Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Тема 6. ТЕХНИКА РЕЧИ - СРЕДСТВО РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ





 

Каждое речение, склад и литеру выговаривать чисто и ясно.

М.В.Ломоносов.

 

 

Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия

Это очень важная тема, так как культура звучания речи, ее звуковая выразительность, умение оратора говорить правильно и четко являются важным средством воздействия.

Сочетание сильного, звучного голоса, четкой дикции, правильной и выразительной интонации - все это называется техникой речи. Для судебного оратора владеть техникой речи - значит осмысленно управлять своим речевым аппаратом, умело и полно использовать голос, дикцию, интонации, паузы.

 

Интонационно-выразительные средства

 

Восприятию речи в большой степени способствует голосоратора. Это совокупность разнообразных по высоте, силе и тембру звуков, возникающих вследствие колебания голосовых связок при разговоре, крике, пении. Голос - основной инструмент убедительности. Это тонкий, прекрасный инструмент, которым можно передать различные оттенки мысли и чувства.

 

 

Сила голоса

Сильный, гибкий, выразительный голос точно передает отношение говорящего к предмету разговора, передает все смысловые и эмоциональные оттенки речи. Желательно, чтобы он имел достаточную силу звука, чтобы его было слышно даже в последних рядах любой большой аудитории. Сила голоса - это способность убеждать, доносить до каждого члена суда свои мысли, чувства. Для этого голос должен изменяться по высоте, обладать широким диапазоном звучания и разнообразной тембральной окраской. Диапазон голоca - это его звуковой объем. Диапазон [от греч. dia pason] - расстояние между самым низким и самым высоким звуками голоса. Плавные переходы из одной тональности в другую придают речи выразительность, передают мысли во всей их полноте и разнообразии оттенков. Бедность голосового диапазона приводит к монотонности, которая мешает вникнуть в существо дела, значит, притупляет восприятие речи. Если оратор слабо знает материалы дела, не продумал доказательства, - сразу наступают перебои голоса: он становится глухим, прерывистым, сдавленным. Восприятие речи снижается. Оратор с тонким, слабым, неуверенным голосом не сможет вызвать у слушателей уважительного отношения, не заставит их поверить тому, в чем пытается убедить. Поэтому важно учиться владеть голосом.



 

 

Дикция

Все содержание судебной речи передается посредством звуков. Одна и та же мысль в звучащем высказывании может быть выражена с разнообразными звуковыми оттенками. И довольно трудно бывает слушать невнятную речь, в которой отдельные звуки произносятся нечетко, искажают смысл слов. В этом усматривается нарушение этических требований, так как проявляется не только равнодушие, но и неуважение к суду, к присяжным, ко всем присутствующим в зале, которым приходится напрягать слух, чтобы разобрать, что говорит горе-оратор. Впечатление небрежной речи производят смазанные окончания слов, нечеткие звуки и слоги, нечеткая скороговорка.

Дикционно чистая речь - большое достоинство судебного оратора. Дикция - это отчетливое, ясное, четкое произношение звуков, слогов и слов, соответствующее фонетическим нормам русского литературного языка. В четкости дикции проявляется культура оратора, его уважение к языку, уважительное отношение к суду и гражданам, слушающим судебный процесс. Четкую дикцию обеспечивает слаженная работа языка, губ и нижней челюсти. Половину слов, к сожалению, мы не слышим, а улавливаем по смыслу, например: превращение вместо предотвращение, реакция вместо редакция. А ведь должны без усилия различать: обсуждение - осуждение, предложение - продолжение, снежная - смежная и др. Желательно разрабатывать речевой аппарат, занимаясь дикционными тренировками[66]. Хорошим помощником в этом являются чистоговорки и скороговорки. Научитесь, например, произносить от топота копыт пыль по полюлетит и около кола - колокола медленно, выговаривая каждый звук, разъясняя, выделяя слова пыль, колокола; затем прочитайте уточняя, выделяя от топота копыт и около кола. Когда убедитесь в четкости произношения каждого звука, ускорьте темп, сохраняя при этом четкость дикции и смысл скороговорок. Научившись читать быстро, переходите к медленному темпу и опять к быстрому. Помните, что чем быстрее речь, тем более чистой должна быть дикция. Помимо упражнений, необходимо следить за своей повседневной бытовой речью; старайтесь не говорить не переводя дыхания, не напрягать мышц гортани; выговаривайте звуки четко и ясно. Только привыкнув к этому в обычном общении, возможно перенести навыки на судебную трибуну.

