ускоренными темпами развивалась энергетика СССР. В строй были введены новые мощности уже действующих АЭС, построено несколько новых атомных станций. За десятую пятилетку выработка электроэнергии атомными электростанциями увеличилась в 3,6 раза.

Единая энергетическая система объединила каскады гидроэлектростанций на Днепре, Волге, Каме, Ангаре и Енисее. В энергетике, как и в топливно-сырьевом комплексе, была сделана ставка на экстенсивный путь развития. Доля топливно-сырьевого экспорта из СССР поднялась за 1960-1985 годы с 16,2 до 54,4%.

Сложная ситуация сложилась в сельском хозяйстве, которое становилось все более дотационным. Эффективность сельского хозяйства неуклонно падала, и правительство шло на увеличение импорта. В 1979-1984 годах в страну ввозилось около 40 млн. тонн продовольствия ежегодно.

В конце 1970-х - начале 1980 годов в развитии народного хозяйства СССР стала обнаруживаться тенденция к заметному снижению темпов роста национального дохода. Если в 8-й пятилетке его среднегодовой прирост составлял 7,8 % и в 9-й - 5,7 %, то в 10-й он снизился до 4,3 %, а в 11-й составил около 3,6 %.

Тем не менее, реформы 1960-1970 годов оказали положительное воздействие на развитие народного хозяйства СССР. В 1980 году Советский Союз занимал первое место в Европе и второе место в мире по объемам производства промышленности и сельского хозяйства. Если в 1960 году объем промышленной продукции СССР по сравнению с США составлял 55%, то в 1980 году - уже более 80%.

Научно-технический прогресс.В начале 70-х гг. Запад вступил в стадию постиндустриального развития. Это означало не только автоматизацию производства, широкое применение роботов и ЭВМ, внедрение наукоемких технологий, но и индивидуализацию процесса труда, превращение его в свободную творческую деятельность. В общественной жизни стран Запада эти перемены вызвали демократизацию всех ее сторон.

В СССР о научно-техническом прогрессе тоже заговорили (вернее, продолжали говорить). На XXIV съезде КПСС прозвучала даже установка на «соединение достижений НТП с преимуществами социализма». Однако новые крупные открытия и разработки, если они не имели военного значения, чаще всего так и не удавалось реализовать. Это происходило то из-за «нехватки средств», то из-за отсутствия у разработчиков мощной поддержки в тех инстанциях, где решалась судьба открытий.

Конечно, лидеры страны начинали осознавать необходимость перехода к интенсивным методам производства (сократилось в четыре раза число сооружаемых ежегодно крупных предприятий, создавались научно-производственные объединения, возникали отвечавшие потребностям времени новые отрасли роботостроение, микроэлектроника, атомное машиностроение и т. д.). Однако определяющими для развития экономики эти тенденции так и не стали

Несмотря на первоклассные, а порой уникальные разработки советских ученых в фундаментальной пауке, в практической жизни прогресс науки и техники во многом не ощущался. Даже к началу 80-х гг. вручную работали 40% рабочих промышленности, до 60% строителей, до 75% работников сельскою хозяйства

К 1985 г., когда в США действовало 1,5 млн. новейших ЭВМ и 17 млн. персональных компьютеров и ЭВМ, и СССР насчитывалось не более нескольких десятков тысяч аналогичных машин, преимущественно устаревших моделей.

Ситуация обострилась из-за предпринятых Западом санкции в отношении СССР в начале 80-х гг., когда доступ в страну лучших зарубежных образцов техники и наукоемких технологии фактически прекратился.

В результате к середине 80-х гг. СССР вновь, как и в 20-е гг, оказался перед угрозой нового отставания от стран Запада.

Таким образом, как уже отмечалось, на рубеже 70 – 80-х гг. в мире начинается «микроэлектронная революция». По этому показателю СССР отставал от западных стран на десятилетия. Сырьевые ресурсы страны все больше истощались. Лишь малая часть советской экономики составляли современные производства высокой технологии, которые полностью работали на военные заказы. Экономика страны работала в основном на ВПК. Чрезмерная военная нагрузка на народное хозяйство привела к колоссальным диспропорциям. В стране не было единой денежной системы.

Социальная политика.Социальная сфера финансировалась исключительно но остаточному принципу. К примеру, удельный вес капиталовложении в жилищное строительство (к общему их объему) сократился с 17,7% в 1966 — 1970 и до 15,1% в 1981 — 1985 гг. В результате в начале 80-х м в СССР вновь обострилась жилищная проблема (в 1984 i было построено лишь 2 млн. квартир — столько же, сколько строилось в начале 60-х гг., хотя население страны заметно увеличилось)

Значительно были урезаны государственные расходы па здравоохранение. Результат не замедлил сказаться. Если в начале 60-х гг. в СССР была самая низкая смертность в мире, а по продолжительности жизни мы шли в числе наиболее благополучных стран, то к началу 80-х гг. СССР находился уже па 35-м месте в мире по продолжительности жизни и II,I 50 м — по уровню детской смертности

Рост населения и падение темпов сельскохозяйственною производства вновь привели к обострению продовольственной проблемы В начале 80-х гг. СССР отставал от передовых стран не только по структуре питания, но и по потреблению традиционных для нас продуктов. В то же время резко увеличились импортные поставки продовольствия (за 1970 — 1987 и закупки мяса и мясопродуктов выросли в 5,2 раза, рыбы и рыбопродуктов — в 12,4, растительного масла — в 12,8, зерна — в 13,8, масла животного — в 183,2 раза) Главным источником средств для этих закупок стал экспорт нефти.

Уже в 70-е гг. в некоторых областях начала вводиться карточная система распределения продуктов Прирост реальных доходов на душу населения с 5,9% в 1966 — 1970 гг. упал до 2,1% в 1981 — 1985 гг. Но все же в целом положение основной части населения улучшилось. Все меньше людей продолжало жить в коммуналках. В обыденную жизнь входили холодильники, телевизоры, стиральные машины. Выросла и заработная плата. Тем не менее доля фонда зарплаты в национальном доходе, созданном в промышленности СССР, составляла лишь 36,5% (1985), в то время как в США — 64%, а в некоторых других странах — до 80%.

По уровню потребления на душу населения СССР занимал к этому времени лишь 77-е место в мире.

Все это свидетельствовало о том, что удержать статус великой державы становилось возможно лишь за счет относительного усиления эксплуатации трудящихся, сокращения социальных программ, беспощадной эксплуатации природной среды.

 

Вместе с тем в социальном плане за 18 брежневских лет реальные доходы населения выросли более чем в 1,5 раза. Население России увеличилось на 12 млн. человек. При Брежневе было введено в эксплуатацию 1,6 млрд. кв. метров жилой площади, благодаря чему бесплатным жильем было обеспечено 162 млн. человек. При этом квартплата в среднем не превышала 3% семейного дохода. Доступность жилья, медицинского обслуживания и высшего образования были беспрецедентными.

По данным опроса Фонда «Общественное мнение», проведенного в 2006 году, 61% опрошенных считают годы правления Леонида Брежнева благополучным временем для страны, и только 17% - неблагополучным. Среди тех, кому от 36 до 54 лет, позитивную оценку той эпохе дали 75% респондентов, среди тех, кто старше - 74% (негативную - соответственно 14% и 18%). Молодые респонденты (до 35 лет), естественно, гораздо чаще затруднялись дать оценку временам Брежнева, но и они гораздо чаще признавали их благополучными, нежели неблагополучными (35% и 20% соответственно).









Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.