Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







IV. Как расстроить ряды неприятеля





 

1. Консул Папирий Курсор-сын, сражаясь с переменным успехом против упорных самнитов, тайно от своих приказал Спурию Навтию, чтобы небольшое число фланговых и конюхов сели на мулов и, влача по земле ветви, с большим шумом помчались вниз с лежавшего напротив холма. Завидев их, он возгласил, что это прибыл его победоносный коллега и надо самим стяжать славу победы в настоящем сражении. В результате римляне с большей уверенностью в себе ринулись вперед, а враги, задыхаясь от пыли, обратились в бегство.

2. Фабий Рулл Максим в свое четвертое консульство тщетно пытался в Самниуме прорвать фронт неприятеля; напоследок он незаметно вывел из рядов гастатов, послал их со своим легатом Сципионом в обход и приказал занять холм, с которого можно было попасть в тыл неприятелю. Когда это было выполнено, римляне приободрились, а самниты устрашились и, замыслив бегство, были перебиты.

3. Император Минуций Руф, когда его теснили скордиски и даки, превосходившие его численностью, выслал вперед брата и с ним немного всадников с трубами; он приказал, чтобы брат, когда увидит, что бой начался, внезапно появился с другой стороны и велел трубачам заиграть; вследствие отголоска в горах у неприятеля создалось впечатление, что наступает огромное множество; устрашившись, он обратился в бегство.

4. Консул Ацилий Глабрион имел своим противником войско царя Антиоха, расположившееся в Ахайе перед Фермопильским ущельем. Из-за неудобств позиции не только его усилия были тщетны, но он даже был бы отражен с большими потерями, если бы не послал в обход Порция Катона, который в то время, будучи уже консуляром, был по народному решению военным трибуном в войске. Сбросив с вершины горы Каллидром этолийцев, укрепившихся здесь, Катон неожиданно появился на нависающем над царским лагерем холме с тыла. Войска Антиоха были устрашены, а римляне ворвались с двух сторон и, разбив врага наголову, захватили лагерь.

5. Консул Г. Сульпиций Петик перед боем с галлами приказал погонщикам тайно отойти с мулами на ближайшие горы и, когда сражение разгорится по-настоящему, показаться перед сражающимися как будто бы на конях. В результате галлы, думая, что к римлянам пришла подмога, отступили уже на пороге победы.

6. Когда Марий у Акве Секстие намеревался дать на следующий день бой тевтонам, он ночью послал Марцелла с небольшим отрядом конницы и пехоты в тыл врага, а чтобы создать впечатление большого войска, он послал с ним также невооруженных конюхов и маркитантов и большое количество вьючного скота, накрытого тряпками, так что он походил на конницу. Марцеллу он приказал, как только он увидит, что завязывается сражение, в свою очередь броситься в тыл неприятеля; эта инсценировка навела такой страх, что грозный неприятель обратился в бегство.

7. Лициний Красс в войне против беглых рабов, собираясь вывести солдат против Каста и Канника, предводителей галлов, послал 12 когорт с легатом Г. Помпонием и Кв. Марцием Руфом за гору в обход. Когда сражение уже началось, эти когорты, выбежавшие с громким криком с тыла, настолько поразили врагов, что началось повальное бегство, и нигде не давалось отпора.

8. М. Марцелл, опасаясь, что слабые крики обнаружат малочисленность его войска, приказал поднять боевой клич также маркитантам, обозникам и всякого рода сопровождающим и устрашил неприятеля видимостью большого войска.

9. Валерий Левин в сражении против Пирра, убив простого воина и держа окровавленный меч, заверил оба войска, что убит Пирр. Неприятельские войска, думая, что их вождь убит и они покинуты, были приведены в смятение этой ложью и в страхе отошли в лагерь.

10. В сражении против Г. Мария в Нумидии Югурта, который вследствие прежнего общения с римским лагерем владел также латинским языком, выехал на передовую линию и громко объявил, что им убит Г. Марий. Этим он заставил многих наших повернуть.

