Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Анахронизмы в сведениях о хазарах





В книге ал-Мас'уди (ум. 956) «Золотые копи и россыпи самоцветов» имеется фрагмент, где пересказана история о сасанидском царе Каваде II Шируе (Ширавайхе) (628 г.), который упомянул о войне с хазарами Ардашира Папакана, первого шаха династии Сасанидов (224—241) (ал-Мас'уди, 1863. С. 280, 281; 2002. С. 62). Ал-Масуди отметил, что он использовал «жизнеописание царей персов», т. е., вероятнее всего, одну из персидских хроник «Хвадай-намак», которые содержали достоверные исторические сведения (Новосельцев, 1990. С. 85). Однако в данном случае рассказ ал-Мас'уди являет собой типичный пример исторического анахронизма. В мифо-эпической традиции Ирана, восходящей к «Книге деяний Ардашира Папакана», последний представлен героем, который не только победил парфянского царя Артабана V (216—224) и кочевников, не только расширил границы царства, но и вступил в единоборство с чудовищным червем и одолел его (Книга деяний Ардашира, 1987. С. 66—84). Возможно, Кавад и назвал парфян или кочевников хазарами, которые действовали в его время.

В авторском сокращении «Истории пророков и царей» ат-Табари (839—923), в разделе о борьбе римлян и персов, есть история о том, как римский император Юлиан II Отступник (Лулийанус) (361—363) в борьбе с персидским царем Шапуром II (Сабур) (309—379) привлек на свою сторону византийцев, арабов и хазар (ат-Табари, 1879. С. 840, 841. Anm. «С»). О событиях, связанных с историей Юлиана II и его войнах с персами, гораздо более подробно писали на других языках его современники и более поздние авторы — Аммиан Марцеллин, Евнапий, Созомен, Феофан и многие другие, но о хазарах в этих сведениях речь не идет. Поэтому данные ат-Табари должны рассматриваться как исторический анахронизм, связанный с довольно многочисленной информацией о хазарах более позднего времени.



В ряде грузинских и армянских памятников хазары тоже упоминаются в очень раннюю эпоху. Так, в грузинском летописном своде «Картлис Цховреба», который содержится в труде историка XI в. Леонти Мровели, упоминается о захвате хазарами земель Кавказа и борьбе с ними прародителей кавказских народов до времени правления легендарного героя иранского эпоса Феридуна (Афридуна) и прежде царствования Александра Македонского, а затем о победе над хазарами Александра (Леонти Мровели, 1979. С. 25, 26, 29). Легенда об Александре Македонском имела основой здесь «Роман об Александре» Псевдо-Каллисфена (III в. н. э.) (Там же. С. 59. Примеч. 84). Упоминание хазар же — исторический анахронизм, в основе которого лежало реальное нашествие хазар на Кавказ, случившееся на рубеже VI—VII вв.

Согласно известию Мовсеса Хоренаци (V в.), который ссылался на сирийского писателя II в. Бардесана, чьи труды не сохранились, хазары пришли в Закавказье во времена царя Валарша, сына Тиграна, во II в. н. э. (Мовсес Хоренаци, 1990. С. 114, 249. Примеч. 471). Под именем Валарша здесь выступают парфянский царь Вологез IV (148—190) (Мовсес Хоренаци, 1990. С. 249. Примеч. 460) или такие древнеармянские правители, как Арташес I, Тигран II, Трдат I (Новосельцев, 1990. С. 42. Примеч. 328). Рассказ Мовсеса Хоренаци повторили ряд армянских писателей X—XIII вв.: Стефан Таронский (Асохик), Ухтанес Урхайский или Эдесский, Фома Арцруни, Вардан (Меликсет-Бек, 1960. С. 112—115). Однако армянские историки V—VII вв. Агафангел, Фавстос Бузанд, Корюн, Лазарь Парбский, Зиновий Глак, Егише, Себеос, как и сборники эпистолярных документов и догматико-политических трактатов, не знают хазар (Там же. С. 113, 114). Упоминание их здесь считалось позднейшей интерполяцией (Там же. С. 249. Примеч. 468), хотя скорее это еще один пример исторического анахронизма.

