Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КАК СТАТЬ БОГАТЫМ И ОТОЙТИ ОТ ДЕЛ МОЛОДЫМ





 

Далее следует история о том, как моя жена Ким, мой лучший друг Лэрри и я начали свое путешествие от нищеты к богатству, чтобы отойти от дел менее чем через 10 лет. Я рассказываю эту историю, чтобы воодушевить любого из вас, кто, возможно, сомневается в своих силах или нуждается в некоторой доле самоуверенности. Когда мы с Ким только начинали, у нас было совсем мало денег, очень немного чувства уверенности в себе и полно сомнений. У всех у нас есть сомнения. Суть в том, что мы делаем с этими сомнениями.

Путешествие начинается

В декабре 1984 года Ким, мой лучший друг Лэрри Кларк и я катались на лыжах в Ванкувере (Британская Колумбия) с Уистлерских гор. Снег был очень глубоким, спуски — бесконечно длинными, а лыжня — превосходной, хотя было очень холодно. Вечером мы все трое сидели в маленькой хижине, приютившейся меж высоких сосен и едва заметной из-под глубокого снега, доходившего почти до самой крыши.

Сидя каждый вечер у огня, мы обсуждали наши планы на будущее. У нас были очень большие надежды, но очень скудные ресурсы. Мы с Ким проживали последние несколько долларов, а Лэрри создавал очередной бизнес. Наши дискуссии затягивались далеко за полночь — и так каждый вечер. Мы говорили о прочитанных книгах и кинофильмах; слушали аудиокассеты с записью уроков по бизнесу и тщательно обсуждали их.

На Новый год мы делали то же, что и всегда в этот день, — ставили цели на будущий год. Но тогда наше занятие по постановке цели носило иной характер. Лэрри хотел сделать нечто большее, чем просто поставить цель на грядущий год. Вместо того чтобы, как обычно, только обсудить наши цели, он хотел, чтобы мы придумали что-нибудь такое, что изменило бы нашу жизнь, нашу реальность. Он сказал:



— Почему бы всем нам не составить план относительно того, как стать финансово независимыми?

Я выслушал его, но не совсем понял, что он имел в виду, говоря о нашей реальности. Идея финансовой свободы всегда оставалась для меня только идеей. Я и раньше говорил об этом, мечтал и знал, что когда-нибудь сделаю это — когда-нибудь в будущем, не сегодня, поэтому она была непригодной.

— Финансово независимыми? — переспросил я. Услышав звук своего голоса, я вдруг понял, каким же я был болваном. У меня даже голос изменился.

— Мы часто говорили об этом, — сказал Лэрри. — Но я считаю, что пора перестать говорить и мечтать. Пришло время взять на себя какие-то обязательства. Давайте запишем это на бумаге. А как только мы это запишем, то, как вы понимаете, обязаны будем сделать это. Если мы увидим свои цели на бумаге, то будем поддерживать друг друга в этом начинании.

Поскольку у нас с Ким не было денег, мы молча переглянулись. Отблеск огня от камина осветил наши лица, полные сомнений и неуверенности.

— Это хорошая идея, но лично мне кажется, что лучше сосредоточить все свое внимание на том, чтобы выжить в будущем году.

В ту пору я только что бросил свой бизнес с нейлоновыми бумажниками. После того как он развалился в 1979 году, следующие пять лет я пытался его перестроить, а затем вышел из него. Я ушел потому, что этот бизнес изменялся с чудовищной быстротой. Мы уже не занимались производством бумажников в Соединенных Штатах. Для того чтобы поддерживать конкурентоспособность в условиях быстро растущей конкуренции, мы переместили свои фабрики в Китай, на Тайвань и в Корею. Я оставил этот бизнес, поскольку не мог больше выносить саму мысль, что для того, чтобы стать богатым, я должен использовать детский труд на предприятиях, где существует потогонная система. Этот бизнес наполнял деньгами мой карман, но отнимал жизнь у моей души. К тому же, я не ладил с партнерами. Мы были слишком разные, чтобы тесно сотрудничать. Я ушел, оставив за собой право на очень небольшую долю прибыли. Мне было слишком трудно продолжать работать в бизнесе, который угнетал мой дух, и с партнерами, общаться с которыми я не мог. Я не слишком горжусь тем, как ушел, но я знал, что пришло время уходить. Занимаясь этим бизнесом восемь лет, я многому научился. Я узнал, как строить и как разрушать бизнес и как его затем восстанавливать. И хотя я ушел с очень небольшими деньгами, зато получил бесценное образование и опыт.

— Ну что ты скулишь, — сказал Лэрри. — Вместо того чтобы ставить какие-то жалкие цели на один год, давай набросимся на эту идею. Мы поставим одну большую цель на много лет. Нужно стремиться к свободе.

— Но у нас нет таких денег, — сказал я, взглянув на Ким, на лице которой отражалось то же волнение. — Ты же знаешь, мы начинаем заново. Все, чего мы хотим, — это выжить в течение следующих шести месяцев, а может быть, года. Как мы можем думать о финансовой свободе, если все, о чем я могу думать сейчас, — это о финансовом выживании?

