Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Диагноз. Моторная алалия. Девочка нуждается в длительной систематической логопедической помощи.





Все программы по русскому языку и по другим школьным дисциплинам на всех годах обучения направлены на обогащение словаря. Они способствуют овладению ребенком все более сложными грамматическими фразами, более сложными видами монологической речи и развитию письменной речи.

Переход на новый, более высокий уровень речи каждый раз затрудняет алалика, требует, с одной стороны, особого построения программ, иных сроков их прохождения, а с другой — специальной помощи логопеда.

Чем выше уровень школьного обучения, тем тоньше и дифференцированное должна быть логопедическая работа.

Для иллюстрации можно остановиться на некоторых дисциплинах: в математике алалика затрудняют формулировки условий и вопросов задачи; в географии — новые географические названия и необходимость планового развернутого изложения, ориентировка на карте. При переходе в среднюю школу возникают трудности при изучении иностранного языка с иными, чем в русском языке, системами фонем, грамматического строя. Логопед должен знать и понимать сущность указанных затруднений, чтобы помочь учащемуся.

Вышеописанные этапы речевого развития нельзя представлять себе как нечто строго очерченное: элементы предыдущего, уже изживаемого этапа обычно скрещиваются с характерными чертами нового, нарастающего.

***

Одним из первых и существенно важных вопросов, который встает перед логопедом, обычно является вопрос о том, когда, с какого возраста можно и следует начинать работу с моторным алаликом.

Мнение, высказанное Н Н. Трауготт, представляется нам очень правильным и хорошо мотивированным ответом на этот вопрос: “Чем раньше начата работа, тем скорее удается обучить ребенка речи; думается, что это объясняется прежде всего тем, что, чем моложе ребенок, тем меньше он замечает свой дефект и тем меньше стесняется речи. Кроме того, кругозор маленького ребенка уже, мысли его проще, речь, в которой он нуждается, должна быть элементарнее по построению и беднее по словарю, нежели речь школьника. Следовательно, и овладеть ею, догнать своих сверстников можно в более короткий срок.



Возможно, что имеет значение и то обстоятельство, что дошкольный возраст вообще является периодом, особенно благоприятным для развития речи”.

Организационно занятия с алаликом 3—4 лет могут носить ферму консультаций для родителей. Логопед смотрит ребенка, проводит с ним занятия 2—4 раза в месяц в присутствии родителей, рассказывает им об особых трудностях воспитания.

В дальнейшем желательно определить ребенка в специализированный детский сад или же начать работу с логопедом при поликлинике с обязательным участием родителей, бабушки, дедушки, старшей сестры, воспитательницы массового детского сада.

Необходимо помнить, что достаточно часто в процессе работы диагноз “алалия” отпадает и заменяется диагнозом “временная задержка речевого развития”, так как речь начинает быстро и полноценно развиваться.

Несмотря на изменение диагноза, такого ребенка не следует выпускать из поля зрения, необходимо следить за его речью, так как легкие формы алалии могут опять дать себя знать на более поздних этапах его жизни при предъявлении более высоких требований к его речи, в частности при поступлении его в школу, при переходе из класса в класс, особенно из начальной школы в среднюю.

До последнего времени возможности обучения алаликов исчерпывались амбулаторными занятиями с логопедом при детских поликлиниках (2—3 раза в неделю по 20—30 минут) или же обучением в имбецильных классах вспомогательных школ, а иногда даже в школах глухих.

Все эти возможности не соответствовали ни по количеству времени, ни по методам работы тому, в чем нуждается алалик.

Дети, страдающие наиболее легкими формами алалии, попадали и до сих пор попадают в массовую школу и иногда удерживаются там до IV—V классов. Второгодничество, плохая успеваемость и незаслуженно пренебрежительное отношение со стороны товарищей — все это приводит алалика к сознанию своей непригодности в жизни, озлоблению к школе и неустроенности в дальнейшем.