11. Афинянин Миронид, сражаясь против фиванцев и находясь в опасном положении, внезапно поскакал на правый фланг своего войска и воскликнул, что на левом он уже одержал победу; внушив таким образом своим бодрость, а врагам страх, он победил.

12. Кир противопоставил очень сильной неприятельской коннице стадо верблюдов; кони, пораженные невиданными животными и их запахом, не только сбросили всадников, но и разметали ряды своей пехоты и отдали их врагу на разгром.

13. Пирр, царь Эпира, в войне за Тарент таким же образом использовал слонов, чтобы расстроить ряды римлян.

14. Лагерь вольсков был расположен возле кустарника и леса. Камилл поджег все, что способно было, воспламенившись, перебросить огонь на вал, я лишил противника лагеря.

15. П. Красс в союзнической войне таким же примерно образом попался со всем войском.

16. Испанцы выставили на первой линии против Гамилькара быков, запряженных в повозки, наполнив их сосновыми ветками, салом и серой, и при сигнале к бою зажгли их; погнав затем быков на врагов, они произвели у них переполох и прорвали их строй.

17. Фалиски и тарквинийцы переодели многих своих людей в жрецов, несших перед собою, как фурии, факелы и змей. Этим они привели в расстройство римское войско.

[18. Того же добились вейенты и фиденаты, схватив факелы. ]

19. Скифский царь Афей, сражаясь против более многочисленного войска трибаллов, приказал, чтобы женщины, дети и все невоенноспособные подвели к крайней неприятельской линии стада ослов и быков и выставили поднятые вверх копья. Затем он пустил слух, будто к нему подходит подмога от дальних скифов; этим заверением он заставил врага уйти.

 

V. Засады

 

1. Ромул, подойдя к Фиденам, расположил часть войска в укрытии и, притворившись, будто обратился в бегство, завел последовавшего за ним сгоряча неприятеля в то место, где у него были скрыты солдаты; последние напали на рассыпавшихся и не ожидавших опасности врагов и перебили их.

2. Консул Кн. Фабий Максим, посланный на помощь сутринцам против этрусков, привлек все силы неприятеля на себя; затем, притворившись устрашенным, он отступил, как бы убегая, на более возвышенную позицию; когда неприятель, не соблюдая строя, стал подходить, Фабий напал на него и не только выиграл сражение, но и отнял лагерь.

3. Семпроний Гракх в операции против кельтиберов притворился, будто боится, и удержал войско на месте. Затем он послал легковооруженных, чтобы они, завязав стычку с неприятелем и тотчас же отступив, выманили неприятеля. Тогда он напал на непостроившихся врагов и так их разгромил, что захватил и лагерь.

4. Консул Л. Метелл, ведя войну и Сицилии против Гасдрубала, был очень осторожен, ввиду наличия у противника большего войска и 130 слонов. Сделав вид, что он не уверен в себе, он удерживал войска в Панорме и провел впереди своей стоянки огромных размеров ров. Обозрев затем войско Гасдрубала, где на первой линии стояли слоны, он приказал гастатам пустить дротики в зверей и немедленно ретироваться за укрепления. Раздраженные такой издевкой, вожаки погнали слонов в самый ров: как только они туда попали, воины часть их убили копьями, часть погнали назад на своих, расстроив ряды неприятеля. Тогда Метелл, только этого и ждавший, вырвался со всем войском вперед и, напав на пунийцев с фланга, разгромил их и завладел даже слонами.

5. Скифская царица Тамирис, ведя бой с переменным успехом против персидского полководца Кира, в притворном страхе ускользнула в хорошо знакомые ее воинам теснины; там она неожиданно повернула фронт и, используя природные условия местности, одержала победу.

6. Египтяне, готовясь к бою на полях, прилегавших к болотам, покрыли эти болота водорослями и, когда началось сражение, притворились, будто убегают, и завлекли неприятеля в засаду. Последний, заехав слишком быстро в незнакомые места, застрял в болоте и был окружен.

7. Вириат, из разбойника ставший вождем кельтиберов, притворился, будто отступает перед римскими всадниками, и завел их в местность с очень глубокими рытвинами. Сам он выбрался по твердым, известным ему тропам; римляне, не зная местности, увязли в болоте и были перебиты.