И опять я удивился тому, насколько робко прозвучал мой голос. Я не был уверен в себе. Я действительно не чувствовал себя сильным!

— Ну и что? Это даже лучше. Смотри на свое бедственное положение как на удобную стартовую позицию, — настаивал Лэрри, не желая сдаваться.

— Но как мы можем рано отойти от дел, когда у нас нет денег? — возразил я, но уже почувствовал, что меня постепенно покидают робость и неуверенность в себе.

Я чувствовал какую-то неуверенность и все еще не хотел брать на себя никаких обязательств. Я просто хотел иметь какие-нибудь деньги на ближайшее время, чтобы не думать о будущем.

— Я не сказал, что мы собираемся отойти от дел через год, — продолжал Лэрри, которого уже начали раздражать мои нерешительные ответы. — Все, что я сейчас предлагаю, — это составить план относительно отхода от дел Давайте запишем цель, составим план, а затем сосредоточимся на этой идее. Большинство людей не задумываются о выходе на пенсию, пока не станет слишком поздно, или начинают строить планы на этот счет, когда им исполняется 65 лет. А я не хочу так поступать. Я хочу составить план получше. Я не хочу потратить свою жизнь на то, чтобы работать ради оплаты счетов. Я хочу жить. Хочу разбогатеть. Хочу путешествовать по всему свету, пока еще достаточно молод, чтобы наслаждаться этим.

В то время как Лэрри расписывал мне преимущества постановки такой цели, я слышал, как тоненький голосок внутри нашептывает мне, что цель стать финансово свободным и рано отойти от дел нереальна. Это действительно звучало как нечто невозможное.

А Лэрри продолжал свое. Казалось, его не занимало, слушаем мы с Ким его или нет, поэтому я перестал его слушать и начал обдумывать уже сказанное. Мысленно я говорил себе так: «Поставить цель рано отойти от дел — хорошая идея. Так почему я противлюсь этому? Ведь мне не свойственно противиться хорошим идеям».

И вдруг, где-то внутри, я услышал голос моего богатого папы: «Самым большим вызовом, который ты можешь бросить себе, является вызов неверию в себя и собственной лени. Именно твое неверие в себя и лень определяют и ограничивают то, чем ты являешься. Если ты хочешь измениться, то должен помериться силами со своими сомнениями и ленью. Ведь именно они держат тебя в нищете. Именно они отказывают тебе в той жизни, которой ты хочешь жить». Я словно слышал голос богатого папы, когда он, сидя за рулем, по дороге домой говорил: «На твоем пути нет никого, кроме тебя самого и твоей неуверенности в себе. Так легко остаться прежним. Так легко не изменяться. Большинство людей выбирают этот путь — оставаться неизменными всю свою жизнь. Но если ты бросишь вызов своим сомнениям и лени, то найдешь путь к свободе».

Богатый папа вел со мной этот разговор как раз перед тем, как я покинул Гавайи, чтобы отправиться в это путешествие. Он понимал, что я покидаю Гавайи ради собственного блага. Он знал, что я покидаю отчий дом и место, в котором чувствовал себя очень комфортно. Богатый папа понимал, что я отправляюсь в мир, не имея прикрытия или точки опоры. А теперь, всего лишь месяц спустя после моей беседы с богатым папой, я очутился здесь, на этой высокой, покрытой снегом горе, чувствуя себя слабым, ранимым и незащищенным. Я сидел, слушая, как мой лучший друг говорит мне то же самое. Я понимал, что настало время подняться и начать расти или бросить все и вернуться домой. Я осознавал, что именно в этот момент слабости здесь, в горах, подвергся сильнейшему искушению. И опять наступило время принимать решение. Настало время выбирать. Я мог позволить этой неуверенности в себе и лени одержать победу или же продолжать свой путь и изменить собственные представления о себе. Пора было либо двинуться вперед, либо отступить.

Снова настроившись слушать речи Лэрри о финансовой свободе, я понял, что на самом деле он говорил не о ней. В этот момент я пришел к осознанию того, что внутренний разговор о неуверенности и лени был самым важным моментом в моей жизни. Если я не справлюсь с этим вызовом, то вся моя жизнь покатится под гору.

— Хорошо, давайте сделаем это, — сказал я. — Давайте поставим перед собой цель стать свободными в финансовом отношении.

Это был 1985 год. А в 1994-м мы с Ким добились этого. Лэрри продолжал строить свою компанию, которая стала одной из самых быстрорастущих согласно журнальным индексам 1996 года. Лэрри отошел от дел в 1998 году в возрасте 46 лет, после того как продал свою компанию и решил один год отдохнуть.

Как вы это сделали?

Каждый раз, когда я рассказываю эту историю, мне всегда задают один и тот же вопрос: «Но как? Как вы этого добились?»

И тогда я говорю: «Дело не в том, как, а в том, почему мы с Ким сделали это, — и добавляю: — Без этого "почему" "как" было бы невозможно».