 

 

Темп речи

Очень важно для судебного оратора соблюдение темпа речи, т.е. скорости произнесения речевых элементов. «Какая речь лучше, быстрая или медленная? - спрашивает П.С.Пороховщиков и отвечает: Ни та, ни другая; хороша только естественная, обычная скорость произношения, то есть такая, которая соответствует содержанию речи, и естественное напряжение голоса. У нас на суде почти без исключения преобладают печальные крайности; одни говорят со скоростью тысячи слов в минуту, другие мучительно ищут их или выжимают из себя звуки с таким усилием, как если бы их душили…» Далее приводит пример: «Обвинитель напомнил присяжным последние слова раненого юноши: «Что я ему сделал? за что он меня убил?» Он сказал это скороговоркой. - Надо было сказать так, чтобы присяжные услышали умирающего».

Темп речи зависит от содержания высказывания, от индивидуальных особенностей говорящего и его эмоционального настроя. Чаще всего судебные ораторы произносят речь с внутренним подъемом, в состоянии эмоционального напряжения, что проявляется в несколько убыстренном темпе выступления. Однако следует помнить, что слишком быстрый темп не позволяет усвоить всю выдаваемую информацию. А слишком медленная речь утомляет суд; при слишком медленном темпе создается впечатление, что речь оратора затруднена из-за слабого знания материалов дела, из-за отсутствия доказательств. Медленная речь, как правило, оставляет судей равнодушными к предмету обсуждения.

Если даже речь будет произнесена в оптимальном темпе (что составляет примерно 120 слов в минуту), но без изменения его, то она все равно воспринимается с трудом, так как невозможно говорить о разных предметах (например, изложение обстоятельств дела и оценка действий подсудимого, изложение данных акта судебно-медицинской экспертизы и характеристика личности подсудимого) в одном и том же темпе. Анализируя материалы дела, судебный оратор рассуждает об истинности или ложности определенных доказательств, аргументирует, опровергает, делает выводы. Кроме того, почти в каждой судебной речи имеются так называемые общие места, в которых прокурор и адвокат ставят и разрешают моральные вопросы. Естественно, что все эти структурные части не могут быть произнесены в одном темпе. Наиболее важные из них произносятся в несколько замедленном темпе, чем подчеркивается значительность мыслей, их весомость, так как замедленный темп высвечивает мысль, подчеркивает ее, позволяет остановить на ней внимание. Менее важные части произносятся несколько быстрее, легче; эмоциональная оценка каких-либо явлений также дается в несколько убыстренном темпе.

Речь прокурора воспринимается лучше, когда она произносится уверенно, неспешно, убедительно, и итог - объективность выводов.

Судебному оратору необходимо владеть и замедленным, «увесистым», авторитетным словом, и четкой, ясной по дикции скороговоркой. Очень важно для юристов вырабатывать речевой слух, умение слышать звучание своей речи и оценивать ее. Это позволяет чувствовать темп и управлять им, а значит, помогает суду легко понять мысли оратора.

 

 

Мелодический рисунок речи

«Остерегайтесь говорить ручейком, - советовал П.С. Пороховщиков, - вода струится, журчит, лепечет и скользит по мозгам слушателей, не оставляя в них следа. Чтобы избежать утомительного однообразия, надо составить речь в таком порядке, чтобы каждый переход от одного раздела к другому требовал перемены интонации».

Действительно, выразительность звучания судебной речи в значительной степени создается интонационным богатством. Интонацией называется тональная окраска слов, последовательность тонов, различающихся по высоте, тембру, темпу. Тон - это высота звука, определяемая частотой звуковых колебаний; это высота звучания человеческого голоса. Тембр - природная звуковая окрашенность голоса, которая у каждого человека своя, неповторимая. Но тембр меняется в зависимости от физического и морального состояния оратора, от его отношения к собеседникам, к предмету речи.

Интонация является своеобразным музыкальным оформлением судебного выступления, повышает его экспрессивность и воздейственность. Большое значение интонационному рисунку судебной речи придавал П.С. Пороховщиков. «Неверно взятый тон может погубить целую речь или испортить ее отдельные части, - пишет он и приводит пример из речи С.А. Андреевского по делу братьев Келеш. - Помните вы этот бесподобный отрывок: «Тихонько и тихонько работа внутри кладовой продолжается… Вот уже дыму столько, что его тянет наружу; потянулись струйки через оконные щели на воздух, стали бродить над двором фабрики, потянулись за ветром на соседний двор…» Самые слова указывают и силу голоса, и тон, и меру времени. Как вы прочтете это? Так же, как «Осада! приступ! злые волны, как воры, лезут в окна…», как «Полтавский бой» или так, как «Простишь ли мне ревнивые мечты?»? Не думаю, чтобы это удалось вам. А нашим ораторам удается вполне; сейчас увидите.