8. Полководец Фульвий в войне с кимврами, расположившись лагерем поблизости от неприятеля, приказал всадникам подъехать к неприятельским укреплениям, завязать стычку с варварами и в притворном бегстве отступить. Так повторялось несколько дней; кимвры всякий раз яростно преследовали отступающих. Фульвий заметил, что лагерь их при этом обычно остается без охраны. И вот, пока часть войска выполняла обычный маневр, он сам налегке с солдатами засел скрытно позади неприятельского лагеря и, когда враги по обыкновению выбежали, неожиданно совершил нападение, прорвался через покинутый вал и захватил лагерь.

9. Когда войско фалисков, значительно превосходившее наше, расположилось лагерем на нашей земле, Гн. Фульвий поручил своим солдатам поджечь некоторые здания вдали от лагеря, чтобы фалиски подумали, что это дело рук их сотоварищей, и разбрелись в надежде на добычу.

10. Эпирот Александр, устроив засаду против иллирийцев, перерядил некоторых своих солдат в иллирийцев и приказал им опустошать свои (т. е. эпирские) области. Когда иллирийцы это увидели, они повсеместно предались грабежу тем беспечнее, что приняли шедших впереди за своих разведчиков. Последние умышленно завели их в труднопроходимые места, где они были разбиты и обращены в бегство.

11. Сиракузец Лептин в войне против карфагенян также приказал разорить собственные поля и поджечь некоторые селения и крепостцы. Карфагеняне, думая, что это дело рук их людей, тоже вышли как бы на подмогу и, попав в засаду, были разгромлены.

12. Магарбал, направленный карфагенянами против восставших африканцев, знал, что это племя жадно к вину. Он примешал к большому количеству вина мандрагору, являющуюся чем-то средним между ядом и снотворным. Затем он завязал легкую стычку и намеренно отступил; после этого он глубокой ночью покинул в лагере кой-какой обоз и все отравленное вино и притворно бежал. Захватив лагерь, варвары на радостях с жадностью распили вино со снадобьем, а когда они лежали вповалку, как мертвые, Магарбал вернулся и часть перебил, часть взял в плен.

13. Ганнибал, зная, что и его лагерь и римский расположены в безлесных мёстностях, нарочно оставил в пустынной местности внутри лагеря многочисленные стада вьючного скота. Римляне, овладев этой якобы добычей, при крайнем недостатке в дровах, нагрузились нездоровой пищей. Ночью Ганнибал привел свое войско обратно и нанес жестокие потери беспечным и отяжелевшим от полусырого мяса римлянам.

14. Тиб. Гракх в Испании, получив известие, что неприятель страдает от недостатка провианта, покинул лагерь, обильно снабженный всякими яствами. Захватив лагерь и обнаружив запасы, неприятель немедленно кинулся на еду. Гракх неожиданно вернулся с войском и подавил отяжелевшего врага.

15. Хиосцы, воюя против эритрейцев, захватили на возвышенности их разведчика, убили его и отдали его одежду своему солдату. Последний, сигнализируя с той же горы, заманил эритрейцев и засаду.

16. Известен был установившийся обычай арабов сигнализировать о подходе неприятеля днем дымом, ночью – огнем. И вот арабы распорядились не прерывать сигнализации, а когда противник подойдет, прекратить ее. Последний, думая, поскольку огненные сигналы прекратились, что его прибытие осталось незамеченным, слишком уверенно двинулся вперед и был разбит.

17. Александр Македонский, когда неприятель устроил укрепленный лагерь на высоких горах, отвел часть своих сил, а оставшимся приказал развести огни, как обычно, и создать впечатление, что войско здесь все. Сам он повел свой отряд в обход и по глухим районам и, ударив на неприятеля сверху, сбил его.

