Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Память и язык в системе культуры.





А) Память.

Лотман определяет культуру как «коллективную память человечества», т. е. надындивидуальный механизм хранения и передачи некоторых сообщений (текстов) и выработки новых. В этом смысле пространство культуры может быть определено как пространство некоторой общей памяти, т. е. пространство, в пределах которого некоторые общие тексты могут сохраняться и быть актуали­зированы. Память культуры не только едина, но и внутренне разнообразна. Это означает, что ее единство существует лишь на некотором уровне и подразумевает наличие частных «диалектов памяти», соответствующих внутренней организации коллективов, составляющих мир данной куль­туры.

Изучением феномена памяти занимается уже Платон в Диалогах и Августин Блаженный в «Исповеди». Платон отождествляет память со знанием: «знание есть ни что иное как припоминание». По Платону есть два типа памяти: память об ощущениях и знаниях и «анамнезис» - собственно духовное ощущение и знание. Именно анамнезис позволяет нам вспомнить то, что мы раньше никогда не видели, память становится орудием познания, функцией разума и средством приближения к Богу – если наша бессмертная душа будет способна вспомнить небесные сферы, где она находилась до попадания на землю. Августин же наполняет человеческую память опытом индивидуальной жизни человека. Особенно существенно то, что характеристика функций памяти дополняется у Августина принципом историческим, способностью памяти не просто фиксировать временные состояния объектов и событий, но и установить «связь времен». Анри Бергсон рассматривает проблему памяти в работе «Материя и память» и утверждает тезис о том, что чистая память есть явление духа: «Если прежде всего память придает восприятию его субъективный характер, то философия материи, как мы сказали, должна поставить целью элиминировать то, что привносится в восприятие памятью… поскольку чистое восприятие дает нам все собственно материальное, поскольку все остальное исходит от памяти и представляет собой дополнение к материи, то необходимо, чтобы память была силой, совершенно независимой от материи».



По Бергсону, феномен памяти в том, что она находится в точке соприкосновения между сознанием и материей. Мозг только посредник между ощущениями и движениями, у тела единственная функция – ориентировать память на реальное и соединять ее с настоящим, а сама память - нечто абсолютно независимое от материи. Бергсон формулирует три тезиса о памяти: I. Прошлое сохраняется в двух различных формах: 1) в форме двигательных механизмов*, 2) в виде независимых воспоминаний. II. Узнавание наличного предмета совершается посредством движений, когда оно исходит от объекта, и посредством представлений, когда оно исходит от субъекта. III. Через неощутимые промежуточные ступени происходит переход от воспоминаний, расположенных вдоль временной длительности, к движениям, которые намечают начинающееся или возможное действие тела в пространстве. Повреждения мозга могут нарушить эти движения, но не затрагивают воспоминания.

Б) Язык.

Важнейшую роль в жизни и деятельности человека играет язык. Благодаря языку осуществляется не только передача информации и общение между людьми. Будучи реальным воплощением мыслительной, разумной деятельности формирует особое видение действительности, способ мышления, а вслед за ними и особый образ жизни. В Древней Греции уже в период ранней классики было создано учение о логосе. Основателем его был великий античный мыслитель Гераклит. Он определял «логос» как некий общий закон мироздания, объединяющий все сущее землю и небо, телесное и духовное, божественное и человеческое в некое разумно организованное целое.

Языком культуры в широком смысле этого понятия мы называем те средства, знаки, формы, символы, тексты, которые позволяют людям вступать в коммуникативные связи друг с другом, ориентироваться в пространстве культуры. Язык культуры — это универсальная форма осмысления реальности, в которую «организуются все вновь возникающие или уже существующие представления, восприятия, понятия, образы и другие подобного рода смысловые конструкции (носители смысла)».

Основателем новой науки о языке стал выдающийся немецкий философ просветитель Вильгельм фон Гумбольдт. Его труд «О различии строения человеческих языков и его влиянии на развитие человечества» (1830-1835), положил начало изучению языка, как важнейшего культурного феномена. Ученый утверждал, что разные языки не просто различные оболочки обще человеческого сознания, но различные видения мира. Особо важным для Гумбольдта являлся факт связи языка в духовным миром человека и его мыслительной деятельностью.

Столь же высокая культурная значимость языка отмечена и в статье, создателя герменевтики Г.- Г. Гадамера «Человек и язык» «Наше мышление и познание предопределены языковым истолкованием врастать в которое значит врастать в лицо». По Гадамеру, у языка есть три основные характеристики: он скрывается за словами, слогами, которые мы произносим; он безличностен и универсален.

Проблема языка культуры — это проблема понимания, проблема эффективности культурного диалога как «по вертикали», то есть диалога между культурами разных эпох, так и «по горизонтали», то есть диалога разных культур, существующих одновременно, между собой.

Язык культуры синтезирует разные аспекты жизни человека — социальные, культурно-исторические, психологические, эстетические и др. Именно через язык человек усваивает представления, оценки, ценности — все то, что определяет его картину мира. Таким образом, язык культуры — это способ ее хранения и передачи от поколения к поколению. Понимание языка культуры и овладение им дает человеку свободу, придает способность к оценке и самооценке, к выбору, открывает пути включения человека в культурный контекст, помогает осознать свое место в культуре, ориентироваться в сложных и динамичных социальных структурах. Фундаментальный смысл языка культуры в том, что понимание мира, которое мы можем достичь, зависит от диапазона знаний или языков, позволяющих нам этот мир воспринимать. Поэтому проблема языка культуры — это фундаментальная проблема не только науки, но и человеческого бытия, ибо «языки — это иероглифы, в которые человек заключает мир и свое воображение, — утверждал Гумбольдт. — ...Через многообразие языков для нас открывается богатство мира и многообразие того, что мы познаем в нем, и человеческое бытие становится для нас шире, поскольку языки в отчетливых и действенных чертах дают нам различные способы мышления и восприятия».

