Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







НУМИНОЗНОСТЬ (numen — зд. божество, воля богов — лат.)





— понятие, характеризующее важнейшую сторону религ. опыта, связанного с интенсивным переживанием таинственного и устрашающего божеств. присутствия. В научный оборот это понятие было введено нем. теологом и историком религии Р. Отто, к-рый воспользовался лат. словом “нумен”. Нуменом древние римляне называли могущественную божественную силу, властно распоряжавшуюся человеческой судьбой. По определению Отто, “Святое”, “Божество” предстают в религ. опыте как “нуминозное”, будучи явлены в образе “совершенно Иного” по отношению ко всем представлениям эмпирич. опыта. Восприятие “совершенно Иного” придает содержанию религ. опыта неповторимое своеобразие откровения тайны устрашающей (mysterium tremendum — лат.) и одновременно очаровывающей (mysterium fascinans — лат.). Поэтому типичным нуминозным эмоциональным откликом на “встречу со Святым” оказывается сочетание “страха и трепета” с “восхищением и восторгом”. Эта сложная гармония из сферы религ. опыта переходит в другие области религ. культуры, становясь ее сокровенным началом.

В культурологии понятие Н. применяется для обозначения специфических проявлений религиозной духовности и особенностей религиозного худож. творчества.

Лит.: Буйе Л. О Библии и Евангелии. Брюссель, 1965; Иванов Вяч. Ив. Дионис и прадионисийство. СПб., 1994; Шелер М. Положение человека в Космосе // Проблема человека в зап. философии. М., 1988; Элиаде М. Священное и мирское. М., 1994; Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 1991; Dumezil G. La Religion romaine archaique. P., 1966; Otto R. Das Heilige. Gotha, 1926.

А.П. Забияко

О

ОБРАЗ — явление,

возникающее как рез-т запечатления одного объекта в другом, выступающем в качестве воспринимающей формации — духовной или физической; О. есть претворение первичного бытия в бытие вторичное, отраженное и заключенное в чувственно доступную форму. Для наук о культуре понятие О. чрезвычайно важно, ибо культура в своем происхождении и содержании есть претворенное первичное бытие — природное, человеческое или божественное; в этом смысле культура сама — О., явленная метаморфоза первичной реальности.



В области худож. творчества и науках о нем сложилось восходящее к эстетике Платона понятие худож. О., под к-рым разумеются специфич. средство и форма освоения жизни искусством, а также возникающие в процессе творчества автономные самоценные целостности худож. произведения (лит. персонажи и т.д.). О. здесь — сгусток худож. видения и переживания, к-рому искусство придает выразительность и эстетич. ценность.

Мысль Гегеля, что образ “являет нашему взору не абстрактную сущность, а конкретную ее действительность”, стала аксиомой понимания О. в совр. философии и психологии. В русле материалистич. методологии выработано учение об О. как форме отражения в психике действительности, при этом уточняется, что на чувств, ступени познания О. выступает как ощущение, восприятие и представление, а на уровне мышления — как понятие, суждение, концепция; решающая роль отводится воздействию на психику внешней действительности, формирующей содержание О. В психологии бессознательного, напротив, первичным бытием по отношению к генезису и содержанию важнейших для личности и культуры О. выступают интрапсихич. начала; у Юнга они названы архетипами коллективного бессознательного. Формалистич. концепции исходят из того, что многие О., особенно О. искусства, вообще не могут быть редуцированы к к.-л. внешнему для сознания первобытию, ибо они — суть продукт опр. структуры и функции самого сознания. Такой подход, как, впрочем, и учение Юнга, развивает кантовскую идею априорных форм.

Первостепенное значение понятие О. имеет для ре-лиг. культуры. Многие древнейшие космологии, напр., инд., рассматривали феноменальный мир как изоморфный образ трансцендентной первореальности. На представлении о человеке как О. Божием построена христ. антропология. Религ. искусство в сущности своей есть худож. претворение в явленный О. запредельного сакрального Первообраза(сакральный О.).В религ. сознании получило глубокую разработку учение о безобразном бытии, в рамках к-рого апофатич. характеристики создают парадоксальный О. безобразного. Псевдо-Дионисием Ареопагитом была развита типология образов в их отношении к трансцендентному Абсолюту: Ареопагит выделяет “сходные” и “несходные” Образы.