18. Мемнон Родосский, имея превосходство в коннице, хотел заставить неприятеля, укрепившегося на холмах, спуститься на равнину. Он направил некоторых солдат под видом перебежчиков в стан неприятеля принести к нему весть, будто в войске Мемнона бушует столь гибельный мятеж, что постепенно от него откалываются отдельные части. Чтобы это заявление вызывало доверие, он приказал на виду у врага возводить в разных местах небольшие форты, будто туда предполагают укрыться мятежники. Подстрекаемые создавшейся у них уверенностью, враги, находившиеся в горах, спустились на равнину и при попытке захватить форты были окружены конницей.

19. Гарриба, царь молоссов, подвергся военному нападению иллирийца Бардила, имевшего несколько большее войско. Удалив своих небоеспособных людей в соседнюю область Этолии, он пустил слух, будто уступил этолийцам свои города и владения. Сам он с боеспособными войсками устроил ряд засад в горах и труднопроходимых местах. Иллирийцы, боясь, что владения молоссов будут захвачены этолийцами, не позаботившись о боевом порядке, начали быстро продвигаться, спеша за мнимой добычей. Когда они, ничего не подозревая, двигались в беспорядке, Гарриба из засады разбил их наголову.

20. Т. Лабиен, легат Г. Цезаря, хотел сразиться с галлами до прибытия германцев, шедших, как ему было известно, к ним на помощь. Он притворно проявил нерешительность и, расположив лагерь на противоположном берегу, назначил на следующий день выступление. Галлы, считая, что он собирается бежать, начали переправляться через отделявшую их от римлян реку. Лабиен стянул войско и, пока галлы боролись с трудностями переправы, порубил их.

21. Ганнибал разведал, что лагерь римского полководца Фульвия укреплен небрежно, а Фульвий к тому же безрассудно смел. И вот, на рассвете, под прикрытием густого тумана, он выслал к караулам нашего лагеря несколько всадников. Фульвий немедленно двинул туда войско. Ганнибал с противоположной стороны захватил лагерь и, обрушившись оттуда в тыл римлянам, перебил восемь тысяч храбрейших солдат вместе с самим командиром.

22. В другой раз Ганнибал, когда римское войско было поделено между диктатором Фабием и начальником конницы Минуцием, причем Фабий выжидал благоприятного случая, а Минуций пылал жаждой сражаться, расположился лагерем на поле, находившемся между армиями неприятеля. Спрятав часть пехоты среди обрывистых скал, он, чтобы выманить неприятеля, послал занять ближайший холм. Когда Минуций вывел войска для отпора, внезапно поднялись спрятанные Ганнибалом в засаде войска, и они уничтожили бы войско Минуция, если бы в решающую минуту не подоспел Фабий.

23. При Требии Ганнибал, имея перед собой отделенный рекой лагерь консула Семпрония Лонга, в жестокий мороз поместил в засаде Магона с отборными воинами. Затем, чтобы подзадорить легковерного Семпрония, он приказал нумидийским конникам подъехать к его валу, но при первом нападении наших бежать по известным им бродам. Консул, напав на них и преследуя их с еще не поевшим войском, заморозил его, переправляясь через реку при сильном холоде; когда вскоре римляне окоченели и обессилели от голода, Ганнибал выдвинул своих солдат, которых предварительно специально для этого согрел при помощи огня, масла и дыма. Сыграл свою роль и Магон, выполнивший свою задачу разгромить тыл неприятеля.

24. При Тразименском озере, где между озером и подошвой горы узкая дорога вела в открытое поле, Ганнибал, притворившись, будто обращается в бегство, прорвался через теснины в открытое место и там раскинул лагерь. Ночью он расположил солдат на ближайшем холме и вдоль стен ущелья и на рассвете, прикрываясь еще и туманом, построил войско. Когда Фламиний, преследуя мнимого беглеца, вступил в теснину, он не успел обнаружить засаду, как подвергся нападению сразу с фронта, с флангов и с тыла и был уничтожен вместе с войском.

25. В деле против диктатора Юния Ганнибал приказал 500 всадникам глубокой ночью, разбившись на несколько турм, непрерывно по очереди появляться кругом перед лагерем неприятелей. В результате римляне были растревожены и измучены пребыванием и течение всей ночи на валу под дождем, который как раз лил непрерывно. Когда утром Юний дал сигнал отбоя, Ганнибал вывел отдохнувших воинов и напал на его лагерь.

