Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Использование обаяния на рабочем месте





Нам шарм и строить, и жить помогает!

Развитое западное общество кокетство на рабочем месте очень не уважает. Это у них называется сексуальным давлением на коллегу и преследуется законом. Американские и европейские издания, посвященные деловым и интимным контактам с окружающими, изо всех сил проповедуют отрицательный взгляд на саму возможность такого рода отношений по месту работы. Ни в коем случае, исключайте даже возможность, никогда не позволяйте себе и всячески опасайтесь любых намеков на "глубину чувств"! Каких только предупреждений - в самой гипертрофированной форме - не употребляют эти книги о том, как себя вести с сотрудниками-сослуживцами.

Сексизм, недостойное поведение, шовинистское мышление - отменные сюжеты ужасных триллеров о том, как жил-был счастливый менеджер, а начальница стала к нему приставать и... доконала. Причем в процессе осуществления желаний начальницы он 31 раз повторил "по", что было зафиксировано автоответчиком. И суд, прослушав запись, подтвердил факт насилия шефини над подчиненным - и негодяйку присудили к штрафу. У нас в таких ситуациях автоответчики не требуются, счастливчик сам все всем расскажет в подробностях. Если только не побоится зависти общественности.

Откуда такие различия? То ли в нашей стране еще нет достаточного количества увеселительных заведений (тех, которые были бы народу по карману) - и потому будущие супруги или любовники знакомятся друг с другом именно на рабочем месте. То ли интимные связи между сотрудниками усугубляют обычную особенность российской кадровой политики - протекционизм: "Повысьте Васю, у него такой... опыт!" - что и сплачивает коллектив. То ли это потому, что мы ужасно не любим холодности и политкорректное в обращении. Устаем мы от них.



Пусть и у нас есть отечественная заповедь, которая хоть и не касается высоких материй вроде уважения к личности и частной жизни, зато звучит определеннее: "Не спи там, где работаешь!" Что ж, доходчиво, вполне. Но вот в чем дело - мы и не собираемся. В том смысле, что сексуальный компонент действительно стоит исключить. А приветливое, человеческое отношение - оставить. Без него нормальные отношения устанавливать сложно.

Если заглянуть, однако, в обычный офис какой-нибудь фирмы, то нетрудно будет угадать, кто из сотрудников быстрее попадет на прием к руководителю, кому охотнее пойдет навстречу затерроризированная проявлениями сексизма секретарша: сухарю Анатолию: "Вера, будьте добры, запишите меня на прием к Вовану Петровичу" - или балагуру Борюсику: "Прекрасная, свет твоих глаз меня ослепляет, волнует душу, заставляет забыть все на свете. В твоих руках ключи от моего счастья. Запиши меня к Вовану, солнце мое незакатное.

Так хочется увидеть тебя снова побыстрее. Я уже начинаю скучать". Как правило, желанную встречу с боссом быстрее получает именно Борюсик, хотя намерения его относительно Верочки весьма невинны, и секретарша это знает. Но подурачиться минутку, почувствовать себя "властительницей судеб" - пусть понарошку - девушке приятно. И это неосудимо. Кстати, вспомните: образец мужества и хорошего тона, гордость туманного Альбиона Джеймс Бонд никогда не проходил мимо секретарши управления Ман-ни-Пенни, не пообещав на ней жениться.

И вот что интересно: в реальной жизни я нередко обнаруживала резко отрицательную реакцию подчиненных дам на нейтральное, сухо-корректное поведение босса. Мотивация недовольства, как у лягушки из анекдота: "А я здесь, между прочим, как женщина сижу!" Можно, конечно, было бы предположить, что эти дамы просто неровно дышат к своим начальникам. А вот и нет. Ничего подобного.

Проявления пылких чувств со стороны шефа их просто бы напугали или показались неуместными. "Сто лет в обед не надо", как говорят в народе. И все же...

Моя однокурсница Лариска работала секретарем директора одного крупного учреждения. С кавалерами у нее было все в порядке: жизнь просто била ключом. И тем не менее Лорка со стервозной методичностью плевала боссу в приготавливаемый кофе всякий раз, когда тот, между прочим по горло загруженный делами человек, не замечал у своей секретарши нового платья, прически или забывал сделать комплимент.

