Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Азербайджан в паутине международного терроризма





После подписания Бишкекского протокола и прекращения огня в Нагорном Карабахе в мае 1994 года часть моджахедов покинули Азербайджан в поисках новых территорий для «священного джихада» на Северном Кавказе и Балканах. Однако созданные ими ячейки и «благотворительные организации» продолжили свою активную деятельность на территории, подконтрольной азербайджанским властям.

Азербайджан превратился в удобную инфраструктуру для поддержания устойчивой эскалации как на Кавказе, так и на южных рубежах Российской Федерации. Этому способствовало наличие определенного консенсуса между азербайджанскими властями и лидерами радикальных исламистских группировок, действующих в Чечне, Пакистане и Афганистане. «Джентльменское соглашение» между президентом Г. Алиевым и исламистами имело место в 1997г., когда стороны пришли к взаимоустраивающей договоренности, согласно которой взамен на обещание не включаться в попытки переворота и вооруженного выступления против

_____________________________

107 См. Азер Мурсалиев. «Наркопереворот», «Зеркало недели», No. 7 (20), 18-24 февраля 1995, в http://www.zerkalo-nedeli.com/ie/print/42599.

[стр. 208] ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

азербайджанских властей исламисты получили право на свободное передвижение наемников и оружия по территории Азербайджана. Более того, исламские радикалы пообещали также участие моджахедов в проведении операций против Армении и Нагорного Карабаха108.

По словам Йозефа Боданского, эта инфраструктура имела многопрофильное значение и была призвана стать перевалочной базой для прибывающих на Кавказ моджахедов и дальнейшей их переброски в Чечню, а также в разработке операций против России и Армении (включая Нагорный Карабах). С другой стороны, террористическая инфраструктура в Азербайджане выполняла функцию средоточения, получения боевых навыков, а также первоначальной акклиматизации и идеологической обработки иностранных добровольцев и наемников, в большинстве своем арабов, пакистанцев, афганцев и выходцев из центральноазиатских республик перед их отправкой на совершение террористических атак и военного обучения на базах, расположенных в Чечне, в частности, в районе Урус-Мартана, и курируемых Хаттабом. Хаттаб создал также учебную структуру, известную под названием Исламский институт Кавказа, выпускники которого направлялись для продолжения учебы в Пакистан и Турцию109.



Среди обучающихся в расположенных в Азербайджане учебных центрах были и будущие шахиды-смертники, которые проходили первоначальное обучение на базах бен Ладена в Афганистане. В этом отношении небезынтересно и то, что исламистская инфраструктура в Азербайджане была призвана не только привлекать ветеранов афганской войны, но и способствовать их дальнейшей трансформации в довольно сплоченный элитный корпус. Эти мероприятия получили весомую финансовую подпитку со стороны исламских благотворительных, или же действующих под таким прикрытием организаций. Среди них можно назвать «Фонд аль-Ибрагим», «Международную организацию исламского спасения» и «Всемирную ассамблею исламской молодежи», расположенную в пригороде Баку - Гянджлик. Некоторые организаторы и главари созданных на севере Азербайджана, поблизости от чеченской и дагестанской границы, военных тренировочных баз являлись сподвижниками (proxies) бен Ладена110. Эти факты не могли остаться без последствий и способствовали налаживанию связей с другими террористическими группировками и организациями, дейст-

_____________________________

108 Yossef Bodansky, The New Azerbaijan Hub.
109 Там же, см. также Константин Поляков. Арабо-мусульманское влияние на ислам в России: проблемы и противоречия (90-е гг. XX века), в «Угроза ислама или угроза исламу» (По итогам международной конференции), М, 2001, с. 177.
110 Yossef Bodansky. указ. работа, см. также А. Юнусов. Ислам в Азербайджане, с. 260

[стр. 209] ИСЛАМСКИЕ НАЕМНИКИ В КАРАБАХСКОЙ ВОЙНЕ

вующими за рубежом. Так, террористическая организация «Джейшуллах», имеющая связи с Хаттабом и Басаевым, в 1998г. вступила на территории Чечни в контакт с международной подпольной организацией «Фидаи ислам». По инициативе и при поддержке именно этой организации азербайджанские боевики «Джейшуллах» в июне 1999г. пытались угнать из аэропорта Забрат, около Баку, вертолет «Ми-8» - для осуществления террористических атак против посольств США и Израиля в Баку111.

