Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Нужно ли говорить с детьми на «горячие» темы?





 

Нужно. Но на их языке. Например, рассказ о счастливом птенце, родители которого живут на разных деревьях, но любят его – пример образного объяснения развода. Больше всего детей волнует не счастье его родителей, экономические тяготы, а то, что будет с ним самим? Будут ли его теперь любить, оберегать?

Ниже я приведу примеры сюжетов на «горячие» темы. Образные и простые примеры гораздо важнее абстрактных, не очень понятных детям спекуляций. Последними можно только еще больше озадачить и испугать ребенка.

Вот, например, не очень приятная тема «Экономическое расслоение». Я приведу сценарий студийного сюжета по этой проблеме – «Дорогой мяч» показан в программе «Улица Сезам в России» в 2006 году. Задача этого сюжета – дать представление о том, что дети из разных по материальному достатку семей, могут играть вместе и дружить.

 

«Дорогой мяч» (Автор – Федор Марченко)

(«Улица Сезам в России», 2006)

Место действия: двор

Мальчик Петя пришел погулять на Улицу Сезам. На нем новая красная бейсболка, яркая футболка, а в руках – новый красивый мяч. Остальные же дети играют большим надувным полосатым мячом.

БУСИНКА: Здравствуй, мальчик. Как тебя зовут?

ПЕТЯ: Меня зовут Петя.

Дети знакомятся.

ЗЕЛИБОБА (бросает мяч Кубику): Я – Зелибоба!

КУБИК (бросает мяч Бусинке): Я – Кубик!

БУСИНКА: Ты хочешь с нами играть?

ПЕТЯ: Хочу! Но я не могу. Мне нужно мяч держать.

КУБИК: Положи его на лавку, а сам к нам!

Петя оставляет мяч. Идет к детям. Бусинка бросает ему мяч, он – Зелибобе и так далее. Подходят Коля и Тимофей. Видят на полу новый мяч.

КОЛЯ: Ребята, чей это такой красивый мяч?

ПЕТЯ: Это мой мяч.

БУСИНКА: Это Коля и Тимофей. А это Петя!

КОЛЯ: Здравствуй, Петя! А можно мы поиграем твоим мячом?



ПЕТЯ: Это новый мяч! Он очень дорогой! Мне его купили в большом и очень красивом магазине. Этот мяч для настоящей игры.

Берет мяч, прижимает к себе. Отходит в сторону.

БУСИНКА: Да, это очень красивый мяч! У меня тоже был новый мяч.

ПЕТЯ: А где же он?

БУСИНКА: Вот он, мы с ним играем. В мяч совсем неинтересно играть одному!

ТИМОФЕЙ: Это точно. Играть одному не интересно. (Пете) Хочешь покататься на велосипеде?

ПЕТЯ: Нет, я не могу оставить мяч.

Петя стоит с мячом. Тимофей садится на велосипед и все за ним убегают. Приходит дядя Юра.

ДЯДЯ ЮРА: Почему ты грустишь, мальчик? Как тебя зовут?

ПЕТЯ: Петя. Мне очень грустно.

ДЯДЯ ЮРА: У тебя новый, такой красивый мяч, а ты грустишь?

ПЕТЯ: Очень скучно стоять одному с мячом.

ДЯДЯ ЮРА: Конечно, мяч нужен, чтобы играть с друзьями. С новым мячом появятся новые друзья!

ПЕТЯ: Что же мне делать?

ДЯДЯ ЮРА: Позвать ребят играть в мяч!

Дядя Юра обнимает Петю. Мальчик подбадривается, переворачивает бейсболку назад.

ДЯДЯ ЮРА: Ребята, Петя хочет вам что‑то сказать.

ПЕТЯ: Ребята, чтобы играть в мяч, мне нужны друзья. Давайте, пограем?

 

А вот пример документального сюжета на тему «Дети с ограниченными возможностями». Его задача – показать, что дети‑инвалиды такие же, как все. С ними можно играть и дружить. Как и предыдущий сюжет, он направлен на формирование установок на консолидацию и терпимость.

 

«Папа помогает сыну» (Автор – Федор Марченко)

(«Улица Сезам в России», 2006)

Место действия: школа «Ковчег», затем дом главного героя

 

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Меня зовут Гоша. У меня слабое зрение. Поэтому я ношу очки. Я умею писать, читать, считать, много играю с друзьями. Все как у всех. Только более внимателен и осторожен!

В кадре: комната Гоши. Он спокойно передвигается, что‑то берет с полки почитать, мастерит или расставляет шахматы. Гоша сидит за столом и пишет в тетрадку крупным почерком – мальчик действительно пишет довольно большими буквами и низко наклоняется над тетрадью. Рядом с мальчиком сидит папа.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Когда мне трудно, я прошу о помощи, как и все дети. Иногда мне помогает папа.