На вопрос, что ей от босса надо - нехорош собой, женат, делами загружен, - Лариска отвечала, что она не пишущая машинка, пусть помнит, гад. Сколь ни корректен был ее шеф, Лорке хотелось теплоты в голосе и добрых улыбок, человеческого отношения, без которого она чахла и зверела на глазах. Однажды в таком состоянии озверения Лорка обаяла личного водителя босса и подговорила того заглушить машину посреди Большого Каменного моста. И бедняга шеф, опаздывая на важную встречу, вынужден был вылезть из служебного авто и толкать его собственноручно! Мелкие неприятности продолжались до тех пор, пока Ларискин босс, шестым чувством поняв, в чем причина этой лавины несчастий, не выработал привычку подлизываться к своей секретарше - то цветочки подарит, то посплетничает, то о здоровье спросит. Больше ему "кофе с пенкой" (бр-р-р!) не подавали.

Вот и рассуждай после этого, что флирт на рабочем месте "несет нежелательную сексуальную нагрузку, утомительную для окружающих". Воистину, что русскому хорошо, то немцу - смерть. А вообще-то, официальная форма общения - корректного, лишенного эмоций - у россиян нередко ассоциируется с высокомерием. Наш соотечественник даже панибратство воспринимает с большей симпатией. И этому "родному менталитету" приходится отдавать должное.

Ирина, молодая приятная женщина, стала начальником. Она легко освоилась с новой должностью, прекрасно знала, что ей делать, и уверенной рукой вела свое подразделение "через тернии к звездам".

И все бы было хорошо, но... Была одна ситуация, с которой Ирина не знала, как справиться. Вернее, человек. Причем именно от этого человека Ира меньше всего ожидала подвоха, поскольку знала его давно и считала, как ей раньше казалось - небезосновательно, что на него-то при случае она и сможет опереться. Человека звали Павлом.

Раньше, десять лет назад, Ирина с Павлом были однокашниками, учились в институте на одном курсе. Вместе ходили в походы, вместе участвовали в художественной самодеятельности и вообще были друг для друга Иришкой и Пашкой. Причем Павел сам в свое время предложил Ириному мужу устроить жену на работу в фирму, когда освободилась вакансия, и поначалу даже опекал ее. А потом это новое назначение, поставившее Иру начальницей над Павлом.

Собственно, ни для кого оно секретом не было. Все знали: руководить возьмут Ирину. Инее том дело, что Павел был плох - наоборот, работал он хорошо, в фирме его ценили, но с организаторскими способностями у него было не очень... Ему, как и многим творческим людям, не хватало дотошности, кропотливости, усидчивости, столь необходимых в административной работе. Не в Пашином характере было проверять-перепроверять, следить и т. д. Паша и сам в приватных разговорах называл деятельность начальства "унитазной работой", намекая, что творческого компонента в ней "ни на грош", а вот рутинно-хозяйственного очень много.

И вот когда начальницей сделали дотошную и внимательную Иру, Паша повел себя очень странно. Он будто забыл, что они с Ирой больше не студенты, будто не понимал, что Ира теперь занимает ответственный пост.

"Мне сейчас очень тяжело, - сетовала Ира, - Павел взял за правило вести себя со мной на людях так, словно я для него маленькая девочка и без него ни на шаг. Ведем переговоры с заказчиками - тут же дает всем понять, кто здесь главный: зовет меня "кисой" или "лапулей", разваливается в кресле, предлагает мне "сделать всем кофейку", хотя для этого есть сотрудница-секретарь. В общем, вовсю "играет на понижение". Я с ним пробовала спокойно поговорить, так он то ли не понял, то ли сделал вид, что не понял. Об него как "об стенку горах": "Да ну, тебя, мать, - отвечает, - старая ты стала, нудная, подозрительная. Что ты тетю-начальницу из себя строишь, я же знаю тебя как облупленную".

И понимаешь, в чем тут фокус: был бы на Пашкином месте кто-нибудь другой, уж я бы знала, как с ним разобраться. Но Павел мне много добра сделал, я ему многим обязана. Вот он и пользуется.

По-хорошему у меня с ним не получается, а по-плохому я не могу. Ну что тут сделаешь?" - "Повышение статуса тем и скверно - ставит перед очень неприятным выбором, - я очень Ире сочувствовала, - хотя в случае с Пашей не все так безнадежно, есть на этого хлопца одна терапия.