26. Точно так же фиванец Эпаминонд, когда лакедемоняне построили на Истме вал и защищали Пелопоннес, при помощи небольшого числа легковооруженных всю ночь тревожил врага. Затем он на рассвете отозвал своих. Но когда лакедемоняне отошли на отдых, он внезапно двинул все войско, которое провело ночь на поле, и прорвался прямо по укреплениям, покинутым защитниками.

27. Ганнибал, приготовившись к бою при Каннах, велел 600 нумидийским всадникам перебежать к неприятелю; чтобы внушить больше доверия, перебежчики передали нашим мечи и щиты и были отведены в тыл. Как только начался бой, они обнажили заранее спрятанные меньшие мечи, подобрали щиты лежавших воинов и разгромили строй римлян.

28. Япиды также под видом сдачи передали проконсулу П. Лицинию поселян; когда их приняли и поместили на последней линии, они разгромили тыл римлян.

29. Сципион Африканский, имея против себя оба лагеря – Сифака и карфагенян, – решил ночью напасть на лагерь Сифака, где было много горючего материала, и поджечь его; он рассчитывал при этом перебить нумидийцев, когда они станут в страхе выбегать из лагеря, а пунийцев, которые наверно прибегут на помощь своим союзникам, захватить в засаду. Оба его плана удались; напав на прибежавших без оружия, как на случайный пожар, он их перебил.

30. Митридат, не раз побежденный доблестью Лукулла, покусился на него коварством. Он подучил некого Адафанта, выдающегося силача, чтобы он перебежал к неприятелю и, завоевав доверие, совершил злодеяние. Тот взялся за поручение усердно, но без успеха. Дело в том, что Лукулл, приняв его в конницу, держал его под тайным надзором, так как, с одной стороны, не следовало доверять перебежчику, а, с другой стороны, не следовало отпугнуть и других. Потом он, проявив при частых вылазках ловкость и усердие, приобрел доверие и выбрал [для покушения] время, когда командиры дали отдых всем лагерным солдатам, а палатка командующего находилась в отдалении. Случай помог Лукуллу. К бодрствующему Лукуллу заговорщика всегда пускали, но в тот раз он застал Лукулла уставшим от ночных размышлений и отдыхающим. Заговорщик хотел войти, ссылаясь на то, будто должен сообщить нечто экстренное и важное, но рабы, заботясь о здоровье своего господина, решительно его не пропустили. Тогда он, боясь, что навлек на себя подозрение, бежал на заготовленных перед входом лошадях к Митридату, не выполнив поручения.

31. Серторий в Испании стоял лагерем близ местечка Лаврон, по соседству с лагерем Помпея; здесь было только два района, откуда можно было добывать провиант, один – поблизости, другой был расположен подальше. Серторий постоянно нападал при помощи легко вооруженных отрядов на ближний район, а дальний запретил солдатам трогать и в конце концов убедил противников, что дальний район безопаснее ближнего. Когда именно сюда направились помпеянцы, он приказывает Октавию Грецинию с десятью когортами, вооруженными по римскому образцу, и Тарквинию Приску с двумя тысячами всадников выступить и устроить засаду фуражирам; те ревностно выполняют приказ. Разведав характер местности, они ночью укрывают указанные части в соседнем лесу, причем располагают на первой линии легко вооруженных испанцев, наиболее пригодных для скрытых операций, несколько глубже – тяжело вооруженную пехоту, а всадников – дальше всех, чтобы они не выдали замысла шумом. Всем приказано отдыхать, соблюдая тишину, до третьего часа дня. Когда затем чувствовавшие себя в безопасности помпеянцы нагрузились провиантом и стали думать о возвращении, сторожевые, прельщенные спокойствием, также разошлись для сбора фуража; тут-то выпущенные первыми испанцы со свойственной этому племени быстротой бросаются на разбредшихся, ничего подобного не ожидавших римлян, ранят и убивают их. Затем, раньше чем можно было начать организовать сопротивление, вырывается вперед из леса тяжелая пехота, громит и обращает в бегство пытающихся построиться римлян; на бегущих выпускается конница, преследует и рубит их на всем пути обратно к лагерю. Приняты были также меры, чтобы никто не убежал: остальные 250 всадников, отправленные вперед, мчась во весь опор сокращенными путями, не доскакав до лагеря Помпея, повернули обратно, навстречу первым рядам беглецов. Когда при виде этого Помпей выслал легион с Д. Лелием на защиту своих, всадники, отодвинувшись в сторону, как бы отступили, затем обошли и этот легион и с тыла напали на него, а одновременно с фронта подоспели те, кто был занят раньше преследованием фуражиров. Таким образом, и легион вместе со своим легатом был раздавлен между двумя линиями неприятелей. Когда Помпей стал выводить на его защиту все войско, Серторий показал с холмов и своих построившихся воинов и добился того, что Помпей оказался в невыгодном положении. Таким образом, при помощи одной ловкой операции Серторий не только нанес двойное поражение, но и заставил Помпея пассивно наблюдать избиение своих войск. Это было первое сражение между Серторием и Помпеем. По свидетельству Ливия, войско Помпея потеряло 10 тысяч человек и весь обоз.

