Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ВЛИЯНИЕ ТЕЛЕВИДЕНИЯ НА МЫШЛЕНИЕ





Итак, мы рассмотрели влияние телевидения на поведение. А что говорят исследователи, занимавшиеся исследованиями когнитивных влияний наблюдения сцен насилия? Снижает ли нашу чувствительность к жестокости продолжительное наблюдение подобных сцен? Искажает ли это наше восприятие реальности?

Возьмем какой-нибудь эмоционально возбуждающий стимул, например неприличное слово, и будем долго повторять его. Что произойдет? Из введения в психологию вам известно, что в данном случае эмоциональная реакция будет «притухать». Есть все основания полагать, что наблюдение тысяч актов жес-

Вопрос: Может ли дать подобный эффект многократное повторение эпизодов насилия, специфическое для компьютерных игр (вроде Mortal Kombat), где совершаются нападения на женщин, сопровождаемые отрываниями рук и ног? Может ли конкретная игра запрограммировать молодежь на применение подобных действий в случаях конфликта?

Просоциальное поведение:

позитивное, конструктивное, социально полезное поведение; противоположность антисоциального поведения.

524 ■ Часть III. Социальные отношения

Ч

Таблица 12-2. Телсмир Америки и мир реальный

Насколько точно игровые телефильмы, транслируемые в прайм-тайм, отражают окружающий нас реальный мир? Сравните статистические показатели мира телевизионной драмы и мира реального. Телевидение может отражать лишь мифологию, но не реальное состояние конкретной культуры.

НАБЛЮДАЕМЫЙ ОБЪЕКТ ПО ТЕЛЕВИДЕНИЮ (%) В РЕАЛЬНОМ МИРЕ (%)

НАБЛЮДАЕМЫЙ ОБЪЕКТ ПО ТЕЛЕВИДЕНИЮ (%) В РЕАЛЬНОМ МИРЕ (%)
Женщина
Супружеская пара
Квалифицированные рабочие
Имеющие определенные    
религиозные убеждения
Совершающие половой акт:    
партнеры не состоят    
в супружеских отношениях Неизвестно
Употребляющие алкоголь:    
процент алкоголиков

Из анализа около 35 000 персонажей, появлявшихся на телеэкране начиная с 1969 года. Анализ проведен Джорджем Гербнером (George Gerbner, 1993; Gerbner & others, 1986). Данные о религиозности телегероев — по: Скилл и другие (Skill & others, 1994); данные о религиозности современных американцев: Saad & McAneny, 1994 процент тех, для кого религия не безразлична или очень важна. Данные по алкоголизму предоставлены NCTV, 1988. Реальный процентный показатель половых актов, совершаемых партнерами, не состоящими в браке, бесспорно, будет ниже «телевизионных»: если принять, что большинство взрослых людей состоят в браке, что половая жизнь людей, состоящих в браке, более интенсивна, чем у одиноких людей, что внебрачный секс менее обыденное явление, чем это принято считать (Greeley, 1991; Laudmann & others, 1994).



токости приведет к тому же самому эмоциональному окоченению. Наиболее частой реакцией будет: «Это меня совершенно не волнует». Именно такую реакцию наблюдали Виктор Клайн и его коллеги (Victor Cline, 1973), когда измеряли уровень физиологического возбуждения у 121 мальчика ИЗ Юты во время просмотра жестокого боксерского поединка. По сравнению с мальчиками, проводящими мало времени у экрана телевизора, те, для кого это вошло в привычку, реагировали скорее безразличием, чем беспокойством.

Конечно, эти мальчики отличались не только тем, что проводили перед экраном разное количество времени. Но вспомните эксперименты по влиянию на зрителей просмотра сцен сексуального насилия: аналогичная потеря чувствительности — что-то вроде психического окоченения — наступала у тех молодых людей, которые смотрели более хлесткие фильмы. Более того, в экспериментах Рональда Дребмена и Маргарет Томас (Ronald Drabman & Margaret Thomas, 1974, 1975, 1976) подтвердилось, что просмотры «жестких» фильмов порождали более пресыщенные реакции на последующий показ фильма со сценами просто шумных ссор или на наблюдаемую в реальных условиях драку между двумя мальчиками. На самом ли деле воображаемый телевизионный мир формирует наши представления о реальном мире? Джордж Гербнер и его коллеги из Пенсильванского университета (1979, 1994) полагают, что в этом отношении телевидение оказывает весьма мощное влияние. Проведенные ими опросы, как среди под-

«Всякое телевидение образовательное. Вопрос лишь в том, чему оно учит». Николас Джонсон, председатель Федеральной комиссии по коммуникациям, 1978

