Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







О сущности свободы личности.





Философов издавна интересовал вопрос о сущности свободы и ее роли в жизни человека и общества, о ее связи с необходимостью. Но это вовсе не означает, что все проблемы, возникающие в связи с поставленными вопросами, уже окончательно разрешены. Во многом ответы на эти вопросы обусловлены принадлежностью философа к той или иной философской школе или партии.

Так, идеалисты понимают под свободой самоопределение духа, свободу воли, возможность действовать по собственному волеизъявлению. Тем самым они резко противопоставляют свободу и необходимость: или свобода, или необходимость. Только абсолютная свобода, по их мнению, полностью устраняя необходимость из человеческих поступков, может явиться единственной основой человеческой ответственности, а стало быть, и нравственной оценки действия личности.

Нельзя согласиться и с точкой зрения представителей механического детерминизма, отрицающих вообще свободу воли и утверждающих, что действия и поступки людей предопределяются лишь внешними, не зависящими от них обстоятельствами. Такая абсолютизация объективной необходимости неизбежно ведет к фатализму, к пониманию мирового процесса и жизни человека как предопределенных высшей волей, роком, судьбой. В конечном счете, такая точка зрения порождает пассивность человека во всех его жизненных проявлениях: если что-то заранее предопределено сверху, то должно неизбежно случиться и помешать этому нельзя.

Скорее всего, ближе к истине те философы, которые в своем объяснении сущности свободы исходят из ее диалектической связи с необходимостью. Так, еще Б. Спиноза утверждал, что свобода является осознанной необходимостью. О диалектическом единстве свободы и необходимости с объективно-идеалистических позиций говорил Г. Гегель. Диалектический материализм в решении проблемы свободы и необходимости исходит из признания первичности в гносеологическом смысле объективной необходимости, а воли и сознания человека как вторичного, производного. Необходимость существует в природе и обществе в форме объективных законов. Непознанные законы проявляются как «слепая» необходимость. Чем глубже человек познает объективные законы (а в этом и состоит смысл научного познания), тем белее осознанной и свободной становится его деятельность. Не случайно в философии под законом понимается наличие объективных, необходимых, устойчивых, повторяющихся, существенных связей и отношений во всех без исключения формах действительности. Знание этих связей и отношений и использование этих знаний на практике и делает человека свободным. Поэтому-то Ф. Энгельс и определял свободу человека как способность действовать со знанием дела.



Но надо иметь ввиду, что свободу человека ограничивают не только незнание законов природы, но и господствующие над ним общественные силы, а также существующие в обществе нормы морали, право как воля господствующего класса, возведенная в закон и т.д. Поэтому-то жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Нельзя понимать свободу как реализацию принципа «что хочу, то и ворочу». Свои поступки человек должен сообразовывать с интересами других людей, интересами общества, в котором живет, с интересами человечества, в конечном счете. Отсюда ясно, что мысль об абсолютной свободе человека, не ограниченной необходимостью, это – утопия. Тем более это важно понимать человеку, занимающемуся научным познанием.

Свобода и ответственность ученого.

XX век, начавшийся как век научной революции, связанной с переходом от изучения макромира (планеты, земные тела, кристаллы, большие молекулы и т.п.) к исследованию микромира (атомы, ядра, «элементарные» частицы и др.), где размеры объектов меньше миллиардных долей секунды, т.е. принципиально недоступны наблюдению, со своей середины вступил в период научно-технической революции как коренного качественного переворота в развитии науки и техники, завершивший процесс превращения науки в непосредственную производительную силу индустриально развитых стран.

Но к концу века восторженность по поводу достижений науки и техники все больше и больше уступает место пессимизму и даже прямым обвиненьям в связи с обострением проблемы выживания человечества. Т.е., говоря словами Э.Агацци, «…общество как бы шагнуло от сциентизма к антисциентизму; другими словами, понимание науки (и техники) как абсолютного и безусловного блага сменилось рассмотрением их как абсолютного зла»1.