В возникновении языка как символической системы, главную роль играла, о чем свидетельствует мифология, «чистая» память, которая была результатом непосредственного фиксирования процесса жизнедеятельности человека в период становления человеческого рода. Напротив, возникновение знаково-символических систем языка было связано с тесным взаимодействием языка и ситуационными формами памяти, в которых находит отражение опыт духовной жизни человека. Таким образом, культурная деятельность это не что иное как продукт диалектического взаимодействия языка с различными формами памяти а собственно память и язык не что иное как основные структурные элементы культуры.

4. Роль культуры в становлении цивилизации. Неолитическая культурная революция.

А) Роль культуры в становлении цивилизации:

Возникновение культурной антропологии как самостоятельной научной дисциплины относится к 70-м годам XIX века и связано с именами английского и американского этнографов и историков Э. Б. Тайлора и Г.Л. Моргана. Тайлор следовал эволюционной теории Дарвина и утверждал: «с идеальной точки зрения на культуру можно смотреть как на общее усовершенствование человеческого рода путем высшей организации отдельного человека и целого общества».

Углубленное изучение доисторических и традиционных культур с полной очевидностью показало, что развитие культуры в этот ранний период было неотделимо от орудийной деятельности, связанной с овладением древнейшими технологиями, выступавшими в роли первого культурного императива, неразрывно связанного с формированием тела человека.В эту эпохудоминировало «двухстороннее взаимодействие с обратными связями, в котором биологические императивы формировали культуру, а новые культурные возможности выступали причиной биологических и эволюционных сдвигов». В силу этого в современной культурной антропологии наиболее плодотворной оказалась идея генной коэволюции: отношение между культурой и жизнью носит характер «двухстороннего взаимодействия с обратными связями, где биологические императивы вызывали к жизни и формировали культуру, а новые культурные возможности выступали причиной биологических и эволюционных сдвигов».

Многие представители современной культурной антропологии рассматривают культуру как «живую систему» и одновременно, как новую духовную форму жизни. По мнению К. Лоренца, между эволюцией всего живого и человека как неотъемлемой его части и формированием человека как «культурного существа», способного жить духовной жизнью, существует органическая связь. Определяя жизнь человека как «новый вид жизни», Лоренц главной особенностью этой новой формы жизни считает наличие у нее познавательной функции, сформировавшейся у предшествовавших человеку социально высоко организованных приматов. В процессе эволюции этой функции возникла способность «понятийного мышления» и вместе с нею синтаксический язык и кумулируемая традиция. «Индивидуальное, конкретное осуществление такой сверх личностной системы мы называем культурой. Попытки определить различие между культурной и духовной жизнью бессмысленны», - утверждает К. Лоренц. Быстрое распространении знаний, выравнивание мнений всех членов общества и прежде всего закрепление традицией определенных социальных и этических установок, создали новый вид сообщества индивидов, никогда ранее не бывший вид живой системы… именуемый духовной жизнью, ее основу составляет особое, присущее только человеку, ценностное отношение к действительности. Развивая свою концепцию понимания культуры как «живой системы» он указывает на то огромную значение, которое и следование играет в культурном процессе традиция, являющаяся носительницей культурных ценностей, и на необходимость подражания и следования тем культурным образцам, носительницей и охранительницей которых она является.

Б) Неолитическая культурная революция:

Неолити́ческая револю́ция — переход человеческих общин от примитивной экономики охотников и собирателей к сельскому хозяйству, основанному на земледелии и/или животноводстве. По данным археологии, одомашнивание животных и растений происходило в разное время независимо в 7­-8 регионах. Самым ранним центром неолитической революции считается Ближний восток, где одомашнивание началось не позднее, чем 10 тыс. лет назад. В центральных областях превращение или замещение охотничье-собирательских обществ аграрными датируется широким временным диапазоном от Х до III тысячелетия до н. э., в большинстве периферийных областей переход к производящему хозяйству завершился значительно позднее.

Понятие «неолитическая революция» было впервые предложено Гордоном Чайлдом в середине ХХ века. Кроме появления производящего хозяйства оно включает в себя ряд последствий, важных для всего образа жизни человека эпохи неолита. Маленькие мобильные группы охотников и собирателей, господствовавшие в предшествующей эпохе мезолита, осели в городах и поселках возле своих полей, радикально изменяя окружающую среду путем культивирования (в том числе ирригации) и хранения собранного урожая в специально возведенных зданиях и сооружениях. Повышение производительности труда вело к увеличению численности населения, созданию сравнительно больших вооруженных отрядов, охраняющих территорию, разделению труда, оживлению товарообмена, появлению права собственности, централизованной администрации, политических структур, идеологии и новых систем знания, которые позволяли передавать его из поколения в поколение не только устно, но и письменно. Появление письменности — атрибут окончания доисторического периода, который обычно совпадает с окончанием неолита и вообще каменного века.

Соотношение технологических характеристик неолита с появлением производящего хозяйства и последовательность этих событий у разных культур остаются предметом обсуждения и, по-видимому, различаются, а не являются только лишь следствием действия неких универсальных законов развития человеческого общества

В период неолитической революции, продолжавшейся около семи тысячелетий, были заложены материальные и духовные основы культур Месопотамии и других регионов Западной Азии, Египта, Китая, Японии и древней Америки. Коренное изменение материальной, художественной и религиозной сторон жизни людей произошло после появления письменности в Месопотамии и Египте к III тысячелетию до н. э.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.