Столица Азербайджана стала настоящим перевалочным пунктом для террористов и террористической деятельности и их субсидирования. Среди исламских благотворительных организаций выделялась «Аль-Харамейн», офис которой располагался в Баку. Только в 1999г. объем денежной помощи чеченским боевикам со стороны этой организации составил один миллион долларов112.

Связи азербайджанских и других исламских радикально-экстремистских организаций, действующих в Азербайджане, с бенладеновской «аль-Каидой» уже не вызывают никаких сомнений. Более того, еще до событий 11 сентября в американских СМИ муссировалась версия об «азербайджанском следе» взрывов американских посольств в Кении и Танзании в 1998г. Как стало очевидно впоследствии, оба взрыва были скоординированы и направлены из Баку. 7-го августа 1998г. исламские террористы практически одновременно взорвали американские дипломатические представительства в Найроби и Дар-эс-Саламе. В результате терактов погибли 250 человек и несколько тысяч были ранены, многие здания в центре столиц двух африканских государств были разрушены. Фактически эти террористические акции стали одними из крупнейших за всю историю мирового терроризма113.

Согласно отчетам ФБР, у исполнителей терактов были тесные контакты с Баку. После террористических атак на американские посольства в африканских государствах ФБР зафиксировало около 60 звонков бен Ладена своим единомышленникам из азербайджанского отделения «Исламского джихада» в Баку, а также звонков из Баку другим его сообщникам, действующим в Африке и в Лондоне. Получается,

_____________________________

111 А. Юнусов. указ. работа, с. 263.
112 Julie Wilhelmsen. Between a Rock and a Hard Place: The Islamisation of the Chechen Separatist Movement, «Europe-Asia Studies», Vol. 57, No. 1, January 2005, p. 35, Фонд «Ал Харамейни» подозревался и в поставках оружия в Чечню через Азербайджан, см. А. Юнусов. указ. работа, с. 268.
113 М. Саканова. «Действия террористов направлялись с Апшерона? «Бакинский след» в деле о взрывах американских посольств», «Независимая газета», 05.09. 2001, The 9/11 Commission report. The Final Report of the National Commission on Terrorist Attacks upon the United States, Official Government Edition, p. 127, http://www.gpoaccess.gov/911/

[стр. 210] ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

что в августе 1998 года азербайджанское отделение организации «Исламский джихад», которое было связано с бенладеновской «аль-Каи-дой», координировало взрывы американских посольств в Африке114. По сообщению азербайджанской прессы, за час до взрывов в африканских столицах из Баку в Лондон был послан факс на арабском языке, в котором террористы взяли на себя ответственность за преступление и указали причины его совершения115.

В обвинении американского суда в Нью-Йорке по делу о террористических актах буквально за несколько дней до атак 11 сентября 2001г. указывалось, что организация «аль-Каида» действовала под разными названиями, например «Исламская группа», «Египетский исламский джихад», «Палестинский исламский джихад» и др. в разных странах, в том числе Азербайджане116. Об этом на суде по делу о взрывах в американских посольствах признавался Джамал Ахмед эль-Фадл, член организации «аль-Каида», выполнявший множество поручений для «аль-Каида» с 1989 по 1992 год, часто заезжая при этом в Египет, Пакистан, Сомали, Азербайджан и еще ряд стран. Главной его задачей было обеспечение членов «аль-Каиды» финансовыми средствами117.

Таким образом, становится очевидным, что международные террористические организации дислоцируют свои командные пункты там, где для их деятельности существуют благоприятные условия, и одной из таких стран является Азербайджан118. На территории этой республики функционирует не одна организация с террористическими намерениями. Руководители азербайджанских центров подготовки боевиков не ограничивают свои устремления лишь территорией России и СНГ. По заявлениям руководителей этих структур, «технологии, которые будут обкатываться в Дагестане, планируется использовать и против законных правительств в арабских странах, в частности, королевского дома Саудовской Аравии»119.

Через месяц после сентябрьских событий 2001г. под давлением США азербайджанские власти начали настоящую облаву на действующие в республике исламские миссионерские организации по подозрению их в связях с «аль-Каидой». Сразу после этого в Баку были арестованы не-

_____________________________

114 The 9/11 Commission report, p. 70, «The Washington Post». 03.05. 2001, «Эхо». 28.08.2001.
115 См. «Эхо», 18.08. 2001, «Эхо», 29.08. 2001.
116 «Эхо», 01.09. 2001.
117 Там же. Присутствие иностранных исламских радикальных организаций в Баку финансировалось через структуры бен Ладена, См. 9/11 Commission Report, 58.
118 «Независимая газета», 05.09. 2001.
119 Александр Альф, Родион Николаев. «Пушечное мясо для «религиозных» войн готовят в Азербайджане», «Независимая газета», 07.10.1999.

