Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕГО ПОНЯТИЯ, СУЩНОСТИ И СОДЕРЖАНИЯ





МНОГОГРАННЫЙ ХАРАКТЕР ПРАВА И ПРОБЛЕМЫ

1. Различные подходы к определению понятия права

2. Система основных признаков права

3. Проблемы соотношения права и закона

 

1. Различные подходы к определению понятия права

1. Проблемы определения понятия права относятся к числу наиболее важных в отечественной и зарубежной юридической науке проблем. В исследованиях государства и права им всегда придавалось огромное значение.

Основная задача юридической энциклопедии, отмечалось в «Энциклопедии права» Е.Н. Трубецкого, изданной в 1906 г., «заключается в определении самого понятия о праве. Пока мы не выясним для себя, что такое право вообще, все наши суждения о тех или других конкретных видах права будут страдать неясностью, отсутствием определенного научного содержания».

Аналогичные мысли многократно высказывались и нашими современниками. «Известное замечание Канта о том, что юристы все еще ищут определение права, — пишет Г.В. Мальцев, — остается справедливым и в наши дни. Юридическая мысль, судя по всему, обречена на бесконечный поиск определения права, побуждаемая к этому практической необходимостью построить правопорядок на фундаменте как можно более надежных, четких и полных знаний о его сущности, предмете правового регулирования». С одной стороны «постоянная неудовлетворенность достигнутым уровнем юридических знаний, вечно актуальное ощущение неполноты права, желание его усовершенствовать, а с другой — возрастающее вместе с опытом понимание относительности результатов, добываемых юридической мыслью, ограниченного и преходящего характера выводов, в «истинность» которых люди уже успели поверить».



2. К настоящему времени в отечественной и зарубежной литературе выработано множество различных определений права. И все они (не считая субъективных, умозрительных построений) в той или иной степени адекватно отражают реальную правовую действительность. Трудность выработки устойчивого, а тем более «всеобщего» понятия, охватывающего все стороны правового бытия, заключается в сложности, многоуровневости и сильной подвижности во времени (различные эпохи) и пространстве (различные страны и правовые культуры) правовой материи.

Право, как и государство, принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений. Пытаясь понять, что такое право и какова его роль в жизни общества, еще римские юристы обращали внимание, что оно не исчерпывается одним каким-либо смыслом. Право, писал один из них (Павел), употребляется по меньшей мере в двух смыслах. Во-первых, означает, что «всегда является справедливым и добрым», т.е. естественное право. Во-вторых, это то, что «полезно всем или многим в каком-либо государстве, каково цивильное право».

По мере развития общества и государства менялось и представление о праве. Появилось множество различных правовых идей, теорий, суждений. Однако изначальные основы, заложенные римскими юристами, особенно в такой отрасли права, как гражданское (цивильное), хотя и в модернизированном виде, но сохранились. Это касается таких правовых институтов, как собственность, наследование, купля-продажа, и многих других.

Кодекс Наполеона, или Гражданский кодекс Франции 1804 г. был подготовлен на основе глубокого изучения и широкого использования римского права. В нем, особо выделялось право собственности, которое определялось как «право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами» (ст. 544). Закреплялись пути и способы приобретения собственности. Устанавливалось, что «собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения между живыми или по завещанию и в силу обязательств» (ст. 711). Особое внимание уделялось договорным обязательствам, имеющим огромное значение для развития и имущественных и иных общественных отношений. Договор при этом рассматривался как «соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо» (ст. 1101).

Многие институты римского права в качестве своеобразного первоисточника постоянно использовались и продолжают использоваться при разработке гражданских кодексов и иных нормативно-правовых актов и в других странах. Подобное влияние римского права на правовые системы многих стран, восприятие последними наиболее важных его принципов и институтов, называемое в юридической литературе рецепцией римского права, в значительной мере сказалось на характере и содержании этих систем, а также на определении понятия самого права.

Народы мира спустя столетия после исчезновения Римской империи полностью восприняли законы, правовые идеи и принципы, которые дал им древний Рим.

Как в предыдущие годы и столетия, так и в настоящее время в полной мере сохранили свою значимость и актуальность положения, сформулированные древнеримскими и древнегреческими юристами о неразрывной связи права и справедливости, права и добра.