Прочтите следующие слова, подумайте минуту и повторите их вслух: «Любовь не только верит, любовь верит слепо; любовь будет обманывать себя, когда уже верить нельзя…» А теперь догадайтесь, как были произнесены эти слова защитником. Угадать нельзя, и я скажу вам: громовым голосом».

С помощью изменения тона создается мелодический рисунок речи. Прочитайте, например, вслух следующий текст: «Прошу вас, уважаемые присяжные заседатели, обратить внимание на один знаменательный факт. Из 600 долларов США, полученных Ромахом от Капустиной, он потратил всего 100 долларов. И знаете на что? Он приобрел себе бронежилет, в котором приехал в ГУВД МО. Дальше события развертывались, как в детективе» [172. С. 364]. Сколько здесь интонационных переходов! Уважительным тоном, несколько размеренно произносятся слова Прошу вас, уважаемые присяжные заседатели. Повышением тона и несколько замедленным темпом отмечено словосочетание знаменательный факт. Переход из одной тональности в другую наблюдается при произнесении вопросительного предложения И знаете на что? Психологическая, интригующая пауза после него также повышает интерес и внимание к речи оратора. Впечатление такое, что прокурор беседует с присяжными заседателями, объясняет им факты, включает их в свои рассуждения. Это очень важно. Вспомните: «Иными должны стать ораторские приемы, логика изложения» [217].

Желательно, чтобы судебный оратор умел придавать речи мелодическое разнообразие. Богатыми интонационными рисунками отличались защитительные речи Ф.Н. Плевако, и это в значительной степени повышало воздействие его речей на присяжных заседателей. «Главная его сила заключалась в интонациях, в подлинной, прямо колдовской заразительности чувства, которыми он умел зажечь слушателя. Поэтому речи его на бумаге и в отдаленной мере не передают их потрясающей силы», - вспоминал В.В. Вересаев. А.Ф. Кони в воспоминаниях о Ф.Н. Плевако писал, что во время произнесения защитительных речей на него «накатывало» вдохновение, его лицо «освещала внутренняя красота, сквозившая то в общем одушевленном выражении, то в доброй, львиной улыбке, то в огне и блеске говорящих глаз. Его движения были неровны и подчас неловки; неладно сидел на нем адвокатский фрак, а пришепетывающий голос шел, казалось, вразрез с его призванием оратора. Но в этом голосе звучали ноты такой силы и страсти, что он захватывал слушателя и покорял его себе». «Гармоническим», по словам А.Ф. Кони, голосом обладал С.А. Андреевский, который говорил «нередко с тонкой и всегда уместной иронией». Сам А.Ф. Кони умел посредством интонации передать тончайшие оттенки мысли и чувства.

К сожалению, некоторые современные судебные ораторы мало заботятся о модуляции голоса, отчего их выступления становятся монотонными, скучными, теряют убедительность, так как речь кажется робкой; думается, что «говорящий сам не уверен в ценности своих слов и верности своих юридических соображений»[67]. Как правило, монотонной, тихо звучащей речь бывает в тех случаях, когда прокурор или адвокат слабо знают материалы дела; от этого они проявляют равнодушие к слушающим, испытывают скованность, которой соответствует интонационная обедненность речи. Оратор говорит вяло, как бы нехотя. В таких речах почти всегда отсутствуют изобразительные средства, для использования которых (например, контраста, риторических вопросов, градации, повторов) говорящему не хватает ни силы голоса, ни навыков.

Каждому выступающему полезно мысленно ставить себя на место судей, которым приходится из процесса в процесс выслушивать монотонные, невыразительные речи. Равнодушный прокурор или адвокат не учитывает того, что модуляция голоса, тембрирование, тон являются важными, с точки зрения психологии, коммуникативными средствами: с их помощью возможно выразить разную степень утверждения, разные оттенки вопроса. Психологами подсчитано, что интонация может нести до 40% информации. Например, оратор, говорящий внушительным тоном, демонстрирует свою напористость, психологически давит на аудиторию. Это одна из уловок в споре. Уловка - любой прием, с помощью которого говорящий пытается облегчить спор для себя и затруднить его для другой стороны.