[стр. 211] ИСЛАМСКИЕ НАЕМНИКИ В КАРАБАХСКОЙ ВОЙНЕ

сколько граждан Иордании, Катара и Саудовской Аравии. Облавы на исламских радикалов в Азербайджане начались с сентября 1998 года, когда из страны был выслан Ахмед Салам Мабрук, помощник доктора Аймана аль-Завахири, руководителя военной организации «Джихад» и соратника Бен Ладена120. Известно, что «Египетский джихад» Аймана аль-Завахири и «аль-Каида» объединились в феврале 1998г., утвердили Фетву под названием «Всемирный исламский фронт борьбы с иудеями и крестоносцами» получившую известность как «Мировой фронт джихада». Фетва призывала мусульман уничтожать американцев и евреев, в том числе гражданских лиц, в любом месте, где их встретят121.

По словам Й. Боданского, директора оперативной группы по исследованию терроризма и нетрадиционных методов войны Палаты представителей Конгресса США, со временем Азербайджан превратился в опорный пункт не только для чеченских боевиков, но и для различных исламских экстремистских групп, действующих на территории России и других стран СНГ122.

В основном в силу присутствия «арабов-афганцев» и других радикальных исламских группировок и организаций, Азербайджан, подобно послевоенной Боснии, превратился в «новый центр» исламских радикалов, которые основали здесь разветвленные.сети тренировочных лагерей и прикрепленных к мечетям благотворительных организаций и подпольных ячеек. Египтянин Ибрагим Эйдаруз, обвиняемый по делу о терактах против посольств Соединенных Штатов, по данным госдепартамента США с 1995 года руководил азербайджанским отделением «Египетского исламского джихада» и вступил в непосредственный контакт с бен Ладеном в 1998г., т. е. после объединения «Джихада» с «аль-Каидой»123.

Кроме того, под эгидой «Всемирной лиги исламской молодежи» в микрорайоне Гянджлик в Баку был открыт учебный лагерь «ваххабитов». Преподававшие там саудовец Мухаммед Салем Абдель Хамид, сомалиец Мохамед Али Хороко, йеменцы Ареф Абдалла и Хаурузи каид Абд ар-Рахман осуществляли подготовку исламистов и распространение религиозной литературы и видеокассет на Северном Кав-

_____________________________

120 Р. Жакар. указ. работа, сс. 242, 302. Айман аль Завахири с 1985г. принимал участие в войне против советских войск в Афганистане.
121 А. Юнусов. указ. работа, с. 264.
122 Yossef Bodansky. The New Azerbaijan Hub: How Islamist operations are targeting Russia, Armenia and Nagorno-Karabagh, Defense and Foreign Affairs' Strategic Policy, October, 1999, см. также John E. Sray. Turkish SOF Trains Azerbaijani Forces. «Foreign Military Studies Office», January 1994, http://fmso.Ieavenworth.army.mil/documents/turksof.htm
123 P. Жакар указ. соч., с. 196, Samir Razimov, Bin Laden's Azeri Connection, IWPR, «Caucasus Reporting Service», no. 100 (5 October 2001), «Эхо», 01.09. 2001.

[стр. 212] ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

казе, включая Чечню124. По сообщению азербайджанской прессы, в мечетях Баку, где задают тон исламские радикалы, организовывались террористические ячейки. В них участвовали также сотрудники администрации президента Г. Алиева125.

Существуют данные о том, что после вооруженного вторжения чеченских сил в Дагестан летом 1999г., на территории Азербайджана резко активизировали свою деятельность ряд экстремистских исламских организаций, нацеленных на организацию опорных баз для чеченских боевиков. К этому подключились также эмиссары из «Исламского джихада». Российская пресса сообщала о создании, по меньшей мере, тремя известными фундаменталистскими исламскими организациями полувоенных лагерей на территории Азербайджана. Речь шла об организациях Фондов «Ал-Ибрагимийа», «Всемирная ассамблея исламской молодежи» и «Организация исламского спасения». Все они в свое время открыли в Баку свои региональные штаб-квартиры и создали несколько лагерей, где, по официальной версии, в «спокойной обстановке предполагалось изучать Коран». Этими структурами руководили граждане Саудовской Аравии, Судана, Йемена и Афганистана126.