Будучи «регулирующей нормой политического общения», право, как отмечал еще древнегреческий мыслитель Аристотель, должно служить «критерием справедливости». Для того чтобы знать, что такое право, писал древнеримский юрист Ульпиан, нужно понять, с чем, с какими явлениями оно связано и откуда оно происходит. Нужно помнить, прежде всего, что «оно получило свое название от justitia — правда, справедливость», что право есть «искусство добра», равенства и справедливости.

3. Не утратили своего значения для современной юридической теории и практики, особенно для всестороннего понимания сущности и содержания права, а также его определения положения, касающиеся естественного права.

Что такое «истинный закон»? — вопрошал Цицерон. И отвечал, это «разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению Долга». Право, устанавливая те или иные ограничения и запреты, «запрещая, от преступления отпугивает». Оно «ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им и не воздействует на бесчестных, приказывая им что-либо или запрещая».

Идеи и основные положения естественного права нашли свое отражение в конституционном и текущем законодательстве многих современных государств. В Конституции Российской Федерации предусмотрено, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч. 2 ст. 17). Это означает, что они не даруются и не устанавливаются «свыше» государственным или иным органом, а возникают и существуют в силу естественных, ни от кого не зависящих причин.

Влияние идей естественного права просматривается и в Конституции Японии, провозглашающей, что «народ беспрепятственно пользуется всеми основными правами человека» и что эти права, «гарантируемые народу настоящей Конституцией, предоставляются нынешнему и будущим поколениям в качестве нерушимых вечных прав» (ст. 11).

Несмотря на то, что многие положения естественного права признаются и закрепляются в конституциях ряда стран, попытки определения общего понятия права с опорой и ссылкой на естественное право в его сочетании с позитивным правом в отечественной и зарубежной литературе воспринимаются не однозначно.

Одни авторы считают, что разделяемое ими «широкое видение» права, и понятие естественного права являются «двумя вещами совпадающими, в принципе однозначными». При этом позитивное право воспринимается как «реальный, существующий в законах, иных документах, фактически осязаемый (и потому «позитивный») нормативный регулятор, на основе которого определяется юридически недозволенное поведение и выносятся судами, другими государственными учреждениями юридически обязательные, императивно-властные решения».

Другие авторы исходят из того, что «широкое» правопонимание, «вводящее в правовую теорию уже изжитый ранее дуализм естественного и позитивного права», является неправомерным, а сами попытки «совмещения» в общем понятии права позитивного и естественного права несостоятельны.

Проблема соотношения позитивного и естественного права, попытки их «совмещения» друг с другом и определения на их основе общего, «синтезированного» понятия права являются далеко не новыми и отнюдь не оригинальными. Они занимали умы исследователей в течение ряда столетий. Однако удовлетворительного ответа на вопросы: что такое право и возможно ли вообще определение его общего понятия путем сочетания основных признаков позитивного и естественного права, так и не было найдено.

При этом одни авторы относятся к возможности определения общего понятия права весьма оптимистично. Другие, наоборот, исходят из того, что «общемировое понимание и определение права практически невозможны» и что только «в пределах отдельного государства и контролируемого им единого правового пространства поиски общего для всех участников правоотношений понимания права имеют определенный упорядочивающий смысл».

Речь идет не только и даже не столько о выработке общего понятия права, о нахождении его общей дефиниции, которая, как считали еще римские юристы, «чревата опасностью», ибо в жизни «мало случаев, когда бы она не могла быть опрокинута», сколько о едином представлении о праве и его едином понимании.

В практическом плане отсутствие единого «общемирового понимания и определения права» затруднит, вне всякого сомнения, использование права как регулятивного средства расширения и упорядочения межгосударственных и межрегиональных отношений.

Для решения вопроса о разработке общего определения понятия права, в равной мере охватывающего и отражающего позитивистские и естественно-правовые взгляды и представления о праве и его национальные и региональные видения, необходимо, одновременно идти, с одной стороны, по пути выявления и раскрытия его общеродовых с другими однопорядковыми явлениями (такими, как политика, мораль и др.) черт, а с другой — по пути установления и раскрытия его «специфических видовых признаков».

Важно учитывать, что право — это не только сложное, многостороннее, но одновременно и многослойное, многоуровневое явление.