О. представляет собой целостность, состоящую из чувственно воспринимаемой “оболочки”, изобразит., или иконической, стороны О., и содержания, включающего идейный и эмоц. аспекты. Каждый из компонентов играет важную роль, и в своем взаимодействии они задают смысл О. Как носитель значения и генератор смысла О. есть знак.

В качестве психол. феномена О. является необходимым условием деятельности образного мышления, безгранично расширяющего многообразие культуры и углубляющего ее содержание.

Лит.: Гачев Г. Жизнь худож. сознания: Очерки по истории образа. Ч. I. M., 1972; Григорян А.П. Худож. стиль и структура образа. Ер., 1974; Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистич. искусство. M., 1976; Мышление, когнитивные науки, искусственный интеллект. M., 1988; Cassirer E. Philosophie der symbolischen Formen. Bd. 1-3. В., 1923-29; Leroi-Gourhan A. Prehistoire de 1'art occidental. P., 1965.

А.П. Забияки

ОБРАЗ ЖИЗНИ

— системная и нормированная совокупность форм обыденной жизнедеятельности людей, порядков и способов их повседневного существования, Как правило, в понятие О.ж. не включается специализир. (производств, трудовая) деятельность человека. О.ж. — это прежде всего “культура потребления” разл. социальных благ, отличающаяся у разных народов и у разных социальных страт выраженной спецификой. В О.ж. как систему частично входят и нек-рые эле-

менты материально-производящей практики в виде домашнего хозяйства (средств непосредств. жизнеобеспечения) — устройства жилого пространства, обеспечения продуктами питания, одеждой и предметами повседневного обихода, энергообеспечение,санитарно-гигиенич. практика и т.п. Др. важной составляющей О.ж. является рекреация людей — восстановление их энергозатрат, снятие психич. напряжений, оздоровление и пр., осуществляемые в разл. формах отдыха, питания, активного или пассивного досуга, лечения, приема тонизирующих средств и т.п. Существ, место в рекреативных процессах занимает игровая досуговая практика — активная физич. и интеллектуальная или пассивная (спортивное “боление” и др.). Помимо того, О.ж. включает и процессы саморазвития человека (физич., интеллектуального, эстетич., творческого и пр.), интимной жизни, организации обыденных социальных отношении и коммуницирование (общение), формирование и развитие образов обыденного мировосприятия, воспитание детей, заботы о собств. имидже, элементы религ. и социальной обрядовой практики (свадьбы, похороны и т.п.) и пр. В О.ж. можно выделить такие параметры, как жизненный уклад (организационно-регулятивная составляющая), уровень жизни (характеристика объема и качества потребляемых социальных благ), стиль жизни (социально-эстетич. составляющая) и др.

О.ж. — высоконормативная сфера обыденной жизнедеятельности людей, характеристики к-рой в существ. мере определяются и этнокультурными традициями данного народа, и особенно его социальной стратификацией (нек-рые культурные черты к-рой могут иметь и сравнительно интернац. характер). Сословная и социально-проф. принадлежность человека, его происхождение, воспитание, образование, вероисповедание, половозрастные критерии и т.п. обычно оказывают заметное влияние на параметры его О.ж. (размеры материального достатка, сфера занятости, профиль социальных и интеллектуальных интересов, сословные и ре-лиг. нормы поведения, формы престижного потребления и стиля и пр.) Осн. регулятивными механизмами О.ж. являются обычай и принятые в данной среде нормы социальной адекватности и критерии социальной престижности. В параметрах О.ж. реализуется существ. часть ценностных ориентаций людей, опредмечиваются нормы их морали и нравственности, этикета, мировоззрения, социальных стандартов и т.п.

Несмотря на преимущественно традиц. характер механизмов воспроизводства и высокий уровень устойчивости параметров О.ж., его не следует считать явлением абсолютно статическим. О.ж. исторически формируется на основе реальной социальной практики людей по осуществлению коллективного общежития и удовлетворения их наиболее типичных личных и групповых интересов и потребностей обыденного характера в относительно типичных условиях жизни данной социальной группы людей, однако по мере изменения этих условий меняются и соответствующие параметры О.ж. В этом плане О.ж. отличается сравнительно высокой

адаптивной пластичностью, особенно когда речь идет о переменах не всей его структуры и ценностно-нормативной обусловленности, а отд. жизнеобеспечивающих элементов. Вместе с тем, в целом, О.ж. представляет собой одну из наименее динамичных характеристик культуры, что связано не только с феноменом его “привычности” для людей, но и с тем, что многие его черты играют значимую роль маркеров в этнич., социальной, конфессиональной и иной самоидентификации человека, являются внешним выражением его консолидированности со своей социальной средой.

