Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Россия в конце XX- начале XXI вв.: проблемы и решения.





Хронологически работа охватывает конец ХХ – начало ХХI вв., когда в стране развернулись широкие реформы, способствовавшие демократизации общества, становлению правового государства, строительству новых федеративных отношений. В этот период шел переход на рыночную экономику, возникали многочисленные партии и политические движения, народы России переживали исторический этап своего возрождения, восстанавливались религиозные организации, появились независимые СМИ, обеспечившие гласность и открытость в обществе.

«Перестройка» привела к коренным изменениям в социально-политической, хозяйственной и культурной сферах, к открытости по отношению к внешнему миру, что повлияло на общественное сознание, отказавшегося в своей массе от советской идеологии и традиций, а также начавшего искать место российской культуры в мировой цивилизации.

Территориальные рамки исследования охватывают всю Российскую Федерацию. В работе делается определенной акцент на опыт Татарстана и других республик, которые нередко выступали с инициативами по федерализации страны.

Объект настоящего исследования – российский федерализм, как самостоятельная форма государственного устройства, не повторяющая другие виды федераций; предмет – теоретические аспекты трансформации советской формы государственного устройства в демократическую федерацию в конце ХХ – начале ХХI вв. в условиях политического плюрализма и особенности федеративного устройства России.

Цель исследования заключается в комплексном изучении российского федерализма в исторической динамике, оценки возможных путей дальнейшего развития государственного устройства страны.



Степень изученности проблемы. Историография вопроса условно делится на три периода, характеризующиеся разной степенью аргументированности аналитических обобщений. Первый периодприходится на конец ХХ века, когда вместе с «перестройкой» интерес к демократизации подстегнул общественную мысль на поиски несоветских моделей развития. В те годы было определенное преувеличение роли федерализма. Второй период начинается с 2000 г. и характеризуется разочарованием в федерализме. Многие политики и исследователи начали смотреть с надеждой на жесткую «вертикаль власти», делали сравнения с царской Россией, а также унитарными государствами. Одновременно в научных статьях и, особенно в СМИ, появляются высказывания в адрес федерализма, как источника бед, в частности, причину чеченского конфликта, слышатся требования ликвидировать республики, провести «губернизацию» и укрупнить субъекты. Третий период начинается с 2008 г., когда оценки федерализма становятся более спокойными и взвешенными. Вновь ставится вопрос о более рациональном разграничении полномочий между центром и субъектами, урегулированный конфликт в Чечне снимает тему федерализма как причины возможного развала страны. Защита Южной Осетии и Абхазии от агрессии Грузии вновь поднимает тему самоопределения народов.

Первые серьезные попытки научного осмысления «нового федерализма» начинаются вместе с подготовкой Союзного Договора. Большое количество работ посвящено осмыслению российского федерализма в условиях распада СССР. Труды тех лет отличает не только публицистичность, но и критика прежнего режима. «Перестройка» сопровождалась требованием народов равных прав, автономные республики критиковали свой ущемленный статус. Поэтому федерализм виделся как путь предотвращения для России участи СССР. В те годы исследователи в своих трудах нередко обращались к сравнительному анализу с зарубежными федеративными системами.

Впоследствии научный поиск модели российской федерации пошел по нескольким направления. Ряд исследователей публиковали свои труды как реакцию на изменяющуюся ситуацию в стране. Другие продолжали обстоятельное изучение особенностей российского федерализма и начали печатать, наряду со статьями, монографии. Третья группа приступила к углубленному изучению конкретных проблем федерализма.

На рубеже ХХ и ХХI вв. взоры ученых обратились в большей степени к самой России, ее особенностям. Разброс позиций был весьма широк. Наиболее категоричным был В.В.Жириновский. Его мнение было далеко не одиноким. О серьезности высказываний В.Жириновского можно судить по факту образования семи федеральных округов. Именно он первым предложил такое деление, а в научную форму облек Д.Бадовский. Вместе с тем появилась критика этого направления, как со стороны республик (М.В.Столяров, Н.М.Мириханов, Ф.Х.Мухаметшин, Г.А.Исаев и др.), так и исследователей, придерживающихся общедемократических воззрений (В.Лысенко, В.А.Черепанов и др.). Постепенно стали складываться представления о российском федерализме, как адекватной форме условиям страны, без эйфории начала 90-х гг., но и без полного его отрицания. Примечательно, что по российскому федерализму появились монографии, учебные пособия для вузов, что является признаком сложившихся представлений в научном сообществе.

