Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Блага. Потребности и ресурсы





 

В современной экономической литературе наряду с такими понятиями, как товары, услуги, широко используется и термин «блага». Это значительно более ёмкое понятие. В философском смысле под благом понимается то, что заключает в себе определённый положительный смысл, удовлетворяет потребность человека, отвечает его целям и стремлениям. Блага подразделяются на три важнейших вида. Материальные блага – это продукты питания, жильё, одежда, предметы быта и культуры, средства транспорта, связи, охраны здоровья и т.п.

Социальные блага – это обеспеченность работой, условия труда, экологические условия, социальное обеспечение и т.п.

Духовные блага – услуги, оказываемые учреждениями нематериального производства, сферой культуры.

Уровень обеспечения населения, отдельной его группы, семьи или отдельного человека всеми видами благ характеризует их благосостояние. Распространённой ошибкой экономических теорий является утверждение о прямой зависимости благосостояния от уровня развития производительных сил. Ввиду ограниченности земной биосферы в настоящее время производительные силы перешли уровень биосферного допустимого развития, что приводит к необратимым последствиям в среде обитания человека. Земной шар по своей сути является космическим кораблём для всего человечества, а потому сохранение систем жизнеобеспечения членов экипажа такого корабля следует отнести к первоочередному благу. В отсутствие такого понимания техногенная цивилизация способна благими намерениями, заботой о сиюминутных капризах вымостить дорогу в ад. И потому не случайно «Толковый словарь» В.И. Даля указывает, что слово «благо» выражает два противоположных качества: хорошо, полезно либо не хорошо, дурно. Любое благо должно иметь определённые пределы и сопровождаться наличием чувства меры у субъекта, потребляющего это благо. Любое благо, продолженное чуть дальше допустимого предела, с неизбежностью обращается в свою противоположность. Это касается как глобальных проблем техногенного развития, так и элементарного чувства меры в питании человека, ибо переедание наносит организму значительно больший ущерб, чем недоедание. В этом и состоит схема обращения блага в обыденном смысле этого слова в свою противоположность.



Двойственность в представлениях о благе отражает двойственность, имеющую место в потребностях как отдельного человека, так и групп людей, человечества в целом. Потребности человека подразделяются на демографически обусловленные, биосферно допустимые и деградационно-паразитические. Характер потребностей, удовлетворению которых подчинено производство, определяется опять же общественной нравственностью и вытекающими из неё культурными традициями.

Среди всего множества потребностей есть такие, удовлетворение которых наносит ущерб непосредственным потребителям либо окружающим их людям, потомкам, биосфере. Такие потребности называются деградационно-паразитическими, они порождают деградационно-паразитический спектр производства.

Есть потребности, удовлетворение которых таких последствий не вызывает, а способствует укреплению родовой генетики, более полному освоению человеком генетически обусловленного потенциала развития. Это демографически обусловленные потребности, порождающие соответствующий спектр производства. При этом демографически обусловленные потребности предсказуемы по номенклатуре и объёмам на многие десятилетия вперёд. Это позволяет спланировать и подготовить производительные силы общества к их полному удовлетворению.

Деградационно-паразитические потребности не предсказуемы ни по номенклатуре, ни по объёмам. Общество не способно удовлетворить их в принципе, ибо они бездумно следуют за любым капризом моды, ориентированы на непредсказуемые чувственные наслаждения без меры. В этой гонке потребительства бессмысленно перемалываются человеческие (материальные и духовные), а также природные ресурсы.

Ресурсы (от французского ressource – вспомогательное средство) – это факторы производства, затрачиваемые на изготовление товаров и оказание услуг. Ресурсы подразделяют на природные, человеческие и капитал. Совокупность всех видов ресурсов, материальных благ и невещественных богатств (научный и культурный потенциал, потенциал здоровья) образуют общественное богатство.

Можно иметь мощнейший экономический потенциал, грозное вооружение, многочисленную армию и спецслужбы, но при отсутствии собственной концепции использования этих возможностей во благо собственного народа, при сохранении шквала пивного, сигаретного и духовного растления школьников в сочетании с унизительной подачей истории и перспектив собственного государства, деградация кадрового потенциала произойдет за 20-30 лет. Вслед за этим неизбежен крах промышленно-экономического потенциала и государственности в целом.

