Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Восстановление экономики Кубани





Масштабы разрушений. Промышленности, сельскому хозяйству, учреждениям образования, культуры и здравоохранения, всей социальной сфере был нанесен огромный ущерб.

Отступая, гитлеровцы стремились оставить после себя как можно больше разрушений. На Нюрнбергском процессе над военными преступниками была обнародована директива Гитлера от 4 сентября 1943 г. «О разрушениях при отступлении с

Кубани». Фюрер требовал уничтожать все, что может оказаться полезным для противника: дороги, плотины, искусственные сооружения, места расквартирования. Рельсы с железных дорог снимались, шпалы сжигались. Полностью выводились из строя сооружения для добычи нефти. Местность должна была быть заминирована, а земля - превращена в пустыню. «Новороссийский порт, - говорилось в директиве, - должен быть так разрушен и загрязнен, чтобы он долгое время не мог быть использован русским флотом».

Директива Гитлера в основном была выполнена. Фашисты оставили на территории края 563 минных поля общей площадью 14 млн. квадратных метров. Саперы обнаружили и уничтожили 2,5 млн. взрывоопасных предметов. А на побережье Азовского и Черного морей ликвидировано еще 65 тыс. взрывных устройств.

Война превратила кубанские города, станицы и села в груды развалин. Тяжелое зрелище представляли собой Армавир и Новороссийск, в руинах лежали Тихорецк, Ейск, Майкоп, Кропоткин. Огромные разрушения были и в Краснодаре. Все, что смог, враг вывез в Германию или уничтожил.

Без крыши над головой остались тысячи людей. По оценкам советских экспертов, ущерб составлял 15 миллиардов рублей в довоенных ценах.

После изгнания оккупантов на Кубани побывали известные писатели Константин Симонов и Аркадий Первенцев.



«Въезжаем в Краснодар - писал К. Симонов, - на нескольких углах подряд у фонарных столбов только что снятые повешенные. Возле трупов на снегу дощечки. «За распространение ложных слухов», «Я воровал имущество германской армии», «За агитацию против германской армии».

Аркадий Первенцев в очерке «От Волги до Малой земли» свидетельствовал: «Незаметно подъехали к Ее. Станции, конечно, нет. Нет разъезда Ровного, нет Порошинской, как Тихорецкой, Малороссийской, Мирской, нет Кавказской. Везде руины и бесконечные остовы низвергнутых с

Восстановление экономики. Все надо было восстанавливать, строить заново. И работа началась. Но быстро восстановить разрушенное без помощи других регионов страны не представлялось возможным. И страна пришла на помощь.

23 января 1943 г., когда Краснодар не был еще освобожден, правительство СССР принимает решение о выделении Кубани 3900 тракторов, 350 автомашин, 450 комбайнов, 3000 плугов, 1000 сеялок. Из других регионов страны в Краснодарский край прибыли 3800 трактористов, 545 комбайнеров, 585 бригадиров тракторных бригад, 105 механиков.

В конце 1943 г. вышло новое постановление СНК - «О дополнительных мероприятиях по восстановлению хозяйства Краснодарского края». Оно предусматривало расширение помощи народному хозяйству Кубани со стороны республик и областей, не подвергавшихся оккупации. В край стала поступать существенная помощь из Грузии, Дагестана, областей Урала и Сибири.

Остро ощущалась нехватка квалифицированных кадров. Для их подготовки повсеместно стали организовываться краткосрочные курсы. С февраля по декабрь 1943 г. на курсах было подготовлено около 40 тыс. специалистов рабочих профессий. Здесь же повысили квалификацию 17 тыс. рабочих совхозов, МТС и колхозников. Значительную часть подготовленных кадров составили женщины и молодежь. Их доля среди специалистов была велика не только в промышленности и сельском хозяйстве, но и на транспорте. От общего количества работников Северо-Кавказской железной дороги они составляли до 45 %. Число работников-женщин на железной дороге особенно выросло после начала «галиевского движения», смысл которого сводился к тому, что к работе стали привлекаться члены семей железнодорожников.