Лит.: Толстых В.И. Образ жизни: понятие, реальность, проблемы. М., 1975; Стиль жизни личности. Киев, 1982; Культурная среда и ее освоение. М., 1988; Орлова Э.А. Динамика культуры и целеполагающая активность человека // Морфология культуры: структура и динамика. М., 1994.

А.Я. Флиер, Н. С. Шишова

ОБРАЗЕЦ КУЛЬТУРНЫЙ

- понятие устойчивой конфигурации связей людей друг с другом, с предметной и природной средой, к-рая обусловливается опр. типами ситуаций, предписанным поведением в них человека, а также критериями, по к-рым оцениваются действия человека или его связи с окружающим миром. Термин “pattern”, заимствованный из биологии, был впервые применен Р. Бенедикт (1934) к общим “атрибутам” или “стилям”, лежащим в основе культур. Амер. антрополог Крёбер, создавая в пер. тр. 20 в. “естеств. историю” культур, воспользовался этим термином для обозначения способов внутр. организации и структуры объектов. В этом случае социальная практика рассматривалась как набор моделей функционально оправданных алгоритмов поведения. В дальнейших исследованиях Крёбер склонялся к тому, чтобы отождествлять понятие модели, образца с понятием системы ценностей. В настоящее время o.k. представляет собой исключительно емкое понятие, к-рое заключает в себе и информацию о мире, и момент его оценки, и способы действия в нем человека, и стимулы таких действий. В качестве o.k. способны выступить явления культуры широкого диапазона действия и разл. формы: материальные предметы, способы и манеры поведения, правовые или обыденные нормативы поступков людей, жанры и стили худож. творчества, формы экон., полит, или религ. отношений и т.д. o.k. выполняет в культуре исключительно важную функциональную и развивающую роль. С одной стороны, на уровне обыденной практики o.k. выступает стереотипной схемой поведения, взаимодействия, оценивая людей, их манипулирования с материальными предметами, равно как и самими предметами культуры, позволяя каждому конкр. человеку действовать в привычной среде без излишних затрат энергии. При этом o.k. носит неосознанно-практич. характер. o.k. этого уровня по большей части сравнительно быстро (по истор. масштабам) вычеркивается

из памяти об-ва, как полностью исчерпавший свои культурный ресурс. На высших уровнях культурной активности, в сфере порождения новых форм и стилистич. ценностей филос., религ., худож. характера, имеет место создание особого рода уникальных o.k., способных создавать культурные стили. Созданные одаренными художниками, великими мыслителями, высоконравственными авторитетами, эти o.k. приобретают общезначимый характер для данного об-ва (а иногда и для более широкого круга социокультурных сообществ) и превращаются в универсальные, фундаментальные эталоны, позволяющие на их основе обновлять культуру, развивать ее в последующие периоды истории. На этом уровне культурной практики o.k. выступает как программа с высокой степенью информативности, проблемно-разрешающей способности, ценностной и нормативной значимости. o.k. этого уровня в большей степени помогают людям разрешать проблемные ситуации, делать осознанный выбор в сложной обстановке, а также определять линию поведения в непривычных или уникальных обстоятельствах. Каждое поколение находит в o.k. новые содержат, моменты, поэтому o.k. такого рода выступают в роли связующих звеньев разнообр. видов человеч. активности как в синхронном, так и в диахрон-ном разрезе.

С т.зр. саморазвития и стилистич. обновления форм o.k. неравнозначны. Они представляют собой иерархич. структуру, на высшем уровне к-рой имеет место порождение новых культурных форм, в то время как на уровне практич. повседневной социальной активности происходит лишь их частичная ассимиляция в виде стереотипизированных, слабо осознаваемых шаблонов поведения и взаимодействия.

Эвристич. потенциал использования понятия o.k. особенно отчетливо проявляется в анализе динамики культуры вообще, и в изучении изменений этнонац. культур в частности, в понимании соотношения культуры и субкультур, в сравнении разных культур между собой и т.п.