Укажем и ещё на одну методологическую ошибку в решении вопросов укрепления невещественных богатств. Всегда в перспективе выигрывает то государство, которое при формировании кадровой базы управленцев опирается на возможности всего общества, а не на узкие кланы, деградирующие уже хотя бы в силу своей замкнутости. Расширение кадровой базы управленцев до границ всего общества ведёт к повышению качества управления. Именно поэтому общественно выгодными являются схемы бесплатного обучения кадров вплоть до любого уровня квалификации. Все перестроечные изыскания в вопросах реформирования системы образования противоречат этому фундаментальному принципу, а потому подрывают общественное богатство России.

Ранее упомянутая нами «хрематистика» (от греческого «хрема» – владение) является теорией накопления богатства любыми способами, с проведением в жизнь законов, оправдывающих эти способы. При этом Аристотель подчёркивал, что хрематистика — это противоестественное учение, работающее фактически против эффективного развития и удовлетворения нормальных потребностей людей. В частности он указывал:

«В искусстве наживать состояние никогда не бывает предела в достижении цели, т.к. цель-то здесь оказывается беспредельное богатство и обладание деньгами. Все занимающиеся денежными оборотами стремятся увеличить свои капиталы до бесконечности.» [Аристотель. Политика. СПб, 1911, стр. 25].

 

 

4. Кредитно-финансовая система
как инструмент разорения страны

 

Дайте мне управлять деньгами страны и мне нет дела, кто создает ее законы.

М.Ротшильд

 

Финансы (лат. financia – доход, платеж) – это экономический инструмент, регулирующий производство и распределение товаров через рынок ресурсов и рынок продуктов соответственно. С категорией «финансы» взаимоувязана категория «кредит», как экономические отношения, возникающие при передаче имущества или денег на определённых условиях с обязательством их возврата. История возникновения кредитно-финансовой системы (КФС) есть история развития товарного производства и обращения. Пока товаров было немного, производственно-потребительская система (ППС) обходилась без КФС, производя прямые обмены товара на иной товар. По мере наращивания номенклатуры производства нужный продукт можно было получить, только пройдя длинную цепочку обмена.

Стремление упростить эту процедуру объективно привело к выделению такого товара, который чаще других применялся в обменных операциях и стал товаром-эквивалентом, своеобразным мерилом стоимости других товаров, то есть товарными деньгами, которые впоследствии приобрели и документарную форму. Организация движения денежных потоков выросла в самостоятельную вспомогательную функцию, для осуществления которой и сформировалась эта сфера обслуживания ППС, именуемая ныне КФС. Главное, что следует понять, что в нормально организованной государственности КФС должна быть на бюджетном финансировании, либо получать свои доходы как прямые платежи ППС за оказываемые услуги.

Бумажные деньги (банк-ноты) были изначально не чем иным, как распиской (нотой) банка, что у него на хранении находится определённое количество товара-эквивалента, принадлежащего владельцу расписки. На рынке можно было отдать не сам товар, а расписку, по которой он может быть получен. Впоследствии у работников КФС собственные корпоративные интересы возобладали над интересами, породивших из ППС, и они, вместо оптимизации группы товаров-эквивалентов, начали делать упор на выпуск юридически ничем не обеспеченных расписок. Именно таковыми являются нынешние бумажки всех цветов и оттенков по недоразумению, до поры до времени именуемые деньгами, валютой. Деньги будут темой нашего отдельного разговора. Здесь мы коснулись их сути исключительно для более глубокого и осмысленного выявления существа и пороков КФС.

Итак, изначальное общественно-полезное предназначение КФС сводится к согласованию объёмов потребления каждого из субъектов ППС с размером его вклада в формирование необходимого обществу массива товаров и услуг. При этом, манипулируя финансовыми потоками, рычагами налогов и дотаций, КФС должна обеспечивать сборку отдельных предприятий и отраслей в единую, увязанную по взаимным поставкам бескризисно функционирующую ППС страны.