В «Истории страны Алуанк» Мовсеса Каланкатуаци (VII или Х в.) упоминается, что в эпоху царствования сасанидского царя Шапура II (309—379) хазары вторглись в Арран (Мовсес Каланкатуаци, 1984. С. 80, 81). Поводом для появления таких сведений анахронистического порядка послужили, по-видимому, данные о действительных вторжениях хазар на Кавказ, но не в IV в., а в VII.

Хорошо известны анахронизмы в персидских поэмах. Так, в «Шахнаме» Фирдоуси (ок 940—1020) фигурируют епископы и кесари Рума, а также владыки-богатыри хазар Ильяс и его прародитель Мехрас. Все они упоминаются как противники, действовавшие во времена мифического персидского царя Лохраспа (Фирдоуси, 1969. С. 48—53). Есть и другие подобные упоминания хазар в этой поэме как примеры анахронизмов Низами Гянджеви (1141 — ок. 1209) в поэме «Искандер-наме», привлекая традиционные сюжеты и персонажи из легенд об Александре Македонском, создал образ идеального вождя Искандера, который сражался во имя защиты справедливости как с хазарами, так и с русами, напавшими с войском из числа хазар и буртасов на царство легендарной царицы Нушабе (Бертельс, 1962. С. 352, 354).

Такие сюжеты в произведениях персидских поэтов отражают и давнюю, и не слишком старую реальность: походы русов на Каспий в Х в., захват русами города Барда'а в 945/46 гг.; появление русов на Кавказе в X—XII вв. Во всех этих событиях определенную роль играли хазары, пропуская русов через свои земли.

Таким образом, подобные сведения источников опираются, с одной стороны, на историческую традицию, сохранившую память о походах скифо-сарматских народов через Кавказ в Переднюю Азию во второй половине I тыс. до н. э. С другой, основой для сведений о набегах хазар в столь ранние времена послужили данные об их вторжении в Армению, Грузию и Албанию в более позднее время (Миллер, 1887. С. 18—23; Меликсет-Бек, 1960. С. 117—119; Ковалевская, 1975. С. 2—73; Леонти Мровели, 1979. С. 50, 51. Примеч. 56; Артамонов, 2001. С. 162, 163; Новосельцев, 1990. С. 29, 30).

Анахронизмы в восточной литературе объясняются оригинальным восприятием действительности, когда реальность переплетается с мифами, легендами, традициями Как представляется, в данном случае мы имеем дело с типичным примером проявления «мифологического времени». Как отмечал А.Я. Гуревич, «архаическое сознание антиисторично. Память коллектива о действительно происшедших событиях со временем перерабатывается в миф, который лишает события индивидуальных черт и сохраняет только то, что соответствует заложенному в архетип образцу; события сводятся к категориям, а индивиды — к архетипам» (Гуревич, 2007. С. 90).

Название ал-Хазар

Имя ал-хазар встречается в арабо-персидских средневековых сочинениях довольно часто, но относится к весьма разным объектам.