Обходчик Краснодарской дистанции пути Е.Д. Галий в бригаду по ремонту и текущему содержанию пути включил всех членов своей семьи: жену и трех дочерей. Такая «семейственность» не только поощрялась, но и настойчиво рекомендовалась. К 1944 г. на Краснодарской железной дороге работало около 60 «галиевских» бригад, полностью состоявших из женщин. Доля женщин в целом по стране составляла в конце 1943 г. более 40 % от общего числа работающих, а на Кубани женщины составляли около 80 % всех занятых в промышленности (в других отраслях народного хозяйства и в социальной сфере доля женского труда достигала 90 и более процентов). За трудовой подвиг по восстановлению железнодорожного транспорта около 150 женщин были отмечены правительственными наградами; среди награжденных были Дарья Глушко, Альвина Уйнт, Мария Подлесная, Анна Нагина и многие другие.

Восстановлению железнодорожного сообщения в крае было уделено основное внимание, сюда направлялись трудовые ресурсы, техника, отряды добровольцев. В первую очередь восстанавливали железную дорогу Краснодар - Новороссийск. Введение ее в строй было не только чрезвычайно важным, но и очень опасным делом. На восстановительных работах от взрывов мин погибли 23 человека, 75 были тяжело ранены. Но задания выполнялись в срок. В 1943 г. было восстановлено более 2500 километров пути, 636 мостов, 25 вокзалов, что позволило в следующем году полностью выполнить задание по перевозке грузов железной дорогой.

После освобождения Кубани была поставлена задача восстановления второй важнейшей отрасли хозяйства края - нефтяной промышленности. Ведение работ жестко контролировал Государственный Комитет Обороны, принявший в ноябре 1943 г. постановление «О мерах по восстановлению нефтяной промышленности Краснодарского края». Были определены план добычи нефти, сроки восстановления законсервированных скважин и бурения новых, ввода в строй нефтеперегонных предприятий. И уже в 1945 г. Кубань дала 650 тысяч тонн нефти.

Для восстановления разрушенных домов, школ, больниц, строительства новых объектов нужны были стройматериалы, и в первую очередь - цемент. А цементные предприятия Новороссийска лежали в руинах. Сюда на восстановление города, цементного завода «Пролетарий», вагоноремонтного и судостроительного заводов, предприятий «Октябрь» и «Красный двигатель» было направлено из всех районов края 1250 человек, в основном женщин. Большинство женских бригад объявили себя фронтовыми. Норма перевыполнялась в два-три раза. Мужские профессии без труда покорялись женщинам (слесарь, сварщик, электромонтер). Промышленные предприятия, причалы порта вскоре были введены в строй и стали работать на победу.

Для восстановления остальных отраслей промышленности также широко использовался потенциал сельских тружеников. Менее чем за год (к январю 1944 г.) в крае было восстановлено более 800 промышленных предприятий и артелей. Но большая часть заводов и фабрик продолжала лежать в руинах. Не хватало ни сил, пи средств. Да и фронт был недалеко и требовал к себе такого же внимания, как и раньше. В последнем военном году объем промышленной продукции составил лишь треть от довоенного.

Катастрофическим было положение на селе. От колхозов и совхозов требовали: «дать», «сделать», «поставить», «увеличить», а взамен почти ничего не давали.

Жизнь сельских тружеников была тяжелой и полуголодной. Продовольственные товары, выдававшиеся в колхозах, даже не покрывали минимальных потребностей сельчан в продуктах питания. Выживали в основном за счет небольших приусадебных участков. А трудились от зари до зари. Надо было вернуть к жизни поля, восстановить их плодородие, повысить урожайность, продуктивность стада. А еще и удовлетворить потребности фронта.

Почти все приходилось делать вручную. Тракторный парк был или уничтожен, или мобилизован. Многие трактора не работали из-за отсутствия запчастей и трактористов. Рабочее тягло было истощено, посевной материал почти полностью отсутствовал.

За время оккупации с животноводческих ферм края врагом было угнано 175 тыс. лошадей, 300 тыс. голов крупного рогатого скота, 600 тыс. овец и коз.

В плуги запрягали дойных коров, часто вскапывали землю вручную, при помощи лопат и тяпок. Зерно для сева собиралось по домам. Под посев 1943 г. у колхозников было собрано 6 млн. 700 тыс. пудов зерна.

Несмотря на крайне неблагоприятные условия 1943 г. и низкий урожай зерновых культур (9,5 центнера с гектара), на элеваторы края было вывезено в порядке хлебозаготовок 27 млн. пудов зерна. 10 млн. пудов помимо этого сдано в хлебный фонд Красной Армии.

Был выполнен и государственный план поставок животноводческой продукции.

Восстановление сельского хозяйства - это подвиг, сравнимый с успехами советских солдат на фронте. Вклад тружеников тыла в победу над врагом невозможно переоценить.