Деятельность функционирующих в Баку филиалов и отделений международных исламских организаций была ориентирована на развитие исламистских идей в республиках Северного Кавказа, что, в свою очередь, свидетельствовало об использовании Азербайджаном религиозного фактора в ослаблении позиций России в северокавказском регионе127.

Следует отметить, что местные исламские радикалы в Баку также готовили террористическую атаку против американского посольства в Азербайджане, но в последний момент, по сообщению азербайджанских источников, отказались от этого намерения, «не желая портить хорошие отношения в Азербайджане»128. Однако, по сообщениям американской прессы, именно американские сотрудники спецслужб сорвали планы бен Ладена взорвать посольство США в Азербайджане129.

Как было указано выше, после обнародования указанных фактов давление администрации США на власти Азербайджана с требованием пресечь деятельность на его территории террористических организаций уси-

_____________________________

124 «Независимое военное обозрение», 5-21 октября, 1999.
125 См. Информационное агентство «Туран», Баку, 21.11.2000, «Эхо», 02.05. 2001.
126 3. С. Арухов. указ. работа.
127 Там же. Согласно обнародованному государственным департаментом США докладу «Глобальный терроризм в 2003 году», с конца 2001 года по середину 2004г. Азербайджан выдал различным государствам мира «приблизительно 32 иностранных гражданина», подозреваемого в связях с терроризмом. «Эхо», 01.05. 2004.
128 «Зеркало», 22.07. 2000, «Эхо», 28.08. 2001, «The Washington Post», 03.05. 2001.
129 «Time», 21.12.1998, см. также «Эхо», 30.06. 2001.

[стр. 213] ИСЛАМСКИЕ НАЕМНИКИ В КАРАБАХСКОЙ ВОЙНЕ

лилось. Тем не менее, Баку отказывался выдавать США обвинявшихся в терроризме лиц, высылая их в третьи, в основном мусульманские страны (Пакистан, Саудовская Аравия и др.). В числе высланных террористов был Ахмад Салам Мабрук, который в свое время возглавлял азербайджанский филиал «аль-Каиды», и был задержан при попытке приобрести химическое и биологическое оружие в Азербайджане130.

В 1999 году в Баку было арестовано 14 членов международной террористической организации «Джейшуллах», а в 2001-м - шесть членов террористической группировки «Хизб ут-Тахрир ал-ислами». В судебном порядке было доказано, что члены этих группировок готовили взрыв американского посольства в Азербайджане, а в будущем рассчитывали превратить Азербайджан в исламское государство131. В то же время по подозрению в связях с международными террористическими организациями в Азербайджане было закрыто шесть благотворительных фондов, среди них «эль-Харамейн», «Международный благотворительный призыв», «Возрождение наследия ислама», «Benevolence International Foundation», двое сотрудников этих организаций - граждане Египта - были выданы Каиру, 22 сотрудника высланы из Азербайджана132.

Интересным представляется заключение известного специалиста по вопросам безопасности Ширина Хантера. о последствиях турецких инициатив религиозного характера в Азербайджане. Фактически происходит своеобразный рикошет, поскольку Турция, невольно способствуя проникновению экстремистских идей в Азербайджан и создавая угрозу для традиционной религии азербайджанцев,, тем самым усиливает восприимчивость населения этой страны к ваххабитским и другим исламским идеологиям. Это и стало дополнительным стимулом для создания возможностей проникновения и обоснования в Азербайджане последователей «Хизб ут-Тахрира» и Осамы бен Ладена133.

_____________________________

130 «Agence France Presse», 18.03.1999, «The Sunday Times», 18.7.1999, «Зеркало», 22.07. 2000, «Эхо», 29.08. 2001. Использованы подборки статей информационного агентства «Регнум», см. также «Эхо», 01.09. 2001, Dmitrii Trenin, Anatol Lieven, A. V. Malashenko, Alesksei Malashenko. указ. раб., с. 100.
131 «Эхо», 09.08. 2003.
132 Там же.
133 Shireen Т. Hunter with Jeffrey L. Thomas and Alexander Melikishvili. Islam in Russia. The Politics of Identity and Security, M. E. Sharpe, Armonk, New York, London, 2004, p. 343, Об обосновании «Хизб ут-Тахрира» в Азербайджане см. «Зеркало», 02.01. 2002, «Эхо», 29.11. 2003, также Ваххабиты в Азербайджане, «Зеркало», 04.01. 2002, Соратник Бен Ладена схвачен в Баку, «Эхо», 07.10. 2003. О турецких связях с аль-Каидой см. Ilnur Cevik. Turkish Terrorists Interrogated at Centers in Kuwait and Pakistan, None Sent to Cuba: Al Qaeda Turks in US Custody, «Turkish Daily News», 17.01. 2002, Turks Trained in Osama bin Ladens Camp in Rashkhor, «Turkish Daily News», 25.11. 2003, Two Turk Al Qaeda Suspects Extradited, http://www.dawn.com/2005/01/03/top8.htm.