Будучи регулятором общественных отношений, право, независимо от того, как оно понимается и как определяется, всегда структурируется как минимум на трех уровнях или средах — нормы, идеи и отношения. Основополагающую роль играют нормы. Нормативность — это универсальное и глубинное качество права. Норма есть во всякой форме права — в древнем обычае, так же как и в современном законе».

С учетом данного обстоятельства формируется нормативистское определение понятия права. Даже когда право определялось не только в объективном, но и в субъективном смысле, оно неизменно сводилось к норме. Право в объективном смысле - совокупность всех юридических норм, а право в субъективном смысле - та сфера внешней свободы, которая предоставляется человеческой личности нормами объективного права.

Аналогичные определения понятия права, наряду с другими определениями сохраняются в несколько видоизмененном, «модернизированном» виде и поныне.

Нормативный аспект права нельзя преувеличивать в ущерб другим, а тем более абсолютизировать. Большинство определений права даже не пытаются охватывать трехуровневую структуру, ограничиваются каким-либо одним уровнем, который берется за основу. В определении понятия права это чаще всего нормативный уровень.

4. Важны и факторы связанные со служебной ролью и социальным назначением права в жизни общества и государства.

В социальном плане право никогда не бывает абстрактным. Оно всегда выражает и закрепляет волю и интересы стоящих у власти социальных классов, слоев, групп, прослоек. Нет права «вообще». Оно всегда конкретно и реально.

В чем это проявляется? В первую очередь оно закрепляет имущественное, социальное и иное неравенство людей. Неравенство рабовладельца и раба, феодала, помещика и крепостного, работодателя и работополучателя.

Даже размер наказания за убийство человека раньше ставился в зависимость от его общественного положения. По «Русской Правде» за убийство княжеского дружинника следовал штраф (вира) — 80 гривен; за убийство «купчины» — 40 гривен; а за убийство княжеского холопа-крестьянина следовало «вознаграждение» его хозяину в размере пяти гривен.

По «Салической правде» — (салические франки конца V в. н.э.), за убийство свободного франка предусмотрен штраф (вергельд) в 200 денежных единиц — солидов; за убийство полусвободного (лита) — 100 солидов; за убийство раба взыскивалось всего лишь 35 солидов, и то в пользу хозяина.

В то же время «если кто лишит жизни человека, состоящего на королевской службе», то с него взыскивается тройной, по сравнению с обычным свободным франком, вергельд в сумме 600 солидов.

Явно выраженное или завуалированное закрепление неравенства людей прослеживается и в других памятниках права. Широко известное положение «Манифеста Коммунистической партии» о том, что «ваше право», т.е. право буржуазии, «есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса», имеет определенную основу, адекватно отражает действительность.

Не подлежит сомнению тот факт, что право в любом обществе и государстве выражает волю и интересы в первую очередь экономически и политически господствующего при данной системе отношений класса или слоя, что оно обслуживает, прежде всего, стоящие у власти классы и слои. В.И. Ленин был прав, что содержащаяся в любом нормативно-правовом акте государственная воля есть воля господствующего класса: «Воля, если она государственная, должна быть выражена как закон, установленный властью».

Следует обратить внимание на определенные изъяны и уязвимости этого тезиса. Сводя всю государственную волю, выражаемую в праве только к классовому содержанию, мы тем самым:

- во-первых, упускаем из виду все остальные существующие в обществе, помимо классовых, многочисленные социальные общности (группы, слои, трудовые коллективы), их волю и интересы;

- во-вторых, не учитываем, что у власти в переходные от одной исторически сложившейся системы власти к другой периоды могут стоять не классы, а определенные слои (клики, кланы и т.п.) людей со своими взглядами, ценностями и интересами, отражаемыми в праве;

- в-третьих, упускаем тот факт, что в любом обществе наряду с защитой интересов стоящих у власти классов или слоев право самопроизвольно, естественно или вынужденно отражает интересы всего общества. В нем неизменно сочетаются групповые интересы с общесоциальными, национальными, классовые с общечеловеческими. Степень такого сочетания не везде одинакова. Но она существует. Право изначально порождается и развивается не как результат деятельности отдельного класса, нации или группы людей. Оно является порождением и результатом естественного развития общества.