Лит.: Ионин Л.Г. Понятийный аппарат социол. анализа культуры // Методол. проблемы теоретико-прикладных исследований культуры. М., 1988; Benedict R. Patterns of Culture. Boston, 1959; Kroeber A. L. Historical Reconstruction of Culture Growths and Organic Evolution //American Anthropologist. Menasha. 1931. V. 33. № 2; Idem. The Nature of Culture. Chi., 1952; Idem. Configurations of Culture Growth. Berk.; LosAng., 1944.

Г.А. Аванесова

ОБРАЗОВАНИЕ

— одно из наиболее значимых средств социального воспроизводства сооб-ва и повышения потенциала его адаптивных возможностей и перспектив социокультурного развития. Осн. социо-культурные функции О. связаны с решением задачи социализации и инкультурации личности обучаемого посредством трансляции ему фрагментов общего и специализир. социального опыта, накопленного человечеством в целом и собственным сооб-вом в частности, введением человека в нормы и правила социальной и культурной адекватности об-ву его проживания и обучением его специализир. знаниям, умениям и навыкам продуктивной деятельности в рамках осваиваемой им социально-функциональной роли (специальности) в обществ, разделении труда. Именно процессы инкультурации личности, усвоения ею норм и ценностей, регулирующих коллективную жизнедеятельность членов сооб-ва и поддерживающих необходимый уровень социальной консолидированности людей, ведут к непосредственному социальному воспроизводству сооб-ва как культурной системной целостности, а процессы социализации человека, усвоения им норм и технологий исполнения опр. социально-функциональной роли преследуют цель подготовки квалифицированных кадров для поддержания и повышения уровня адаптивных возможностей сооб-ва в постоянно меняющихся истор. условиях его существования посредством выполнения и развития необходимых видов деятельности, познания, технологий, инструментария и т.п.

О. традиционно делится на общее и специализированное (профессиональное), причем на более низких уровнях О. доминирует решение задач общего О. (просвещения), а по мере повышения уровня начинают преобладать функции специализир. обучения.

Общее О. преследует цели преимущественно инкультурации личности обучаемого, и потому оно так тесно связано с задачами воспитания. По существу различие между этими двумя видами формирования личности заключаются в том, что в процессе воспитания человек усваивает нормы, правила и ценности обыденного поведения, сознания и взаимодействия с другими людьми на примерах ситуаций актуального для него повседневного образа жизни (быта), в процессе же общего О. он усваивает в принципе то же самое, но на более обширном и универсальном материале истор. опыта жизнедеятельности человечества (или собственного сооб-ва), преподносимого гражд. историей, философией, религией, лит-рой, историей искусства, политологией, правоведением и т.п. Разумеется, помимо норм и ценностей социального общежития значимое место в программах общего О. занимает изучение учащимися основ общенаучных знаний об окружающем мире (математика, физика, химия, биология, география, социология и др.), а также осн. средства общесоциальной коммуникации (родного и иностр. языков, основ информатики и пр.), норм и правил осуществления этой коммуникации. В принципе инкультурация индивида в процессе воспитания и общего О. формирует его в качестве “продукта” культуры данного сооб-ва, закладывает в его сознание и память оценочные и поведенч. стереотипы и навыки, культурные образцы в уже готовом к “употреблению” виде, а также воспитывает в нем “потребителя” культуры, обученного получать, исполь-

зовать и интерпретировать эти культурные образцы в русле норм, правил, традиций культуры сооб-ва, т.е. по существу формирует личность социально адекватную актуальным потребностям этого сооб-ва.

Совершенно иные социокультурные цели преследует специализир. О. Здесь речь идет о подготовке уже не “продукта” и “потребителя” культуры, а ее “исполнителя” (профильного воспроизводителя-интерпретатора актуальных культурных форм) и “творца” (разработчика новых форм). Такого рода обучение осуществляется преимущественно в специализир. областях социальной практики, квалифицированными представителями узкопрофилированных профессий, специальностей и специализаций. Освоение этих ролевых функций обучающимся связано с процессом его социализации — введением в действующую систему разделения труда, усвоением им спец. знаний, практич. умений и навыков продуктивной деятельности (и в том числе творч., инновативной) в избранной сфере. Именно этому и посвящено проф. О. — среднее специальное, высшее профессиональное, послевузовское повышение квалификации. При этом представляется очень важным, чтобы обучающийся усвоил не только фундаментальные и прикладные знания и умения по предмету, функциям и технологиям его будущей деятельности, но и принципы соответствующей проф. культуры — критерии социальной приемлемости форм осуществления данной деятельности (по их социальной цене и последствиям), этику отношения к труду и проф. взаимодействия, реалистичные статусные притязания, традиции, атрибутику престижности и иные ролевые признаки специалиста в этой области, т.е. полноценно интегрировался не только в производство, но и в социально-функциональную страту (профессионально культурную общность) производителей. Только в этом случае задачи специализир. О. по социализации личности могут считаться полноценно выполненными.