Начиная с 30-х годов в Советском Союзе предпринимаются попытки организовать коллективное обучение алаликов, главным образом моторных; организуются специальные классы, а затем и специальные школы с прохождением школьной программы.

В настоящее время специальные школы для алаликов открыты в Ленинграде, Москве, Харькове. Эти школы носят название специальных школ для детей с тяжелыми речевыми нарушениями. В них в одном и том же классе учатся дети — моторные алалики, дизартрики и ринолалики.

Специфика детей с указанными речевыми нарушениями различна и по характеру их речи и, что особенно важно, по темпу ее развития.

Создавать параллельные классы для детей с различными речевыми нарушениями пока не представляется возможным в связи с ограниченными возможностями приема в эти школы. Кроме того, воспитание и обучение моторных алаликов в коллективе детей, владеющих речью, имеет и свои положительные стороны, тем более что речевые школы организуются как школы-интернаты. Отбор детей в эти школы, комплектование более или менее однородных классов очень трудны. При отборе должны быть учтены, кроме речевого диагноза, тяжесть речевого нарушения, интеллект и общее физическое и психическое состояние поступающего ребенка. Для того чтобы не перегружать школу детьми, не подлежащими обучению в ней (может быть, временно), в речевых школах организуются подготовительные классы, где ребенок длительно наблюдается в процессе специальной педагогической работы с ним, что позволяет более правильно решить вопрос о его дальнейшей судьбе.

Той же цели — правильному отбору детей для обучения в школе, а также их ранней подготовке к школьному обучению — служит и организация специализированных детских садов (для дизартриков, моторных алаликов, заикающихся).

Организация специальных речевых школьных и дошкольных учреждений в СССР осуществляется сравнительно недавно, поэтому большинство моторных алаликов до сих пор получают специальную начальную помощь у логопедов, работающих в детских поликлиниках.

Нуждаются в индивидуальной логопедической работе и алалики, обучающиеся в речевых школах. На эту работу выделяются специальные часы (в младших классах 3 часа в неделю) независимо от того, что наибольшее количество часов в учебном плане отведено на русский язык.

Работа логопеда с моторными алаликами должна быть длительной и систематической. Организационно она может носить то индивидуальный, то групповой характер, в зависимости от этапа работы, основной задачи, стоящей перед логопедом в данный момент, и, конечно, от состава детей, обучающихся у него.

***

Опыт индивидуальной логопедической работы с моторными алаликами, а тем более их коллективного воспитания и обучения еще полностью не изучен, по отдельным вопросам еще имеются разногласия. В данном учебном пособии освещаются основные методические задачи, принципы и приемы их осуществления в работе логопеда с моторными алаликами, предваряющей поступление их в ту или иную школу или дополняющей их обучение в речевой или массовой школе.

Речевое развитие ребенка — моторного алалика под воздействием логопедической работы во многом сходно с речевым развитием нормального ребенка, но вместе с тем следует отметить и значительное различие этих процессов.

1. Речь нормально развивающегося ребенка под влиянием жизни в семье, в детском учреждении развивается и переходит с одного уровня на другой, все более высокий, что создает впечатление самостоятельного развития речи. 1. Речь моторного алалика требует для своего развития специального активного воздействия, воспитания. Воспитание выражается в тщательном подборе речевого материала, формах его подачи, многократном его повторении для закрепления и в строгой дозировке его как по времени, так и по постепенному усложнению его.
2. Неправильности речи у нормально развивающегося ребенка (неправильности звукопроизношения, словаря, фразовой речи) устраняются под влиянием общения с окружающими. 2. Неправильности речи алалика без посторонней специальной помощи закрепляются и являются препятствием для дальнейшего как речевого, так и общего психического развития.
3. Длительность последовательных этапов речевого развития имеет у разных детей некоторые индивидуальные колебания. 3. Длительность каждого из этапов речевого развития моторного алалика превышает длительность этапов нормального развития и зависит от ряда факторов: тяжести нарушения, работы логопеда, участия в работе семьи или детского учреждения (детского сада, школы).
     

