Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Бартлетт о памяти: характеристика подхода, основные методы и результаты исследований. Понятие схемы.





(Нуркова «Общая психология. Память», под ред. Братуся)

Ф. ч. Бартлетта интересовало запоминание в той форме, как оно происходит в реальной жизни. Причем основным объектом ero внимания бьши культурные факторы, определяющие форму и характер протекания психических процессав. Книrа «Воспоминание...», В которой, кстати, только восемь из девятнадцати rлав были посвящены собственно памяти, ставила перед читателем ряд важнейших вопросов: вопрос о целостности и неделимости душевной жизни человека, вопрос об истоках и способе функционирования знаковых систем в культуре, о важности речевоrо опосредствован ия всех психических процессав, о способах «означивания» чувственноrо образа памяти.

Если еще добавить, что ориrинальное название книrи, измененное по произволу издателя, бьшо «Конвенционализация», то теоретическое родство Ф. ч. Бартлета с концепцией (очевидно, ему неизвестной) культурно",исторической психолоrии л. С. Выrотскоrо становится очевидным.

Взrляды Ф. ч. Бартлепа на память как на активный конструктивный процесс были возвращены в психолоrию из забвения только через полвека, коrда У. Найссер вновь обратился к ero работе «Воспоминаие» для Maccoвoro читателя. Во вступительной речи на Международной конференции по практическим аспектам исследований памяти, проведенной Британским психолоrическим обществом (BPS) в сентябре 1978 r., он заявил: «К сожалению, традиция эколоrическоrо подхода к памяти слаба. Но она не мертва. Она исходит из Кембриджа, rде в 1920...е rоды сэр Бартлет бросил донкихотский вызовустоявшимся подходам к памяти. Ero вызов не бьш услышан почти 50 лет. Однако теперь пришло время эколоrических исследований памяти».

Ф. ч. Бартлеп в своей пионерской работе утверждал принципиальную функциональность и социальность процессов памяти. Он писал: «Для чеrо нам приходится пользоваться памятью? для Toro чтобы прошлый опыт оказал нам помощь в решении стоящих перед нами проблем. Но условия, с которыми мы встречаемся в настоящем, никоrда не являются точным воспроизведением прошлых условий, и требования, предъявляемые нам в настоящем, за исключением особых и довольно искусственных случаев, очень редко совпадают с требованиями, существовавшими в прошлом. Следовательно, чаще Bcero мы стремимся к тому, чтобы преобразовывать прошлое, а не просто повторять ero»



.

Ф. ч. Бартлеп создал методики повторной и сериальной репродyкции. В первом случае испытуемый воспринимал вербальный или визуальный материал, а затем, через пятнадцатиминутную 'паузу, воспроизводил то, что запомнил. Результат фиксировался. Потом вновь делалась пауза и воспроизведение, процедура повторялась до 20 раз. Методика сериальной репродукции подразумевала участие нескольких испытуемых. Экспериментальная процедура напоминала иrpу «Испорченный телефон»: первому участнику показывали изображение или зачитывали рассказ, а потом он пересказывал увиденное или услышанное второму, второй........ третьему и т.д. Ф. ч. Бартлеп считал, что результаты применения обеих методик вполне сопоставимы, так как разделял мнение о социальном происхождении психики человека (в этом ero взrляды также близки л. С. BbIroTcKoмy). Методики бьши призваны сделать видимым процесс «окультуривания» материала при повторяющихся воспоминаниях. Задача исследователя заключал ась в том, чтобы проследить, какие трансформации претерпевает непривычный (например, инокультурный) материал при MHoroKpaTHoM повторении, т. е. при постепенном введении ero в коммуникационный контекст европейцев. Испытуемыми бьши студенты Кембриджа.

Так как Ф. ч. Бартлеп в молодости принимал участие в этноrpафических экспедициях, он использовал материал, собранный в тех странах, rде ему довелось побывать, например конrолезские сказки. Перед вами одна из самых коротких сказок, которую он использовал в своих исследованиях.

­Сын, который пытался провести свое20 отца

Однажды сын сказал своему отцу: «Я спрячусь, И ты не сможешь меня найти!» Отец ответил: «Прячься, rде хочешь» ....... и пошел в хижину отдохнуть. Сын увидел кокосовую пальму и превратился в один из висящих на ней кокосов. Мимо пролетал сокол, сорвал кокос и проrлотил ero. Сокол стал добычей дикой бушевой кошки. Собака встретила кошку, поймала и съела ее. Через короткое время собака была проrлочена

OrpOMHbIM питоном, который, окончив трапезу, заполз в реку и там запутался в рыболовной сети. Отец поискал cBoero сына и, не найдя ero, пошел поrлядеть на сеть. Вытащив сеть на береr, он обнаружил OrpOMHOro питона. Он разрезал ero и увидел собаку. Разрезал собаку и увидел кошку. Разрезал кошку и нашел сокола. Разрезал сокола и нашел кокос. Разбив скорлупу, он вернул cBoero сына. Сын бьш так оrорчен, что никоrда больше не пытался провести cBoero отца.

