Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







От которых отказались родители





Бывают ситуации, когда родители отдают детей на чужое попечение, устраняясь от заботы о них. Особенно часто это случается с внебрачными детьми. Устраняются в основном отцы. Человек, устранившийся таким образом от заботы о своем ребенке, теряет свои права на него. Более того, по сути — это тяжкое преступление. Душа воспринимает это как тяжкое преступление. На душу человека это действует именно так. Но не только на его душу. Это действует и на всю его семью. Если он не признает, что совершил тяжкое преступление, возможно, кто-то другой умрет.

Если человек легкомысленно покидает свою семью — именно легкомысленно, это здесь очень важно, — например, говоря: «Я хочу состояться сам», часто в семье умирает или кончает самоубийством ребенок.

Я не имею в виду, что он виновен в смерти ребенка, это было бы совсем плохо. Это было бы слишком самонадеянно. Я

только наблюдаю за движениями души. Примечательно, что такие родители часто начинают заниматься оккультными науками. Они идут так называемым спиритуальным путем, бросая своих детей.

Дети, попавшие в такую ситуацию, часто находят поддержку у приемных родителей или опекунов. В детских SOS-деревнях и других учреждениях этим детям сложно принять в подарок то, что дают им приемные родители, или опекуны, или какое-то детское учреждение. Они всегда надеются, что придут их родители и заберут их.

Целительным движением для таких детей будет, если они посмотрят на своих родителей и примут от них жизнь, которую родители им подарили. Это высшее благо. Приняв дарованную жизнь в свое сердце, ребенок отдает той жизни, здоровой жизни все сердечное пространство. Потом он может отпустить родителей из своего сердца, сказав им: «Теперь я отпускаю вас. Теперь я отказываюсь от вас навсегда». Это решающая фраза: «Навсегда». Это безумно больно. Но это целительная боль. Для ребенка это, как если бы его родители умерли. Только так ребенок сможет повернуться лицом к приемным родителям, или опекунам, или тем, кто о нем заботится. Только так он сможет развить жизнь, которую получил от родителей.



Часто бывает так, что впоследствии ребенок ищет или находит своих родителей. При этом он надеется, что их отказ от него можно «переиграть». Но, как правило, это невозможно. Такое бывает только в исключительных случаях. Ведь родители чувствуют себя виноватыми. Они, возможно, будут рассказывать ребенку, как трудно им было тогда, превращаясь при этом сами в маленьких детей и претендуя на заботу со стороны своего ребенка, как будто они — его дети. Как будто они были не взрослые люди, а он несчастный ребенок, лишенный защиты.

Отказ от ребенка равносилен аборту. Это отказ навсегда. Ребенок должен это признать. Став взрослым, он сможет это сделать, будучи ребенком — нет. Нельзя ожидать этого от ребенка. Это невозможно. Человек в состоянии признать этот факт, только если он распрощался с несбыточной надеждой. Знаменитый Данте написал комедию — «Божественную комедию». В ней говорится, что над вратами ада (или это были врата рая?) была надпись: «Оставь надежду, всяк сюда входящий! Она несбыточна».

Искупление

УЧАСТНИК: Как ты понял, что мать считает себя виновной в смерти? Основываясь на том, что она отказалась от ребенка? Это мне не совсем понятно.

Б. X: Ее сына звали так же, как и ребенка, от которого она отказалась. Душа не прощает отказа от детей. И система не прощает. Возникает потребность в искуплении. Другой сын, получивший имя первого, ушел сам так же, как и первый ребенок. У меня возник следующий образ: он сделал это вместо своей матери. Решающим стал ее взгляд в небо. Это был сигнал, на который я ориентировался в тот момент.

Семейные тайны

УЧАСТНИЦА: Ранее прозвучали слова «семейные тайны». Я была бы рада, если бы вы сказали несколько слов об этом.

Б. X: О семейных тайнах?

УЧАСТНИЦА: Да, как тут нужно себя вести?