Выявление особенностей России, национальной идеи, собственного пути развития, породил ряд научных исследований, которые касаются форм федерализма. Появились такие термины как «новая», «демократическая», «бюрократическая» федерация (С.Шахрай, С.Митрохин, А.Казаков, Н.Петров), активно обсуждалась проблема «асимметричной федерации» (Л.Дробижева, И.Умнова, Н.Ермакова, Ш.Ягудин), ряд зарубежных исследователей дали критический анализ российского федерализма с точки зрения международного опыта (Филипп Хэнсон, Омар Энкарнасьон, Мари Мендрас, Ричард Саква, Томас Ремингтон). Тема «этнического федерализма» присутствует во многих работах, как в позитивной, так и в негативной оценке (В.А.Тишков, В.Р.Филиппов, Э.А.Паин), несколько особняком стоит позиция А.Дугина о «евразийском федерализме».

Обширная научная литература посвящена конституционно-правовым вопросам. И.А.Умнова, С.М.Шахрай особое внимание уделяют конструкции Конституции РФ и отдельно федеративному устройству. В отличие от множества публикаций на эту тему работа С.М.Шахрая (как одного из участников разработки проекта Основного закона) отличается наибольшей полнотой с привлечением не только юридического, но и политологического материала. А.С.Автономов исследует федерализм как с общетеоретической точки зрения, так и в конкретных аспектах, М.Глигич-Золотарева подробно рассматривает различные аспекты федерализма с чисто правовой точки зрения. Множество работ посвящено роли Конституционного Суда РФ (В.Зорькин), конституционно-правовой ответственности субъектов (В.Виноградов), разделению властей (Г.Гаджиев). В предмет нашего исследования не входят чисто правовые вопросы, поэтому они рассматриваются лишь во взаимосвязи с политическими проблемами, чем и определялся выбор литературы, документов и других источников.

При анализе сути российского федерализма важной составляющей является структура государства, т.е. функции Совета Федерации, Президента, Правительства, органов управления, их взаимодействие между собой и с органами государственной власти субъектов федерации. Немало литературы издано о статусе субъектов (М.Галеев, Ш.Ягудин, В.Н.Лексин и др.), о различиях между республиками и остальными административно-территориальными субъектами. Однако, тема субъектов федерации зачастую рассматривается применительно к отдельным регионам, хотя есть немало обобщающих трудов. Последние годы внимание исследователей сосредоточилось на проблеме укрупнения регионов. Ю.Тихомиров, А.Климов, С.Бирюков, Л.Болтенкова предлагают различные пути решения вопроса разностатусности субъектов федерации. Самостоятельным направлением стало изучение перспектив федеральных округов (Д.Бадовский, В.Лысенко, Ю.В.Зорин).

Особой остротой отличались дебаты по поводу суверенности республик, самоопределения народов. Решение Конституционного суда РФ по этому вопросу, казалось бы, положило конец самой дискуссии, вынеся вердикт о несовместимости суверенитета страны в целом и суверенности ее составных частей – республик. Однако в научной литературе эта тема остается дискуссионной. Ряд ученых предлагают использовать субсидиарность, как термин, замещающий понятие суверенитета. Хотя субсидиарность в РФ не получила широкого освещения, тем не менее, она под влиянием европейской традиции входит в научный оборот. Среди наиболее интересных работ следует отметить статьи А.Автономова, О.Алекссева, П.Щедровицкого и др..

Важный аспект суверенитета связан с проблемой образования новых государств. События в бывшей Югославии, постсоветском пространстве вновь подняли тему соотношения права народов на самоопределение и принципа территориальной целостности.

В любом федеративном государстве одним из ключевых вопросов являются межбюджетные отношения. Хотя многие работы на эту тему представлены в сугубо экономическом аспекте, тем не менее, есть труды (С.Валентей, Л.Вардомский, В.Н.Лексин, В.В.Хоменко, М.Г.Галеев), исследующие проблему на стыке политики и экономики.

Обсуждая перспективы федерализма, авторы выделяют ряд факторов, влияющих на развитие государственности в России. Среди них заметное место занимают этно-конфессиональные отношения, о чем немало написано как в регионах, так и в Москве. Среди исследователей по этой проблематике следует отметить работы В.А.Тишкова, Р.Г.Абдулатипова, Л.Ф.Болтенковой, Ю.В.Зорина, Э.Паина, Ш.Ягудина, И.Нам. Определенное воздействие на федерализацию оказывает деятельность партий и общественных движений, экономический фактор, местное самоуправление.

