Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Фрейдизм и его вклад в развитие культурологии





 

Своё название данное направление получило по имени своего основателя Зигмунда Фрейда (1856–1939), великого австрийского врача-психиатра. До этого мы рассмотрели ряд направлений в культурологии, которые в основном рассматривали рациональные духовные явления как определяющие факторы культуры. Но человеческое сознание не сводится только к процессам, протекающим в разумной, рациональной форме. Здесь огромную роль играют чувства, эмоции. З. Фрейд высказал идею о существовании «бессознательного», вернее, «досознательных» импульсов, сказывающихся на поведении человека и его культуре.

Бессознательное – это особый уровень человеческой психики, отличающийся от сферы сознания, и оказывающий на него мощное, но скрытое (неосознаваемое) воздействие.

Психика, согласно З. Фрейду, состоит из трёх слоев: «Оно», «Я», «Сверх-Я».

Первый слой – бессознательное «Оно» – образует «кипящий» котёл инстинктов. «Оно» досталось человеку от животных предков и передаётся по наследству биологическим путем. Это мир безотчетных влечений человека, порывов его души.

Второй слой образует сознательное «Я». Оно посредник между бессознательным «оно» и внешним для него миром.

Третий слой – «Сверх-Я» – это инстанция, которая аккумулирует все запреты и нормы культуры.

Между всеми тремя слоями идёт постоянная борьба: «Я» пытается подчинить себе «Оно» (т.е. мы учимся контролировать свои влечения, чувства, управлять ими). Если это не удается, то «Оно» подчиняет себе «Я», и «Я» получает лишь видимость автономного существования (иногда «некультурный» человек не в силах контролировать свои чувства и начинает действовать под влиянием гнева, страха, влечения.) Сверх-Я может господствовать над «Я» в виде совести, чувства вины, долга, нормы, стыда и т.д. В соответствии с культурой, «Я» вытесняет в «Оно» неприемлемые желания и идеи, влечения и чувства: сексуальность, агрессию, анормальность, препятствует их проникновению в «Я». В «Оно» аккумулируются нереализованные влечения (инстинкты). Иногда они прорываются в «Я», получая осознаваемую форму сновидений, проявляясь в обмолвках, ошибках. Но иногда эти влечения подавляют «Я», что приводит к неврозам, душевным болезням.



Таким образом, Фрейд фиксирует противоречие между природой человека и его культурой. «Культура» подавляет природу, и за это природа мстит, посылая душевные болезни.

Позднее Фрейд вводит понятие либидо, т.е. сексуальной энергии человека, инстинкта. Оно может быть удовлетворено или вытеснено в бессознательное «Оно», подавлено, либо его энергия может быть превращена в социально-приемлемые формы культурной деятельности: спорт, творчество, работу. По Фрейду, культура – это результат, форма сублимации либидо.

Фрейдизм оказал значительное влияние на формирование концепций массовой культуры, массового сознания. Это направление в культурологии исходило из решающего значения, которое имеют бессознательные, иррациональные влечения человека. Фрейд считал, что на человека в толпе, массового человека, решающее влияние оказывают психические процессы «внушения» и «заражения», которые требуют безотлагательного осуществления. В массе, толпе индивид не является самим собой – он становится безвольным, иррационально действующим автоматом. В нём просыпаются черты поведения примитивных существ – порывистость, дикость, героизм, энтузиазм.

В работе «Психология масс и анализ человеческого я» [3.1.] Фрейд обращает внимание на то, что масса возбудима, импульсивна, изменчива, легко поддается влиянию. Она руководствуется бессознательными импульсами. Масса не жаждет познания истины, а требует иллюзий. Ирреальное всегда имеет для неё приоритет по сравнению с реальным. Масса не способна на творчество, интеллектуальный поиск, совершение открытия. Великое открытие может совершить только отдельный человек, работающий в уединении. «Массовая душа» способна только на анонимное творчество, в котором отсутствует автор. Доказательствами служат язык, народная песня, былина – так называемая «народная культура».

Фрейд считал, что в основе поведения массы лежит психологическая общность – интерес к одному объекту, схожая душевная направленность. Отсюда появляется известная внушаемость массы, подверженность её гипнозу, влиянию. Но в чем сущность этой внушаемости? Никто ещё на это не ответил, считает Фрейд. Для ответа на этот вопрос Фрейд пытается прибегнуть к понятию «либидо». Фрейд считал, что сущность «массовой души» составляет любовное отношение (т.е. это не только физиологическая «любовь», но и любовь к себе, к родителям, к детям, дружба, любовь к прекрасному, к конкретным предметам) или эмоциональные связи. Но силой, объединяющей массу, он считал эрос.