Б. X.: Существуют семейные тайны, которые необходимо хранить. Дети не должны о них знать. Все, что касается интимных отношений родителей или их вины, детей не касается. Дети не вправе расследовать, что натворили их родители. Да и к чему это? Если они что-то и обнаружат, что они скажут родителям? Что они скажут? Может, они спросят родителей: «Что это вы тут натворили?» Тогда они встанут на позицию взрослых, как будто они имеют на это право. Такие тайны терапевт охраняет от детей. Иначе нельзя.

Но есть и такие семейные тайны, которые нужно открыть. Например, если речь идет о членах семьи, которые не были уважаемы или не были признаны, были преданы забвению, например, рано умершие братья и сестры. Ребенок вправе и должен об этом знать. Когда такие тайны раскрываются, это оказывает целительное действие.

Во время семейных расстановок первый вопрос, который задает терапевт: «Кого не хватает? Кто еще должен здесь быть?» В процессе расстановки заместителей членов одной семьи часто видишь, что кого-то не хватает. Если, например, все смотрят в одном направлении, значит, кого-то не хватает. Тогда необ-

ходимо выяснить, кого именно. Если поставить этого человека перед остальными, система приходит в состояние покоя.

Инвалиды в семье Ребенок-инвалид

Если в семье рождается ребенок-инвалид, это нередко имеет для семьи те же последствия, что и в случае ранней смерти ребенка. Родители расходятся, отдаляются друг от друга, потому что втайне каждый из них винит в инвалидности ребенка себя или партнера, как будто они виноваты в этом. Решением здесь будет, если родители посмотрят друг другу в глаза и скажут: «Это наш ребенок, мы будем заботиться о нем вместе; мы, его родители, вместе будем заботиться о нем так, как надо». Так родители смогут сблизиться и поддерживать друг друга, ухаживая за ребенком-инвалидом, давая друг другу силы. Это первый шаг.

Брат (или сестра)-инвалид

На братьев и сестер ребенка-инвалида его инвалидность оказывает глубокое влияние, потому что здоровые дети «не осмеливаются» принять свое здоровье и свою жизнь в полной мере. Втайне они чувствуют себя виноватыми перед ребенком-инвалидом, потому что у того есть некий недостаток, а у здорового — некое преимущество. Они стремятся это уравновесить. Это — процесс, аналогичный обычным человеческим взаимоотношениям. Если один что-то получает, он стремится уравновесить полученное. Как один из основных принципов он переносится и на подобные ситуации, но действует по-особому. Здоровый ребенок чувствует себя тем лучше, чем хуже ему на самом деле, поскольку таким образом он удовлетворяет свое стремление к уравновешиванию.

Решение этому находится на более высоком уровне. Здоровый ребенок должен сказать инвалиду: «Ты инвалид, а я здоров. Я принимаю свое здоровье таким, каким я его получил, и уважаю это как дар. Но и ты можешь приобщиться к нему. Когда я нужен тебе, я всегда рядом». Так здоровый ребенок может пользоваться своим преимуществом, давая одновремен-

но больному возможность тоже пользоваться им. Это уравновешивание на другом уровне. Вот о чем здесь идет речь.

УЧАСТНИЦА: Мне кажется, что вы рассматриваете наличие ребенка-инвалида в семье так же, как смерть или удар судьбы. Верно ли мое впечатление, или вы рассматриваете инвалидность в связи с другими событиями?

Б. X:. Впечатление верно. Я рассматриваю это почти так же, но не совсем так. Здесь речь идет о том, что при наличии связки «потеря — выигрыш» или «преимущество — недостаток» у «выигравшего» возникает чувство вины.

Если в семье ребенок-инвалид, другие братья и сестры, как правило, не осмеливаются принять свою жизнь и судьбу в полной мере. Они пытаются уравновесить «потерю» путем всевозможных самоограничений. Но если вдуматься, этим они только еще более обременяют больного ребенка, потому что тот становится как бы виноватым в том, что им приходится себя ограничивать.