Лит.: Филиппов Ф.Р. Социология образования. М., 1980; Руткевич М.Н., Рубина Л.Я. Обществ, потребности, система образования, молодежь. М., 1988; Саймон Б. 06-во и образование. М., 1989; Флиер А.Я. Культурология в системе образования // Высшее образование в России. 1996. №4.

А.Я. Флиер

ОБЪЯСНЕНИЕ

— познавательно-аналитическая процедура, приобретающая ведущее значение в развитии естественно-научного знания Нового времени. Отправной точкой О. служит реальность; мышление человека раскрывает в ней необходимо-закономерный порядок, логически обусловливает этот порядок и подтверждает его через эксперимент, что выводит сами эти процедуры на первый план анализа и поиска научной истины. Т.о., О. позволяет подвести под истинные те или иные высказывания, идеи, теории, соотнося их с тем, что происходит в действительности с т.зр. рационально-дискурсивного анализа.

О. широко используется в естеств. науках, имеющих дело с внешним опытом и опирающихся на рассудочно-логич. знание, доступное опытной проверке. Вместе с тем О. широко представлено и в культурологич. знании — в истор. исследованиях, при изучении социальных и социол. аспектов культуры и др. Процедура О. при этом тесно сопрягается с процедурой понимания. О. и понимание нельзя рассматривать в качестве абсолютных антиподов в процессе познания; не выступают они и свойствами явлений действительности или характеристик познающего человека; они — суть отношения между мыслью и действительностью. Выступая как универсальные интеллектуальные операции процессов познания, они их взаимоопределяют и взаимодополняют. Обе процедуры в разных формах и с неодинаковой частотой используются в процессах познания как в естественно-научных, так и в гуманитарных науках.

См. также Понимание.

Лит.: Тульчинский Г.Л. Проблема осмысления действительности. Л., 1986; Понимание как философско-ме-тодологическая проблема: Материалы “круглого стола”// ВФ. 1986. № 7-9; Розин В.М. Научное познание и художественное постижение как явления культуры и творчество человека // Социально-полит, журнал. 1993. № 8.

Г.А. Аванесова

ОБЫЧАЙ

— исходный, наиболее простой тип культурной регуляции на основе целостных, привычных образцов поведения, совершаемого по установленному поводу в опр. время и в опр. месте. О. в отличие от привычек имеют социальную природу; привычки же являются проявлениями идиосинкратич. поведения индивидов, связанного с уникальным биогр. опытом. Концепт О. подразумевает не только статистич. показатели существования того или иного поведения, но и прескриативный компонент: такого поведения придерживаются все члены об-ва при любых обстоятельствах, и нарушение О. может повлечь за собой санкции начиная с обществ, неодобрения до остракизма или иных форм наказания. Термин “О.” может отождествляться с терминами “традиция”, “обряд”, “ритуал”, “нравы”, “привычки”. Однако традиция относится все же к более широкому кругу явлений и к более дифференцированным формам регуляции деятельности, хотя и получает при этом семантич. перегрузку. Обряд и ритуал — формализованное поведение или действие, имеющее прежде всего символич. значение, лишенное непосредств. целесообразности, но способствующее упрочению связей либо между постоянными членами группы, либо во взаимодействии между группами.

Термин “нравы” обычно выражает сложившиеся формы регуляции массового поведения. Впрочем, в культурологич. контексте “нравы” могут обозначать более подвижный, изменчивый слой привычного поведе-

ния, подверженный дифференциации в зависимости от социальной среды, психол. состояния тех или иных слоев, истор. ситуации и т.д. Крупномасштабные перемены в нравах влекут за собой постепенный сдвиг в более широких сферах культуры, что отнюдь не означает утраты ею своей кач. определенности.

