Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Влияние взглядов мыслителей на формирование творчества Руссо





Исследователями установлено, что еще в юности молодой Рус­со зачитывается сочинениями Монтеня и Рабле, изучает "философский словарь" Бейля, штудирует труды Декарта и Лейбница, чита­ет "«Философские письма" уже знаменитого тогда Вольтера, с ин­тересом знакомится с сочинениями Локка. Со временем круг его интересов значительно расширяется. В более зрелые годы Руссо, переехав в Париж, не только пополняет свои знания в области философии, социологии, эстетики и т.д., но и лично знакомится со многими из французских философов-материалистов. Все это не могло не отразиться на духовном развитии Руссо. Однако наиболь­шее влияние на него, пожалуй, оказали Декарт и Локк. В.Ф.Асмус отмечает, что "материалистические положения Руссо - только "половина" его воззрения. В философии Руссо не материалистиче­ский монист, а дуалист декартовского типа. Наряду с материалам дается нам или природою, или людьми, или вещами. Внутреннее развитие наших способностей и наших органов есть воспитание, получаемое от природы".

Поскольку воспитание от природы есть, таким образом, процесс спонтанный, самопроизвольный, определяемый активностью самой души и естественным ростом тела, постольку именно этим и определяется роль и влияние воспитателя на воспитанника. Эта роль сводится не к подавлению природы, личности ребенка, не к насилию над ней, что приводит в конечном итоге к вырожде­нию человека, а к созданию условий для развития и проявления природных задатков и свойств воспитанника.

Какие же условия требуются, по Руссо, для того, чтобы не мешать природе, не искажать ее естественный ход, а тонко помо­гать ей, следуя за ее развитием? К таким условиям в первую очередь относится естественное состояние человека. "Естествен­ный человек", "естественное общество", "естественное право", "естественные потребности и наклонности" - эти понятия занима­ют центральное место в социологии Руссо, без чего нельзя по­нять и его педагогики. Именно из этих понятий, как их тракту­ет Руссо, вытекает и его понятие "естественного воспитания". В естественном состоянии природа человека совершенна - вот основной тезис Руссо, проливающий свет на все его рассужде­ния о воспитании, которое должно быть естественным, т.е. соот­ветствовать природе человека, а не противоречить ей, как это было в условиях феодального воспитания. Как же понимает Руссо естественное состояние человека? Естественный человек, по Рус­со, это прежде всего созданный природой человек с его естест­венными физическими и нравственными потребностями и желаниями. Этот естественный человек с его непосредственными чувствами противопоставляется Руссо человеку цивилизованному, испорчен­ному нравами "гражданского" общества. Естественный человек отличается природной добротой, отзывчивостью, состраданием к ближнему, цельностью характера. Это, можно сказать, в извест­ном смысле единый, гармоничный человек, лишенный страстей и неутолимых желаний. Такой "идеальный" человек был, разумеется, лишён у Руссо конкретно-исторического содержания и использовался им скорее опять-таки как орудие полемики, орудие противо­поставления "природы" в "цивилизации", всего естественного и искусственного. В воображении Руссо такой человек рисовался то в образе "дикаря" доисторической эпохи, то становился сим­волом простого народа с его душевной чистотой. Как отмечает И.Верцман, влечение к простоте и естественности принимает у Руссо форму целого мировоззрения. Именно, исходя из этого ми­ровоззрения, Руссо на первых порах отрицает цивилизацию вооб­ще, книжную культуру, искусство и другие ценности, созданные цивилизованным обществом. Однако и здесь, как и во многих дру­гих вопросах, Руссо впадает в глубокое противоречие. Он как выдающийся мыслитель не мог не видеть общественного прогресса, значения его для развития как человечества в целом, так и от­дельного человека в частности. Вот почему в "Общественном до­говоре" Руссо, в отличие от двух своих первых трактатов, пишет следующее: "Хотя в состоянии общественном человек и лишается многих преимуществ, которыми он обладает в естественном состоя­нии, но зато он приобретает гораздо большие преимущества - его способности упражняются и развиваются, мысль его расширяется, чувства его облагораживаются и вся его душа возвышается до та­кой степени, что, если бы злоупотребления новыми условиями . жизни не низводили его часто до состояния более низкого, чей то, из которого он вышел, он должен был бы беспрестанно благо­словлять счастливый момент, вырвавший его навсегда из прежнего состояния и превративший его из тупого и ограниченного животно­го в существо мыслящее, в человека".