Глава 12. Агрессия: причинение вреда другим ■ 525

ростков, так и среди взрослых, показали: «заядлые» зрители (четыре часа в день и более) чаще, чем «балующиеся» (два часа и менее), преувеличивали степень насилия, существующего в окружающем мире, и опасались, что на них будет совершено нападение. Аналогичным образом национальный опрос американских детей в возрасте от 7 до 11 лет показал: «заядлые» чаще признавались в наличии у них страхов относительно того, что «кто-нибудь может проникнуть в дом» или что «кто-нибудь может напасть, когда ты выходишь на улицу» (Peterson & Zill, 1981). Взрослые менее склонны смешивать телевизионные преступления с тем, что происходит под окнами их дома. Те, кто смотрит по телевидению криминальные драмы (в отличие от тех, кто их не смотрит), считают Нью-Йорк местом опасным для жизни. Они начинают верить в то, что даже их родной город опасен. Они считают относительно безопасными лишь ближайшие окрестности своего дома (Heath & Petraitis, 1987; Tyler & Cook, 1984).

Возможно, однако, что наибольшее влияние телевидение оказывает косвенным путем, так как год за годом оно

вычеркивает из жизни людей тысячи часов, которые они могли бы посвятить какой-либо другой деятельности. Не исключено, что и вы, как большинство других людей, проводите более тысячи часов в год у экрана телевизора. Подумайте, как бы вы использовали это время, если бы у вас не было телевизора? Каким бы это сделало вас сегодняшнего?

«Те из нас, кто уже более 15 лет активно изучают [телевидение], не могут не находиться под впечатлением значимости той роли, которую играет это средство массовой информации в формировании сознания развивающегося ребенка». Джером Сингер и Дороти Дж. Сингер, 1988

ГРУППОВЫЕ ВЛИЯНИЯ

Мы рассмотрели факторы, провоцирующие индивидуумов действовать агрессивно. Если фрустрации, оскорбления и воспринятые модели агрессивного поведения усиливают агрессивные тенденции у отдельных людей, значит, эти факторы, скорее всего, будут вызывать те же самые реакции и в группах. Когда начинаются массовые беспорядки, агрессивные действия быстро распространяются после того, как «срывается» один из представителей противоборствующих сторон. Зрелище ловких грабителей, беспрепятственно обделывающих свои делишки, может поколебать моральные запреты, существующие у нормальных законопослушных зрителей и вызвать у них желание проделать то же самое. Группы могут увеличивать амплитуду агрессивных реакций путем «рассеяния» ответственности. Решения об атаках во время войны обычно принимаются стратегами, находящимися в глубоком тылу.

У этих стратегов имеется буфер, отделяющий их от совершающегося насилия: они только отдают приказы, а выполняют их другие. Способствует ли дистанция большей легкости в принятии решений о необходимости применения насилия? Жаклин Габеляйн и Энтони Мендер (Jacquelin Gaebelein & Anthony Mander, 1978) воспроизвели эту ситуацию в лаборатории. Они предлагали студентам университета Северной Каролины в Гринсборо или посылать реципиенту уда-

«Самое чудовищное в войне то, что она заставляет людей коллективно совершать такие деяния, против индивидуального совершения которых те же самые люди восстали бы всем своим существом».

Эллен Ки, «Война, мир и будущее», 1916

526 ■ Часть III. Социальные отношения

ры электрического тока, или давать рекомендации относительно того, какой силы удар посылать в каждом конкретном случае. Когда реципиент каким-то образом провоцировал находящихся на «линии фронта», то и последние, и их «тыловые» советчики, независимо друг от друга, выбирали приблизительно одинаковой силы удары. Но когда реципиент не совершал никакой провокации, как большинство жертв массовой агрессии, то «фронтовики» определяли для него удары меньшей силы, чем рекомендовали «штабисты», испытывавшие меньшую ответственность за причиняемый ущерб.

«Рассеяние» ответственности возрастает не только с дистанцированием, но и с увеличением числа участвующих в принятии решения. (Вспомните феномен деиндивидуации, описанный в главе 9.) Когда Брайен Маллен (Brian Mullen, 1986) анализировал сообщение о 60 судах Линча, имевших место в период с 1899-го по 1946 годы, он сделал интересное открытие: чем большая по численности толпа наблюдала за линчеванием, тем более ужасными были истязания и убийства.

Подобные ситуации также подразумевают групповое взаимодействие. Благодаря социальному «заражению», в группах агрессивные тенденции усиливаются большей частью потому, что группы вообще обладают свойством резко поляризовать тенденции. По мере усиления тождества с группой увеличивается конформность и возрастает деиндивидуация (Staub, 1966). Индивидуальное самоотождествление минимизируется, поскольку отдельные участники группы, отдавая себя в распоряжение группы в целом, при этом часто испытывают удовлетворение от единения с другими ее членами. В качестве примеров можно привести подростковые банды, солдат-мародеров, участников массовых беспорядков в городах и то, что скандинавы называют «mobbing»' - обычные в школьной среде систематические издевательства над беззащитными, слабыми соучениками. Моббинг — это специфически групповая деятельность. В одиночку даже самый задиристый подросток вряд ли будет говорить колкости или совершать нападение на свою жертву (Lagerspetz & others, 1982).