СЕНСОРНАЯ АЛАЛИЯ

Один из сложных и еще недостаточно изученных вопросов логопедии — сенсорная алалия.

Причиной возникновения сенсорной алалии является корковое нарушение деятельности рече-слухового анализатора при достаточно сохранном периферическом слухе и первично сохранном интеллекте. Непосредственными причинами могут быть травмы головы, перенесенный энцефалит.

Сенсорную алалию характеризует тяжелое недоразвитие восприятия речи, благодаря чему вторично недоразвивается и собственная речь ребенка.

Установление правильного диагноза в этих случаях осложнено прежде всего трудностью установления контакта с ребенком. Эта трудность резко возрастает в незнакомой для ребенка обстановке: он или возбуждается, стучит, кричит, или становится заторможенным, тогда как в привычной домашней обстановке он спокоен, наблюдателен, внимательно смотрит на окружающих, стараясь осмыслить их действия, много лепечет. Лепет может быть интонационно окрашен, в нем можно обнаружить обрывки услышанных слов, восклицаний, но они не имеют связи с ситуацией.

Для того чтобы привлечь внимание сенсорного алалика, обычно бывает недостаточно употребления звукового воздействия, необходимо попасть в поле его зрения, тронуть его, повернуть к себе его голову.

Первоначальное впечатление от сенсорного алалика заставляет думать или о ранней тяжелой тугоухости, или об умственной отсталости. Родители упорно настивают на том, что ребенок слышит, но не всегда одинаково. Последнее они склонны объяснять его упрямством, капризами.

Попытки установить остроту слуха сенсорного алалика сталкиваются со своеобразием его слуховых реакций, что выражается в изменчивости, неустойчивости порогов слухового восприятия и способности различения звуков. Если для нормально слышащего ребенка или ребенка со снижением периферического слуха имеет значение громкость звука, то для сенсорного алалика возможность восприятия находится в зависимости от темпа подачи звуковых раздражении (интервалов между ними), качества звуков (чистые тоны, шумы или звуки речи), эмоциональной подачи и, наконец, от всей обстановки, в которой он находится. Таким образом, исследование слуха врачом (чужим человеком) при помощи аудиометра или камертонов, издающих чистые тоны, дает низкие показатели его слуховых возможностей, тогда как в домашней обстановке ребенок реагирует на тихие шумы—шум отворяемой двери, шаги входящей матери, звуки при накрывании стола к обеду, тихое обращение к нему со стороны близких людей и т. п. Все эти наблюдения и дают право родителям настаивать на хорошем слухе ребенка—сенсорного алалика. Несмотря на кажущееся снижение слуха, шум, крик, радио, громкий разговор возбуждают ребенка, тишина успокаивает его, делает более восприимчивым к звуку.

В спокойной обстановке ребенок часто эхолалически повторяет отдельные слова, выражения, кем-либо произнесенные. Ребенок хорошо передает интонацию услышанного и даже его звуковое оформление.

Эхолалически произнесенное не осмысляется и бесследно исчезает, не закрепляется, попытка вызвать повторное произнесение оказывается безрезультатной. Это и позволяет родителям утверждать, что ребенок не говорит из упрямства (“Иногда сам скажет, а повторить не заставишь”).

Иногда появление слова у ребенка бывает связано с эмоцией, которую у него вызывает увиденный предмет или та или иная жизненная ситуация (“Бей-бей!” — кричит четырехлетний сенсорный алалик, получив красивый мяч. “Колбаса, сметана!” — восклицает десятилетний безречевой сенсорный алалик, увидев на столе свои любимые кушанья).

