Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Орудийные действия антропоидов в естественной среде обитания





У живущих на свободе обезьян «подловить» такие случаи тоже удается не часто, но за долгие годы накопилось немало подобных наблюдений. Приведем лишь отдельные примеры.

Гудолл (1992), например, описывает один из них, связанный с тем, что ученые подкармливали посещавших их лагерь животных бананами Многим это пришлось весьма по вкусу, и они так и держались неподалеку, выжидая, когда можно будет получить очередную порцию угощения (см. также 7.5). Один из взрослых самцов по кличке Майк боялся брать банан из рук человека. Од­нажды, разрываемый борьбои между страхом и желанием получить лаком­ство, он впал в сильное возбуждение. В какой-то момент он стал даже угро­жать Гудолл, тряся пучком травы, и заметил, как одна из травинок коснулась банана. В тот же миг он выпустил пучок из рук и сорвал растение с длинным стеблем. Стебель оказался довольно тонок, поэтому Майк тут же бросил его и сорвал другой, гораздо толще С помощью этой палочки он выбил банан из рук Гудолл, поднял и съел его. Когда та достала второй банан, обезьяна тут же снова воспользовалась своим орудием.

Самец Майк не раз проявлял недюжинную изобретательность Достигнув половозрелости, он стал бороться за титул доминанта ( завоевал его благодаря весьма своеобразному использованию орудий

В

устрашал соперников грохотом канистр из-под бензина. Использовать их не додумался никто, кроме него, хотя канисгры валялись вокруг во множестве. Впоследствии ему пытался подражать один из молодых сам­цов. Отмечены и другие примеры использования предметов для реше­ния новых задач.

Например, некоторые самцы пользовались палками, чтобы от­крывать контейнер с бананами. Оказалось, что в самых разных сферах своей жизнедеятельности обезьяны прибегают к сложным действиям, включающим составление плана и предвидение их результата.



Систематические наблюдения в природе с прослеживанием «биографий» отдельных особей позволяют убедиться, что разум­ные действия в новых ситуациях — не случайность, а проявление общей стратегии поведения. В целом такие наблюдения подтверж­дают, что проявления мышления антропоидов в экспериментах и при жизни в неволе объективно отражают реальные характерис­тики их поведения.

Первоначально предполагалось, что любое применение посторон­него предмета для расширения собственных манипуляторных способ­ностей животного можно расценивать как проявление разума. Между тем наряду с рассмотренными примерами индивидуального изобрете­ния способов применения орудий в экстренных, внезапно сложив­шихся ситуациях известно, что некоторые популяции шимпанзе регу­лярно используют орудия и в стандартных ситуациях повседневной жизни. Так, многие из них «выуживают» термитов прутиками и травинками, а пальмовые орехи относят на твердые основания («наковальни») и разбивают с помощью камней («молотков»). Описаны случаи, когда обезьяны, увидев подходящий камень, подбирали его и таскали с собой, пока не добирались до плодоносящих пальм.

В двух последних примерах орудийная деятельность шимпанзе имеет уже совсем другую природу, нежели действия Майка. Применению прутиков для «ужения» термитов и камней для разбивания орехов, которые составляют их обычный корм, обезьяны постепенно учатся с детства, подражая старшим.

Е Орудийные действия шимпанзе могут быть не только проявле-| ниями разума, но во многих случаях являются результатом обуче-в ния и подражания.

Орудийные действия у позвоночных, не относящихся к приматам

Орудийная деятельность описана не только у человекообразных обезьян, но и у некоторых других видов млекопитающих, а также у птиц. В этом случае неоднозначность природы орудийных действий не

ограничивается двумя рассмотренными вариантами. Наряду с тем, что они могут проявляться как разумные решения в новой ситуации или формироваться как повседневный навык за счет обучения и подража­ния, орудийные действия входят в обычный видоспецифическии репер­туар поведения отдельных видов животных. К таким видам относятся морские выдры — каланы (Enhydra lutris), а также нескольких видов птиц — галапагосские дятловые вьюрки (Camarhunchus pallidus и Castospiw heliobales), шалашники (самцы родов Ailuroedus, Amblyomis, Archboldia, Scenopoeetes), а также новокаледонские представители вра-новых (Coloeus moneduloides).

В ряде случаев орудийные действия характерны для всех особей данного вида, проявляются почти одинако, развиваются в онтогене­зе даже при воспитании в изоляции от сородичей. Они составляют видоспецифическую характеристику (присущи конкретному виду) и расцениваются как появление инстинкта.

Наиболее известный пример этого рода орудийной деятельности демонстрируют дарвиновы вьюрки Camarhunchus pallidus u Castospi^a heliobates. Они используют веточки или кактусовые иглы для извлечения личинок насекомых из-под коры деревьев, причем это основной спо­соб добывания пищи, характерный для любого представителя вида. Дят­ловый вьюрок С. pallidus уже в раннем возрасте, сразу же после вылета из гнезда, начинает манипулировать прутиками, постепенно усовер-шенствуя технику их применения для добывания личинок. Это поведение проявляется и у молодых птиц, воспитанных в изоляции от сородичей, т.е. не требует обучения подражанием. Считают, что дятловые вьюрки генетически предрасположены к. этому конкретному способу манипулиро­вать прутиками или колючками кактусов. Характерно, что вьюрки не только используют готовые веточки и иглы, но могут обрабатывать их, придавая им нужную форму: укорачивать, отламывать боковые побеги. В этом отношении их поведение внешне вполне сопоставимо с поведе­нием шимпанзе, которые соответствующим образом подготавливают прутья для добывания термитов из термитника (Гудолл, 1992).

О диапазоне пластичности этой формы поведения вьюрков свидетельству­ет следующее наблюдение. Птицы, выращенные в неволе Эйбл-Эйбесфельд-том, были избавлены от необходимости добывать личинки, но они самостоя­тельно создавали ситуацию, где можно было бы воспользоваться палочкой как орудием. Наевшись из обычной кормушки, они рассовывали личинки хруща­ка, которыми их кормили, по вольере, а затем доставали при помощи палочек или других подходящих предметов и снова прятали и т.д.

Необходимо подчеркнуть, что орудийная деятельность птиц не ограничивается проявлениями инстинкта у отдельных видов. Извест­но, что представители нескольких видов врановых прибегали к упот­реблению орудий в непредвиденных обстоятельствах.

Наиболее убедительным свидетельством их способное! и к разумному упот­реблению орудий может служить поведение голубой сойки (Cyanocilta cristata). Оставленная перед опытом без пиши, одна из подопытных птиц отрывала от постеленной в клетку газеты полоски, придерживая их лапами, сгибала клю­вом пополам, а потом просовывала через прутья и подгребала (как палкой) оставшиеся за клеткой кусочки пищи (Jones, Kamil, 1973). Есть и другие сви­детельства способности врановых к разумному применению предметов в ка­честве орудий в новой ситуации.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.