Т. е. здесь социальная ответственность стала тем явлением, вокруг которого пульсирует мысль и сциентистов, и антисциентистов. Сциентизм возлагает ответственность за негативные последствия научно–технического развития на «внешние» по отношению к науке и технике силы, а ответственность ученых связывается с правильным осуществлением ими специальной и профессиональной деятельности.

Антисциентизм, напротив, возлагает всю ответственность за негативные последствия на науку и технику, отвергая какую-либо их положительную роль по отношению к человеческой свободе.

Но обе эти крайние точки зрения по существу иррациональны, ибо нельзя абсолютировать ни достижения научно-технического развития, ни его негативные последствия. Ведь поступательное развитие человечества проявляется в возрастании свободы человеческой деятельности во всех сферах, в том числе и в области науки и техники. Но при этом нельзя забывать, что такая свобода связана с определенными ограничениями, необходимыми именно для того, чтобы не нарушались другие неотъемлемые права человека и прежде всего – право не жизнь, достойную человека. Что же касается человека науки, то, как уже отмечалось, величайшей ценностью для него является право на свободу исследований без каких-либо внешних для ученого ограничений. «Атмосфера, лишенная свободы и ощущения самоценности знания, − пишет там же (с. 39 указанного источника) Э.Агацци, − была бы губительной для науки».

Являясь особым социальным институтом, наука ориентирована на удовлетворение основных социальных потребностей. Поэтому ученые, научные коллективы должны во все возрастающей степени привлекаться к обсуждению и разрешению социально значимых проблем, хотя именно сами ученые должны выбирать направления исследований, методы их осуществления, организовывать (если необходимо) и осуществлять эксперименты и т.д. Т.е. в их деятельности органически сочетаются и ответственность, и свобода. Ведь только свободный человек может обладать чувством ответственности. А ответственным является тот, кто сознает свои обязанности и добровольно выполняет стоящие перед ним задачи.

Не случайно в 70-х годах XX века в связи с обострением глобальных проблем (угроза мировой войны, экологический кризис и кризис ресурсов, опасность уничтожения подлинной культуры и подмены ее псевдокультурой и др.), во многом порожденных необдуманным применением достижений НТР, началось движение за выработку морального кодекса науки. В 1973 году на Симпозиуме Всемирной федерации научных работников в г. Варна было отмечено, что долг каждого ученого состоит в том, чтобы продумать возможные последствия своей научной работы и предотвращать использование ее результатов в разрушительных, антигуманных целях.

В это же время разрабатываются кодексы ученых. В 1973 году разработан кодекс Американской психологической Ассоциации, в 1975 году принят кодекс научных работников в Польше. В конце 70-х годов предпринимались аналогичные попытки и в СССР. В нравственном кодексе научного работника, разработанного Ленинградским Союзом ученых, подчеркивалось, что ученый несет гражданскую и нравственную ответственность за социальные последствия применения его открытий, за научный прогресс и чистоту экологической среды, а стремление к истине не дает ученым морального права ставить эксперименты, опасные для здоровья человека и генофонда человечества.

Среди областей научного знания, в которых особенно остро стоят вопросы социальной ответственности ученого и нравственно-этической оценки его деятельности, особое место занимает генная инженерия, биотехнология, биомедицинские и генетические исследования человека. В 1975 году ведущие ученые мира заключили Мораторий, который приостановил ряд исследований, потенциально опасных для всего живого на Земле.

И только после того, как были разработаны чрезвычайно строгие меры безопасности при проведении экспериментов и получены достоверные оценки их риска, исследования постепенно возобновлялись и расширялись. Но наиболее рискованные типы экспериментов и сегодня остаются под запретом. В наши дни идея свободы исследования не может приниматься без учета социальной ответственности ученого. Поэтому и нельзя подменять ответственную свободу свободной безответственностью, чреватой самыми серьезными последствиями для человека и человечества. Это стало предметом особой науки – биоэтики.