Это некорректное средство спора. Самоуверенный, решительный, безапелляционный тон способствует внушению. Внушение - это воздействие на волю и сознание человека с целью внушить ему определенные мысли. Рассудительные, убеждающие интонации, эмоциональные реакции обвинителя или защитника помогают судьям обратить внимание на те или иные вопросы, освещаемые оратором.

«Говорить надо громко, ясно, отчетливо (дикция), немонотонно, по возможности выразительно и просто. В тоне должна быть уверенность, убежденность, - советовал А.Ф. Кони, -…следует вообще менять тон - повышать и понижать его в связи со смыслом и значением данной фразы - и даже отдельные слова (логическое ударение). Тон подчеркивает». Логическое ударение выделяет целое слово, наиболее значимое. В высказывании Иванов виновным себя не признал логическое ударение падает на слова не признал, так как судебному оратору важно выявить отношение Иванова к предъявленному ему обвинению. В высказывании Иванов виновным себя признал частично логическое ударение выделяет слово частично, так как важно выяснить, как Иванов признался: полностью или частично. В высказывании Сомов совершил преступление в зависимости от цели высказывания могут быть два варианта постановки логического ударения: если цель - сообщить что-то о Сомове, то выделим слова совершил преступление, если же важно подчеркнуть, кто совершил преступление, логическое ударение сделаем на фамилии. В высказывании Остроумные выходки Урусова иногда кололи очень больно также имеются варианты логического ударения: чтобы показать действие остроумных выходок Урусова, выделим слово кололи;чтобы показать степень их воздействия, выделим слова очень больно.

В речи по делу Сарры Мадебадзе П.А. Александров, цитируя записанные в обвинительном акте со слов свидетеля показания одного из обвиняемых «Если не будем хлопотать по нашему делу, если будем сидеть сложа руки, то докажется (окажется) наша вина», замечает: «Тут два смысла, и все зависит от того, над каким словом сделать повышение голоса. «Докажется» наша вина - понятно, что дело идет о действительно совершенном преступлении; повысьте голос над словом «наша» - смысл будет другой: взвалят на нас и окажется наша вина». Таким образом, логическое ударение подчеркивает логическую перспективу высказывания. Но выделять надо только то слово (или слова), в котором заключен смысл высказывания, иначе разрушится его логическая перспектива. Логическое ударение выражается не обязательно усилением звука, нужное слово можно выделить сменой темпа, логическими паузами, повтором. Советский адвокат и теоретик судебной речи В.Д. Гольдинер отмечал, что «разнообразные средства звуковой выразительности - интонация, повышение и понижение голоса - помогают судебному оратору подчеркнуть ту или иную мысль» [59. С. 136]. Вот почему воспитание культуры звучания речи является важным для юристов, выступающих в судебных прениях.

 

 

Паузы

Судебному оратору необходимо донести до участников процесса тончайшие смысловые оттенки своей речи. Нужно научиться своевременно делать паузы, которые очень важны, потому что они являются средством смыслового и эмоционального выделения слова или словосочетания. Пауза - это временная остановка звучания, разрывающая поток речи, вызываемая разными причинами и выполняющая различные функции. В потоке устной речи нередко возникают паузы обдумывания, в течение которых говорящий формулирует мысль, находит наиболее нужную форму выражения, подбирает языковые средства. Пауза дает возможность подумать, к какой мысли следует перейти дальше. Она позволяет важным мыслям глубже запасть в сознание слушателей.

В зависимости от функции выделяются паузы логические и психологические. Логические паузы, отделяющие один речевой отрезок от другого, формируют высказывание, помогают уяснить его смысл. Рассмотрим пример: Товарищи судьи // Дело / по которому / вам предстоит вынести приговор / является на мой взгляд / не совсем обычным. Логически значимыми в высказывании выступают слова является на мой взгляд / не совсем обычным, они отделены логической паузой. Логический центр в них - не совсем обычным, он помещается в конце высказывания и также отделяется логической паузой. В примере Особенно неприятно / наблюдать / когда за такие преступления / на скамье подсудимых оказываются / молодые люди / только что переступившие порог совершеннолетия логические паузы выстраивают перспективу высказывания. Они делят фразу на логические сегменты, наиболее значимый из которых стоит в конце высказывания: на скамье подсудимых оказываются / молодые люди и т.д. Логический центр только что перешагнувшие порог совершеннолетия также отделяется логической паузой. Логические паузы, как видим из примеров, возникают внутри высказываний, между высказываниями; паузами оформляется переход от одной мысли к другой. Они позволяют более точно оформлять течение мысли, подчеркивать важные моменты, важные слова, сосредоточивать на них внимание, повышают целенаправленное восприятие речи.