Как известно, на постсоветском пространстве возникли конфликты и один из самых тяжелых в Чечне. В связи с необходимостью их урегулировать в Грузии и Молдове поднимался вопрос о возможной федерализации их стран. Международные консультативные «Круглые столы» при участии автора проходили во Дворце мира в Гааге, что стало определенным шагом в понимании природы конфликта в Молдове, Грузии, Чечне, Крыму. Осмысление результатов этой работы, а также деятельности официальных комиссий по урегулированию конфликта на Северном Кавказе содержатся в работах В.А.Михайлова, Э.А.Паина, В.А.Тишкова, Ю.В.Зорина и других.

На рубеже ХХ–ХХI вв. субъекты Российской Федерации проявили заметную активность в развитии внешних связей, особенно в экономической деятельности. В многочисленных исследованиях обсуждается вопрос о республиках как субъектах международного права, пограничных отношений РФ с соседними государствами, работа с соотечественниками.

На развитие федеративных отношений в немалой степени влияет общественное сознание. Наряду с многочисленными социологическими опросами, где тема федерализма просто упоминается, появились труды, представляющие всю глубину понимания населением данной темы. Наряду с опросами Левада-центра, следует отдельно отметить работы Л.М.Дробижевой, которая всесторонне исследовала проблемы федерализма в оценках экспертов, населения, руководителей регионов и центра.

Источниковая база исследования. Ее основу составляет комплекс опубликованных и неопубликованных материалов. Наиболее ранние документы учредительного характера, относятся к 1918 г. и временам Гражданской войны, когда провозглашалась Советская Россия как федерация и самопровозглашались республики по всей стране, проходили съезды Советов и принимались решения ВЦИК.

После принятия Конституции СССР 1936 г. начинается период сворачивания завоеваний демократии. Решения этих лет отражены в документах КПСС. Государство представляло из себя застывшую авторитарную систему, что отражено, прежде всего, в Конституции РСФСР. С «перестройкой» начинаются изменения, которые по масштабам и глубине сравнимы с социальной революцией. Этапными стали апрельский Пленум ЦК КПСС 1984 г., затем ХIХ Всесоюзная конференция КПСС 1988 г, сентябрьский Пленум ЦК КПСС 1989 г.. Важные решения были приняты на Первом съезде народных депутатов СССР в 1989 г. Особо следует отметить Закон «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации» и подготовку «Союзного Договора». На I Съезде народных депутатов РСФСР (1990 г.) была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР, что стало одним из важнейших событий для всей последующей политики в стране. После распада СССР необходимость выстраивания новых федеративных отношений потребовала вначале внесения изменений в действующий Основной закон, а затем принятия Федеративного Договора и новой Конституции Российской Федерации. В качестве источников, уточняющих характер федеративных отношений, служат правовые документы субъектов РФ.

При всей фундаментальности Конституции РФ в вопросах федеративного устройства, в ней содержатся противоречивые или же слишком общие положения. Поэтому важной источниковой базой служат федеральные законы, которые собраны в сводах законов. Жизнь показала, что многие моменты федеративных отношений, закрепленные федеральными законами, трактовались неоднозначно, а потому понадобились решения Конституционного суда РФ, что стало существенным дополнением к Основному закону страны и федеральным законам. В период с 1994 г. по 2003 г. определенную политическую и юридическую нагрузку несли договоры между центром и субъектами РФ, однако в связи с их денонсацией они как источник права потеряли свое значение, но сохраняют смысл как исторические документы.

С 1990 г. в России идут политические споры вокруг вопроса о государственном устройстве, положении субъектов федерации, укрупнении регионов и т.д. Шаги президента В.Путина по укреплению «вертикали власти» некоторыми специалистами были восприняты как отступление от демократии и федерализма. Однако следует учитывать сложную природу федеративного государства, которая не отрицает унитарных начал, а скорее говорит о мере соотношения централизации и децентрализации власти. Противоположностью федерализму является не унитарность, а абсолютно единое начало.

 

Билет 13
1. Распад Древнерусского государства. Русские земли в период феодальной раздробленности.

