Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







В области дорожного движения





 

Состав административного правонарушения в области дорожного дви­жения, равно как и состав абсолютно любого иного правонарушения, вклю­чает в себя совокупность следующих объективных и субъективных призна­ков (элементов), характеризующих (квалифицирующих) конкретное общест­венно опасное деяние как административное правонарушение: объект, объек­тивная сторона, субъект и субъективная сторона правонарушения.

Объектом любого административного правонарушения являются те общественные отношения, на которые направлено противоправное деяние. Поэтому для характеристики объекта правонарушений в области дорожного движения необходимо определить те конкретные отношения, которые под­падают под категорию «область дорожного движения» (т. е. обладают соот­ветствующими родовыми признаками) и охраняются административно-правовыми нормами, предусматривающими ответственность за противо­правное посягательство на них.

Если идти методом «от противного», то можно сделать вывод о том, что все те общественные отношения, охрану которых законодатель осуществляет нормами главы 12 КоАП РФ «Административные правонарушения в области дорожного движения» (а в ряде случаев - и соответствующими нор­мами региональных законов об административных правонарушениях) - это и есть в совокупности родовой объект этих правонарушений. Однако в преды­дущем параграфе работы нами уже было отмечено, что в главе 12 КоАП РФ содержатся не только нормы об административной ответственности, собст­венно, в области «дорожного движения» (как совокупности общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помо­щью специально предназначенных для этого устройств (транспортных средств) или без таковых в пределах обустроенной или приспособленной и используемой для движения таких устройств полосы земли либо поверхности искусственного сооружения, предназначенной для движения безрельсовых транспортных средств, трамваев и пешеходов, участниками которых могут выступать водители транспортных средств и приравненные к ним лица, их пассажиры, а также пешеходы и приравненные к ним лица), но и в области ее безопасности, охраны дорог и дорожных сооружений и пр. Проблема нами в этом плане уже выше обозначена и повторятся не будем, отметив, пожалуй, лишь то обстоятельство, что рассматривать фактическое основание ответст­венности отдельно от его нормативного основания весьма затруднительно, поскольку это, как принято говорить, «две стороны одной медали», т.е. кате­гории взаимосвязанные.

Родовой объект административных правонарушений в области дорож­ного движения включает в себя несколько видовых объектов, представляю­щих собой некие специфические группы общественных отношений, общих для ряда проступков одного рода. Таковыми выступают, в частности, собст­венно дорожное движение, безопасность дорожного движения, установлен­ный порядок эксплуатации транспортных средств и др.

В то же время каждое административное правонарушение в области дорожного движения причиняет общественную опасность какому-либо конкретному общественному отношению, охраняемому административно-правовой санкцией и именуемому в этой связи непосредственным объектом посягательства. В качестве такового объекта следует, в частности, рассматри­вать общественные отношения, обеспечивающие соблюдение установленного порядка регистрации транспортных средств, правил дорожного движения, проведения государственного технического осмотра автомототранспорта и прицепов к нему, безопасное функционирование железнодорожных переездов и пешеходных переходов, остановок общественного транспорта и т.д.

Объективная сторона административного правонарушения в области дорожного движения - это система предусмотренных законом признаков, характеризующих внешнее проявление конкретного противоправного деяния, посягающего на область дорожного движения, которая включает в себя, пре­жде всего, само противоправное действие (например, управление транспорт­ным средством, не зарегистрированном в установленном порядке, и др.) или бездействие (например, невыполнение требования Правил дорожного движе­ния уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущест­венным правом проезда перекрестков, и др.), а также наступившие при этом вредные последствия. Объективная сторона в каждом конкретном случае оп­ределяется диспозицией той или иной статьи КоАП РФ, предусматривающей ответственность за противоправоное деяние, являющееся административным правонарушением в области дорожного движения.

Анализ диспозиций норм главы 12 КоАП РФ позволяет сделать вывод о том, что в большинстве случаев административные правонарушения в об­ласти дорожного движения совершаются в активной форме, т.е. посредством совершения противоправного действия соответствующих субъектов. Однако подавляющими такие случаи назвать нельзя, ведь не случайно фразу «соблю­дение Правил дорожного движения» следует толковать через призму теории права как пассивную форму реализации права, выражающееся в правомер­ном бездействии, т.е. в ненарушении соответствующих запретов. А Правила дорожного движения как объект противоправного посягательства в большин­стве своем как раз и состоят из соответствующих запретов.