[стр. 214] ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

С целью легитимизации своего присутствия на территории Азербайджана эти организации, как правило, выступали в поддержку официальной позиции Баку в Карабахском вопросе134.

И, наконец, в «Заключительном отчете» национальной комиссии о террористических атаках против США говорилось, что террористы, участвовавшие в атаках на Нью-Йорк 11-го сентября 2001 года, первоначально предприняли попытку попасть в Чечню, но, потерпев неудачу, оказались в Афганистане, где примкнули к «аль-Каиде»135. В докладе фигурирует также Азербайджан и его столица Баку как места средоточения известных террористов и их организаций.

Резюмируя, считаем необходимым сделать следующие выводы. Разрешение Карабахского конфликта азербайджанская сторона видела либо в полном изгнании армянского населения из Карабаха, либо в ограничении его культурно-административных прав с последующим выдавливанием армян с исторический родины. Для реализации этой политической линии азербайджанские власти прибегали к силовым методам, рассчитывая с помощью иностранной военной силы сломить сопротивление карабахских армян.

Однако большое количество потерь среди чеченских и афганских наемников основательно подорвало их решительность и боевой напор, ослабив, тем самым, их позиции и лишив надежды на укрепление в самом Карабахе и отчасти в Азербайджане. Можно констатировать, что непризнанная НКР стала первым государством, вставшим на пути распространения по всему миру ядовитых щупалец международного терроризма. Не будет привлечением и утверждение о том, что военный успех карабахских армян во многом способствовал ослаблению масштабов экспорта и распространения религиозного экстремизма и террористических организаций. В этой связи нетрудно предугадать, к каким последствиям могло привести устранение «карабахского заслона» в случае иного status quo.

Фактически, привлечение наемников из числа радикальных исламистских группировок в зону Карабахского конфликта в дальнейшем обернулось «импортом» военизированного религиозного экстремизма, последствия которого в Азербайджане просматриваются и в наши дни. Как для Турции, так и для Азербайджана террористические вызовы стали серьезной проблемой. Однако причиной этого явились отнюдь не внешние угрозы, а в первую очередь - целенаправленное сотрудничество с этими структурами на государственном уровне, способствую-

_____________________________

134 «Эхо», 01.09. 2001, «Congressional Research Service», (CRS, 9/10/2001).
135 The 9/11 Commission report, p. 233.

[стр. 215] ИСЛАМСКИЕ НАЕМНИКИ В КАРАБАХСКОЙ ВОЙНЕ

щее дальнейшей инсталляции подобных структур на территории этих государств и выхода их деятельности из-под контроля136.

В соответствии с международным правом, обязывающим государства не использовать вооруженную силу в целях лишения народов их права на самоопределение, свободу и независимость, на основе вышеперечисленных фактов, действия Турции и Азербайджана в отношении законно провозгласившей независимость НКР и Республики Армения были предприняты действия, которые попадают под определение «агрессия». Речь идет о резолюции 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года об «Определении агрессии», Седьмой пункт третьей статьи которой в числе прочих квалифицирует акт агрессии следующим образом: «засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них»137.

Другой документ, «Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников» ООН от 4 декабря 1989г. тоже содержит правовые определения вербовки, использования, финансирования и обучения наемников для деятельности, нарушающей такие принципы международного права, как суверенное равенство, политическая независимость, территориальная целостность государств и самоопределение народов. В частности, второй пункт пятой статьи этого документа гласит: «Государства-участники не вербуют, не используют, не финансируют и не обучают наемников для цели противодействия законному осуществлению не-