Преимущество "естественного" общества перед "гражданским" Руссо видел прежде всего в том, что там все люди были равны, свободны. Все бедствия человеческие, утверждает Руссо, начина­лись с неравенства, которое возникает в гражданском обществе и приводит к вырождению человеческой личности. Таким образом, возникновение гражданского общества, основанного на частной собственности, Руссо характеризовал как шаг вперед в сравнении с первобытным "естественным состоянием" и одновременно как шаг назад ввиду появления неравенства, нищеты, всевозможных болезней и нравственного одичания. Как же мыслит себе разрешить это противоречие Руссо? Какой вывод предлагает он? Разумеется, позитивной программы, основанной на научных началах, у Руссо в условиях того времени не было и не могло быть. И здесь ему присущи противоречия. Однако многие мысли Руссо по этим вопро­сам, несмотря на противоречия и известный утопизм, отличается ярко выраженным демократизмом: в области социально-политической он решительно выступает за демократическую республику; в обла­сти экономической - за равенство; в области педагогической - за последовательно осуществляемое естественное воспитание, основан­ное на принципе свободы.

Понятие "свобода" как в плане социальном, так и педагоги­ческом у Руссо выступает не однозначно, и претерпевало известные изменения в разные периоды жизни в связи с общей эволюцией его мировоззрения. Первоначально, когда Руссо ратовал за естествен­ное состояние человека в условиях дикости, когда идеальный че­ловек выступал у него в виде свободного, не зависимого ни от кого "дикаря", свобода понималась Руссо как безграничное прояв­ление свободного духа, свободы воли, как отсутствие каких-либо обязанностей перед людьми. В тот период, думал Руссо, человек дол­жен самостоятельно, без помощи других, добывать средства для су­ществования, приобретая тем самым полную независимость от людей. Позднее свобода человека ограничивается в трактовке Руссо, закона­ми природы, необходимости, законами возможного и невозможного и, следовательно, понимается им уже как добровольное подчинение человека разумным законам общества или (если речь идет о ребен­ке) разумной воле воспитателя. В дальнейшем мы постараемся рас­крыть это последнее положение на различных этапах воспитания Эмиля.

Выяснив взгляды Руссо на природу человека, его естествен­ное состояние и свободу, перейдем теперь к его собственно педа­гогическим воззрениям, к пониманию им сущности воспитания.

Педа­гогические воззрения

Воспитание Руссо рассматривает как содействие саморазви­тию я развитию природы ребенка. Как указывалось выше, природа ребенка не терпит грубого вмешательства, а тем более насилия, это может помешать ее естественному ходу, свободному проявление ее сил и возможностей. Природа (тело и душа, инстинкты, потреб­ности, врожденные чувства и пр.) развивается по своим собственным внутренним законам, первым и главным из которых является закон "... Первый закон природы,- пишет Руссо, - это закон самосохранения".

В ряде случаев Руссо не отделяет четко и последовательно процесс развития от процессов воспитания, отождествляя их на отдельных этапах роста ребенка (особенно первых), тем самым как бы биологизируя социальную сущность воспитания. Уже в предисловии к своему "Эмилю" Руссо провозглашает, что предла­гаемая им система воспитания - ход самой природы, что, не изучив, прежде всего, хорошо природу ребенка, нельзя браться за его воспитание.

В дальнейшем, на многих страницах трактата, развивается мысль о том, что главный воспитатель - природа самого ребенка, что педагог лишь следует ее естественному ходу и не мешает ей развиваться. На первый взгляд создается впечатление, что Руссо отводит воспитанию пассивную роль, а воспитатель в его представ­лении - в одном случае сторонний наблюдатель, в другом случае - не более как помощник природы и, прежде всего, озабочен тем, как бы своим вмешательством и руководством не испортить то дело саморазвития, которое так успешно и мудро совершает сама приро­да. Так, например, Руссо пишет: "Вы, начав с того, что ничего не делали, произвели бы чудо в деле воспитания". В дальнейшем свой метод воспитания он характеризует как "бездеятельную методу", утверждая, что он решительно настаивает на таком воспита­нии и не думает отказываться от него, несмотря на все возможные возражения. Однако действительно ли Руссо отводил воспита­нию и воспитателю такую пассивную роль, а если нет, то зачем потребовались ему та категоричность и даже парадоксальность, которые звучат в только что приведенных словах? Дело в том, что, провозгласив "бездеятельную методу" как основу воспитания, Руссо в дальнейшем фактически отказывается от этого своего положения, когда рассматривает конкретные вопросы воспитания Эмиля. Более того, Руссо буквально ни на шаг не отпускает от себя своего подопечного, постоянно следит за его поступками и действиями.