Кроме противоправного деяния (действия или бездействия) и насту­пивших вредных последствий, в состав объективной стороны администра­тивных правонарушений в области дорожного движения, как и любого дру­гого правонарушения, входит наличие причинно-следственной связи между этим деянием и наступившими в его результате вредными последствиями. Установить такую причинно-следственную связь - значит выявить обстоя­тельства появления вредных последствий от деяния, а также определить: действительно ли они наступили в результате конкретного противоправного деяния либо нет, а также уяснить, как данное конкретное деяние повлияло на величину этих последствий.

В то же время, в установлении наличия причинно-следственной связи в составе административного правонарушения в составе административного правонарушения в области дорожного движения (причем таких случаев в главе 12 КоАП РФ большинство) может и не быть нужды, поскольку насту­пившие вредные последствия от того или иного противоправного деяния мо­гут быть и не материальны, а проявляться только в виде общественной опас­ности (самой по себе противоправности), когда причинно-следственная связь между противоправным деянием и его последствиями не вызывает никакого сомнения. Так, в частности, вышеупомянутое невыполнение требования Пра­вил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, поль­зующемуся преимущественным правом проезда перекрестков (ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ), например, уступить при повороте налево или развороте дорогу транспортным средствам, движущимся по равнозначной дороге со встречно­го направления прямо или направо, противоправно в силу п. 12.13 Правил дорожного движения и общественно опасно в силу наличия при этом воз­можности совершения дорожно-транспортного происшествия (аварии) вне зависимости от того, повлекло ли это нарушение ДТП и соответствующие материальные последствия или нет. Такого рода составы административных правонарушений, как известно, именуются формальными, их общественная опасность в самой противоправности тех или иных наказуемых деяний и в главе 12 КоАП РФ их подавляющее большинство.

Наличие объективной стороны отдельных видов административных правонарушений в области дорожного движения законодатель ставит в зави­симость от способа и характера совершения деяния, совершения противо­правного деяния в прошлом, в частности его повторности и прочих условий. Так, например, объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст. 12.8 КоАП РФ, характеризуется действием по управлению транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения; предусмотренного частью 2 ст. 12.8 КоАП РФ - действием по пе­редаче управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоя­нии опьянения; предусмотренного частью 3 ст. 12.8 КоАП РФ - уже не про­сто действием по управлению транспортным средством в состоянии опьяне­ния, а именно водителем, не имеющим прав управления транспортными средствами либо лишенными такого права; а частью 4 ст. 12.8 КоАП РФ - указанным в частях 1 и 2 этой статьи КоАП РФ действием, характеризую­щимся признаком повторности.

В качестве субъекта административного правонарушения в области дорожного движения следует рассматривать любое лицо, являющее субъектом административной ответственности (физическое, должностное либо юриди­ческое), которое подлежит ответственности за предусмотренные законода­тельством в области дорожного движения деяния (действия либо бездейст­вие), связанные с нарушением правил, которые входят в его установленные законом или иным нормативным правовым актом обязанности в области до­рожного движения.

При этом фраза в определении «подлежит ответственности» является обязательной и имеет определенную смысловую нагрузку, поскольку ст. 24.5 КоАП РФ содержит перечень обстоятельств, при наличии которых лицо, со­вершившее противоправное деяние, административной ответственности за него не понесет.

Субъектом административной ответственности в области дорожного движения может быть только то лицо, на которое возложена обязанность по выполнению тех или иных правил, охватываемых областью правового регу­лирования дорожного движения. Как правило, в качестве таковых субъектов выступают водители транспортных средств (лица, управляющие транспорт­ным средством), в редких случаях - пешеходы, пассажиры транспортного средства или «иные участники дорожного движения» (за исключением во­дителя транспортного средства), как это сказано в диспозициях, в частно­сти, ч. 1 и ч. 2 ст. 12.30 КоАП РФ «Нарушение Правил дорожного движения пешеходом или иным участником дорожного движения, повлекшее создание помех в движении транспортных средств либо причинение легкого или сред­ней тяжести вреда здоровью потерпевшего».

В ряде случаев, в частности, в ч. 2 ст. 12.29 КоАП РФ, законодатель в качестве субъекта административной ответственности выделяет «другое ли­цо, непосредственно участвующее в дорожном движении» (за исключением «водителя механического транспортного средства»).