Так вот, если твоему давнему другу нравится изображать на людях "enfante terrible", то тебе стоит изобразить из себя заботливую мамку, раз уж ему тетка-начальница не по душе. Выбери не столь ответственных клиентов или тех, кто давно пользуется услугами вашей фирмы, и при них "пойди в атаку".

То есть ты не должна на Пашку огрызаться, а должна взять инициативу в свои руки: пусть теперь Павел посидит в твоей шкуре, не думаю, что ему понравится". Ира слушала меня, смеялась и решила попробовать. "А вот и наш масенький пришел, -через неделю радостно приветствовала Ирина Павла на очередных переговорах, - кофейку с молочком хочешь? Эспрессо хочешь? А сердечко у маленького болеть не будет? Может, лучше с молочком и кексиком?" Получив кофеек с молочком и кексиком, Паша притих и насторожился. За время переговоров Павел, конечно, порывался показать, кто здесь "самый отвязный", но его обычные "примочки" разбивались о несокрушимый Иркин восторг: "Пашенька Алексеевич у нас очень непосредственный!", "Он тако-ой ценный сотрудник. Все творческие люди имели свои причуды.

Микеланджело, например, чулки до тех пор носил, пока они у него на ногах не истлевали, представляете? А вот Павлик такую забавную манеру общения нашел!" Несколько сеансов привели мужика в чувство: хорошо и приятно, играть в одни ворота, но когда кто-то так же легко и непринужденно забивает мячи тебе - поневоле задумаешься. Паша перестал изображать Иркиного хозяина-покровителя на переговорах и летучках, а "кисулей" и "лапулей" звал ее вне работы. Здесь Ира не возражала. Она была рада, что они остались друзьями.

Кокетство и юмор в легкой форме еще не вредили никому и никогда. Только переигрывать не надо. В защиту такого поведения на рабочем месте можно сказать еще, что специалисты не раз обращали внимание, что в смешанных коллективах психологический климат гораздо здоровее, чем в чисто женских или чисто мужских. И как раз именно потому, что в воздухе витает еще некий флер в придачу к глубокому чувству трудовой солидарности.

Между прочим, именно в присутствии лиц женского пола мужчин нередко охватывает желание продемонстрировать свой профессионализм, таланты и прочие признаки высокого статуса - в смысле статуса социального, а не эротического. Иной раз это выливается в соревнование - не соц, а нормальное мужское соревнование. Говорят, что на производственных показателях подобные состязания отражаются весьма недурно.

Словом, присутствие в отделе симпатичной, обаятельной дамы (или нескольких), конечно, не превратит всех лиц мужского пола в стахановцев, но положительно на них повлияет. Если дама будет вести себя умно и тактично.

Начальник, вы душка! Повысьте зарплату!

Работа - место, на котором мы проводим почти треть своей жизни. Невозможно представить, что человек, придя на. службу, отключает свою личность, привычки, эмоциональное состояние и становится функционирующей частью некоего действующего механизма. Как говорится, все мое ношу с собой - и в офис тоже. На своем рабочем месте мы имеем дело с живыми людьми, а не с манекенами, поэтому применение шарма тоже уместно, надо просто учесть несколько нюансов.

Как грамотно обаять своих коллег? Когда мы устраиваемся на работу, то уже стремимся подать себя как можно выгоднее, демонстрируя не только деловые качества, но и личную привлекательность, обаяние. Разве, устраиваясь на работу, вы ни разу не заглянули в Дейла Карнеги? Не перечитали этот наборчик: "Улыбайтесь, проявляйте интерес к людям, имя человека - самый сладостный для него звук, уважайте мнение собеседника и т. п."? В принципе, если не становиться приторной и неестественной - очень действенная тактика.

Между прочим, у Карнеги есть и оппонент - всемирно известный американский психолог Эверетт Шостром, но о его удивительных предложениях, как вести себя с людьми, мы поговорим в следующем разделе. А пока - азбука бизнес - этикета, или "Как приручить босса и сотрудников?"

Начальник в коллективе несет на себе нагрузку лидера, хотя таковым может и не являться. Тем не менее приоритетное внимание к его персоне положено по этикету.