Фрейд разделил массы на:

– текучие и постоянные;

– гомогенные (состоящие из однородных индивидов) и негомогенные;

– естественные и искусственные (им для сплочения нужно внешнее принуждение);

– примитивные и высокоорганизованные, с четкими подразделениями.

Особо Фрейд выделял массы, у которых отсутствует вождь, и с наличием вождя. Например, «искусственные массы», по Фрейду, это церковь, войско. Для них характерно культивирование одного и того же обманного представления (иллюзии) о верховном властителе (в церкви это Христос, в войске полководец), который любит каждого отдельного члена массы равной любовью («отец родной»), т.е. патернализма. На основе этой иллюзии каждый отдельный человек «либидиозно» связан, с одной стороны, с вождем (Христом), а с другой — с остальными массовыми индивидами.

Второй, вслед за «либидо», связью является идентификация (уподобление). В её основе лежит стремление к формированию собственного «Я» как подобия другого, «образцового». Именно связь идентификации играет определяющую роль в эдиповом комплексе: маленький Эдип, желая походить на своего отца, превращает его в свой идеал (таким образом, это не сексуальное влечение, а чисто мужественное). Примером идентификации является и стремление переместить себя в положение другого. Например, истерика одного может вызвать истерику у других (психическое заражение). Вспомним также игру «если бы я был министром». От идентификации через подражание (отождествление) идёт путь к «вживанию» (актерская игра).

В работе «Будущность единой иллюзии» [3.2.] Фрейд отметил, что люди ощущают бремя, которое требует от них приобщения к культуре. Овладение культурой и делает их общественными существами. Человек есть единство природного (естественного) и культурного (привнесённого, социального) начал. Откуда появляется «культурное» начало в человеке? Культура есть нечто внешнее для человека, навязанное ему как представителю сопротивляющегося большинства, массе – меньшинством. Меньшинство сумело присвоить себе средства принуждения и власти. Культура создаётся принуждением и подавлением бессознательных влечений. Если убрать принуждение, то большинство людей вряд ли будут осуществлять свою деятельность. Таким образом, труд, культура, считал Фрейд, не являются присущими человеку факторами, они чужды ему.

Как нельзя отказаться от принуждения, так нельзя отказаться и от власти меньшинства, ибо масса (большинство) ленива и несознательна. Она не терпит ограничения своих инстинктов. Только влиянием образцовых индивидов, признанных её вождями, можно добиться от неё работы, самоотверженности, от чего зависит и прочность культуры. Хорошо, если вожди возвысились до контроля, овладения своими инстинктами. Опасность возникает, если вожди, не желая терять благорасположение массы, пойдут у неё на поводу. Поэтому необходимо, чтобы они обладали средствами власти и были независимы от массы.

Огромную роль в деле «окультуривания» масс сыграла религия. Она содействовала укрощению асоциальных первичных позывов, бессознательных влечений. Но роль религии падает, её место занимает наука, которая апеллирует к разуму, чисто светским формам культуры. Но это касается только меньшинства. Большинство, масса, остаётся необразованным, он враждебен светской культуре. И отрешение от религии для него очень опасно. Но отпадение от религии происходит и у массы, она теряет веру в бога. В этих условиях необходимо либо строжайшее обуздание этих опасных масс, тщательная их изоляция от всех возможностей духовного пробуждения, либо пересмотр отношений между культурой и религией.

В работе «Неудовлетворённость культурой» [3.3.] Фрейд утверждает, что жизнь слишком тяжела, она приносит очень много боли, разочарований. Здесь нельзя обойтись без средств, приносящих облегчение.

Имеется три рода таких средств:

1) отвлечение, позволяющее придавать меньшее значение несчастьям;

2) замещение удовлетворения, уменьшающее тяжесть несчастий;

3) наркотики, делающие людей нечувствительными к несчастьям.

К числу «отвлечений» Фрейд относил научную деятельность. К «заменителям» – искусство, которое, хотя и является иллюзией, а не реальностью, способно благодаря фантазии вызывать те же психические состояния, что и благотворная сторона реальности. Искусство создаёт «вторую действительность». Наркотики по сути способны выполнить и ту, и другую функции.

