Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Основные модели организации публичной власти на местах





Моделей такой организации довольно много. Мы приведем, естественно, лишь некоторые, стараясь отобрать наиболее характерные. Мы также встречаем здесь формы, которые условно можно назвать парламентарными и президентскими. Для первых характерно избрание местной администрации местными представительными органами из своего состава, причем нередко глава администрации (мэр и т. п.) является одновременно председателем представительного органа. Для вторых типично избрание населением не только членов представительного органа (депутатов, советников, гласных и т. п.), но и главы местной администрации, а также некоторых других должностных лиц исполнительной и судебной власти (казначея, прокурора, мирового судьи, вплоть до шерифа – начальника полиции). В городах США, например, встречается наряду со второй формой и такая специфическая форма, при которой городской совет избирает своего председателя – мэра, осуществляющего в основном представительские функции, а глава администрации – это управляющий (профессиональный менеджер), просто нанятый советом. Однако чаще наблюдается совпадение формы самоуправления с формой правления государства, точнее с соответствующей ее разновидностью (например, парламентарная форма местного самоуправления типична для парламентарных монархий и парламентарных республик).

Обратимся теперь к некоторым конкретным моделям, характеризующим соотношение управления и самоуправления.

1) Так, в муниципиях, из которых состоят бразильские штаты, организация публичной власти включает только законодательную и исполнительную ее ветви. Что же касается судебной, то она находится за пределами сферы компетенции муниципии.



Бразильская Конституция в ст. 30 предусматривает компетенцию муниципии, которая, естественно, осуществляется ее законодательным и исполнительным органами самоуправления (впрочем, сам термин «самоуправление» в Конституции отсутствует). Эта компетенция включает следующие полномочия:

− законодательство по вопросам местного значения, дополнение федерального и штатного законодательства;

− установление и взимание местных налогов, а также обеспечение своих доходов без ущерба для обязательств представлять и опубликовывать отчеты в установленные законом сроки;

− создание, организация и упразднение округовпри соблюдении законодательства штата;

− организация и предоставление прямо или косвенно публичных услуг местного значения, включая общественный транспорт;

− при техническом и финансовом сотрудничестве с Союзом и штатом осуществление программ дошкольного воспитания и основного обучения, обеспечение здравоохранения;

− поощрение адекватного территориального обустройства путем планирования и контроля за использованием, выделением и застройкой городских земель;

− поощрение охраны местного историко-культурного наследия при соблюдении законодательства и под надзором Союза и штата.

Конституции штатов устанавливают, что законодательная власть осуществляется муниципальной палатой, состоящей из муниципальных депутатов, которые пользуются обычными иммунитетами и привилегиями. Исполнительная власть вверена муниципальному префекту, которого в случае необходимости заменяет вице-префект. Префект, вице-префект и депутаты избираются гражданами и в начале срока полномочий должны представить декларацию о своем имуществе. Муниципальная палата двумя голосованиями с промежутком не менее 10 дней и 2/3 голосов принимает органический закон для муниципии, основанный на принципах, установленных конституциями Союза и штата.

Здесь, таким образом, действует только система местного самоуправления (если не считать возможности создания административных округов). То же имеет место и в Швейцарии, где к тому же в общинах некоторых кантонов и полукантонов представительные органы не создаются, а их функции выполняются общими собраниями жителей. Текущие административные дела ведут избираемые этими собраниями старосты.

2) Примером второй модели может служить Италия. Здесь мы рассмотрим организацию публичной власти на уровнях ниже области, которая является носителем государственной автономии. Статус соответствующих органов урегулирован Законом о местных автономиях 1990 года.

Такими уровнями служат провинция и коммуна. Представительными органами самоуправления там являются советы, избираемые жителями сроком на пять лет. Советы образуют свои исполнительные органы – джунты, состоящие из председателей (в коммунах – синдиков) и асессоров. Выполнение задач государственного управления в провинции возлагается на префекта, назначаемого Советом министров. Он, в частности, осуществляет административный надзор за самоуправлением и руководит провинциальной полицией. В коммуне функции государственного управления возлагаются на синдика, который совмещает их с руководством джунтой*.

* См.: Васильева Т.А. Реформы местного самоуправления в Италии // Реформы местного управления в странах Западной Европы. М.: ИНИОН РАН, 1993. С. 44-47.

 

Италия, следовательно, дает пример соединения местного самоуправления с местным управлением на всех основных уровнях (если не считать упоминавшихся выше округов с исключительно административными функциями, возможность создания которых предусмотрена частью второй ст. 129 Конституции).