Решение здесь таково: здоровый ребенок должен сказать своему брату (сестре): «Я склоняюсь перед тобой и твоей судьбой, которая выпала на твою долю. И я склоняюсь перед своей судьбой. Я уважаю твою судьбу и уважаю свою. Я принимаю свою жизнь такой, какой она дана мне; я оставляю тебе твою жизнь такой, какой она дана тебе. Но для тебя я навсегда твой брат (сестра). Ты можешь рассчитывать на меня, когда я тебе нужен». Тогда ребенок-инвалид свободен и может развиться в полной мере.

Здоровый ребенок тоже сможет развиться в полной мере рядом со своим братом (сестрой). Он будет развиваться, так сказать, в связи со своим братом (сестрой) и сможет черпать силы из этой связи. Тогда больной ребенок как бы участвует в здоровой жизни брата (сестры), в его добрых делах.

Контерганные6 дети

УЧАСТНИК: В случае с контерганными детьми, когда ребенок-инвалид рождается у матери, которая во время беременно-

6 «Контерган» — торговое название для медицинского препарата талидомид (Thalidomid). Снотворное и успокоительное лекарственное средство. Прием препарата беременными женщинами приводит к тяжелым уродствам эмбриона. При ежедневном приеме в течение длительного времени могут возникнуть тяжелые, частично необратимые поражения нервной системы плода.

сти принимала медикаменты, с упреками дело обстоит сложнее. Применимо ли все, что вы говорили вообще об инвалидах, к таким случаям?

Б. X.: Если мать знала, к чему может привести прием «Кон-тергана», и, несмотря на это, продолжала принимать его, упрек обоснован. Если она этого не знала — тогда другое дело. Тогда это судьба. Все должны принять это как судьбу. Больной ребенок говорит: «Я принимаю свою жизнь, даже полученную такой ценой». А родители могут сказать ребенку: «Мы дали тебе жизнь, и ты можешь ее принять даже такой ценой». Это принесет мир в семью.

Инвалидность партнера

УЧАСТНИК: Каковы последствия, если инвалидность проявляется во время партнерства?

Б. X:. Это зависит от того, случилось ли это в начале брака или об этом становится известно позднее. Если, например, выясняется, что один из партнеров не может иметь детей, а другой хочет иметь детей, тогда бесплодный партнер не имеет права удерживать другого. Он должен дать ему свободу.

Если инвалидность возникает, например, в результате автомобильной аварии, тогда здоровый партнер должен заверить другого: «Я останусь с тобой». В этом сила. Это одно из условий договора: мы останемся вместе, в том числе в трудные времена. Это правильно.

Если травма настолько серьезна, что супружеские отношения становятся невозможными, партнеры могут расстаться. Один такой пример я видел. Муж упал с лошади и получил настолько серьезную травму головы, что был вынужден постоянно находиться в больнице и был недееспособен. Я посоветовал жене, чтобы она сказала мужу: «Я очень любила тебя, я уважаю тебя, и ты навсегда останешься отцом наших детей, но я считаю наш брак оконченным и обращусь к новому партнеру». Она так и сделала. Несмотря на то что муж едва ли был в своем уме, в этот момент он засиял. Это было правильным для него, что его жена не удерживает его больше, потому что продолжение брака невозможно. Ситуации бывают разные. Нужно подумать, что будет правильным в конкретной ситуации.

Инвалидность родителей

УЧАСТНИК: Каковы последствия для детей, если один из родителей стал инвалидом?

Б. X.: Семьи всегда проживают судьбу одного из своих членов вместе с ним. Это правильно. Иногда встречаются и отрицательные примеры. Муж, получивший ранение в голову, возвращается с войны, он помутился рассудком. Жена отвергает его, пытаясь избавиться от него. Последствия для детей будут ужасными. Они остаются верны отцу и, возможно, начнут позднее подражать его поведению.

Нужно принять это. Если принять и согласиться, это уже не будет казаться таким уж страшным. Тогда многое можно решить.

УЧАСТНИК: Моя мать лишилась ноги, когда мне было 14. Как вести себя детям в таких случаях?

Б. X.: Связать маме или бабушке чулок. Это чудесный образ.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.