Экономические предпосылки раздробленности Руси.
Феодальная раздробленность, являвшаяся закономерным этапом исторического развития Руси, была следствием экономического обособления отдельных княжеств. Рост крупной собственности и распространение продуктовой ренты создали в этот период более благоприятные условия для дальнейшего развития экономики.
В рамках единого государства развивалось хозяйство отдельных земель, выросли новые города, зародились и развились крупные вотчины, владения монастырей и церквей. Становление в рамках Руси самостоятельных княжеств проходило на фоне бурного развития производительных сил общества, прогресса сельского хозяйства, ремесла, внутренней и внешней торговли, усиливавшегося обмена товарами между отдельными русскими землями, роста населения. Прежние маленькие деревянные городки превратились в многолюдные столицы княжеств. В них были выстроены мощные кремли – детинцы, в центре высились белокаменные соборы, княжеские и епископские палаты, всюду стояли сотни церквей. В городах развивается ремесло, растет число ремесленных специальностей. Города становятся центрами окружающих территорий, военными опорными пунктами. Однако в условиях господства натурального хозяйства развитие товарного производства имело свои пределы: торговые связи между княжествами были непрочными и непостоянными.[2] Преобладание натурального хозяйства, при котором всё нужное для потребления производилось внутри самого хозяйства, что делало ненужными экономические контакты с другими хозяйствами. Экономическая замкнутость вела к административно-политическому обособлению территорий удельных княжеств и боярских вотчин. С усилением крупного землевладения все большее число крестьян подпадало под вотчинную власть феодала, что вызывало обострение классовой борьбы. Собственник земли имел политические права в отношении жителей принадлежащей ему территории. К. Маркс указывал, что «в феодальную эпоху высшая власть в военном деле и в суде была атрибутом земельной собственности».[3] Мощные восстания крестьян и городского люда не раз потрясали русские феодальные княжества в этот период.
Подъем экономики Киевской державы шел на фоне продолжавшегося расширения ее территории за счет дальнейшего освоения Восточно-Европейской равнины. Постепенно усиливаются новые экономические и политические центры - Новгород, Смоленск, Галич, Рязань и другие. Новая эпоха характеризовалась распространением пашенного земледелия, начинает утверждаться трехпольная система.
Политические предпосылки раздробленности Руси.
Огромные пространства Восточно-Европейской равнины, многочисленные племена, как славянского, так и неславянского происхождения, находящиеся на разной стадии развития - все это способствовало децентрализации государства. С течением времени удельные князья, а также местная феодальная знать в лице боярства, своими самостоятельными сепаратистскими действиями начали подрывать основу под государственным зданием. Только сильная власть, сосредоточенная в руках одного человека, князя, могла удержать государственный организм от распада. А великий киевский князь уже не мог полностью контролировать из центра политику местных князей, все больше князей уходили из-под его власти, и в 30-е гг. XII в. он контролировал только территорию вокруг Киева. Удельные князья, почувствовав слабость центра, теперь не желали делиться своими доходами с центром, а местные бояре активно поддерживали их в этом. Кроме того, местному боярству были нужны сильные и самостоятельные князья на местах, что также способствовало созданию собственной государственной структуры и отмиранию института центральной власти. Таким образом, действуя в корыстных интересах, местная знать, пренебрегла единством и могуществом Руси. [4] Феодальная знать на местах создавала свой государственный аппарат для поддержания господства над зависимым населением и в целях защиты княжеств от внешних врагов. Киев теперь не только не содействовал росту местных экономических и политических центров отдельных княжеств, но, наоборот, задерживал этот рост, требуя дань и людей.[5] Такое положение вызывало борьбу против центра, что, естественно, ослабляло его. Таким образом, раздробленность явилась прямым следствием утверждения феодального строя на Руси.
Существовавший в Киевской Руси порядок занятия престолов в зависимости от старшинства в княжеском роду продолжал обстановку нестабильности, неуверенности, что мешало дальнейшему развитию Руси, нужны были новые формы политической организации государства с учетом сложившегося соотношения экономических и политических сил. Такой новой формой государственно-политической организации стала политическая раздробленность, сменившая раннефеодальную монархию.
Внутриполитические причины.
Единого русского государства не существовало уже при сыновьях Ярослава Мудрого, и единство поддерживалось скорее родственными связями и общими интересами в обороне от степных кочевников. Движение князей по городам по «Ряду Ярослава» создавало нестабильность. Решение Любечского съезда ликвидировало это сложившееся правило, окончательно раздробив государство. Потомков Ярослава интересовала не борьба за старшинство, а увеличение собственных владений за счет соседей.