3) В соответствии с Конституцией Республики Польша 1997 года (ч. 1 ст. 164) и Законом о территориальном самоуправлении 1990 года основной единицей территориального самоуправления служит община (гмина). Устав ее принимается ее собственным представительным органом – советом (если население общины превышает 300 тыс. человек, устав подлежит согласованию с Председателем Совета министров). Устав может предусмотреть создание на территории общины ее подразделений – солэцтв (объединений нескольких хуторов), городских кварталов и т.п. с выборными старостами (солтысами). Совет избирается жителями общины на четыре года. Из своего состава он избирает председателя и его заместителей, а также правление общины как исполнительный орган. Однако глава правления – войт, бурмистр или президент и его заместители избираются отдельно квалифицированным большинством и не обязательно из членов совета.

Вышестоящий уровень территориального деления – воеводство. Воевода и его заместитель назначаются и отзываются Председателем Совета министров и осуществляют задачи государственного управления на соответствующей территории, включая административный надзор за общинами, решения которых Воевода может оспорить в административном суде. В воеводстве действует сеймик, избранный советами общин из своего состава, однако решающих полномочий у него почти нет. Сейм по предложению Председателя Совета министров может распустить совет общины или иной самоуправляющейся единицы в случае грубого нарушения Конституции или законов.

Таким образом, здесь мы имеем сочетание самоуправления на низовом уровне территориального деления с государственным управлением на высшем.

Следует отметить, что при всех этих моделях допускается принятие решений по вопросам местного самоуправления референдумом.

4) Иначе выглядит сочетание государственного управления с местным самоуправлением на зависимых территориях, не имеющих государственного статуса или статуса части метрополии. В нидерландских и британских владениях управление осуществляют губернаторы, во французских – верховные комиссары, назначенные главами государств-метрополий по рекомендации их правительств. При губернаторе (верховном комиссаре) и нередко под его председательством создается исполнительный совет, осуществляющий текущие административные функции. Избираемый местным населением представительный орган (законодательный совет, легислатура и т.п.) принимает законы, которые должны получить подпись администратора метрополии. Последний вправе наложить вето или резервировать закон на усмотрение правительства метрополии, которое может аннулировать даже закон, подписанный администратором. Кроме того, администратор может распустить законодательный совет и законодательствовать сам.

Здесь, таким образом, осуществляется жесткая административная опека метрополии над местным самоуправлением.

Контрольные вопросы и задания

1. Чем отличается политико-территориальное деление от административно-территориального? Какой характер имеет областное деление России? К региональному делению какой страны оно ближе – Италии или Франции?

2. Какая разница между политико-административным и административно-территориальным делением?

3. Какая разница между территориальным делением и территориальным устройством?

4. Что такое административный округ? Какие виды административных округов вам известны?

5. Охватываются ли территориальными единицами акватории?

6. Каково соотношение между автономией и самоуправлением?

7. Какое государство более демократично – централизованное или децентрализованное, федеративное или унитарное и почему?

8. Как соотносятся форма правления и форма территориального устройства?

9. Чем федерация отличается от унитарного государства и от конфедерации?

10. Возможно ли конфедеративное государство? Вспомните в связи с этим последний проект Союзного договора в СССР.

11. В чем различие терминов «федеральный» и «федеративный»? В каких случаях мы говорим о федеративной конституции и в каких – о федеральной? Как с этими терминами соотносится термин «союзный»?

12. Симметрично ли территориальное устройство Испании? А России?

13. В чем различие между компетенцией и ее сферой?

14. Какие субъекты являются носителями компетенции территориальной единицы? А государства в целом?

15. Сравните Конституции Испании и Италии и определите в чем сходство и различие их территориального устройства как конституционного института.

16. Обладают ли компетенцией федеральные территории и зависимые территории?

17. Как соотносятся между собой понятия «автономия» и «самоуправление», «автономия» и «федерация», «суверенитет» и «федерация»?

18. Чем объяснить тот факт, что в субъектах федераций парламенты часто однопалатные даже там, где национальные парламенты имеют двухпалатную структуру? Как, по-вашему, целесообразно решать этот вопрос в России?

19. Подчинены ли органы исполнительной власти субъектов федераций исполнительным органам федеральным?

20. Местная администрация, образованная местным представительным органом или избранная населением, – орган управления или самоуправления?

21. Какая модель организации публичной власти на местах представляется вам предпочтительной и почему? Какая модель действует в вашем городе, районе?

22. Сравните по предмету настоящей главы действующую Конституцию Российской Федерации с конституциями двух-трех зарубежных стран. Какие выводы напрашиваются из этого сравнения?

Литература

Баранчиков В.А. Местное самоуправление в Великобритании. М.: МЮИ, 1993.

Гудошников Л.М., Кокарев К.А. Политическая система Тайваня. М.: б/изд-ва, 1997.