_____________________________

136 Издающаяся в Объединенных Арабских Эмиратах газета «Gulf News» писала, что Организация «Исламский фронт борцов Великого Востока», виновная в ряде терактов в Турции, в свое время занималась вербовкой «священных борцов» для войны против армян в Нагорном Карабахе. Согласно источнику, «Исламский фронт воинов Великого Востока» посылал также боевиков в Чечню и Дагестан. См. Экстремистская организация, виновная в стамбульских терактах, вербовала боевиков для войны в Нагорном Карабахе, 28 Ноября 2003, URL: http://www.day.az/news/armenia/2323.html Об участии турок в чеченском конфликте и вовлечении в сеть международного терроризма см. также Brian Glyn Williams, Feyza Altindag. El Kaide Turka: Tracing an Al-Qaeda Splinter Cell, «Terrorism Monitor», The Jamestown Foundation, vol. 2, Issue 22 (Noveber 18, 2004), Brian Glyn Williams, Feyza Altindag. Turkish Volunteers in Chechnya, «Terrorism Monitor», The Jamestown Foundation, vol. 3, Issue 7 (April 07, 2005) www.jamestown.org
137 Резолюция 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года об «Определении агрессии», см. http://www.un.org/russian/documen/gadocs/convres/r29-3314.pdf

[стр. 216] ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

отьемлемого права народов на самоопределение, признанного международным правом, и принимают в соответствии с международным правом надлежащие меры по предотвращению вербовки, использования, финансирования или обучения наемников для этой цели»138.

Как видно из вышеперечисленных фактов, агрессивная политика Турции и Азербайджана в отношении НКР и Республики Армения противоречит международным обязательствам, и являтся конкретным правлением экспансионистской и агрессивной политики.

_____________________________

138 «Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников», см. http://www.un.org/russian/documen/convents/r44-34.pdf

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование проблем эскалации межнациональных конфликтов на территории бывшего Советского Союза и посткоммунистическом пространстве в целом заставляет более внимательно относиться к проблеме участия или вовлечения в них третьих сторон. Как правило, вовлечение третьих сторон в конфликт происходит при наличии внешнеполитических, геополитических интересов конкретной страны и нередко прикрывается риторикой этнонациональной или этноконфессиональной солидарности.

С этой точки зрения Карабахский конфликт не стал исключением. В конфликтную динамику были вовлечены как непосредственно соседствующие с регионом государства, так и далекие от него страны, этнические группы и диаспоры.

Неопантюркистский вектор внешней политики Турции с ярко выраженными внешнеполитическими амбициями, взятый на вооружение после развала СССР, предусматривал, в качестве одной из главных задач, вовлечение в зону Карабахского конфликта с целью обеспечения проазербайджанского его разрешения. В этом заключалась и определенная надежда на успешную реализацию внешнеполитических целей Турции в южных регионах бывшего СССР.

На начальном этапе конфликта, опасаясь возможной негативной реакции советских властей, Турция занимала сдержанную, скорее выжидательную позицию. Более активно интересоваться событиями в Азербайджане Анкара начала в последние годы существования СССР. За месяц до распада Советского Союза Турция первой признала независимость Азербайджана.

Основываясь на широко разрекламированной пантюркистской риторике, Анкара стремилась выступать в роли покровителя и защитника интересов новосуверенных тюркоязычных республик и таким образом распространить свое влияние на регионы Южного Кавказа и Центральной Азии. На этом фоне турецкие усилия по разрешению Карабахского конфликта в пользу Азербайджана должны были стать весомым доказательством готовности Анкары к этой роли при параллельном подчеркивании геополитического веса Турции.

С другой стороны, именно Карабахский конфликт выявил скромные возможности Турции в плане геополитических амбиций на постсоветском пространстве. Конфликт в Нагорном Карабахе рассматривался Турцией как одна из основных преград на Пути обоснования в

[стр. 218] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Азербайджане и дальнейшего проникновения в центральноазиатский регион. В то же время этот конфликт выявил несоответствие между реальным внешнеполитическим потенциалом Турции и ее амбициозными планами после окончания «холодной войны». Как замечает шведский исследователь Сванте Корнелл, Карабахский конфликт стал одним из факторов, нанесших удар по иллюзиям турецких правителей относительно собственной возможности влиять на процессы на территории бывшего Советского Союза1. Аналогичного мнения придерживается и известный знаток пантюркизма Я. Ландау, считающий, что «отказ от прямой интервенции в зону Карабахского конфликта привел к ослаблению популярности Турции в Азербайджане»2.

Для получения конкретных дипломатических и военных преимуществ, а также материальной поддержки извне, в частности, из Турции, Пакистана, Афганистана, Чечни и т. д., политическая элита Азербайджана попыталась разыграть карту этнической и конфессиональной солидарности.