Война нанесла огромный ущерб социальной сфере. Были разрушены дома культуры, кинотеатры, многие учреждения образования, здравоохранения и культуры. Наибольшим разрушениям подвергся Краснодар. Было уничтожено 807 домов жилой площадью почти 120 тыс. квадратных метров, среди них - 420 крупных зданий, в том числе 98 общественных, 66 культурно-просветительных и 120 жилых. Разрушены здания четырех высших учебных заведений.

Уничтожены вузовские лаборатории и библиотеки, общий фонд которых составлял около одного миллиона томов только научной литературы. В руинах лежали драматический театр и театр музыкальной комедии, Дворец пионеров, почти все школы, кинотеатры, клубы, больницы, детские дома. При отступлении фашисты полностью разрушили гостиницу «Европа» и главную часть гостиницы «Централь».

Восстановление социальной сферы не было первостепенной задачей, но местные советские органы делали все, чтобы наладить работу школ, больниц, органов культуры, средств массовой информации.

Мобилизация, гибель гражданского населения за время оккупации и в результате бомбежек, эвакуация жителей в другие районы страны, угон тысяч кубанцев в Германию, добровольный уход части населения с немцами - все это привело к существенному сокращению численности населения края. На 1 февраля 1944 г. на Кубани проживало около 2,5 млн. человек. Городское население сократилось на треть. Население Краснодара составляло около 130 тысяч человек.

Уменьшилось в крае число школ, техникумов, вузов. Количество учеников в школах сократилось в два раза. Число музеев уменьшилось в три раза, библиотек - в четыре, а количество книг в них - в 6,5 раза. Через три дня после освобождения в Краснодаре начала работать краевая библиотека имени А.С. Пушкина. Немцы во время оккупации разместили в ее здании банк. Библиотечный инвентарь, каталоги, книжный фонд значительно пострадали. Книг, журналов и газет осталось 40 % от довоенного количества.

Несколько лучше была ситуация в системе здравоохранения. Численность больниц, роддомов, здравпунктов, амбулаторий, станций скорой помощи достигла почти дооккупационного уровня. Здесь не последнюю роль сыграл город Сочи, который в войну стал всесоюзным госпиталем, где лечились раненые, поступавшие практически со всех фронтов. В его санаториях и эвакогоспиталях было излечено 326 тысяч бойцов.

Процент вылеченных в городе Сочи был выше, чем в целом по стране. Здесь была достигнута высокая эффективность лечения: более 72 % раненых и 90 % больных возвращались в действующую армию. У немцев этот показатель составлял чуть более 50 %. Опыт организации лечения и эффективной работы лечебных учреждений передавался учреждениям здравоохранения всего края.

Большую помощь в восстановлении сельского хозяйства и в уборке урожая оказывали школы. Многие учителя отказывались от отпусков и шли на уборку хлеба и сена. Так же поступали и школьники. Они не только трудились на полях, но и оказывали шефскую помощь семьям фронтовиков и инвалидам войны. Учащиеся работали в госпиталях, давали концерты, ухаживали за ранеными, писали за них письма домой и на фронт, дежурили в палатах. За годы войны учителя и школьники края собрали 112 тонн лекарственного сырья для больных и раненых воинов.

Темпы восстановления экономики, сельского хозяйства, социальной сферы были бы значительно выше, будь край освобожден полностью. Но за «Голубой линией» немцы сосредоточили значительные силы, которые удалось разбить только осенью 1943 г. С аэродромов Тамани и Крыма немецкие самолеты осуществляли бомбардировку городов и станиц края, военных объектов и железных дорог. Ситуация еще более осложнилась весной 1943 г. Красная Армия начала наступательные операции на «Голубой линии» и в районе Новороссийска с целью полного освобождения Кубани от захватчиков.

Была проведена мобилизация граждан на строительство оборонительных сооружений. К нему привлекалось все трудоспособное население в возрасте от 16 до 55 лет. На пункты надо было приходить со своим инструментом и питанием. За уклонение от оборонительных работ предусматривалась ответственность по законам военного времени: штраф до трех тысяч рублей, а при повторном случае - военный трибунал. К июню 1943 г. был создан Краснодарский оборонительный рубеж (намного мощнее, чем в 1942 г.). Он включал в себя более чем двадцатикилометровый противотанковый ров, почти 2 тыс. огневых точек, 250 стрелковых окопов, 3,5 тыс. метров баррикад и более 32 километров ходов сообщения. На его сооружении трудились тысячи горожан.









Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.