В некоторых случаях субъектами административной ответственности за правонарушения в области дорожного движения могут быть только долж­ностные лица, ответственные за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств, (это, в частности, предусмотрено статьями 12.31 и 12.32 КоАП РФ), за состояние дорог, железнодорожных переездов или дру­гих дорожных сооружений (в частности, по ст. 12.34 КоАП РФ) либо просто любые должностные лица, совершающие указанные в законе противоправ­ные действия, создающие угрозу безопасности дорожного движения (в частности, по ст. 12.33 КоАП РФ). Публичные должностные лица, например, со­трудники Госавтоинспекции и Ространсинспекции, могут быть субъектами ад­министративных правонарушений, предусмотренных статьей 12.35 КоАП РФ «Незаконное ограничение прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию». Действие иммунитета от административной юрисдикции не распространяется на таких лиц при совершении ими нарушений Правил до­рожного движения, т.е. они привлекаются к ответственности на общих осно­ваниях и несут ответственность, установленную санкциями соответствующей статьи Кодекса для должностных лиц[36]. При этом согласно положениям ст. 2.4 КоАП РФ должностное лицо подлежит административной ответственности именно как должностное лицо только в случае совершения им администра­тивного правонарушения только в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. В противном случае должност­ные лица выступают только в качестве общих субъектов административной ответственности, т.е. несут ее как обычные граждане (физические лица).

На практике эта норма КоАП РФ, увы, далеко не всегда трактуется правильно, т.е. через призму необходимости установления (доказывания) указанных в ней обстоятельств. И характерным здесь может быть следующий пример из судебной практики Верховного Суда РФ (Приложение А)[37].

Субъектами отдельных видов административных правонарушений в области дорожного движения (в частности, ответственность за которые пре­дусмотрена ч. 2 ст. 12.2, а также статьями 12.4, 12.21.1, 12.21.2. 12.33 и 12.34 КоАП РФ) могут быть и юридические лица[38]. При этом согласно положени­ям ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ назначение административного наказания юридиче­скому лицу (т.е. привлечение его к административной ответственности) не освобождает от административной ответственности за данное правонаруше­ние виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от адми­нистративной ответственности за данной правонарушение юридическое ли­цо. Этот принцип именуется в юридической литературе как принцип двусубъектности административной ответственности и характерен он именно для административного права и административной ответственности как од­ному из важнейших институтов этой отрасли. И, как отмечают авторы одного из комментариев к КоАП РФ, это правило обусловлено также и принципом справедливости, согласно которому каждое лицо несет ответственность за деяние в соответствии со степенью его вины.

Данное положение КоАП РФ разъяснено в п. 15 Постановления Пле­нума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 15, в котором говорится о необходимости установления виновности как должностного, так и юридиче­ского лица в совершении административного правонарушения, за которое они оба могут быть привлечены к административной ответственности по од­ной и той же статье Особенной части КоАП РФ. Тем самым обращено до­полнительное внимание на то, что в указанной норме ст. 2.1 КоАП РФ речь идет не о любых физических лицах, не имеющих никакого отношения к юри­дическому лицу, а именно о его должностных лицах. При этом мы полностью разделяем мнение О.В. Панковой о том, что в приведенном разъяснении Пленума Верховного Суда РФ явно «не хватает» указания на других работ­ников организации, виновных в совершении правонарушения, которые, как и должностные лица, могут быть привлечены к административной ответствен­ности, наряду с юридическим лицом[39].

Субъективная сторона состава административного правонарушения в области дорожного движения во многом зависит от того, кто выступает в ка­честве субъекта правонарушения: физическое или юридическое лицо.

Если субъектом административного правонарушения выступает физи­ческое (в том числе и должностное) лицо, то субъективная сторона состава правонарушения характеризуется виной, которая представляет собой психи­ческое отношение лица к своему противоправному поведению и его послед­ствиям и может выражаться как в форме умысла, так и в форме неосторож­ности.

В силу нормативных положений ст. 2.2 КоАП РФ умысел предполагает, что лицо, совершившее административное правонарушение в области дорож­ного движения, сознавало противоправный характер своего действия либо бездействия, предвидело его вредные последствия и желало их наступления (прямой умысел) либо сознательно допускало наступление этих последствий или относилось к ним безразлично (косвенный умысел). При этом даже бег­лый (поверхностный) анализ нормативных формулировок главы 12 КоАП РФ позволяет сделать вывод о том, что подавляющее большинство подобного ро­да административных правонарушений совершаются именно умышленно.