Западная социология и другие гуманитарные науки традиционно оперируют не только классовой структурой общества (высший, средний и низший, рабочий класс), но и деления его на «страты».

Деление на «страты» — стратификация в отличие от классовой градации представляет собой горизонтальное деление общества на вполне определенные и отличающиеся друг от друга части общества, такие, как классы, слои, касты, и пр. Существуют различные определения страт и различные к ним подходы.

Независимо от того, чему отдается предпочтение — классовой градации или социальной стратификации, важно, чтобы в праве или в его отдельных отраслях и институтах учитывались интересы не только части общества в виде господствующего класса, группы, слоя, «страты», но и всего общества. В этом залог эффективности права и его социальной значимости.

Данное утверждение в равной мере относится как к национальному, так и к международному праву.

Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН; Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый 16 декабря 1966 г. Генеральной Ассамблеей ООН; Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятая 14 декабря 1960 г. Генеральной Ассамблеей ООН. В них закреплены не только высокогуманные общечеловеческие интересы, но и непреходящие общечеловеческие ценности.

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах, записано в ст. 1 Всеобщей декларации прав человека. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность, провозглашается в ст. 3 этого документа. Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона, согласно ст. 7 Всеобщей декларации.

Аналогичные по своему характеру положения содержатся и в других статьях данного документа. Они закрепляют такие жизненно важные для каждого человека права и свободы, как право на гражданство, свобода передвижения и выбора места жительства «в пределах каждого государства», свобода убеждений и свободное выражение их, право на труд, благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.

Особое внимание во Всеобщей декларации прав человека уделяется защите чести и достоинства каждого человека, неприкосновенности его личной и семейной жизни.

Положения, отражающие интересы всего или большей части общества, содержатся не только в международно-правовых актах, но и в актах, принимаемых на уровне государств, — в конституциях, обычных законах, некоторых подзаконных актах. Фактически конституция каждого современного государства содержит в себе требования и положения, затрагивающие интересы всего общества. Это очевидно и бесспорно.

Конституция Российской Федерации провозглашает равенство всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), право каждого на жизнь (ч. 1 ст. 20), на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22), право «на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений» (ч. 2 ст. 23), право на труд, право на отдых, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на образование (ст. 37, 41, 43).

Такие же или подобные им права и свободы, затрагивающие интересы всех или подавляющего большинства членов общества, провозглашаются и законодательно закрепляются в других странах.

Как соотносятся в данном случае общечеловеческие и общенациональные интересы с классовыми интересами? Не «растворяются» ли последние в первых? Действительно ли интересы всего общества, так же как и интересы отдельных индивидов, различных групп и ассоциаций, не совпадающие с интересами правящих кругов и классов, не только формально провозглашаются, но и практически осуществляются? Не следует забывать, что в жизни интересы господствующих кругов зачастую стоят на первом плане, доминируют над общечеловеческими и общенациональными интересами. Интересы правящих кругов и классов (и их воля), как правило, не отражаются в праве в чистом, обнаженном виде. Они зачастую выступают в виде всеобщего интереса и в форме всеобщей — национальной или государственной воли. Свои специфические волю и интересы правящие круги реализуют в реальной жизни не только непосредственно, но и опосредованно, прикрываясь всеобщей волей и интересами.

5. В отечественной литературе при разрешении проблем соотношения в понятии и содержании права общечеловеческого и общенационального, с одной стороны, и классового — с другой, прослеживается разнобой.

Если сравнивать определения понятия права, характерные для советского периода, с определениями понятия права в постсоветский период, то нетрудно заметить, что важнейшей особенностью тех и других подходов является или категоричное признание, или столь же решительное отрицание классового характера права. Первые строятся на классовых постулатах, на представлении о государстве и праве как средствах, орудиях в руках господствующего класса или классов. Вторые апеллируют к общечеловеческим ценностям и интересам или же к «общим и индивидуальным интересам населения страны».

Пример классового подхода к понятию права - определение, где право рассматривается как совокупность установленных и охраняемых государством норм, выражающих волю господствующего класса. Или определение права как системы, поддерживаемой государством и выражающей материально обусловленную волю господствующих классов (при социализме — волю народа).