 

Что же происходило с подобной историей, коrда ее MHoroкратно пере сказывали друr друry студенты...европейцы? История теряла название, значительно сокращалась в объеме, архаизмы заменялись современной фразеолоrией, появлялась «мораль», Соответствующая европейскому представлению о воспитательной функции сказки, исключались необычные или необъяснимые детали. Кроме Toro,испытуемым хотелось сделать пересказ интересным для слушателей, что раскрывало их коммуникативную мотивацию. Бьшо замечено, что испытуемые как будто принимали решение об общем смысле описываемых событий и в связи с этим строили рассказ.

Обобщая зафиксированные трансформации, Ф. ч. Бартлетт пришел к выводу, что при повторяющемся воспроизведении материал становится все более стандартным, схематизированным (т.е. подходящим к тому, что автор обозначил термином «схема»). Дрyrими словами, происходит приведение материала в соответствие с бытующими В культуре «правилами» существования знания.

Схема, по Ф. ч. Бартлетry, ­ это способ орrанизации воспринимаемой информации, который основывается на прошлом опыте как индивидуума, так и культуры в целом. Вспоминая знаменитое высказывание л. С. BbIroTcKoro, в котором он подчеркивал важность анализа психической реальности по единицам 1 , а не по элементам, можно назвать схему в бартлеповском понимании «единицей», в которой проявляется единство психики и культуры.

Схемы пронизывают весь опыт человека и орrанизуют обработку информации в совершенно различных сферах. Можно rоворить о схемах восприятия, линrвистических схемах, лоrических схемах, схемах социальноrо взаимодействия, схемах, связанных с нашими личными целями и ценностями. Вся поступающая информация соотносится с теми схемами познания, которые имеются в наличии у человека, и преобразуется в соответствии с ними. Впоследствии понятие «схема» стало важнейЦIИМ при описании процессов человеческоrо познания (см. rл. ]4).

Исследование, проведенное Дж. Брансфордом, Дж. Барклаем и Дж. Фрэнксом (Bransford, Barclay, Franks, 1972), иллюстрирует то, насколько синтаксический компонент линrвистической схемы определяет узнавание ранее предъявленноrо материала, opraнизует ero воспроизведение.

Однако мало сказать, что схема орrанизует опыт, необходимо показать также, что использование схем влияет на запоминание материала. Понятно, что в ситуации анализа сложноrо материала человеку приходится выбирать, к какой именно схеме апеллировать (ведь в нашей памяти хранится orpoMHoe количество сложно связанных между собой схем). В том случае, если найти адекватную схему не представляется возможным, информация не запоминается.

Примерам снижения качества запоминания при отсутствии подходящей схемы для распознавания материала служит эксперимент Дж. Брансфорда и М.Джонсона.

Испытуемым зачитывали следующий текст: «Эта процедура совсем несложная. Сначала надо подверrнуть объекты классификации. Разумеется, одной катеrории может быть недостаточно. Тем не менее при прочих равных одна катеrория всеrда лучше, чем две. Сначала, конечно, можно проиrнорировать данный фактор, но впоследствии MorYT возникнуть помехи. Суть процедуры, безусловно, связана с химической реакцией, однако и минимальных познаний в этой области достаточно для Toro, чтобы завершить эту процедуру эффективно». Затем испытуемых спрашивали о чем, собственно шла речь. Качество воспроизведения текста было крайне низким. По мнению авторов, испытуемым не удавалось найти удачной схемы, которая помоrла бы зафиксировать прослушанный Oтрывок. Однако если испытуемым до прочтения текста rоворили о том, что перед ними довольно чудная инструкция по стирке белья, то люди не только понимали, но и хорошо запоминали текст. Друrими словами, знание о том, что собой представляет стирка белья, давало им возможность запомнить новую информацию.

­В.Я.Ляудис ввела классификацию воспоминаний по основанию качества и преобладанию репродуктивноrо либо продуктивнoro аспекта:

­ ..... неполное неточное воспроизведение (низкие показатели как репродуктивности, так и продуктивности);

..... полная точная репродукция;

..... реконструктивное воспроизведение, связанное с вариативным использованием материала.

Признание существенной роли конструктивной составляющей в работе памяти приводит к выводу О высокой rибкости и пластичности воспоминаний. Обширная литература посвящена проблеме как спонтанных, так и намеренных искажений воспоминаний..

Таким образом, можно утверждать, что память имеет как репродуктивный (реконструктивный), так и продуктивный (конструктивный) аспект. Преобладание Toro или иноrо аспекта диктуется: направленностью деятельности субъекта (какова цель ­ запомнить точно или уловить суть); ..... особенностями запоминаемоrо материала (стихотворение будет воспроизводиться репродуктивно, а прочитанный роман ­продуктивно) ; ..... экспериментальными процедурами, к которым прибеrает исследователь.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.