Внешнее вмешательство в зону конфликтов может иметь несколько проявлений. Вмешательство начинается с того момента, когда третья сторона содействует одной из сторон конфликта или же препятствует предоставлению помощи. Такое содействие может принять форму поощрения продолжения борьбы или же проявляться в виде изменения стратегии конфликтующей стороны. Кроме того, третья сторона может стремиться разрешить конфликт самостоятельно, в качестве посредника или же предпринять санкции3.

Учитывая роль Турции в зоне карабахского противостояния, следует констатировать, что, во-первых, Турция стояла у истоков возникновения Карабахской проблемы как таковой, во-вторых, Турция сама является стороной конфликта в силу своей непосредственной и косвенной вовлеченности в него.

На вооруженном этапе Карабахского конфликта Турция и Азербайджан пытались представить конфликт как противостояние между «тюркскими братьями» и армянами, стараясь таким образом заручиться поддержкой центральноазиатских республик. Турция присоединилась к экономической блокаде Республики Армения, а для установления дипломатических отношений выдвинула ряд предусловий, в том числе и касательно Карабахской проблемы.

_____________________________

1 Svante E. Cornell, Turkey's Prospects in the Nagorno-Karabakh Conflict and Its Regional Implications, «Marco Polo», No. 4-5, 1998, p. 3.
2 Jakob Landau. Pan-Turkism: From Irredentism to Cooperation, London 1995, p. 215.
3 Intervention of Ethnic Conflict. A Publication of the International Centre for Ethnic Studies, Ed. By K. M. de Silva a. R. J. May, London, 1991, p. 6.

[стр. 219] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Турецкий фактор в карабахской войне проявился как в виде предоставления вооружений и боеприпасов, так и в непосредственном участии турецких военных в боевых действиях и их планировании. Успешные контрнаступления армянских сил в Нагорном Карабахе не устраивали турецкие военно-политические круги и, как следствие этого, все чаще звучали агрессивно-милитаристские заявления в адрес Армении. В повестке дня турецких политических лидеров стоял также и вопрос возможной военной интервенции в зону конфликта на стороне Азербайджана. Однако резкое заявление маршала Е. Шапошникова в мае 1992г. о возможности начала широкомасштабной войны в случае вовлечения в военные действия других сторон вынудили Турцию отказаться от идей военного вмешательства. Вместе с тем Турция начала предоставлять хоть и ограниченную, но все же ощутимую в условиях карабахской войны военную помощь Азербайджану.

Как правило, эта помощь предоставлялась не в открытую, а по каналам неправительственных организаций и спецслужб. Сотни турецких высокопоставленных офицеров, отряды «коммандос» и тысячи солдат и добровольцев принимали участие в военных действиях на стороне Азербайджана. Западные авторы приводят также данные о военных поставках оружия в Азербайджан из арсенала бывшей ГДР, переданного Турции. Как нам представляется, проблема «турецкого присутствия», в особенности военного, в зоне Карабахского конфликта требует дальнейшего анализа, по мере появления новых фактов и источников.

Некоторые турецкие инициативы, нацеленные против Армении, принимали откровенно военно-милитаристский характер. Среди них можно выделить угрозу применения военной силы, демонстрацию силы в виде дислокаций воинских соединений вдоль армяно-турецкой границы, нарушение воздушного пространства РА, а также использование методов давления, как это видно из продолжающейся до сих пор блокады Армении, стрельбы по территории Армении и т.д.

Хотя Турция продолжала поставлять Азербайджану партии оружия и военных специалистов и добровольцев, однако в конечном итоге Анкара воздержалась от прямого вовлечения в зону конфликта. Причин такой позиции можно назвать несколько. Во-первых, Турция является членом НАТО и этим обстоятельством можно объяснить чрезмерную осторожность в вопросе военной интервенции: любое произвольное продвижение турецких ВС вне границ Турции не сошло бы Анкаре с рук. Во-вторых, против такой акции выступали США и Российская Федерация. В случае с США это могло обернуться и применением конкретных санкций, в частности, эмбарго на поставки вооружений и предоставление финансовой помощи, как это было после ту-

[стр. 220] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

редкого вторжения и аннексии Северного Кипра в 1974г., что, в свою очередь, негативно отразилось на экономической ситуации в Турции. Более того, под угрозой могли оказаться широкомасштабные планы турецких военных по модернизации вооруженных сил страны.