Пример внеклассового или надклассового подхода - понятие права как системы общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений.

Только на основе накопленного опыта можно с уверенностью говорить о преимуществах или недостатках того или иного подхода к изучению права и его определению. Это касается также сугубо классовых и внеклассовых дефиниций права.

Первая заключается в абсолютизации роли классовости, в ее явной переоценке, а вторая — в ее недооценке.

В множестве определений есть и свои изъяны. Возможно ли успешное преодоление негативных сторон множественности, а точнее, известной разрозненности или даже противоречивости «социально-классовых» определений понятия права? В значительной мере — да. Можно использовать несколько путей решения данной проблемы. Один заключается в том, чтобы на основе сформулированных в разное время частных определений понятия права выработать пригодное «на все времена» и «на все случаи жизни» общее определение понятия права.

В отечественной и зарубежной юридической литературе попытки подобного характера предпринимались, и неоднократно.

Разработкой такого рода определений, когда право рассматривается в весьма абстрактном или одностороннем виде, лишь как «институт принуждения поведения человека власти правил» или как «правила поведения, устанавливаемые и охраняемые государством», нередко увлекаются западные юристы. Отечественные авторы, предпринимавшие попытки выработки общего понятия права, в силу объективных и субъективных причин чаще всего «сбивались» на отдельные специфические черты, касающиеся «воли» того или иного господствующего класса, рассматривали право исключительно как классовый регулятор общественных отношений и т.п. Например, дефиниция общего понятия права, как государственной воли господствующего класса, выраженной в совокупности норм, которые охраняются государством как классовый регулятор общественных отношений.

Определения общего понятия права далеки от совершенства. Они не могут служить эффективным средством, или путем преодоления негативных последствий множественности, разрозненности и противоречивости представлений о праве.

Путем или средством преодоления негативных последствий множественности и противоречивости определений права и подходов к нему является выделение его наиболее важных признаков. Наиболее приемлемое определение права – право как система общеобязательных, формально определенных норм, обеспечиваемых государством и направленных на регулирование поведения людей в соответствии с принятыми в данном обществе устоями социально-экономической, политической и духовной жизни.

 

2. Система основных признаков права

1. Для того чтобы так или иначе разрешить спорный в науке вопрос о существе права, необходимо прежде всего остановиться на тех признаках определяемого понятия, которые не вызывают сомнения, а затем перейти к тем, которые представляются спорными.

Проблема в том, что среди существенных признаков, обозначаемых при позитивистском взгляде на право, с одной стороны, и естественно-правовой его трактовкой — с другой, лишь незначительная их часть, является бесспорной. Большинство основных признаков права, вызывают споры и возражения соответственно, то с одной, то с другой стороны.

Аналогично обстоит дело и с дефинициями права, пытающимися вобрать в себя и отразить соответствующие ему признаки и черты.

С учетом господствующих в настоящее время воззрений о праве как регуляторе общественных отношений следует рассмотреть следующие его особенности и черты.

2. Прежде всего, то, что право всегда есть вполне определенные нормы, или правила поведения.

Любое право выражает собою правило поведения. В каком бы смысле мы ни употребляли слово «право», мы всегда подразумеваем под ним что-то такое, против чего не следует посягать, чего не должно нарушать. С этим словом в нашем уме всегда связывается то или другое поведение, предписание каких-либо положительных действий или воздержания от действий.

3. Право всегда есть совокупность, система норм. Это не случайный набор случайных норм, а строго выверенная, упорядоченная система вполне определенных правил поведения.

Как и любая система, она складывается из однопорядковых, взаимосвязанных и взаимодействующих элементов. Таковыми являются нормы права, или правила поведения. Чтобы стать действенным и эффективным, право должно сложиться как целостная, органическая система. Это одно из требований и одновременно один из признаков реального, действующего права.

В основе любой системы норм, или правил поведения, лежат как объективные, так и субъективные факторы. Объективные факторы: однотипные экономические, политические, социальные, идеологические и иные условия, способствующие созданию и функционированию системы правовых норм в той или иной стране. Конкретные нормы и их система в целом не создаются стихийно, произвольно, по желанию и усмотрению тех или иных лиц. Они отражают объективные потребности общества и государства и проецируются на реально существующие экономические, политические и иные отношения.