В экспериментах израильских социальных психологов Йорама Джаффе и Йоэля Джайнон (Joram Jaffe & Joel Yinon, 1983) подтвердилось предположение о том, что группы могут поляризовать агрессивные тенденции. В одном из экспериментов разозленные мужчины-студенты мстили предполагаемому виновнику их гнева, назначая ему в наказание разряды определенной мощности электрического тока; при этом сила разряда была больше, когда «мстители» составляли группу, а не осуществляли возмездие в одиночку. В другом исследовании (Jaffe & others, 1981) участники эксперимента назначали (и в одиночку, и всей группой) мощность разряда, посылаемого в наказание за неправильные ответы на задание. Как показано на рис. 12-11, при индивидуальных решениях участники эксперимента прогрессивно наращивали мощность разряда, групповое же решение резко усилило эту тенденцию. Итак, когда обстоятельства провоцируют индивидуальную агрессивную реакцию, присовокупление группового взаимодействия часто ее усиливает.

РЕЗЮМЕ

Аверсивный опыт включает в себя не только фрустрацию, но также дискомфорт, боль, физические и вербальные оскорбления. Практически всякое воз-

1 От англ. «mob» — окружать толпой и нападать. (Прим. не пев.)

Глава 12. Агрессия: причинение вреда другим ■ ъи

Рис. 12-11. При индивидуальном выборе 4меры наказания» за неправильные ответы участники эксперимента последовательно наращивают мощность назначаемых ими электроразрядов. Принятие решения в группе дополнительно поляризует эту тенденцию.

(По данным Jaffc & others, 1981)

буждение, даже вызванное физическими упражнениями или сексуальной стимуляцией, может быть направлено окружающей средой в русло агрессии.

Телевидение уделяет значительную часть экранного времени показу насилия. Корреляционные и экспериментальные исследования сходятся в выводе о том, что наблюдение насилия по телевидению: 1) создает почву для умеренного усиления агрессивного поведения и 2) снижает воспримчивость зрителей к агрессии и искажает их представления о реальности. Эти данные отчетливо перекликаются с результатами исследований, посвященных «жесткой» порнографии в аспекте ее влияния на поведение и мышление зрителей: как показали эксперименты, порнофильмы со сценами насилия способны сделать более агрессивными мужчин в поведении с женщинами и искажать их представления о реакциях женщины на сексуальное принуждение.

Наиболее сильны групповые проявления агрессии. Обстоятельства, провоцирующие отдельных индивидуумов, могут также провоцировать и группы. «Рассеивая» ответственность и поляризуя действия индивидов, групповые ситуации усиливают агрессивные реакции.

■ ОСЛАБЛЕНИЕ АГРЕССИИ

Мы рассмотрели инстинктивную теорию агрессии, теорию фрустрации — агрессии и теорию социального научения, а также тщательно исследовали факторы, способствующие возникновению агрессии. В таком случае каким образом мы могли бы свести ее к минимуму? Указывают ли теория и исследования какие-лиоо способы осуществления контроля над агрессией?

КАТАРСИС

«Молодых нужно научить давать выход своему гневу», — настоятельно рекомендовала Энн Лендерс (Ann Landers, 1969). «Если человека распирает от ярости, мы должны отыскать клапан. Мы должны дать ему возможность спус-

528 ■ Часть III. Социальные отношения

тить пары», — вторил ей известный психиатр Фриц Перлз (Fritz Perls, 1973). Оба утверждения опираются на «гидравлическую модель»: накопленная агрессивная энергия, подобно воде, сдерживаемой плотиной, неудержимо стремится вырваться наружу.

Концепцию катарсиса обычно приписывают Аристотелю. Хотя Аристотель на самом деле ничего не говорил об агрессии, он утверждал, что мы можем очищаться от гнетущих эмоций, «проживая» их, и что созерцание классических трагедий позволяет нам испытать катарсис («очищение») жалости и страха. Он считал, что эмоциональное возбуждение несет эмоциональную разрядку (Butcher, 1951). Гипотеза катарсиса была расширена и стала включать эмоциональную разрядку, достигнутую не только при помощи драмы, но также посредством воспоминания и «проживания» заново прошлых событий, посредством внешнего выражения эмоций и заместительных действий. Предполагается, что, действуя таким путем, мы «выпускаем лишний пар».