Алгоритм достижения такого результата достаточно прост: любому перемещению сырья, полуфабриката либо товара в ППС должен сопутствовать встречный поток адекватной ему денежной массы. При этом, специалисты КФС должны научиться решать школьные задачки по перетоку воды из большого резервуара (КФС) и перераспределению её между двумя десятками бассейнов-отраслей так, чтобы ни один из них не пересох, и чтобы вода не плескалась через край (на счета западных банков). Задача сводится к расчёту диаметра каждой трубы, однозначно связанного с интенсивностью потока воды (денег) в конкретный бассейн и общего объёма необходимой жидкости в системе. Объём каждого из бассейнов пропорционален объёму выпускаемой продукции в стоимостном выражении. Прототипом такой системы является кровеносная система с сосудами соответствующих диаметров и регулируемыми пульсом и давлением в зависимости от нагрузки.

Кровеносной системой народно-хозяйственного комплекса как раз и является КФС. И страна так же, как и человеческий организм, с неизбежностью идёт к краху, если хотя бы в одной из систем прекращается кровообращение, как это организовано в сельском хозяйстве. Деньги при эффективном управлении связаны в циклах ППС, являясь по сути технологической средой, не способной породить инфляцию. Из элементарного здравого смысла становится очевидно, что количество эмитированных денежных средств должно строго соответствовать технологическим потребностям ППС и не менять своего значения даже в том случае, если в стране не будет ни грамма золота и ни одного доллара; они никак не влияют на процесс производства. Увязка денежной массы с золото-валютными резервами Центрального Банка лишена элементарного здравого смысла и применяется исключительно для искусственного создания дефицита собственных средств платежа и удовлетворения нужд ростовщиков.

Сегодня во многих технологических системах есть энергоресурсы, сырьё, оборудование, персонал, рынок потребления, но нет оборотных средств – бумажных денег с нарисованными цифрами, обеспеченных будущим простым продуктом. При наличии вышеупомянутых условий для их выпуска нужны лишь бумага, краска и немного государственного ума. У нас всё есть, кроме последнего. На определённых этапах денежная масса страны была сжата до такой степени, что лишь 15-20% товарного перемещения сопровождалось денежными потоками, всё остальное – бартер, расписки, векселя, задолженности – как в эпоху средневековья. Все несуразности соотношения денежной и товарной массы сохраняются и по сей день.

Позиция КФС в части эмиссии – это лишь цветочки на фоне прямого извращения её функций. При справедливом распределении доходов в денежной форме, любой денежный приток в ту или иную точку должен, как мы отмечали, соответствовать адекватному поступлению на потребительский рынок товаров либо услуг. Однако, руководствуясь принципом: «Сидеть у ручья и не напиться?», КФС «научилась» формировать внутри себя, как на поле чудес, самовозрастающую стоимость. Миллион, в течение года прокрученный в банковских вкладах, в ГКО и прочих «финансовых инструментах», трансформируется в два. Полученная из воздуха баснословная прибыль выплескивается на рынок, порождая инфляцию. При этом темпы самообогащения, не связанного с созданием чего-либо общественно полезного, КФС устанавливает сама, по произволу манипулируя размером ссудного процента и получая собственные баснословные процентные доходы от всех денег, которые она сама же и создаёт. Источником, задающим генератором инфляции выступает ссудный процент, он задаёт уровень доходности всех безумных спекулятивных рынков, он относится на себестоимость при получении кредита и резко увеличивает цены на продукцию. Чем больше ссудный процент, тем богаче становятся субъекты КФС, тем эффективнее действует схема разорения тех, кто в это время сеет хлеб, варит сталь, добывает уголь. Именно по этой причине в народе исстари известно: «Трудом праведным не наживёшь палат каменных». Тем более таких, какие бессовестно позволили себе отгрохать учреждения КФС в Санкт-Петербурге, Москве и даже в нищем Пскове.

Третья разрушительная функция КФС во главе с Центральным Банком – перекачка принадлежащих народу богатств в международные надгосударственные банковские кланы через выплату процентов по международным займам – описана в предыдущей публикации. Сумма долговых выплат многократно превосходит госбюджет. Истоки безмерного многократного налогообложения продукта при продвижении его по технологической цепочке кроются в необходимости масштабных выплат кредиторам из госбюджета, из выплаченных нами налогов.