Социально и морально оправданными в наши дни можно считать только те научно-технические решения, которые приняты на основе достаточно полной информации. Из сказанного видно, что социальная и нравственная ответственность ученого (научного коллектива) проявляется в двух формах. Во-первых, это ответственность за «качество» научного исследования, связанная с тем, что ошибка ученых может нанести серьезный ущерб не только ему лично или научному сообществу, но и обществу в целом.

И, во-вторых, ответственность ученого за использование обществом его открытий и возникающие при этом социально-нравственные коллизии.

Если в первом случае результатом может быть снижение морального престижа ученого, научного коллектива или сообщества, то во втором − ученые, обладающие высокой ответственностью, сами приостанавливают или даже прекращают исследования, или, если оно уже завершено, активно борются против использования на практике результатов исследования. Так, академик А.Д. Сахаров, явившийся одним из творцов термоядерного оружия, решительно высту-пал против использования в военных целях любого оружия массового уничтожения.

Все это показывает, сколь высока роль и ответственность ученых в современном мире, так как именно они обладают той полнотой знания и квалификацией, которые необходимы как для ускорения научно-технического прогресса, так и для того, чтобы направлять его на благо человека и общества.

Контрольные вопросы для закрепления материала:

Что понимается под ценностями и какова их природа?

Что собой представляет система ценностей и ценностных ориентаций общества и личности?

Назовите основные виды ценностей и особенности их проявления в научном познании.

Что означает «этика науки»? Как соотносятся этика науки и этика ученого?

Назовите основные нормы этики инженера-исследователя.

В чем смысл нравственной и социальной ответственности ученого (инженера-исследователя)?

Логические задачи по теме:

1.С позиций теории ценностей проанализируйте следующее утверждение: «Сейчас … технократическое мышление утрачивает масштаб, который должен характеризовать любую форму человеческой деятельности – самого человека… Наука и особенно техника возвысилась над человеком, перестали быть средством, а стали смыслом и целью. Технократическое мышление, будучи духовно пустым, деформирует Дух науки». (Зинченко В. Наука – неотъемлемая часть культуры?// Вопр. филос. 1990.№ 1. – С. 39)? Аргументируйте свое согласие или несогласие с этим утверждением.

2.Как, на Ваш взгляд, должны быть связаны необходимость управления наукой, с одной стороны, и свобода научного исследования – с другой?

3.Какие, по Вашему мнению, экономические ценности науки должны учитываться в ходе реформирования Российского общества? Приведите аргументы в защиту Вашей точки зрения.

Библиографический список

Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. – М: Наука, 1998.

Вайнцевич П. Десять заповедей творческой личности. – М: Прогресс, 1990.

Введение в социологию науки: Учеб. пособие: В 2 ч. – СПб: СПбУЭФ, 1992. – Ч. I. – С. 60 – 72; Ч.II. – С. 22 – 27.

Лазар М. Т. Этика науки. – Л: Изд-во ЛГУ, 1985.

Леглер В. А. Наука, квазинаука, лженаука // Вопросы философии, 1993. - № 2. – С. 49 – 55.

Манько Ю. В. Научное и вненаучное знания: сотрудничество или конфронтация? // Академический журнал. – СПб: Изд-во АГО, 2000. - № 1. – С.25 – 44.

Научное и вненаучное знания: сотрудничество или конфронтация?: Материалы Всерос. научно-практической конф. / Науч. ред. Ю. В. Манько. – СПб: СПГУТД, 2001.

Философия. Культура. Цивилизация: Учеб. пособие. / Под ред. проф. Ю. В. Манько. – СПб: Петрополис, 2001.

Философские проблемы научного познания и творчества. – СПб: СПГУТД, 1996.

Фролов И.Т., Юдин В.Т. Этика науки. Проблемы и дискуссии. – М: Политиздат, 1986.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.