Считая, что агрессивное действие или фантазия «выводит из организма» подавленную агрессию, некоторые терапевты и лидеры групп поощряют среди своих подопечных вентилирование подавленной агрессии путем ее выброса -так не возбраняется, например, похлестать друг друга в душе мокрыми мочалками или поколотить по кровати теннисной ракеткой, сопровождая все это криками. Некоторые психологи советуют родителям поощрять агрессивные детские игры как способствующие разрядке эмоционального напряжения. Многих американцев подкупила эта идея. Как показал опрос, количество тех, кто согласен с утверждением: «Материалы сексуального содержания создают условия для безопасного выплеска подавляемых импульсов», вдвое больше количества несогласных (Niemi & others, 1989). Но в то же время другие национальные опросы показали, что большинство американцев согласны с утверждением: «Материалы сексуального содержания ведут к совершению сексуального насилия». Так является подход с позиций катарсиса валидным или нет?

Если рассматривание эротических материалов обеспечивает «сброс» невостребованных сексуальных импульсов, то после этого должно наблюдаться уменьшение сексуального влечения, и если речь идет о мужчинах, то они в подобных ситуациях должны были бы в меньшей степени воспринимать женщину как сексуальный объект и соответствующим образом к ней относиться. Но эксперименты говорят об обратном (Kelley & others, 1989; McKenzie-Mohr & Zanna, 1990). Социальные психологи почти единодушны во мнении, что, вопреки предположениям Фрейда, Лоренца и их последователей, катарсиса в данном случае не происходит, (Geen & Quenty, 1977). Например, Роберт Арме (Robert Arms) и его коллеги сообщают, что канадские и американские поклонники футбола, борьбы и хоккея ведут себя более враждебно, выходя на улицу после соревнований, чем до них (Arms & others, 1979; Goldstein & Arms, 1971; Russell, 1983). Даже война тоже, по-видимому, не дает очищения от агрессивных чувств. Национальная статистика показывает, что после войны количество убийств на общенациональном уровне обычно резко повышается (Archer & Gartner, 1976).

Осуществляя лабораторную проверку гипотезы катарсиса, Джек Хокансон и коллеги (Jack Hokanson & others, 1961, 1962а, b, 1966) обнаружили следующее: когда студентам университета штата Флорида разрешали контратаковать тех, кто их провоцировал, их возбуждение (показателем служило кровяное давление) быстрее возвращалось к нормальному уровню. Однако этот

Глава 12. Агрессия: причинение вреда другим ■ 529

успокаивающий эффект совершившегося возмездия проявляется только в особых обстоятельствах — когда месть была направлена на действительного мучителя, а не на замещающую его мишень. А еще более точно, когда характер возмездия не выходит за рамки законности, а его объект не может стать источником будущей опасности, благодаря чему «мститель» впоследствии не чувствует вины или тревоги.

Приводят ли подобные агрессивные действия к снижению агрессивности в дальнейшем? В некоторых экспериментах агрессивные действия приводили к усилению агрессивности. Эббе Эббесен и сотрудники (Ebbe Ebbesen & others, 1975) интервьюировали 100 инженеров и техников вскоре после того, как они получили предупреждения о их возможном сокращении из штата. Некоторым из них были заданы такие вопросы, которые давали возможность сказать все, что они думают о своем работодателе или непосредственном начальнике, например: «Вспомните случаи, когда компания несправедливо обошлась с вами». После интервью опрашиваемые заполняли анкету, где им предлагалось отменить те штрафные санкции, которых заслуживает их компания и начальство. Позволила ли предшествовавшая этому возможность «спустить пары» уменьшить уровень агрессии? Наоборот, их враждебность возросла. Выражение враждебности приводит к усилению враждебности.

Не правда ли, в этом есть что-то знакомое? Вспомним из главы 4, что акты жестокости порождают установки на жестокость. Более того, как мы убедились в процессе анализа экспериментов на послушание Стенли Милгре-ма, слабая выраженность агрессивного действия может приводить и к тому, что совершивший его человек откажется видеть в своем поступке что-либо предосудительное. Люди умаляют достоинство своих жертв, чтобы их будущая агрессия не выглядела иррациональной. Если злобу удается выместить с первого раза, напряжение действительно спадает, в противном же случае снижается торможение. И все-таки должны ли мы сдерживать агрессию и агрессивные побуждения? Молча дуться вряд ли более эффективно, чем срывать свой гнев на окружающих, потому что мы все равно продолжаем проигрывать в памяти свои обиды, продолжая мысленно вести диалог со своим обидчиком. К счастью, существуют неагрессивные способы выразить чувства и сообщить другим о том, как их поведение повлияло на нас. В любой культуре те, кто перестраивают разоблачительное «ты-высказывание» на «я-высказывание» («Я зол», «Когда ты так говоришь, я раздражаюсь»), преподносят свои чувства таким образом, что другому человеку становится легче отреагировать на них позитивно (Kubany & others, 1995). Можно быть напористыми без агрессии.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.