Хотя в качестве осн. регулятора поведения О. выступает лишь в примитивных этногр. об-вах, в устойчивой бытовой среде, инертных социальных группах, он присутствует и на всех более продвинутых ступенях обществ. развития. Социально признанные образцы складываются в обычаи, через к-рые накопленный опыт передается из поколения в поколение. К О. можно отнести и традиц. трудовые приемы, формы поведения, жизненного уклада, воспитания. В повседневной жизни действуют привычные правила гигиены, сложившиеся варианты общежития. О. регулируются часы и условия приема пищи, сна. Выбор пищи диктуется отнюдь не только потребностями организма, но и традициями. О. общепризнаны и утверждены властью массовой привычки. Они большей частью не получают объяснения и могут не осознаваться самими членами коллектива.

О. играет важную роль в воспитании, способствуя приобщению к культуре ребенка или же взрослого человека в инокультурной среде. Включение в культурную деятельность в данном случае сводится к знакомству с опр. образцами; суть поведения не объясняют, а просто знакомят с О., к-рый выполняет функцию обязательного для исполненияобразца поведения. Образец может быть положительным (так надо поступать) или отрицательным (так не надо поступать). О. может выступать как решит, вмешательство в жизнь индивида, резко поворачивающее его естеств. или привычную жизнь. Такого рода формализованные О., совершаемые в опр. месте и в положенное время по спец. поводам, называютобрядами. В выборе обряда человек еще менее свободен, чем в простом О., т.к. он связан с выполнением публичных действий, имеющих высокий знаковый статус в данном об-ве. В каждом об-ве существуют обряды посвящения индивида в данное об-во или в возрастную группу (наречение имени, крещение, запись имени, инициации, выдача паспорта и т.д.), дни рождения и юбилеи, свадьбы и похороны и т.д. Коллективные, обществ, и гос. обряды напоминают о целостности об-ва, зафиксированной в памятных датах. Обряд утверждает преемственность нового со старым, его принятия как утвердившегося в об-ве положения, что происходит, например, в случае утверждения нового главы гос-ва: венчание на царство, клятва нового президента и т.п.

Лит.: Суханов И. В. Обычай, традиции и преемственность поколений. М., 1976; Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Об-во. М., 1992; Сепир Э. Обычай // Сепир Э. Избр. труды по языкознанию и культурологии. М., 1993.

Б. С. Ерасов

ОЗНАЧЕНИЕ (референция)

— 1) Процесс перевода актуально-значимой информации (смысла) в конкр. знаковую форму (знак или последовательность знаков). 2) Деятельность по осуществлению данного процесса. О. осуществляется средствами языка культуры (нескольких языков) или несистемных (единичных) знаков. Рез-том означения могут быть культурный текст, появление нового знака или последовательности знаков, нового значения у существующего знака или знаковой последовательности. Изучение процесса О. осуществляется в семиотике, логич., лингвистич. и культурной семантике.

Ключевым является отношение между смыслом и знаком, адекватность знаковой формы смысловому содержанию. Искажение (метафоризация) смысла при переводе его в знаковую форму минимальны на стадии единичного знака, однако по мере усложнения характера знаковой выраженности смысла ограничения, накладываемые конвенциональными правилами языков культуры и общепринятыми знаковыми формами, приводят к возрастанию этого искажения. Это особенно актуально для культуры, где многообразие и сложность смыслов и знаковых форм дает богатый выбор знаковых средств для О., но жестко нормирует этот процесс.

Важной характеристикой О. в культуре является его высокая инвариантность. Именно в культурной деятельности (причем не только на специализир. ее уровне) наиболее активно осуществляется генезис новых смыслов и знаковых форм, приобретающих в дальнейшем статус общезначимых.

Выделение О. в самостоят, предмет исследования в науках о культуре связано прежде всего со структурализмом. В работах представителей этого направления применение структурного анализа к культурным текстам позволило выявить нек-рые черты О. в рамках общего процесса символотворчества. В совр. культурной семантике О. рассматривается как самостоятельно значимый процесс при исследовании совр. проблем культурной динамики (в основном на совр. материале).

См. также: Понимание, Культурная семантика.

Лит.: Труды по знаковым системам. В.1-25, Тарту, 1964-92; Пирс Дж. Символы, сигналы, шумы: Закономерности и процессы передачи информации. М., 1967; Проблема знака и значения: Сб., М. 1969; Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969; Charlesworth M.J. Philosophy and Linguistic Analysis. Pittsburgh, 1959; Ullmann S. Semantics. An Introduction to the Science of Meaning. Oxf., 1972.

А. Г. Шейкин









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.