Психологические паузы позволяют привлечь внимание к наиболее важной, наиболее значимой части высказывания. Они, по точному определению К.С. Станиславского, «дают жизнь» высказыванию. Они подчеркивают эмоциональные моменты, создают определенный эмоциональный настрой, усиливают психологическое воздействие речи. «Там, где, казалось бы, логически и грамматически невозможно сделать остановки, там ее смело вводит психологическая пауза». Важны психологические паузы в таких композиционных частях, как «Изложение обстоятельств дела», «Характеристика личности подсудимого», «Причины, способствовавшие совершению преступления». В примере Скоро / очень скоро / вы удалитесь в совещательную комнату / для того // чтобы постановить приговор рассчитанные, умело выдержанные паузы, особенно после слов в совещательную комнату, сосредоточивают внимание подсудимых и всех находящихся в зале, заставляют задуматься о судьбе молодых людей, сидящих на скамье подсудимых. Даже говоря о квалификации преступления или о мере наказания, оратор может с большим эффектом и эффективностью использовать психологические паузы: С учетом тяжести / совершенного преступления / личности подсудимого / я прошу определить меру наказания / сроком //… Паузы после слов с учетом тяжести совершенного преступления, после слов меру наказания и сроком - это логические паузы: они делят высказывание на логические сегменты и оформляют перспективу высказывания; однако если одну из пауз задержать на пять-шесть секунд, она станет в большей степени психологической, так как до предела мобилизует внимание подсудимого и присутствующих в зале суда граждан, создаст эффект ожидания, подсудимого заставит по-настоящему понять то, что он совершил. И если оратор глубоко и объективно проанализировал обстоятельства дела, дал правильную правовую и заслуженную моральную оценку совершенного деяния, зал согласится с мнением оратора.

Особенно важна с точки зрения психологии начальная пауза, во время которой аудитория знакомится с оратором, настраивается на него. Теоретики ораторского искусства советуют не начинать речь немедленно, а сделать паузу в 10-15 секунд, в течение которой оратор устанавливает зрительный контакт с аудиторией. Подобное поведение судебного оратора, поднявшегося для произнесения речи, может показаться несколько неуместным, так как зрительный контакт с аудиторией установлен уже в продолжение судебного следствия, к тому же судебная речь обращена прежде всего к суду, к присяжным заседателям. Поэтому начальную паузу скорее всего следует сделать после обращения Ваша честь, господа присяжные заседатели, уважаемый суд, уважаемые присяжные заседатели, и она покажет неравнодушие судебного оратора к данному делу и его волнение и активизирует внимание слушателей. Начальная пауза окажет еще большее психологическое воздействие, если после нее оратор негромко, в несколько замедленном темпе начнет говорить об особенностях данного дела или о трудности задачи, стоящей перед ним в данном процессе. Это придаст его словам весомость. Однако не следует злоупотреблять паузами, так как от этого речь становится отрывистой, создает впечатление плохой подготовленности оратора к ее произнесению.

Роль интонационно-выразительных средств в речи судебного оратора показал А.П. Чехов в рассказе «Сильные ощущения», где молодой человек, влюбленный в свою невесту, под влиянием экспрессивной речи своего друга-адвоката писал ей отказ[68]:

«…- Я тебе говорю: достаточно мне десяти - двадцати минут, чтобы ты сел за этот самый стол и написал отказ своей невесте.

И адвокат заговорил о недостатках моей невесты. Теперь я отлично понимаю, что это говорил он вообще о женщинах, об их слабых сторонах вообще, мне же тогда казалось, что он говорит только о Наташе. Он восторгался вздернутым носом, вскрикиваниями, визгливым смехом, жеманством, именно всем тем, что мне так в ней не нравилось. Все это, по его мнению, было бесконечно мило, грациозно, женственно. Незаметно для меня он скоро с восторженного тона перешел на отечески назидательный, потом на легкий, презрительный… Приятель говорил не новое, давно уже всем известное, и весь яд был не в том, что он говорил, а в анафемской форме. То есть черт знает, какая форма! Слушая его тогда, я убедился, что одно и то же слово имеет тысячу значений и оттенков, смотря по тому, как оно произносится, по форме, какая придается фразе. Конечно, я не могу передать вам ни этого тона, ни формы, скажу только, что, слушая приятеля, я возмущался, негодовал, презирал вместе с ним…

Хотите, верьте, хотите - нет, но в конце концов я сидел за столом и писал своей невесте отказ…»

 

Произношение

 

Одним из важных показателей речевой культуры судебного оратора, необходимым условием ясности и доходчивости речи является литературное произношение, отражающее бережное отношение к слову.