Физиологические исследования сенсорных алаликов привели к следующим выводам: сенсорная алалия — следствие нарушения центрального отдела слухового анализатора, благодаря чему быстро и легко возникает запредельное торможение. Этим и объясняется неустойчивость порогов слуховых реакций, трудность образования слуховых дифференцировок слышимых звуков, а следовательно, и различение акустически близких фонем и неполноценность слухового анализа и синтеза.

РАЗВИТИЕ РЕЧИ СЕНСОРНОГО АЛАЛИКА И МЕТОДИКА ЛОГОПЕДИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

Постепенно ребенок начинает прислушиваться к окружающим звукам, что чаще всего совпадает со спокойными моментами его жизни (например, утром в первые минуты после пробуждения).

Все чаще появляется ситуационно неустойчивое понимание отдельных слов, обращений. Постепенно появляются и само

стоятельно произносимые слова. Значение и произношение их также неустойчивы. Активный словарь медленно закрепляется и расширяется, начинает делаться более устойчивым как по произношению, так и по значению.

Характерным является то, что наличие слова в речи сенсорного алалика не всегда совпадает с его пониманием речи окружающих (сам ребенок употребляет слова дай-дай, бах, спать, пить и т. п., а если обратиться к нему с этими словами, он их не понимает).

Ребенок смотрит на лицо говорящего, пытаясь облегчить себе понимание речи путем восприятия выражения лица, жестикуляции, в дальнейшем ему начинает помогать зрительное восприятие артикуляции говорящего.

Основная задача начального этапа работы с сенсорным алаликом — возбудить у ребенка интерес к звукам окружающей жизни, а затем и к звукам речи и вызвать у него активное желание подражать им. И то и другое удается вызвать, используя спокойные минуты в состоянии ребенка при помощи создания игровых ситуаций. В это время ребенок наблюдает действия логопеда, подражает им. Один из элементов этих действий — эмоциональные восклицания и слова логопеда. (Образцы таких коротеньких игр-занятий см. на стр 183).

На начальных этапах методика работы с сенсорным алаликом совпадает по своему содержанию и по своим приемам с тем, что описано в отношении работы того же этапа с детьми—моторными алаликами, так как в это время еще трудно отграничить безречие моторного алалика от безречия сенсорного.

Приемы работы.

Для возбуждения интереса ребенка к звукам рекомендуется каждое занятие начинать с коротеньких упражнений со звучащими игрушками (детский барабан с палочками, дудочка, звонок, бубен, губная гармошка). Все игрушки должны быть в двух экземплярах.

Начинают занятие с раскладывания перед ребенком 2—3 игрушек и предоставляют ему возможность брать их в руки, рассматривать. После этого логопед на глазах у ребенка берет одну из игрушек и вызывает ее звучание. Очень важно, чтобы ребенок обратил на звук внимание; для этого полезно, чтобы в момент звучания он держал игрушку в руках, чтобы ощутить вибрацию звучащего тела. Зрительный образ игрушки, ее вибрация в момент звучания привлекают внимание ребенка. Иногда на первом же занятии, иногда на одном из следующих удается обратить внимание алалика на способ вызывания звучания (удары палочкой по барабану, потряхивание бубна, дутье в дудочку). Это приводит ребенка к попытке и самостоятельно вызвать звук, в чем нужно ему помочь. Такая игра создает у алалика активный интерес к звукам, издаваемым игрушками.

Следующий этап — научить ребенка различать звуки. Для этого перед ребенком кладут 2—3 знакомые звучащие игрушки

с возможно контрастным звучанием (барабан и дудочка или звонок и гармошка). После обычных манипуляций алалика с этими игрушками (осмотреть их, подержать в руках, заставить их звучать) логопед опять кладет их перед ребенком, а сам за его спиной издает звук на одном из инструментов и предлагает у'ка-зать такую же звучащую игрушку среди лежащих перед ним и воспроизвести звук. Если ребенок указывает неправильно, логопед на глазах у него воспроизводит один за другим сравниваемые звуки, а затем повторяет задание.