Попытки произвольного, умозрительного «конструирования» правовых норм или системы правовых норм неизбежно ведут к негативным, непредсказуемым последствиям.

Процесс создания и функционирования системы норм не только не отрицает, а, наоборот, предполагает существование наряду с объективными и субъективных факторов. Речь идет о разработке и осуществлении в той или иной стране правовой политики, подготовке и реализации планов законодательных работ, активном участии специалистов-юристов в процессе правотворчества, правоприменения, в правоохранительной деятельности государственных органов.

Система норм права — нормативность права вовсе не означает ограниченность или «замкнутость» права одними только нормами — правилами поведения. Помимо норм и наряду с ними право должно включать другие структурные элементы в виде правоотношений, правовых взглядов и идей, правосознания, субъективных прав граждан.

Спор между сторонниками строго нормативного понимания права, когда оно рассматривается лишь как система норм, или правил поведения, и расширительного его толкования имеет длительную историю. Дискуссии распространяются не только на отечественное, но и на зарубежное государствоведение и правоведение. Каждая из сторон, участвующая в них, не только не отрицает, а заведомо предполагает существование системы норм как основного признака узко или широко понимаемого права. В некоторых случаях «нормативистское» понимание права чуть ли не возводится в абсолют. Г. Кельзен — основоположник нормативистской теории права склонен рассматривать сквозь призму норм не только само право, но и правовой порядок («правовой порядок представляет собой систему норм»), государство как «установившийся порядок», другие государственно-правовые явления.

4. Право — это не просто система норм, а система норм, установленных или санкционированных государством. В мире существует множество систем социальных норм. Но только система правовых норм исходит от государства. Все остальные создаются и развиваются негосударственными — общественными, партийными и иными органами и организациями.

Создавая нормы права, государство действует непосредственно, через свои уполномоченные на то органы, или же опосредованно, путем передачи отдельных своих полномочий на издание некоторых нормативно-правовых актов негосударственным органам или организациям. В последнем случае говорят о «санкционировании», т.е. даче разрешения государством на осуществление ограниченной правотворческой деятельности этим негосударственным органам и организациям.

Означает ли факт издания или санкционирования государством системы норм их полную зависимость от государства и подчинение государству? Является ли право лишь средством в руках государства, одним из его признаков, атрибутов, или же оно выступает по отношению к нему как относительно самостоятельный институт?

В юридической литературе имеется три группы различных мнений на этот счет, три значительно отличающихся друг от друга суждения, подхода:

- Первый состоит в том, что нормы права рассматриваются в виде «требований государства». Государство при этом, являясь источником права, не может быть само обусловлено правом. Государственная власть оказывается над правом, а не под правом. Государство в свете такого суждения рассматривается как явление первичное, а право — как вторичное.

- Второй, противоположный подход заключается в том, что само государство и государственная власть должны носить правовой характер. В основе государственной власти должен лежать «не факт, а право». Государство, хотя и издает правовые акты, не может быть источником права, «потому что оно само вытекает из права». Над государством находится право, а не наоборот. Правом сдерживается и ограничивается государство.

- Третий состоит в том, что не следует вообще заострять внимание на данном вопросе.

Спор о том, что логически предшествует одно другому — государство иди право столь же бесплоден, как и спор о том, что исторически появилось раньше — государство или право.

Вопрос о связанности государства правом, о правовых пределах деятельности государства находил живой отклик у многих поколений юристов и неизменно вызывал среди них горячие споры.

Признавая важную роль государства в процессе создания и реализации норм права, многие юристы исходили из того, что государственная власть не есть «воля», могущая делать что угодно и как угодно, «опираясь на силу», и что «важнейшим служением общему благу со стороны государственной власти является служение праву».

Такой позиции наряду с российским профессором Л. Петражицким придерживался известный французский юрист, основатель теории «солидаризма» («синдикалистского государства») Леон Дюги.

Идеи подчинения государства праву, самоограничения государства, в том числе и с помощью права, разделял также видный немецкий социолог и правовед Георг Еллинек.