Хотя полной унификации литературного произношения нет и существуют произносительные варианты, связанные с территориальными признаками или имеющие стилистическую окраску, в целом современные орфоэпические нормы представляют собою последовательную совершенствующуюся систему.

Разберем те правила произношения (орфоэпические нормы), которые имеют значение в речевой практике судебного оратора: произношение безударных гласных, твердых и мягких согласных, сочетаний согласных.

 

 

Произношение гласных

1. Нам приходится иногда слышать поблекнуть - поблёкнуть, современный - современный. Подобные явления - результат длительного, сложного перехода э в о под ударением после мягких согласных. В настоящее время с о под ударением произносятся слова: звёздный - з[в'о]здный[69], запечатленный, коленопреклонённый, поднёсший, перекрёстный, разношёрстный, поблёкший, отёкший, раскалённый, белёсый. Наряду с этим является нормативным произношение э: атлет - ат[л'э ]т, афера, валежник, истекший, опека, современный, оседлый, отцветший, акушер. Слова желчь, маневр имеют варианты произношения: [жэ]лчь - [жо]лчь, ма[н'э]вр - ма[н'о]вр. Произношение э объясняется влиянием правописания, а также однокоренных форм, напр.: опекать, отцвести, оседать, желчегонное и др.

2. Гласные а и о в неударных слогах, кроме первого предударного, редуцируются, т.е. произносятся неполным голосом и менее отчетливо, чем под ударением, например, [пъпра]сил - попросил, ра[дъ]сть - радость. В первом предударном слоге а и о произносятся как краткий а, т.е. его артикуляция менее продолжительна, чем артикуляция ударного, сравните: [за]бава, [ка]стюм, [на]жом, [ра]нение. Не следует произносить в первом предударном слоге ы вместо а и о, так как могут возникнуть ненужные ассоциации: [мы]шинная работа (машинная работа). А и о в начале слова произносятся как а. [а]блава, [а]пределение, [а]ткрывать, [а]пекун, [а]перация.

В словах иноязычного происхождения а я о произносятся так же, как и в словах исконно русских: [ба]кал, [бъта]рея - батарея, [къ]ридор - коридор. Заимствованные слова с безударным о, такие, как роман, концерт, поэт, бокал, поэма, еще в начале XX в. произносились с о, однако под влиянием аканья, характерного для русского языка, нормативным стало произношение а. Безударное о в них произносится в торжественной речи. Устойчивое произношение с безударным о сохраняют лишь некоторые слова, напр.: коллеги, оазис, боа.

3. А после твердых согласных ж, до, ц в первом предударном слоге произносится как несколько ослабленный звук а: [ша]татъся, [ца]рапать. Произношение звука ы в этом положении устарело. Только в отдельных словах может произноситься ы, близкий к э:[жыэ]леть, к со[жыэ]лению, ло[шыэ]дей. Произношение жа, та в этих словах является неправильным.

В других безударных слогах после твердых согласных и ц произносится редуцированный ъ: [шъ]ловливый (шаловливый), [Шаповалов (Шаповалов). После мягких шипящих ч и щ в первом предударном слоге на месте а произносится звук, средний между и и е: [щие]дить - щадить, [ч'ие]сы - часы, по[ч'ие]стям - по частям. Произношение а и и в подобных случаях устарело. В остальных безударных слогах на месте а после нищ произносится редуцированный звук, напоминающий краткий и: [чь]совщик.

4. А и я в безударных окончаниях глаголов 2-го спряжения 3-го лица множественного числа произносятся так же, как и в других случаях после ударения, с редуцированным ъ и ь: про[с'т] - просят, дер[жът] - держат, го[пьт] - гонят, ды[шът] - дышат. Произношение этих окончаний как -ут, -ют, соответствующее старой московской традиции, вышло из употребления.

5. Е и я после мягких согласных в первом слоге перед ударением произносятся как звук, средний между и и е. Значит, менять, истязать, вести, повреждения произносятся так: [мие]нять, ис[тие]зать, [вие]сти, по[рие]ждения. Отчетливое произношение и в этих случаях считается нелитературным.