 

 

5. Ростовщичество как глобальный надгосударственный алгоритм порабощения участников производительного труда,
стран и народов

 

И будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [И будешь господствовать над многими народами, а они над тобою не будут господствовать].

Библия, Второзаконие 28:12

 

Краткая экономическая энциклопедия и ряд других современных источников определяют ростовщичество, как предоставление денежных ссуд под «чрезвычайно высокий» процент. Такое определение грешит недоговоренностью, ибо не содержит конкретных количественных оценок. Именно такие детали лишний раз свидетельствуют об отсутствии даже элементов научности в сфере экономики. Понятие «чрезвычайно высокий» в равной мере можно отнести как к долям процентов, так и к десяткам и сотням процентов. Япония, как известно, пару лет назад снизила ссудный процент с 0,15% годовых, расценивая его как чрезвычайно высокий, до 0%. Тем же руководствовались по-видимому и США, загнавшие свою экономику в тупик своим чрезвычайно высоким ссудным процентом в 6,5% годовых и снизив его к последнему времени до 1,2%. В истории человечества отношение к ростовщичеству менялось в разных странах и в разные периоды времени. Англия лишь в 1854 году отказалась от законодательных запретов и ограничений на ростовщичество, действовавших с XV века. В культуре многих народов ростовщичество воспринималось как тяжкий грех и ограничивалось либо осуждалось вплоть до смертной казни. Наш народ всегда воспринимал ростовщичество, как негативное явление, несовместимое с идеями добра, блага, созидания.

Попробуем в предельно простой форме на обычной житейской модели показать механизм функционирования ростовщичества, излагаемый в народных присказках. Зашёл как-то Иван к соседу-ростовщику одолжить 100 рублей на год. Тот отозвался на его просьбу с условием выплаты 100% ростовщического дохода и передачи в залог топора. Отдал Иван топор, получил деньги, однако по размышлении решил, что единовременно отдать 200 рублей ему будет сложно, и, вернувшись с полпути, он вернул первую половину сразу. Идёт он домой и размышляет: «Денег нет, топора нет и ещё 100 рублей должен. Но самое интересное в том, что всё это строго по закону».

Именно по таким же законам был разорён производящий комплекс России. Неужели не понимало руководство Центрального Банка, что оно на внутригосударственном уровне вгоняет каждого предпринимателя, любую структуру, собственный трудовой народ в дикое ростовщическое рабство, устанавливая в своё время учётную ставку в 210% годовых и с упорством, достойным лучшего применения, сохраняя её на не менее безумном уровне в 21% годовых по сию пору? Попытки экономических темнил объяснить злонамеренно и по произволу устанавливаемый ссудный процент наличием инфляции – это прямая подмена причины и следствия, грубый обман, рассчитанный на непонимающую толпу. Такие толкования сродни попыткам объяснить причину порывов ветра качающимися ветвями деревьев. Инфляция именно потому и возникает, что в финансовом блоке самопроизвольно, на основе ростовщичества, возникает доход и вытекающая из него покупательская способность без создания чего-либо общественно полезного.

Не менее актуальный вопрос можно было бы задать и руководству финансового блока страны. Неужели эти дипломированные специалисты не понимают, что, осуществляя внешние заимствования под процент, они вгоняют уже теперь страну в целом в известную библейскую алгоритмику ростовщического порабощения, указанную в эпиграфе? В практике общественно-полезного управления любые внешние заимствования должны производиться на беспроцентной инвестиционной основе. Инвестор должен претендовать не на проценты из воздуха от бездарно растраченных или разворованных денег, а лишь на долю той реальной прибыли, которая будет получена в стране с участием средств инвестора. В противном случае мы попадаем в стандартную алгоритмику ограбления стран и народов, в соответствии с которой ежегодные процентные воровские платежи составляют: Бразилия – 42 млрд.$, Мексика – 40 млрд.$, Венгрия – 20% ВВП (валовый внутренний продукт), Индонезия –18.6% ВВП, Аргентина – 9% ВВП. Для сравнения отметим, что во времена монголо-татарского ига мы были обложены данью в 10% от произведённого продукта. Суть этого глобального алгоритма порабощения не закрыта в сейфах западных спецслужб, а открыто изложена в Библии. Выдержки на эту тему мы именуем Доктриной Второзакония – Исаии.