32. Помпей в Испании, расположив заранее части для нападения из засады, притворным страхом завлек наседающего неприятеля к месту засады: затем, когда обстоятельства потребовали, он повернул и с фронта и с флангов изрубил насмерть неприятелей, захватив при этом в плен их предводителя Перперну.

33. Он же в войне в Армении против Митридата, превосходившего его численностью и качеством всадников, расположил 3 тысячи легковооруженных и 500 всадников в долине под прикрытием кустарника, росшего между обоими лагерями. Затем на рассвете он выслал против вражеского охранения всадников, дав им указание, чтобы они, когда вся конница завяжет бой с неприятельским войском, понемногу отступали, сохраняя строй, на такое расстояние, чтобы дать возможность появиться с тыла отрядам, для этого подготовленным. Все это было выполнено по плану; мнимые беглецы повернулись, и Помпей порубил центр растерявшегося неприятеля, причем подошедшая вплотную пехота зарубила даже лошадей. Этим сражением он убавил у царя уверенность в силе своей конницы.

34. Красс в войне против беглых рабов у Кантенны укрепил два лагеря вплотную у лагеря неприятеля. Ночью он стянул войска, оставил в большем лагере палатку главнокомандующего, чтобы ввести в обман врагов, а сам вывел все войско и поместил его у подножия горы. Разделив конницу, он приказал Л. Квинцию часть выставить против Спартака и изматывать его боем, другой частью завязать сражение с галлами и германцами из группировки Каста и Канника и притворным бегством завлечь их туда, где стоял с войском он сам. Когда варвары пустились их преследовать, всадники отошли на фланги, и внезапно обнаружившееся римское войско с криком ринулось вперед. Ливий передает, что в этом сражении убито было 35000 человек вместе с предводителями, отобрано 5 римских орлов, 26 знамен, много трофеев, в том числе 5 пучков фасций (fasces) с топорами.

35. Г. Кассий в Сирии в деле против парфян и их предводителя Осака выставил с фронта конницу, предварительно скрытно поместив с тыла в пересеченной местности пехоту. Затем он завлек парфянское войско в подготовленную засаду и разгромил его.

36. Парфяне и Лабиен были в приподнятом настроении в результате последовательных побед, в то время как Вентидий сам сдерживал своих, притворяясь напуганным. Раззадорив неприятелей, Вентидий завел их на неудобную позицию, подкрался и напал на них и нанес им такое поражение, что парфяне покинули Лабиена и ушли из провинции.

37. В войне против парфян Фарнастана Вентидий имел незначительное число солдат, а у парфян, как он видел, возрастала самоуверенность благодаря многочисленности войска. Он поместил сбоку от лагеря в незаметной долине 18 когорт, расположив конницу позади пехоты, затем направил против неприятеля чрезвычайно малый отряд. Обратившись притворно в бегство, отряд завлек беспорядочно преследовавшего неприятеля дальше места засады, и поднявшееся с фланга войско обратило в бегство и перебило неприятеля, в том числе и Фарнастана.