Что касается позиции РФ, то официальная Москва неоднократно и в очень резкой форме выражалась против турецкого военного вмешательства в Карабахский конфликт. Позиции Москвы, хоть и были слабы в начале 1990-х, однако резкого изменения военно-политического баланса сил на постсоветском пространстве Кремль явно не хотел. Кроме того, с мая 1992 Армения и РФ состоят в Договоре о коллективной безопасности, предполагающем содействие в случае иностранной агрессии со стороны третьих государств.

Одним из императивов турецкой внешней политики после Второй мировой войны является стремление Турции к членству в Европейский Союз. В этом плане, в случае военной интервенции против Армении, Турция серьезным образом рисковала навсегда провалить свою европейскую политику.

Не менее важным сдерживающим элементом стал и курдский фактор. Турецко-курдское противостояние, обострившееся в период 1993-1995гг., привело к мобилизации турецких ВС, действующих в восточных районах страны против курдских боевиков РПК. В случае военной агрессии против Армении турецкая армия вынуждена была бы вести боевые операции на двух фронтах.

Учитывая многие факты и факторы турецкого вмешательства в зону Карабахского конфликта, можно считать, что сама Турция стала его стороной, открыто поддерживая Азербайджан. Турецкое участие в конфликте выражалось следующими основными компонентами:

• угроза военного вторжения

• транспортная и энергетическая блокада Армении

• предоставление военной помощи Азербайджану

• . действия, направленные на создание антиармянской коалиции

государств и информационной изоляции Армении

• лоббирование проазербайджанских позиций в международных организациях.

Несмотря на все усилия азербайджанской и турецкой сторон, на первом саммите глав тюркоязычных государств в Анкаре лидеры центральноазиатских стран отказались от предложенного плана экономической блокады Армении и осуждения действий армянской стороны. Из-за внутритюркских разногласий запланированный второй тюркский саммит в Баку не состоялся. В дальнейшем в заключительных резолюциях тюркских саммитов закреплялась формулировка, не вполне устраивающая официальный Баку. Следует отметить, что, несмотря на

[стр. 221] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

все усилия Анкары, Азербайджан так и не получил ожидаемой помощи от республик Центральной Азии, вовсе не желавших портить отношения с Арменией и Россией, с которыми они состояли в совместном членстве в СНГ, а Казахстан и Кыргызстан - еще и в Договоре о коллективной безопасности, подписанном в мае 1992г. в Ташкенте.

Лидеры тюркоязычных республик Центральной Азии заняли более гибкую позицию и не поддались чрезмерно политизированным замыслам «тюркской солидарности».

Несмотря на то, что с 1992 года Турция неоднократно заявляла о готовности выступить с миротворческой или же посреднической инициативой в вопросе урегулирования Карабахского конфликта, однако, учитывая ее чрезмерно агрессивную и проазербайджанскую позицию, армянская сторона, в частности, политическое руководство Нагорно-Карабахской республики отказывало Турции в этой роли.

В попытках расширения антиармянской позиции среди мусульманских стран Турция также использовала фактор исламской солидарности, что, в частности, проявилось в попытках выработки общей про-азербайджанской позиции на сессиях Организации исламской конференции, а также в лоббировании принятия антиармянских резолюций на встречах Организации экономического сотрудничества.

Привлечение наемников в боевые действия в конфликтных зонах на территории бывшего СССР широко практиковалось в Таджикистане, в грузино-абхазском конфликте, в Боснии, в Нагорном Карабахе и т. д. В случае карабахской войны присутствовала, с одной стороны, материальная заинтересованность рекрутируемых, а с другой - разыгрывание идеологическо-религиозной карты со стороны нанимателей.

Турецкая военно-политическая поддержка Азербайджану и участие наемников из разных стран в карабахской войне в немалой степени способствовали дальнейшей эскалации и интернационализации Карабахского конфликта. Для Азербайджана это впоследствии обернулось появлением на территории страны разного рода организаций, имеющих прямые связи с международными террористическими организациями. Именно на территории Азербайджана и в Нагорном Карабахе прошли солидную боевую подготовку различные милитаризованные группировки, впоследствии примкнувшие к глобальной сети международного терроризма.

Как в случае Карабахского конфликта, на Балканах Турция также предпринимала аналогичные скрытые военные поставки и помощь в разработке военных операций с участием турецких военных на стороне боснийских мусульман.

К. М. Алексеевский, председатель Комитета российской интеллигенции «Карабах», отмечал, что «карабахский кризис помогает Тур-

[стр. 222] ЗАКЛЮЧЕНИЕ









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.