6. Е в первом предударном слоге после ж, ш, ц произносится как звук, средний между ы и э: [жыэ]на - жена, [цыэ]на - цена, о[цыэ]нить, [жыэ]стокий. Недопустимо в этом случае произносить отчетливо ы. В остальных предударных слогах после твердых согласных ж, ш, ц произносится редуцированный ъ: [шъ]потком - шепотком, [цъ]ремониал - церемониал, [жъ]лоба - желоба.

7. И в начале слова, стоящего в потоке речи после предлога или слова,

 

окончивающегося согласным звуком, произносится как ы: в[ы]зобилии - в изобилии, с[ы]спытаниями - с испытаниями, простым [ы]сполнителем - простым исполнителем. В середине сложных слов на стыке согласного и и произносится ы: лит[ы]здат, спор[ы]гра - спор, игра.

8. В окончаниях -ый, -ий прилагательных и причастий ы и и произносятся в соответствии с написанием: преступный, ранний, несовершеннолетний. Вариант произношения в этом случае редуцированного о[ъ] и редуцированного е[ъ]: ран[ньй], преступ[нъй] - менее принят.

В окончаниях прилагательных на -гий, -кий, -хий типа хулиганский, легкий, тихий, пегий произношение ы не соответствует литературной норме.

 

 

Произношение согласных

1. Звук г в русском языке взрывной: гордость, глубокий. Фрикативный звук (обозначим его латинской буквой Л) сохраняется в междометиях a [h]а, [h]осподи, в слове бу [h]алтер, в словах церковного происхождения бо [h]а, бо [h]атство. В окончании родительного падежа единственного числа имен прилагательных, причастий, местоимений и порядковых числительных г произносится как в: доброго, исправительного, точно так же в словах сегодня, итого: се[в]одня, ито[в]о.

Г произносится как х в именительном падеже единственного числа слова бог - бо[х], а также в словах легкий, мягкий: ле[х]кий, мя[х]кий.

2. Согласные в конце приставок перед разделительным ъ произносятся твердо: по[дъ]ем, о[бъ]яснение, о[тъ]езд; мягкое произношение согласного в подобных случаях устарело.

Перед разделительным ь все согласные, кроме ж и ш, произносятся мягко: [бь]ет, [пь]ют, се[мь]я.

3. Согласные с, з, н обычно произносятся мягко перед мягкими д, з, н, с, т, особенно внутри корня, а также на стыке корня и суффикса: ко[с'т']и, по[сст’]епенно, пре[с’т’]иж, [з’д’]есь, зо[н’т’]ик. Согласный н смягчается и перед ч, щ: же[н’щ’]ина, зако[н’ч’]ить, по[нсч']ик.

4. В старом московском произношении твердые согласные, оказавшись перед мягким к, чаще всего звучали мягко: тря[п'к']и и спра[фк']и. Сейчас такое произношение приобрело просторечный оттенок. Твердые б, в, м, п, ф сохраняют твердость перед мягкими губными: [вб’]ивать, са[пф']ир, о[бм']ереть, о[бв']инить, а также перед г, к, х: рю[мк']и, та[пк']и.

Однако нелитературным считается твердое произношение губных согласных и нв глаголах повелительного наклонения (по-ста[ф]те, засы[п)те, подви[н]те и т.д.) и в числительных: се[м]десят. Нормативным является мягкое произношение: поста[ф’]те, за-сы[п']те, подви[н']те, се[м’]десят.

5. Звук р перед мягкими согласными не смягчается, остается твердым и перед г, к, х: оскве[рн']ение, утве[рд']ить, в пу\рг']е, ве[рф'].

6. В русских и заимствованных словах перед гласным е произносится мягкий согласный звук: [те]мп, пыо[не]р, аг[ре]ссор, ши[не]ль, [те]рмин, ака[де]мия, конг[ре]сс, де[фе]кт, кон[те]кст, [ре]йс, брю[не]т, [се]ссия, [де]када, [де]градация, аква[ре]ль, [де]фис. Произношение этих слов с твердыми согласными, как ши[нэ]ль, ака[дэ]мия, [сэ]ссия, является неестественным, нарушает орфоэпическую норму. Вместе с тем некоторые термины, книжные слова произносятся с твердым согласным: а[дэ]кватно, а[тэ]лье, а[нэс-тэ]зия, [дэ]понировать, ан[тэ ]нна, [тэндэ]тхпя, анти[сэ]птика, то[ннэ ]ль, стюар[дэ ]сса, ти[ре ], апар[тэ ]ид, про[тэжэ], ар[тэ ]рия, [кэ ]мпинг, [дэ]-факто, [дэ]-ю[рэ]. Некоторые слова, обозначающие бытовые явления, предметы, также произносятся с твердым согласным: [тэ]рмос, бу[тэ]рброд, бифш[тэ]кс. Слова дендрарий, стратегия, дельта, интервал, интеграл, тезис имеют твердый и мягкий варианты произношения.