Я мог бы продолжать рассказывать, как Ким, Лэрри и я сделали это, но не буду. Как мы это сделали, не так уж важно. Что касается этого как, то я могу сказать следующее: с 1985 по 1994 год Ким, Лэрри и я сосредоточили все свое внимание на трех путях, указанных богатым папой и ведущих к огромному богатству, а именно:

1. Совершенствование деловых навыков.

2. Совершенствование навыков управления деньгами.

3. Совершенствование навыков в области инвестирования.

По каждому из этих вопросов написано много книг, и если я сделал то же самое, то это всего лишь еще одна книга о том, как этого достичь. Но гораздо более важным я считаю вопрос, почему мы сделали это; и секрет этого почему заключается в том, что я хотел бросить вызов неуверенности в себе, своей лени и своему прошлому. Это выло то самое почему, которое дало нам силу найти пути Для как.

Богатый папа часто говорил: «Многие люди спрашивают меня, как сделать то или другое. Обычно я объяснял им это, пока не осознал, что даже после того, как я говорил им, как я что-то делал, они чаще всего не следовали моему примеру. Потом я понял, что гораздо важнее не то, как сделать то или другое, а то, почему я это делаю. Именно почему дает вам силу сделать как». Он также говорил: «Причина, по которой большинство людей не делают того, что могут сделать, заключается в следующем: у них нет достаточно сильного почему. Как только вы определите, почему вы хотите стать богатым, найти свое кок будет легко. Вместо того чтобы искать внутри себя, почему они хотят стать богатыми, большинство людей ищут легкий путь к богатству, а проблема легкого пути состоит в том, что обычно он приводит в тупик».

Спор с собой

В тот вечер, сидя в холодной горной хижине и слушая Лэрри, я поймал себя на том, что мысленно спорю с ним. Всякий раз, когда он говорил: «Давайте сделаем это целью, запишем на бумагу и выработаем план», — я слышал внутри себя возражения в ответ на эти слова, и звучали они примерно так:

1. «Но у нас совсем нет денег».

2. «Я не могу этого сделать».

3. «Я подумаю об этом в следующем году или когда мы с Ким сможем где-нибудь обосноваться».

4. «Ты не понимаешь нашей ситуации».

5. «Мне нужно еще время».

На протяжении многих лет богатый папа преподал мне много уроков. Один из них был следующим: «Если ты заметишь, что противишься хорошей идее, в твоей власти перестать спорить с собой».

В ту ночь, когда Лэрри неутомимо продолжал развивать идею относительно того, как разбогатеть и рано отойти от дел, я опять вспомнил богатого папы предупреждение относительно возражений против хорошей идеи. Продолжая объяснять, богатый папа сказал: «Когда люди говорят что-нибудь типа "Я не могу себе этого позволить" или "Я не могу этого сделать" о том, чего они хотят, то это значит, что у них есть большая проблема. Какого черта человек говорит: "Я не могу себе этого позволить" или "Не могу этого сделать", — если речь идет о том, чего он хочет? Почему он отказывает себе в том, что ему нужно? В этом нет никакой логики».

Слушая, как потрескивал огонь в камине, я ловил себя на мысли, что противлюсь тому, чего хочу. «Почему не отойти от дел богатым, и как можно раньше? — спросил я себя еще раз. — Что в этом было бы не так?» Мой разум начал медленно просветляться, и я снова спросил себя: «Так почему же я противлюсь этой идее? Почему противодействую самому себе? Ведь это хорошая идея. Я говорил о ней годами. Я действительно хотел отойти от дел к 35 годам, а теперь... мне скоро исполнится 37, а я даже не приблизился к этому моменту обретения свободы. В сущности, я почти разорен. Так почему я тогда упорствую?»

Сказав себе это, я понял, почему противился хорошей идее. Когда мне было 25, я запланировал разбогатеть и отойти от дел в возрасте 30—35 лет. Это было моей мечтой. Но когда мой первый бизнес по изготовлению нейлоновых бумажников на «липучках» потерпел крах, мой Дух был сокрушен и у меня значительно поубавилось уверенности в себе. В ту ночь, сидя у огня, я понял, что мне не хватало самоуверенности, в результате чего и возник этот спор с самим собой. Я противился мечте, осуществить которую мне так хотелось. Я спорил с собой, потому что не хотел снова испытать чувство разочарования. Я спорил с собой, желая защититься от боли, которую может причинить мечта о чем-то большем, если она не станет реальностью. Я уже мечтал когда-то и потерпел поражение. В ту ночь я понял, что противлюсь еще одной неудаче, а не мечте.

— О'кей, давай поставим большую цель, — спокойно сказал я.

Наконец я перестал противиться хорошей идее. Мои возражения все еще копошились во мне, но я не собирался позволять им остановить меня. В конце концов, это всего лишь спор, который я вел с самим собой и ни с кем другим. Маленький человечек, сидевший во мне, возражал человеку, который хотел расти и развиваться.

— Хорошо, — сказал Лэрри. — Кажется, пришло время прекратить нытье. А то я уже действительно начал беспокоиться за тебя.

Причина, по которой я решился сделать это, заключалась в том, что я нашел свое почему. Я понял, почему собираюсь сделать это, хотя в тот момент и не знал как.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.