Следовательно, педагог у Руссо не только не пассивен, но, напро­тив, весьма активен, но активность его коренным образом отличает­ся от активности педагогов - представителей авторитарного воспи­тания, сводивших свою деятельность к строжайшему надзору, к жесточайшей регламентации всей жизни ребенка, к насилию над его волей, к грубому вмешательству в его внутренний мир.

К тому же следует иметь в виду, что "пассивность" педагога Руссо допускает лишь в том случае, когда происходит воспитание природой, т.е. внутреннее развитие способностей и органов. Здесь, как полагает Руссо, воспитатель не властен над природой, он лишь ждет, когда организм созреет, и следует за развитием ребенка. Разумеется, в ту пору Руссо не мог правильно, на научной основе, решить вопроса о соотношении воспитания и развития, о том, что воспитание и обучение не плетется в хвосте у развития, а активно воздействует на процесс развития, ускоряя появление природных задатков и формирование способностей и положительных качеств.

Воспитание природой, о котором мы говорили, Руссо выдвигает на первый план, считая его решающим фактором. Второй автор воспи­тания, го Руссо,- это обучение тому, как пользоваться этим разви­тием, т.е. это воспитание со стороны людей. И, наконец, третий фактор - "... приобретение нами собственного опыта относительно предметов, дающих нам восприятия, есть воспитание со стороны ве­щей".

Далее Руссо пытается доказать, что воспитание со стороны природы вовсе не зависит от людей, воспитание со стороны вещей зависит лишь в некоторой степени и только воспитание со стороны людей определяется самими людьми. Из этих рассуждений Руссо де­лает вывод о том, что, поскольку над природой люди не властны, следует два последних фактора (т.е. воспитание со стороны вещей и со стороны людей) подчинить первому фактору, т.е. природе. Успех воспитания и зависит, прежде всего, от согласования всех трех факторов.

В соответствии с этими факторами и сущность воспитания понимается Руссо по-разному. Если речь идет о воспитании приро­дой, то здесь Руссо, как указывалось выше, отождествляет воспи­тание с развитием (воспитание есть внутреннее развитие наших способностей и наших органов). Когда он говорит о воспи­тании через вещи, то теперь он понимает под воспитанием со­действие ребенку в приобретении собственного опыта. И, наконец, когда рассматривается воспитание со стороны людей, то в данном случае под воспитанием понимается руковод­ство детьми. Мы видим, что Руссо проводит определенную и, достаточно выраженную тенденцию: воспитание идет от развития, которое независимо от воспитателях, поскольку это внутренний, самопроизвольный, спонтанный процесс) к более активному процессу содейст­вия (в приобретении опыта) и к еще более активному руководству. Таким образом, сущность воспитания, как это явление понимает Руссо, можно представить в следующей схеме: саморазвитие - содействие - руководство. Руссо тем самый поставил исключительно важную проблему о соотношений биологического и социального в развитии ребенка, однако, всецело подчинив социальное биологическо­му (что приводило его к педоцентизму), решить эту проблему на­учно он не смог. Воспитание есть всегда и во всех случаях функция общественная, и развитие ребенка, формирование его личности опре­деляется не "природой" ребенка, а обществом, социальными условия­ми жизни и деятельности. Однако Руссо, несмотря на ошибочную концепцию о приоритете саморазвития над собственно воспитанием, наносил своими идеями сокрушительный удар по всей системе аристо­кратического и религиозного воспитания, где совершенно не счита­лись с "природой" ребенка, т.е. с закономерностями его физическо­го и психического развития, с его истинными потребностями и стрем­лениями. Смелое и последовательное выступление великого француз­ского мыслителя в защиту природы и прав ребенка, его гневный про­тест против подавления и порабощения Личности, его постановка вопроса о собственных законах развития человека - выдающийся вклад Руссо в развитие педагогической, психологической и философ­ской мысли.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.