7. В суффиксе -изм согласный з произносится твердо: профессионализм, реализм, романтизм. Мягкое произношение з'м - нелитературное.

8. Отчетливо, как долгий звук, должны звучать двойные согласные, так как выпадение одного из них может изменить смысл слова: ввоз - воз, вводная - водная, труппа - трупа, из

здания - издание. Тенденция к упрощению двойного согласного - в предударном слоге корня слова, например: акорд (аккорд), граматика (грамматика), субота (суббота), и в конце слова (метал, грам - металл, грамм), а также перед согласными: групка (группка).

9. Возвратный суффикс -ся (-сь) в глаголах и деепричастиях произносится мягко, в соответствии с написанием: готовился, научился. Твердое произношение встречается в речи представителей старшего поколения. Однако после с (з) и сейчас суффикс -ся произносится твердо: не[ссъ] - несся, распол[ссъ] - расползся.

 

 

Произношение сочетаний

1. Сочетание чн произносится так, как пишется: поточный, сердечный, раздаточный, съемочная. Если в конце XIX - начале XX в. многие слова произносились с шн (було[шн]ая, сливо[шн]ое, мо-ло[шн]ик, брусни[шн]ик, беспорядо[шн]ый, взято[шн]ик), то в настоящее время такое произношение воспринимается как устаревшее. Сочетание шн произносится в немногих словах: коне[шн]о, ску[шн]о, деви[шн]ик, скворе[шн]ик, яи[шн]ица, праче[шн]ая, пустя[шн]ый, наро[шн]о, а также в отчествах женщин: Ильини[шн]а, Кузьмини[шн]а, Никити[шн]а, Савви[шн]а, Фомини[шн]а. Слово горчичник имеет варианты произношения: чн и шн. Орфографическое произношение преобладает и у сочетания чт: чтение, почта, почтение, учти, мачта, сочтемся, чтить, почти и др. Однако в словах что, чтобы традиционно произносится шт.

2. Сочетания сш, зш произносятся как шш: [шш]ил - сшил, вле[шш]ий - влезший, бе[шш]умно - бесшумно.

Зш обычно произносится как жьжь: прие[ж'ж']ать - приезжать, по[ж'ж']е - позже, но это же сочетание произносится твердо, если з входит в приставку, а ж - в корень слова: и[жж]ога - изжога, и[жж]арить - изжарить, ра[жж]игать - разжигать.

Сочетания зж и жж внутри корня произносятся как мягкий долгий ж: дро[ж'ж']и, брю[ж'ж']ать, по[ж'ж']е. Сочетания зж, еж на стыке приставки и корня произносятся как долгое твердое ж: ра[жжы]жена - разжижена, ра[жжэ]чь - разжечь, [жжэ]чь - сжечь.

3. В сочетаниях здн , стн , стл , рдц средний звук не произносится (так называемые непроизносимые согласные): по[зн]о - поздно, изве[сн]ый - известный, сча[сл]ивый - счастливый, се[рц]е - сердце.

В словах солнце, здравствуйте не произносятся звуки л, первый в: со[нц]е, здра[ств]уйте.

Сочетания -тся, -тъея в глаголах 3-го лица и неопределенной формы произносятся как -цца: собирае[цца]- собирается, собира[цца] - собираться, обвиняе[цца], признаё[цца].

4. Женские отчества от имен на -ей (Алексей, Андрей, Сергей) произносятся стяженно, т.е. вместо -еевна звучит -евна: Алекс[евн]а, Андр[евн]а. Отчества же от более редких имен (Авдей, Евсей, Елисей, Корней, Пантелей, Фаддей) произносятся без стяжения: Авдеевна, Евсеевна и т.д. Отчество Николаевна произносится стяженно: Никол[авн]а, а менее распространенное Ермолаевна произносится без стяжения.

Следует помнить, что неправильное произношение свидетельствует о низкой речевой культуре оратора.

 

Благозвучие

 

Благозвучие речи, или эвфония (греч. euphonia - из ей - хорошо + phonia - звук), связано с эстетической









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.