Нередко в коллективе между начальником и подчиненными устанавливаются не только деловые, но и теплые человеческие контакты. Тем не менее в отношениях с начальником лучше воздерживаться от амикошонства. Мне нередко приходилось наблюдать, как некоторые подчиненные, как правило в небольших коллективах, пытались имитировать более тесные отношения со своим шефом, чем на самом деле. Они постепенно в разговорах с начальством старались называть его (ее) по имени, опуская отчество, а заодно переходили в одностороннем порядке на "ты". Такое форсирование событий вызывало резкое охлаждение босса к своему сотруднику.

А вот по-человечески участливое отношение к человеку, который является твоим начальником, плюс доля кокетства, - пойдут на пользу.

Ася была помощником руководителя одного из филиалов крупной фирмы. Вместе с боссом Андреем Семеновичем они тщательно готовились к совещанию на самом верху. На повестке стоял вопрос: насколько перспективен филиал, возможности получения прибыли - предстояло переломить позицию части руководства. На совещании шеф долго и упорно отстаивал возможность существования своего подразделения, приводил доводы, отбивался, иной раз не слишком удачно, от язвительных нападок...

Короче - бой он принял, филиал отстоял, но и гадостей стерпел немало. В свое кресло он сел измученный и подавленный. Ася слегка наклонилась к шефу и сказало тихо: "Андрей Семенович, вы дрались как лев.

Классно вы их сделали". Босс слабо улыбнулся: "Спасибо, Асенька". Он почувствовал поддержку в лице помощницы и понял, что силы и нервы затрачены не напрасно. Ему явно стало легче. Он приободрился. А когда через полгода в филиале стал организовываться новый отдел, Андрей Семенович предложил Асе его возглавить. Без всяких сексуальных домогательств со своей стороны.

Возможно, Ася - хороший психолог и отменная интриганка. А возможно - добрая душа, которая посочувствовала измотанному шефу, а ему это помогло в тяжелую минуту. Самое важное - обоим это пошло на пользу.

Не упускайте возможности оказаться на виду у начальства. Пусть знает о вашем существовании. Выступая на совещании, чаще обращайтесь к начальнику. Если вокруг босса бегает хор подпевал, не спешите с ними слиться. Обособленная фигура заметнее. Начальник с большим удовольствием выслушает комплимент от такого сотрудника, чем от исполнителя сольной арии в хоре подлиз.

Спонсора надо брать, "как Чингисхан города, - обаянием. Из равнозначных проектов спонсор "финансово склонится" к приятному для себя человеку. Поэтому с ним надо быть такой же естественной и внимательной, как с непосредственным начальством, - не "давить на жалость", не подлизываться, но и не позволять себя оттеснить за кулисы: дескать, идите, голубушка, идите, у нас серьезные дела с Иван Иванычем, не для женских ушей. Колкости и вопросики типа "Боже, о чем только эти бабы все время думают?" - не мужской шовинизм, а деловой. Таковы правила этой игры. Включитесь в нее - со своими ноу-хау.

С коллегами - не тяните одеяло на себя слишком явно, но и позиций не сдавайте. В общении с коллегами надо резко сбавить демонстративность поведения, которая может быть оправдана в отношении с боссом, то есть не вылезать по любому поводу на первый план, мешая высказываться остальным. Отношения с коллегами устанавливайте более неформальные, но и более деловые - без разрешения садиться вам на шею.

С подчиненными помните: охотнее работают на того начальника, который приятен как человек. Пакостнику и сухарю никакой освежитель дыхания "Рондо" не поможет. Останется в одиночестве у разбитого корыта - и так ему и надо. Для искреннего симпатяги "кадры" стараются от души, ему прощают недостатки. Не пережимайте со строгостью - впадут в апатию, а потом начнут гадить, подставлять и разбегаться.

Подчиненному хочется, чтобы его существование замечали, поэтому не "сушите" обстановку. Давайте нагоняи весело. При небольших усилиях со стороны начальства отдача коллектива бывает велика, если умело использовать человеческий фактор.

Главное: не пытайтесь явственно манипулировать людьми (если без этого нельзя обойтись, будьте хотя бы деликатной и законопослушной - не прибегайте к шантажу) и ни в коем случае не позволяйте манипулировать собой! Если вас все время норовят украсить лапшой на ушах и проверить на "лоховатость" - отбивайтесь. Сохраняйте себя как личность и как профессионала. Иначе ходить вам в "шестерках" до судного дня. Обаянию борьба за собственное "я" не помеха - наоборот, некоторые приемы кокетства неплохо срабатывают и в целях самозащиты.