Занятие должно проводиться эмоционально и быть кратким. Иногда только в результате нескольких занятий ребенок начинает узнавать и различать звучание разных игрушек; постепенно вводятся новые игрушки, например: кошка, собака, петух (тоже звучащие).

В дальнейшем логопед имитирует голоса животных, а затем к звучанию присоединяет и слово-название: кошка (или киса), собачка и т. л.

С этого начинается планомерная работа над накоплением пассивного словаря сенсорного алалика. Одновременно идет и развитие его собственной речи.

Прорабатываемые слова и выражения необходимо закреплять, создавая соответствующие ситуации. В работе над речью могут быть использованы одни и те же пособия, но приемы их использования будут разными в зависимости от целевой установки.

Одна и та же картинка может быть использована для развития собственной речи алалика. Детям задают вопросы: “Кто сидит за столом? Как зовут мальчика? Что он делает? Что у мальчика в руках? Что он кушает?” Ответ должен быть дан одним словом или фразой в зависимости от этапа работы. Главное внимание обращается на правильность ответа, произношение слов. Работая над восприятием, логопед не требует ответа речью:

прослушав вопрос, ребенок должен ответить показом, действием. В связи с этим изменяется форма задания: “Покажи, кто сидит! Покажи, что он держит в руках! Покажи, где лежит хлеб!” — или “Встань! Открой дверь! Возьми карандаш! Пиши!” и т. п.

Можно разложить перед ребенком игрушки, учебные пособия и предложить найти и подать книгу, ручку, мячик и т. п. Можно усложнить задание, предложив принести одну игрушку, все игрушки и т. п. Форма занятия, материал и постановка задания должны соответствовать уровню понимания речи и возрасту ребенка. В качестве вспомогательных приемов полезно:

1) практиковать повторение прослушанной фразы, слова, т.е. закреплять связь речевого и двигательного образов;

2) привлекать внимание к лицу говорящего, т. е. вводить элементы чтения с губ;

3) в старшем дошкольном и школьном возрасте использовать письменную речь — зрительный образ нового или трудного сло

ва и записывание продиктованного слова с обязательным его проговариванием вслух.

Для того чтобы избежать эхолалического повторения услышанного, полезно объединять повторение задания с его выполнением. Например, логопед говорит: “Принеси мне стакан”, ребенок повторяет: “Принеси мне стакан”, выполняет требование и после этого отвечает на вопрос логопеда: “Что я тебя просила сделать?” — “Принести стакан”.

***

Дети сенсорные алалики, легко научаются читать, но сначала совершенно не понимают читаемого. С развитием речи (и понимания собственной речи) чтение делается все более осмысленным, и в большинстве случаев механизм чтения и осмысление прочитанного идут впереди навыков устной речи и помогают ее развитию.

В письме долго наблюдаются многочисленные ошибки, отражающие затруднения сенсорного алалика в устной речи и в восприятии речи, а также в дифференциации звуков и звукового анализа.

При недостаточном внимании к качеству чтения и письма сенсорного алалика их развитие может пойти неправильно, с характерными для данной речевой патологии искажениями: чтение может приобрести характер автоматического, неправильное ударение и грубые искажения слов. Очень важно, чтобы в тексте было много сопровождающих рисунков, которые фиксируют внимание на смысловой стороне читаемого. В конце каждого текста должны быть вопросы к тексту, на которые алалик должен ответить, а затем найти в тексте слово, выражение, фразу, подтверждающие правильность его ответа.

Такая работа способствует закреплению новых слов и оборотов из текста и правильному пониманию текста.

Очень полезны упражнения на дополнение незаконченных фраз, причем дополнение должно быть выбрано среди данных в конце упражнения слов. Слова могут быть подобраны сходные: по звуковому составу — свет — цвет, поет — пьет, читает — считает, плащ — плач и т. п., по смыслу — продавец — покупатель, длинный — высокий, большой — толстый — тяжелый и т. п.