Своеобразную позицию в вопросах соотношения государства и права занимал Людвиг Гумплович. Последовательно отстаивая мнение о том, что «с высшей исторической точки зрения право и правопорядок являются для государства лишь средством» решения стоящих перед ним задач, он в то же время считал, что «праву присуща тенденция все больше и больше эмансипироваться от своего творца, от государства, тенденция освобождаться от его влияний и выступать против него в виде самостоятельной силы, в виде правовой идеи».

Существуют и иные суждения о характере взаимоотношений государства и права. При всей их сложности, пестроте и противоречивости большинство основывается на одном и том же исходном тезисе, согласно которому нормы права обусловливаются правотворческой деятельностью государства, издаются или санкционируются им.

5. Право всегда выражает государственную волю, которая воплощает в себе волю класса, правящей группы, народа, общества или нации.

Если исходить из мирового опыта существования и функционирования государства и права, в праве выражается воля властвующих. Неопровержимым фактом является и то, что последние, опасаясь социальных взрывов и утраты своего привилегированного положения, зачастую вынуждены считаться с волей и интересами подвластных.

Как соотносится воля тех и других? Как она отражается в государственной воле и в праве? Эти вопросы издавна находились в поле зрения государствоведов и правоведов. Один из наиболее обстоятельных ответов на них дал еще в начале XX в. Г.Ф. Шершеневич: «Если государственная власть есть основанная на силе воли властвующих, то выдвигаемые ею нормы права должны прежде всего отражать интересы самих властвующих. Те, в чьих руках власть, вводят поведение подвластных в те нормы, которые наиболее отвечают интересам властвующих». Нормами права поведение подвластных приспосабливается к интересам властвующих. Чем уже круг властвующих, «тем резче выступает противоположность интересов властвующих интересам остальной части государства. Чем шире этот круг, например, в республике, тем сильнее затушевывается это значение права».

Наличие государственной воли как признака права, в отечественной и в зарубежной юридической литературе далеко не всегда и не всеми учеными-юристами воспринимался и воспринимается.

Многие зарубежные авторы не без оснований считают, что «общая воля» в законе — это фикция, иллюзия, поскольку любой, в особенности конституционный, закон, будучи «социальным компромиссом», отражает в себе не общую волю народа или общества, а соотношение различных воль.

Критическое отношение к тезису «общей воли» в праве многократно высказывалось и отечественными авторами.

Право представляет собой систему норм, или правил поведения, имеющих общеобязательный характер. Общеобязательность означает, что все члены общества выполняют требования, содержащиеся в нормах права. Общеобязательность нормы права возникает вместе с ней. Вместе с ней развивается, изменяется и прекращается.

Общеобязательность распространяется не только на «рядовых» граждан, должностных лиц, различные негосударственные органы и организации, но и на само государство. Цивилизованное, правовое государство самоограничивает, «связывает» себя и свои органы требованием общеобязательности норм права, организует свою деятельность строго в рамках закона и следует ему, пока он в установленном порядке не будет изменен или отменен.

Обязательность соблюдения правовых требований государством и его органами, не подвергалась сомнению юристами ни в прошлом, ни в настоящем.

Общепризнан тезис, согласно которому норма права есть обязательное правило поведения для всех.

Возникающие при этом споры касаются чаще всего лишь степени и характера «правового самоограничения» государства. Весь вопрос в том, является ли такое самоограничение добровольным или вынужденным актом. Ответы предлагаются самые разноречивые: от утверждения, что государство добровольно ограничивает самое себя, до заявления, что оно вынуждено это делать под давлением со стороны гражданского общества.

6. Право охраняется и обеспечивается государством, а в случае нарушения требований, содержащихся в нормах права, применяется государственное принуждение. Государство не может безразлично относиться к нормам, издаваемым или санкционируемым им. Оно прилагает огромные усилия для их реализации, охраняет их от нарушений и гарантирует. Одним из используемых методов при этом является государственное принуждение. Оно должно применяться только уполномоченными на то органами, действующими строго в рамках закона, на основе закона, в соответствии с предусмотренными им процессуальными правилами.

Издавна ведется спор по вопросу о месте и роли государственного принуждения в правовой жизни общества. Высказываются два противоположных мнения:

- Согласно мнению одних авторов, государственное принуждение не является неотъемлемым признаком права. При этом оно или полностью отрицается, или же его предлагается заменить менее жестким и более широким понятием «государственная охрана».









Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.