В работе «Положение о двух типах психической деятельности» [3.4.] Фрейд пишет: «Художник – это первоначально человек, отвращающийся от действительности, потому что он не в состоянии примириться с требуемым ею отказом от удовлетворения влечений; он открывает простор своим эгоистическим и честолюбивым замыслам в области фантазии. Однако из этого мира фантазий он находит обратный путь в реальность, преображая благодаря своим особым дарованиям свои фантазии в новый вид деятельности, который принимается человечеством как ценное отражение реальности. Таким образом, он становится действительно героем, королем, творцом, любимцем, каким он хотел стать, избавляясь от необходимости действительного изменения внешнего мира».

«Заменители удовлетворения» должны вызывать, так же, как и действительное удовлетворение бессознательных влечений, «наслаждение», чувственное наслаждение. Фрейд считал, что цель жизни человека получать наслаждения, что создаётся целая «программа принципа наслаждения», которую человек и осуществляет. Эта программа главенствует над другими. Но она враждебна окружающему миру, поэтому не может быть реализована. Но, тем не менее, человек не оставляет попыток добиться «чувственного» счастья. И здесь трудно дать одинаковый для всех совет: счастье сугубо индивидуально. Оно своё у каждого. Оно зависит от способности психических структур приспосабливаться к миру (конформизм).

В работе «Неудовлетворённость культурой» [3.3.] Фрейд писал, что культурный процесс человечества и процесс воспитания отдельного человека имеют сходную природу. Т.е. социальная психология тождественна индивидуальной , это «один и тот же процесс».

Отбросив «устаревшие» положения учения Фрейда, его последователи сохранили тезис о том, что поведение человека, его культура определяются прежде всего бессознательными влечениями. Неофрейдизм назвал свою теорию «культурно-психоаналитическим подходом», сделав заявку на установление взаимосвязи между психикой, культурой и обществом.

 

3.2.5. Структурно-функциональное направление в культурологических исследованиях

 

Для него характерны:

– Отказ от принципа историзма, т.е. признания «развития» в том или ином виде;

– Отказ, следовательно, и от эволюционизма;

– Признание существования устойчивых, неизменяемых, неразвивающихся явлений, «структур», – они одинаковы для всех обществ, народов, культур.

Существуют общие функции во всех культурах. Они образуют «функциональное единство» культур. Культура есть целое, интегрированное из множества частей (элементов), каждый элемент отвечает определённой потребности, функции. Эта функция задана целым, культурой (или её компонентами). Существует дифференциация структур – т.е. их разделение. Это вызывает дифференциацию функций. Единство общества обеспечивается единством его культуры, производством и воспроизводством функций (ритуал, нормы, традиции и т.д. ).

Структурно-функциональный подход (СФП) разрабатывали в основном в рамках так называемой «культурной антропологии» такие учёные, как: А. Кребер, Р. Бенедикт, М. Мид, Б. Эванс-Причард и др. (США), а также Б. Малиновски, А. Радклиф-Браун (Великобритания) и др.

В рамках СФП, или, как его ещё называют, «структурализма», «функционализма» «культура» рассматривалась как что-то стоящее вне истории, как неизменное, остающееся всегда в том же качестве – «структуре». Но оказалось, например, что система родства исторически подвижна и не обладает постоянной структурой.

Что положительного дал функционализм? Помог избавиться от пренебрежительного, унизительного отношения к культуре «отсталых» народов – «дикарей», «варваров», которые вплоть до ХХ века считались «некультурными», «докультурными». Показал, что каждый народ, на какой бы примитивной ступени социального развития он ни находился, имеет свою культуру, пусть даже она и не похожа на нашу. В рамках этого направления особенно отчетливо обнаружилась проблема «универсалий» культуры. Выяснилось, что не смотря на многообразные различия, все культуры имеют общие открытия, завоевания, изобретения. Так, всем народам присуще ношение одежды, занятия спортом, привычка к украшению тела и т.д. В то же время СФП имеет свои слабости, раскритикованные некоторыми учёными. В частности, Р. Милл показал, что в рамках СФП не может быть сформирована идея конфликта, разногласия, т.е. противоречия в целом, в обществе, истории; таким образом, все «революционные» течения оказываются вне теории.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.