Однако в ряде случаев административные правонарушения в области дорожного движения могут быть совершены и по неосторожности (как в форме самонадеянности, так и в форме противоправной небрежности). Фор­ма вины должна отражаться на санкции при назначении административного наказания, но, как показывает анализ правоприменительной практики, это, увы, зачастую никакого влияния на размер административного наказания не оказывает, да и не выясняется в ходе производства по делу вовсе. Хотя должно выясняться в контексте реализации задач этого производства, пере­численных в ст. 24.1 КоАП РФ.

Наряду с обязательными признаками субъективной стороны административного правонарушения, каковыми являются умысел и неосторожность, могут быть и факультативные: мотив и цель. Мотив противоправного пове­дения лица (т.е. побудительная причина совершения административного пра­вонарушения) и тесно связанная с ним цель (т.е. результат, на достижение которого направлено противоправное деяние) может и должно оказывать от­дельное влияние на правильную квалификацию правонарушения и назначе­ние наказания за него. Однако и здесь следует отметить, что мотив и цель со­вершения административных правонарушений в области дорожного движе­ния в ходе производства по подавляющему большинству дел о таких право­нарушениях не выясняются и не анализируются правоприменителями.

С субъективной стороной как признаком состава административного правонарушения в области дорожного движения, когда субъектами таких правонарушений выступают юридические лица, дело обстоит совсем иначе. Вина юридического лица в совершении административного правонарушения определяется по правилам ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ: для того, чтобы признать юридическое лицо виновным в совершении административного правонару­шения в области дорожного движения, необходимо установить (т.е. дока­зать), что это юридическое лицо (его администрация, коллектив, отдельные должностные лица) могло, но не приняло всех мер, необходимых для соблю­дения норм и правил в области дорожного движения, на нарушение которых установлена административная ответственность. При этом применительно к деянию юридического лица КоАП РФ не устанавливает форм вины, наличие которых в форме умысла и неосторожности свойственны для субъективной стороны административного правонарушения, совершенного физическим лицом.

В тоже время вина юридического лица в совершении административ­ного правонарушения включает в себя как объективные, так и субъективные факторы (критерии).

Объективные критерии виновного деяния юридического лица включа­ют в себя само нарушение этим юридическим лицом определенных публич­ных норм и правил, к которым, в частности, относятся нормы и правила, ох­раняемые главой 12 КоАП РФ. Для квалификации административного право­нарушения в области дорожного движения в этом случае достаточно лишь публичное подтверждение самого факта нарушения указанных норм и пра­вил безотносительно к последствиям и прочим факторам.

Труднее обстоит дело с субъективными критериями вины юридическо­го лица в совершении административного правонарушения в области дорож­ного движения, когда в ходе производства по делу необходимо подтвердить наличие или отсутствие обстоятельств, существование которых несовмести­мо с квалификацией соответствующего правонарушения в области дорожно­го движения, причем даже в тех случаях, если удалось доказать само нару­шение публичных правил и его общественно опасные последствия. Ведь в соответствии с частью 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо не может быть признано виновным в совершении административного правонарушения, если оно приняло все зависящие от него меры по их соблюдению и организация таким образом не в состоянии повлиять на возникновение обстоятельств, на­личие которых оказывает неблагоприятное влияние на ее деятельность и вследствие которых и были нарушены обязательные публичные нормы и правила в области дорожного движения. Такие обстоятельства могут быть обусловлены имущественными и финансовыми предпосылками, оказываю­щими негативное влияние на правомерную деятельность юридического лица, вследствие чего и совершается административное правонарушение. Во вся­ком случае, как справедливо отмечает А.Б. Агапов, наличие или отсутствие таких предпосылок необходимо учитывать при квалификации администра­тивного правонарушения, совершенного юридическим лицом[40]. Прежде все­го это касается таких административных правонарушений в области дорож­ного движения, как, например, нарушение правил проведения ремонта и со­держания дорог, железнодорожных переездов и других дорожных сооруже­ний (ст. 12.34 КоАП РФ). В то же время отметим, что указанные нами так на­зываемые «субъективные критерии» вины юридического лица в совершении административного правонарушения в области дорожного движения на прак­тике практически не анализируются.

 







Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.