38. Лагери Г. Цезаря и Афрания занимали противолежащие равнины, и обе стороны были чрезвычайно заинтересованы в занятии ближайших холмов; но это было трудно вследствие крутизны скал. Цезарь построил войско так, как будто собирается вернуться обратно в Илерду; недостаток провианта делал это его намерение правдоподобным. Затем в кратчайший срок он, незаметно сворачивая, внезапно повернул, чтобы занять горы. При виде этого афранианцы в смятении, как если бы лагерь был взят, в свою очередь бросились в беспорядке к тем же горам. Цезарь предугадал, что так будет, и напал на непостроившегося неприятеля частью с высланной вперед пехотой, частью с придвинувшейся с тыла конницей.

39. Антоний у Форум Галлорум, узнав о приближении консула Пансы, устроил засаду в лесистых местах Эмилиевой дороги, перехватил и разгромил войско Пансы, а ему самому нанес такую рану, что он через несколько дней скончался.

40. Царь Юба в Африке во время гражданской войны притворным отступлением раззадорил Куриона и вызвал у него необоснованную решительность. Прельщенный тщетной надеждой, Курион, преследуя якобы бегущего царского военачальника Саборру, спустился в открытое поле; здесь он был окружен нумидийской конницей и пал, потеряв войско.

41. Мелант, предводитель афинян, был вызван неприятельским царем Ксанфом Беотийским и вышел на поединок. Подойдя вплотную, он заявил: “Несправедливо и против договора поступаешь ты, Ксанф; против меня одного ты вышел в сопровождении еще одного”. Кода тот, недоумевая, кто же его сопровождает, оглянулся и отвернулся, Мелант одним ударом сразил его.

42. Афинянин Ификрат у Херсонеса, зная, что предводитель лакедемонян Анаксибий ведет войско пешим порядком, высадил с кораблей очень сильный отряд и поставил его в засаде, а кораблям велел плыть на виду так, как будто на них погружены все солдаты; таким образом он с тыла напал на спокойно шедших по дороге и ничего не подозревавших лакедемонян, подавил и разбил их.

43. Либурны, занимая мелководья, выставили из воды только головы, внушив таким образом неприятелю представление, что там – глубокое место; преследовавшая их трирема села на мель и была захвачена.

44. Алкивиад, предводитель афинян, действовал на Геллеспонте против лакедемонского предводителя Миндара, имевшего значительное войско и больше кораблей. Ночью Алкивиад высадил часть солдат, скрыв за мысом также несколько кораблей, а сам с немногими кораблями выступил с таким расчетом, чтобы подзадорить неприятеля своей слабостью; когда неприятель стал его преследовать, он бежал, пока не завлек его в подготовленную засаду; затем, когда неприятель был отбит и стал высаживаться, он был перебит специально для этого заранее высаженными воинами.

45. Он же, готовясь к морскому сражению, установил на мысу несколько мачт и приказал оставленным при них людям, чтобы они, как только заметят, что бой начался, распустили паруса. В результате неприятель подумал, что к Алкивиаду подходит на помощь другой флот, и повернул обратно.

46. Мемнон Родосец в морском бою, имея флот в 200 кораблей и желая втянуть в сражение неприятельские корабли, распорядился поднять мачты на небольшом числе кораблей и повести их первыми. Неприятель, увидев издали число мачт и сделав отсюда заключение о числе кораблей, вступил в сражение и был захвачен и побежден превосходящими силами.

47. Тимофей, предводитель афинян, намеревался дать лакедемонянам морское сражение; когда их флот выдвинулся для боя, он выслал вперед двадцать быстроходнейших судов, чтобы они всяческими уловками и разными маневрами измотали неприятеля. Затем, видя, что противник передвигается уже с меньшей маневренностью, он выступил вперед и легко победил успевшего измотаться неприятеля.

 







ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2024 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.