"Не бери на понт, мусор..."

Грубая была девушка Манька - Облигация, но храбрая и жизнью тренированная. И не давала себя запугать. Согласитесь: иногда мы так хотим добиться благополучного исхода и наилучшего результата, что почти патологически неспособны сказать "нет" - даже если нам создают невыносимые условия или "берут на понт". Мы надеемся перетерпеть "тяжелые времена", за которыми непременно последуют хорошие дни - нас оценят, полюбят, зауважают и повысят. А пока мы выполняем обязанности за всех - от курьера до вице-президента, терпим раздражающие нас привычки - курение в помещении или манеру во весь голос распевать "Где же ты, моя Сулико?", когда вы проверяете годовую отчетность.

Психолог Эверетт Шостром в книге "Анти-Карнеги, или человек-манипулятор" не зря писал: ""Стремитесь избегать конфликтов... Контролируйте себя... Примите это легко..." - постоянно советует Дейл Карнеги. Что ж, попробуйте. Но когда вы, измотав до предела свою нервную систему, придете ко мне лечиться, я вам дам прямо противоположные советы".

Надо ли продолжать быть услужливой и приветливой, если лавина обязанностей все растет, неприятные манеры сослуживцев все усугубляются, а ваше молчание, похоже, ничем не отличается от молчания ягнят? Ведь это уже не налаживание хороших отношений и не проявление доброжелательности - это просто страх.

Вы боитесь, что протест, даже мягкий, испортит вам репутацию - а в результате и карьеру. Боитесь, что такой, какая вы есть, вас никто не полюбит и не поймет. Мнительность лишает вас сил и опоры.

От подобных страхов человек теряет душевное равновесие и в панике начинает юлить и подобострастничать не только с людьми, имеющими власть и силу, но и с людьми, которые сами зависят от него. И такими "напуганными" боссами отменно легко манипулировать - а люди очень любят власть!

После школы Алла пошла работать в обувной магазин. Так и пробыла продавщики до замужества. Ее муж Толя тоже высшего образования не получил - он, недоучившийся студент, очень хорошо зарабатывал на компьютерах и вскоре открыл собственное дело. Дела шли в гору, Толина фирма процветала. Супруги жили открытым домом, и Алле понадобилась помощница по хозяйству. Она подумала и решила: пусть это будет женщина интеллигентная, образованная, чтобы гости не шарахались.

Алла дала объявление и стала ждать претенденток. Желающих нашлось немало, и все такие милые, интеллигентные. Вот только со всеми этими милыми интеллигентными дамами Алла почему-то быстро расставалась. Очарованная их воспитанием и образованием, она сперва предлагала им самые выгодные условия - ей тоже хотелось нравиться своим помощницам.

Несмотря на приятное первое впечатление, любая из "домоправительниц"' быстро "портилась" и начинала охотно пользоваться пиететом со стороны хозяйки. Вместо работы по дому все они часами рассуждали о высоких материях, со смаком описывали свое тяжелое существование и бедственное положение, "выплакивая" деньги. Словом, вели себя как уличные оборванцы из стран третьего мира. А вот от своих обязанностей дамы тяжело заболевали. Их утонченные натуры протестовали против необходимости драить плиту, выносить мусор и мыть окна. И надо признать: большинство "дам-работниц", невзирая на то, что быт дома Романовых знали как родной, отличалось жуткой неопрятностью. У Аллы опускались руки.

В одиночку вести хозяйство, помогать загруженному по самую макушку мужу - и заодно служить "жилеткой" очередной Фикстуле Сироповне... Обстановка в доме накалялась. Алла не могла объяснить мужу, как происходит утечка денег "на хозяйство", а само хозяйство ведется кое-как – и в тоже время не могла же она силой заставить очередную интеллигентку мыть полы и начищать кафель! Кончилась, эта эпопея, как и полагалось, тетей Маней, которая хотя и напоминала статью медведя, а платьем- холм цветущий, зато в квартире стало чисто, а обед готовился вовремя. Алла перестала стесняться своей косности и незнания гуманитарных наук, не старалась произвести самое выгодное впечатление и вообще легко нашла в общении с тетей Маней нужный тон.