Должны быть упражнения на выбор и употребление нужной грамматической формы: Мальчик копает яму (лопата); Лида села (в, на, под) стул и т. п. Эти упражнения могут применяться и в устной и в письменной форме.

В работе над письмом большое место должны занимать упражнения на дифференциацию сходных звуков.

Многие исследователи указывают, что более или менее глубокие расстройства восприятия и понимания речи у детей встречаются значительно чаще, чем это принято думать, притом чаще, чем у взрослых.

Логопед сталкивается в своей практический работе с явлениями неполноценности слухового внимания и слухового восприятия речи различной степени; такие дети встречаются в массовых детских садах и в массовой школе. Речь их достаточно полная, грамматичная, но для них характерна истощаемость их слухового внимания. Такой ребенок не любит слушать чтение вслух, часто его считают недисциплинированным.

Сенсорные алалики с более легкими степенями нарушения попадают во вспомогательные школы или в специальные речевые школы. Сенсорные алалики с тяжелыми степенями нарушения часто направляются в специализированные детские сады и в школы для детей с ослабленным слухом, но во всех этих учреждениях они долго не удерживаются, так как ни методы, ни темпы работы не соответствуют специфике их развития. Некоторые дети занимаются с логопедами детских поликлиник.

Сенсорных алаликов следует направлять в логопедические медицинские стационары.

При организации работы с сенсорным алаликом необходимо всегда помнить о повышенной истощаемости его слухового внимания. Нельзя перегружать его ни количеством даваемого материала, ни темпом его подачи, ни его сложностью. Наступающее нарушение контакта с ним всегда должно вести к окончанию занятия или хотя бы к перерыву его. Соблюдение указанных условий и является по существу основой для успеха в работе с сенсорным алаликом

***

Далеко еще не полный опыт работы с сенсорными алаликами позволил установить некоторые характерные для них особенности. Они могут быть сформулированы следующим образом:

1. Особенности слухового внимания: трудность его активизации (не сразу воспринимает обращенную речь), замедленность слухового восприятия; колебания, прерывистость как внимания, так и восприятия (то слышит, то не слышит, в результате чего из фразы, состоящей из знакомых ребенку слов, могут восприниматься только отдельные слова); неустойчивость, отвлекаемость внешними раздражителями.

2. Расхождение между выявленным снижением слуха и уровнем развития речи. (Н. Н. Трауготт приводит в пример детей, которые реагировали на шепот на расстоянии 4 м и не были олигофренами, но до обучения в специальной школе или совершенно не понимали речи, или понимали только несколько стереотипных фраз.) В дальнейшем наблюдается повышенная речевая активность на фоне сниженного контроля, критики к своей дефектной речи.

3. Расхождение между степенью нарушения понимания речи и степенью нарушения собственной речи ребенка, что выражается, в частности, в большей устойчивости активного словаря по сравнению с пассивным.

4. Б`ольшая легкость овладения письменной речью по сравнению с устной и лучшее зрительное восприятие речи по сравнению со слуховым.

Установление всех этих изменчивых особенностей у сенсорного алалика не может быть вскрыто разовым обследованием, требуется длительное наблюдение и тщательное сопоставление и анализ наблюдаемых фактов, что легче всего может быть сделано в процессе логопедической работы. Логопед, наблюдающий за ребенком, должен быть хорошо знаком с закономерностями речевого развития как нормального, так и слабослышащего ребенка.

Характеристика алалии, как моторной, так и сенсорной, ее течение и особенно то обстоятельство, что столь глубокое нарушение речи влияет не только на общее развитие ребенка, но и на формирование его характера, требуют как можно более раннего специального педагогического воздействия. Только рано начатое обучение может обеспечить алалику возможность получить образование, соответствующее его интеллекту.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.