Папа указывает Гоше рукой в тетрадь, как будто показывая на ошибку. Гоша исправляет и закрывает тетрадь. Папа гладит мальчика по голове или похлопывает по плечу. Встает и уходит. Мальчик берет альбом с фотографиями, лежащий там же на столе. Видна фотография папы Гоши на сноуборде.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Я еще немного хромаю, поэтому я пока не могу кататься на сноуборде. Но мы учимся.

Фотография: папа и Гоша со сноубордом на улице. Мальчик переворачивает страницу фотоальбома. Видна фотография Гоши на лыжах.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Папа уже научил меня кататься на лыжах.

Папа и Гоша возятся с лыжами. Они собираются на улицу. Становятся на лыжи. Гоша абсолютно самостоятельно идет впереди отца.

Гоша переворачивает еще одну страницу фотоальбома. Показывает фотографию всей семьи в одной из совместных поездок.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Мы часто путешествуем семьей.

Видна фотография семьи в уже другой поездке. В следующем кадре: вся семья (сам Гоша, его родители и две сестренки) собирается на кухне. Папа, а потом Гоша играют на гитаре.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Мой папа каждую весну отправляется на велосипеде в поездку с друзьями.

Мальчик и папа встают из‑за стола. Одеваются и вместе с велосипедом выходят из квартиры.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Я уверен, что он однажды возьмет меня с собой.

Гоша и папа вместе выходят из подъезда. Папа держит за руль велосипед, пока мальчик на него садится. Гоша едет впереди, а за ним идет папа.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Сейчас мне пора в школу.

Показывается школьный класс, в котором до начала занятий сидят ученики. Входит главный герой.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: В нашей школе учатся разные дети. Некоторым трудно ходить.

Показывается мальчик, держащийся за специальную тележку.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: У меня есть друг. Ему тоже трудно передвигаться.

Мальчики разговаривают. Ребята садятся за одну парту. Начинается урок. Гоша склоняется над тетрадкой.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Я всегда готов прийти другу на помощь. Ничего не страшно, если рядом сильный, надежный друг.

 

Мальчики и девочки смотрят ТВ‑программы по‑разному?

 

Да! Эти различия обусловлены не столько природой, сколько воспитанием, которое продолжает оставаться традиционным. Одна из проблем детского телевидения во всем мире – преобладание «мужских» героев на экране. Есть наивное предубеждение самих телевизионщиков, что зрителям интересней смотреть мальчиков, юношей, мужчин. Конечно, и показывать их героями, которые обладают феноменальными умственными и физическими способностями, в которых влюблены все поголовно. Но опыт создания сериалов для девчонок‑подростков, или такой программы, как «Дора‑исследователь», показывает, что можно заставить с уважением и интересом относиться к девчонкам! Но пока специалисты отмечают, что мальчики любят активные сюжеты, подвижных героев, которые не столько размышляют, сколько действуют. Девочки же предпочитают смотреть про взаимоотношения, любовь; они более чувствительны к моральным наставлениям. И, разумеется, девочки пока интересуются внешностью персонажей больше, чем их характером и даже умом. Повторяю, гендерные стереотипы – одни из самых устойчивых. Родители сами закладывают установки на то, что должны смотреть мальчики, а что – девочки. Семья часто разбивается на команды: папа и сыновья наслаждаются футболом, а мама и дочки – сериалами. Кстати, в России, мужчины смотрят телевизор, лежа на диване, не совмещая просмотр с другими домашними делами. Дом и телевизор остаются для них местом отдыха и способом проведения досуга.

То, что смотрят дети, зависит и от принадлежности семьи к определенному классу. В домах работников‑исполнителей даже с большими окладами поощряются нормы подчинения, послушания и упорядоченности поведения. Если родители выбирают стратегию подчинения общественным нормам, какими бы они ни были и в этом видят залог процветания семьи, то, конечно, своих детей они учат консервативным ценностям и воспитывают их в духе конформизма. Если родители считают себя «избранными», то и в ассортименте телевизионных программ они выбирают то, что «не для всех», а детям они прививают чувство социального превосходства и надменности. Дети из семей среднего класса, родители которых делают ставку на постоянное совершенствование своих профессиональных навыков, смотрят информационные, познавательные программы, интересуются новостями и другими полезными сведениями. Телевидение для них становится источником информации, а не поставщик «модных» моделей поведения, которые, возможно, окажутся не актуальными в следующем сезоне. Окончательное формирование сложных стратегий телевизионного потребления происходит позже, между 12 и 18 годами. А до этого дети интуитивно и некритически усваивают навыки зрительского поведения своих родителей.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.