Не позволяйте собой манипулировать, как бы вам ни хотелось понравиться! Таким образом вы не только принижаете себя в глазах окружающих - вы культивируете собственные страхи! В вас пускает корни неуверенность, что можно заработать уважение, не прогибаясь по самое некуда. А за этим ощущением приходит убеждение; только без конца подделываясь под желания окружающих, можно завоевать их любовь.

Между тем не любовь вы приобретете, а целую толпу нахальных жокеев - любителей прокатиться к финишу на вашей шее. Разве такого рода "взаимопонимание" вы хотели получить от коллег и друзей?

Ксения вернулась на работу после декретного отпуска и активно взялась за дело. Она предлагала новые идеи, участие в новых проектах и просто кипела энергией. Довольно быстро ее активность была вознаграждена: Ксению повысили в должности. Правда, со временем стали замечать, что Ксения только предлагает что-либо, ну, может, сделает первоначальную прикидку, а потом все разрабатывают другие сотрудники. При этом получалось, что творческий замысел, выданный Ксенией, к моменту доведения дела до конца меняется до неузнаваемости. Однако Ксения постоянно декларировала: все это придумала и осуществила она сама, и продолжала спихивать свои неразработанные проекты другим сотрудникам - под тем предлогом, что сейчас по горло занята новыми идеями. А сослуживцы Ксении ничего -работали и помалкивали.

Начальство, в принципе, не вмешивалось, так как дело делалось, а в особенности рабочего процесса никто вникать не хотел. Лишь одна сотрудница - Аня - решила, что ее сервильность не заходит так далеко, чтобы заниматься чужими "недоношенными" идеями и тратить свои силы на доведение до ума разной "сырятины".

Анна обособила сферу своей деятельности от Ксениных идей, занималась собственными проектами и претворяла их в жизнь. От зоркого Ксениного глаза Анина тактика не укрылась, и Ксения начала на Аню давить: "Тебя никто не просит влезать в это с головой, но один участок ты можешь сделать - это по твоей тематике". - "У меня своя работа, так что извини", - отвечала Аня. Ксения попробовала Анне навязать работу через начальство. Пришлось Ане объясниться с дирекцией: "Ксения - прекрасный специалист.

Ей не надо разбрасываться. Она прекрасно справится сама. А у семи нянек, как известно, дитя без глазу, это только навредит делу". Тогда Ксения перешла на лесть: "Понимаешь, Аня, ты мне очень нужна, ты одна в состоянии критиковать меня, сказать мне правду о моей работе, мы бы могли прекрасно сработаться вместе". - "Ксеничка, - парировала Аня, - мы и так прекрасно сработались: у тебя свои дела, у меня - свои.

У нас просто нет причины "писать друг другу в борщ"". Через некоторое время Ксения сорвалась: стала устраивать Ане сцены, говорить гадости. Аня поняла - вовлекаться в свару не стоит, и поговорила с зав. отделом: "Мне, вероятно, придется уйти, Петр Петрович. Ксении со мной в одном отделе стало тесно".

Нельзя сказать, чтобы зав. отделом был расположен к Ане "всей душой", но решил - та может быть прекрасным противовесом амбициозной Ксении, и... повысил Аню в должности. Петр Петрович дал Ане должность, на которую претендовала сама Ксения. Что той оставалось делать? Она устроила еще несколько скандалов: бегала по фирме и рассказывала сотрудникам про "Анъку - змею подколодную". Но саму игру Ксения "продула" и понимала это очень хорошо. Вскоре она уволилась. Когда Анька рассказывала мне свою историю, то веселилась от души: "Ксюха со злости сделала мне классный "промоушен" - оповестила о моих успехах всех сотрудников.

Теперь половина коллектива мне сочувствует: "Аня, как же вам было тяжело с этой базарной бабой!", а другая половина побаивается. Я тут недавно разговорчик о себе слышала в курилке: "Аньку эту, из рекламного, знаешь? Ты не смотри, что такая доброжелательная. Она по трупам пойдет. Помнишь, Ксения у нас работала, а потом уволилась неожиданно? Так вот, это ее Анъка "съела". Я точно знаю". Так что я сейчас, - Анька с удовольствием потянулась в кресле, - в некотором роде звезда".