Зарубежный федерализм: организация государственной власти в субъектах федерации. М.: Комитет Совета Федерации по делам федерации, Федеративному договору и региональной политике – ИНИОН РАН, 1996.

Институты самоуправления: историко-правовое исследование. М.: Наука, 1995.

Канада: местное управление и самоуправление. М.: ИНИОН РАН, 1995.

Местные органы в политической системе капитализма. М.: Наука, 1985.

Москалев А.А., Жоголев Д.А., Пузицкий Е.В., Лазарева Г.В.Национальный вопрос в КНР (1949 – 1994 гг.). М.: ИДВ РАН, 1996.

Остром В. Смысл американского федерализма. М.: Арена, 1993.

Реформы местного управления в странах Западной Европы. М.: ИНИОН РАН, 1993.

Саликов М.С. Сравнительный федерализм США и России. Екатеринбург: Ур-ГЮА–Гуманитарный ун-т, 1998.

Современный Тайвань. Иркутск: ИВ РАН, 1994.

Современный федерализм (сравнительный анализ). М.: ИНИОН РАН,1995.

Тимофеев Н.С. Коммунальное право ФРГ. М.: Изд-во МГУ, 1981.

Транин А.А. Административно-территориальная организация капиталистического государства. М.: Наука, 1984.

Федерализм: система государственных органов. Российско-канадский проект «Федерализм в сотрудничестве». М.: Московское отделение РНФ, 1996.

Федерация в зарубежных странах. М.: ЮЛ, 1993.

Шишкина Н.Э. Местное управление в зарубежных странах: сущность и современные проблемы развития. Иркутск: Иркут. ГУ, 1995.

Шишкина Н.Э. Муниципальные банкротства: законодательная практика США. Иркутск: Иркут. ГУ, 1995.

 

Послесловие

Вы ознакомились с Общей частью нашего учебного курса, получили представление как о конституционном праве в целом, так и об отдельных, наиболее распространенных конституционно-правовых институтах. Все изложенное в обоих томах учебника свидетельствует о великом разнообразии форм, способов и методов решения конституционно-правовых проблем, о том что скупые строки конституций заключают часто огромный смысл, который не лежит на поверхности текста и до которого надо додумываться путем тщательного анализа текстов конституционных правоположений.

Институты конституционного права, выработанные многовековым опытом человечества, продолжают развиваться, совершенствоваться с тем, чтобы все лучше отвечать как традиционным, так и вновь возникающим потребностям человека и общества. Изучение тенденций этого развития, их многообразных конкретных проявлений – задача каждого юриста, работающего по своей профессии, какой бы она ни была. В нашей жизни публичное и частное право переплетаются все теснее, их взаимопроникновение становится все более глубоким. Поэтому часто внимательное наблюдение за тенденциями развития одной из этих обширных областей права позволяет предвидеть определенные явления в развитии другой.

Правда, следует иметь в виду (и мы это неоднократно отмечали), что право и жизнь далеко не всегда находятся во взаимном соответствии даже и во вполне демократических обществах. Нарушения права в самых разнообразных формах (неисполнение велений, несоблюдение запретов, выход за рамки полномочий и т.п.) остаются повсеместно нередким или даже очень частым явлением. Особенно это характерно для обществ, в которых на смену авторитарному или тоталитарному режиму приходит режим либеральный либо демократический. В общественном сознании еще остается очень много пережитков, несовместимых с подлинным правопорядком. Например, есть еще немало стран, где в общественном мнении взяточничество представляется вполне допустимым, равно как допустимыми считаются насильственные меры для реализации своего действительного или предполагаемого права, трайбалистские проявления и т.д. Однако демократическое общество отличается тем, что правонарушения в нем представляют собой действительно исключения из правила и в любом случае безоговорочно осуждаются общественным мнением.

Содержание Общей части показывает, что конституционное право самым тесным образом связано с другими отраслями права, для которых образует нормативную основу. Связь эту необходимо постоянно иметь в виду при изучении различных конституционно-правовых институтов, которые часто незаметно перетекают в институты других отраслей права – административного, гражданского, уголовного, процессуального и пр. В свою очередь, при изучении этих отраслей права нужно не упускать из виду их конституционно-правовую базу.

 

ООО "Издательство БЕК"

Г. Москва, пр. Мира, д. 101, офис 516

(: (095) 287-8488Ê: (095) 230-6598

E-Mail: office@beck-vostok.de Website: www.beck-vostok.de

Автоматическая электронная рассылка информации:


Актуальный прайс-лист

Координаты издательства

Реквизиты издательства

pricelist@beck-vostok.de

location@beck-vostok.de

beckdata@beck-vostok.de


Главный редактор (095) 230-6066 Chief.Editor@beck-vostok.de

 

Учебное издание









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.