Цитируем дословно: «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдать в рост, иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост.» (Второзаконие, 23 : 19),

«…и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобою не будут господствовать.]» (Второзаконие 28 : 12)

«Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их – служить тебе…, народ и царства, которые не захотят служить тебе – погибнут, и такие народы совершенно истребятся.» (Исаия 60 : 10-12).

Исходя из вышеизложенного, становится очевидным, что ростовщичество является не чем иным, как прямым воровством. Специфика этого воровства лишь в том, что на основании умышленно сформированных ложных стереотипов алгоритмы этого воровства и ограбления узаконены. Если вытащить из кармана соседа 100 рублей, то это — преступление, если же отобрать их в схеме выше описанного культурного сотрудничества, то это – предпринимательский доход. Разница же между «чрезвычайно высокими» процентщиками и умеренными точно такая же, как между взломщиками сейфов и ворами-карманниками.

В терминологии же экономических темнил одни именуются ростовщиками, а вторые банкирами-предпринимателями, хотя и те и другие получают воровские доходы, не связанные с процессом труда, а только с размером ими же устанавливаемого ссудного процента. Ведь объём работы банковского учреждения не меняется от того, выдается ли кредит под 1% годовых или он выдается под 100% годовых, а вот доходы изменяются ровно в 100 раз.

В общественно-полезной экономике ростовщичество должно быть запрещено законом, а ссудный процент должен быть строго равен нулю. В этом месте экономическая “элита”, как правило, задаёт недоумённые вопросы: «На что же будет существовать банковская система?» Поясняем, что банковская система, как сфера обслуживания, должна на договорных началах за конкретную работу получать часть от того дохода, который создаётся производственно-потребительской системой. Возможен и режим бюджетного финансирования банковской сферы. Может она получать и предпринимательский доход, работая в режиме инвестиционных фондов и имея свои доходы, лишь как оговоренную часть дохода, совместно заработанного в секторе реального производства в процессе создания общественно-полезного продукта. Только при этом сохраняется важнейший принцип: доход вторичен и прямо пропорционален объёму созданных продуктов и оказанных услуг. При формировании же саморегулируемого ростовщического дохода без взаимосвязи с валовым внутренним продуктом происходит заведомо очевидная неизбежная разбалансировка спроса и предложения. Этот дисбаланс и приводит к неизбежной инфляции, росту цен, к экономическим кризисам.

Приведём в заключение некоторые аргументы, чтобы не быть одинокими в наших подходах. Как известно, исламские банки вообще не имеют права получать что-либо в виде процентных доходов. Коран разрешает обмен лишь равновеликими суммами и на экономическом приоритете напрямую противостоит Библии, расценивая предоставление денег под процент, как самый тяжкий грех. «Те, которые берут лихву, восстанут (в Судный день), как восстанет тот, кого шайтан своим прикосновением обратил в безумца. Это им в наказание за то, что они говорили: «Воистину торговля – то же, что и лихва». Но торговлю Аллах дозволил, лихву запретил. Если к кому-либо (из ростовщиков) придет увещевание от Аллаха, и если он поступит согласно этому увещеванию, то ему простятся прошлые его грехи». (Коран, сура 2:275)

А.С.Пушкин, имевший доступ к информации о глобальных схемах надгосударственного управления, в образной форме глубоко символично выразил своё отношение к будущему ссудного процента и ростовщичества.

 

Бесенок под себя поджав свое копыто,

Крутил ростовщика у адского огня.

Горячий капал жир в копченое корыто

И лопал на огне печеный ростовщик.

…Сей казни смысл велик:

Одно стяжание имев всегда в предмете,

Жир должников своих сосал сей злой старик

И их безжалостно крутил на вашем свете.

 

(А.С. Пушкин, ПСС т.3-1, М.,1995, стр.281)

 

У нас нет сомнений, что наступила пора практического воплощения пророческих образно-символичных предсказаний А.С.Пушкина.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.