Внешнеполитические причины.
Половецкие набеги на Русь способствовали во многом консолидации русских князей для отражения внешней опасности. Ослабление опасности с юга разрывало союз русских князей, которые в междоусобицах не раз сами приводили половецкие войска.
Социальные предпосылки раздробленности Руси.
К началу XIIв. усложнилась социальная структура древнерусского общества: появились крупное боярство, духовенство, торговцы, ремесленники, городские низы. Это были новые, активно развивающиеся слои населения. К тому же зарождалось дворянство, служившее князю в обмен на земельное пожалование. Его социальная активность была очень высока. В каждом центре за удельными князьями стояла внушительная сила в лице бояр со своими вассалами, богатая верхушка городов, церковные иерархи. Усложняющаяся социальная структура общества также способствовала обособленности земель.
Главной силой разъединительного процесса выступило боярство. Опираясь на его мощь, местные князья сумели установить свою власть в каждой земле. Однако впоследствии между усилившимся боярством и местными князьями возникли неизбежные противоречия, борьба за влияние и власть.
Усложнился состав общества, более определенными стали его слои в отдельных землях и городах: здесь были и бояре, и духовенство, и торговцы, и ремесленники, и низы города, включая холопов. Зарождалось дворянство – слой мелких вассалов, служивших князю за земельное пожалование, которое предоставлялось лишь на время службы, а не как вотчина. На этих воинов стали опираться местные князья в борьбе со своевольными и богатыми боярами.
Древнерусское государство выполнило свою историческую роль. Оно сплотило восточное славянство, содействовало его переходу от племенного быта к его новой жизни, защитило от внешних врагов, способствовало развитию хозяйство и культуры. В рамках единого государства стали развиваться новые, феодальные отношения.[6] Теперь отдельные земли поднялись к самостоятельной жизни. Они больше не нуждались в опеке центральной власти. Она, как взрослые дети, готовы были уйти от вырастивших и воспитавших их родителей и начать собственную жизнь.
В результате дробления в качестве самостоятельных выделились княжества, названия которым дали стольные города: Киевское, Черниговское, Переяславское, Муромское, Рязанское, Ростово-Суздальское, Смоленское, Галицкое, Владимиро-Волынское, Полоцкое, Турово-Пинское, Тмутараканское; Новгородская и Псковская земли. В каждой из земель правила своя династия – одна из ветвей Рюриковичей. Сыновья князя и бояре-наместники управляли местными уделами. Междоусобицы как внутри отдельных ветвей князей Рюрикова дома, так и между отдельными землями во многом определяют политическую историю периода удельной раздробленности.
9 княжеств управлялись собственными домами. В конце XI века за сыновьями старшего внука Ярослава Мудрого Ростислава Владимировича закрепились Перемышельская и Теребовальская волости, позже объединившиеся в Галицкое княжество (достигшее расцвета в правление Ярослава Осмомысла). В Черниговском княжестве с 1127 правили сыновья Давыда и Олега Святославичей (впоследствии только Ольговичи). В отделившимся от него Муромском княжестве правил их дядя Ярослав Святославич. Позже из состава Муромского княжества выделилось княжество Рязанское. В Ростово-суздальской земле закрепились потомки сына Владимира Мономаха Юрия Долгорукого. Смоленское княжество с 1120-х закрепилось за линией внука Владимира Мономаха Ростислава Мстиславича. В Волынском княжестве стали править потомки другого внука Мономаха — Изяслава Мстиславича. Во второй половине XII века за потомками князя Святополка Изяславича закрепляется Турово-пинское княжество. Четыре княжества не закрепились за какой-то определённой династией. Не стало отчиной Переяславское княжество, которым на протяжении XII века владели соперничающие ветви мономаховичей. Киевский и Новгородский столы сохраняли общерусское значение: на них претендовали все сильные князья. Киев служил постоянным яблоком раздора, хотя его политическая значимость снижалась. Во второй половине XII века борьба за него шла в основном между мономаховичами и ольговичами. Необычная ситуация была в Новгороде. Здесь сложилось чрезвычайно сильное боярство, которое не дало закрепиться в городе ни одной княжеской ветви. В 1136 князь Всеволод Мстиславич был изгнан, и власть перешла к Вече. Новгород стал аристократической республикой. Боярство приглашало князей лишь для выполнения некоторых исполнительных функций, а также для усиление новгородского ополчения княжескими дружинниками. Схожий порядок установился в Пскове, который к середине XII века стал автономным от Новгорода. Тмутараканское княжество в начале XII века прекратило своё существование, пав под ударами половцев либо попав под суверенитет Византии.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.