Умение отказаться, раскритиковать, возразить, настоять на своем, не дать себя в обиду не разрывает ваших отношений с окружающими. И "негативистов" не презирают: дело обстоит с точностью до наоборот, если отказ произнесен правильно. Боязнь отвергнуть неприемлемое предложение любого ставит под удар - а сказав коротенькое, но такое важное "нет", вы этот удар от себя отведете. Только произнести его надо не с горестным надрывом, а с приятной улыбкой, не оправдываясь, а убеждая.

Если у вас с возмущением начнут спрашивать: да как вы посмели, как вам вообще в голову такое взбрело - отказывать?! - с ровной улыбкой перечислите причины, по которым вы не можете вышеуказанное предложение принять.

Кстати, у многих читательниц сейчас появилась мысль: "Да, но если, невзирая на приятную улыбку, меня за этот отказ уволят +- и все?" А уж это вам решать - готовы ли вы терпеть непомерные, просто космические перегрузки за то, чтобы в кулуарах о вас говорили: "Ой, она такая славненькая, исполнительная - что бы ей еще такое подбросить, чтоб без дела не сидела?"

Вообще подобные ошибки легче предупредить, чем исправить. Правильный тон гораздо труднее внедрять в манеру общения, когда все вокруг уже привыкли к вашей уступчивости и услужливости. Приходится принимать радикальные меры - в каждом случае смотря по обстоятельствам. Где-то представления сослуживцев сможет поменять умело устроенный скандал. Вспомните чеховскую героиню, провинциальную актрису Марыськину, - и закатите им истерику. Где-то - на самом пике воплощения очередного важного проекта взять давно обещанный отпуск и уехать отдыхать. Вернуться загорелой и равнодушной к упрекам.

Где-то - отнести начальству докладную, в которой мягко так, с едва заметной иронией поинтересоваться: не хочет ли он уволить Марь Иван-ну и Пульхерию Андревну, а их оклад передать тому, кто исполняет их обязанности? Да привести списочек тех обязанностей - с датами исполнения и прочими реквизитами.

Словом, выбор радикальных мер - дело тонкое, индивидуальное, зависящее от обстоятельств и атмосферы рабочего места.

Но существует и общий список приемов, с помощью которых на новом рабочем месте следует продемонстрировать коллегам свое достоинство и компетентность. Чтобы произвести наилучшее впечатление, последите за тем, как вы держитесь. Самое лучшее впечатление производят люди уверенные и доброжелательные. Используйте эти советы - и вас будут считать именно таким человеком.

- Очень важен ваш силуэт: его вид влияет на подсознательное восприятие вашей личности. Следите за осанкой, никогда не сутультесь. Чтобы держаться прямо, представляйте мысленно, что вверх вас за макушку тянет невидимая нить. Походка должна быть спокойной и свободной, без суеты, развязности и усталости.

- Поза, в которой вы сидите или стоите, должна говорить о вашей уверенности в себе и доброжелательном отношении к окружающим. Не следует во время беседы с симпатичным вам человеком скрещивать руки на груди, разваливаться в кресле, высокомерно откидываться на спинку стула, одновременно глядя куда-то поверх головы собеседника. Вместе с тем постарайтесь и не наклоняться вперед, приближая лицо к собеседнику, не наклоняйте голову набок - это жесты, производящие впечатление подобострастия и назойливости.

Смотрите во время беседы в глаза собеседнику - это признак вашей внимательности и открытости. Низкий спокойный тембр голоса свидетельствует о продуманности и прочувствованное ваших слов. Поэтому низкие голоса вызывают больше доверия и приязни, чем громкий, высокий или визгливый, тон. Темп речи должен быть размеренным. Быстрый темп выдает неуверенность или легкомыслие, болтливость; слишком медленный - считается признаком тугодума.

Паузы позволяют подчеркнуть ключевые фразы, придают весомость главным мыслям, дают собеседнику время подумать и лучше оценить сказанное. Одежда должна соответствовать вашему интеллектуальному уровню, вашему социальному статусу - не стоит, словно Эллочка-людоедка, соперничать с Вандербильдихой, но ни в коем случае не экономьте на деловом гардеробе и не прибедняйтесь.

Взвешивайте свои слова, согласия и отказы, будьте внимательны к коллегам - и заодно приглядитесь к их привычкам и проявлениям натуры. И будьте уверены: благодаря обыкновенной наблюдательности поймете, что вас собираются "использовать", еще до того, как вас поставят перед неприятным фактом.

Глава седьмая









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.