Использовалось оно в названиях двух морей. Ибн Хордадбех (IX в.) и Кудама ибн Джа'фар (Х в.) морем хазарименовали Черное, когда описывали границы византийских фем (военных округов) (Ибн Хордадбех, 1889. С. 103, 105; 1986. С. 97, 98; Кудама ибн Джа'фар, 1889. С. 259; Новосельцев, 2000б. С. 365). Ученый IX в. ал-Йа'куби в «Книге стран» также упоминал море хазар: рассказывая об Андалусии, он утверждал, что эта страна находится на западе, около моря, которое простирается вплоть до моря хазар (ал-Йа'куби, 1892. С. 354). Эта короткая фраза означает соединение морей от Атлантики до Черного моря, которое здесь названо морем хазар, — такое представление о едином водном массиве широко бытовало в арабской литературе. Ибн ал-Факих, чье сочинение датируется 903 г, ввел понятие «залив или пролив хазар», по-арабски — халидж ал-хазар. Вся книга Ибн ал-Факиха построена на переработанной или видоизмененной информации предшественников. Так и данные о «заливе» или «проливе» хазар имеют основой сведения из труда Ибн Хордадбеха о пути между Каспием и хазарским городом Хамлидж. Ибн ал-Факих заменил название города Хамлидж термином халидж, введя, таким образом, понятие «пролива (или залива)» хазар — возможно обозначая так Азовское море. Ибн Хордадбех писал о дороге в 8 дней пути между Горганом, а это область южного побережья Каспия, и Хамлиджем, городом хазар, и подчеркивал, что город Хамлидж находится на конце реки, текущей из страны славян и впадающей в море Горгана (Джурджана), т. е. Каспий. В другом фрагменте читаем, что купцы-русы шли в Хамлидж — город хазар на «реке славян» (Танаису, хотя ряд исследователей считают эту реку Волгой — Итилем) (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124, 154; 1986. С. 109, 124). Ибн ал-Факих переработал эти материалы Ибн Хордадбеха и написал, что купцы-славяне (а не русы) следуют от моря славян в реку, которая называется славянской, и достигают залива хазар, откуда движутся к Каспию (Ибн ал-Факих, 1885. С. 7, 271). Таким образом, этот автор более детально рисует путь от славян, по «славянской реке» (Дону или Сев. Донцу) в «залив хазар» (вероятнее всего, Азовское море), откуда через 2 дня пути по переволокам и 8 дней плавания купцы попадали в Каспий. И Ибн Хордадбех, и Ибн ал-Факих считали реальной прямую водную связь между славянскими землями и Каспием. Ибн Хордадбех полагал, что из земель славян текла река, название которой в его рукописи не ясно, но можно интерпретировать как Танаис. Он не идентичен античному Танаису и реальному Дону, а представляет собой, по воззрению Ибн Хордадбеха, длинный водный путь, начинающийся от Балтики и идущий прямо до Каспия (ни о переволоках, ни о восточноевропейских реках Ибн Хордадбех не знал). Ибн ал-Факих не сохранил имени «реки славян», но тоже считал, что с помощью прямого водного пути от славянских земель можно доплыть до «залива хазар» — Азовского моря, а от него есть связь с Каспием. Складывается впечатление, что Ибн ал-Факих, обладая иной, кроме сведений Ибн Хордадбеха, информацией о Восточной Европе, знает больше об ее южной части, чем о Поволжье. Впрочем, есть и другое мнение об информации Ибн ал-Факиха, по которому его сведения только повторяют данные Ибн Хордадбеха о пути между Джурджаном и Хамлиджем (а не халиджем) и, следовательно, Ибн ал-Факих просто повторяет сведения Ибн Хордадбеха о низовьях Волги (Lewicki, 1956. S. 76, 77, 137. Kom. 157).

Название Черного моря морем хазар может объясняться хазарскими владениями в восточном Крыму в IX в. (Бартольд, 1963а. С. 826; Новосельцев, 2000а. С. 365; Айбабин, 1999. С. 187—224; Плетнева, 1999. С. 151—165). Однако ряд ученых считают, что Крым не принадлежал Византии (Сорочан, 2005. С. 201—222; см. там же обзор литературы «за» и «против»). Такое название может объясняться проще: та часть информации, где упоминается море хазар в отношении Черного, была получена от бывших византийских пленников Муслима ал-Джарми или Харуна ибн Йахъи.

Гидроним море хазар, однако, относился и к Каспию. Так, в одном из разделов тот же Ибн Хордадбех, а следом за ним Ибн ал-Факих (Ибн ал-Факих, 1885. С. 297) говорили, что город Дербент располагался на берегу моря хазар, что может относиться только к Каспию (Ибн Хордадбех, 1889. С. 173; 1986. С. 135). Ал-Йа'куби, описывая реки Кавказа, упоминал Куру и Аракс, которые, сливаясь, впадали в море хазар, т. е. Каспийское (ал-Йа'куби, 1892. С. 363). По-видимому, как и Ибн Хордадбех, ал-Йа'куби пользовался различными источниками, которые по-разному использовали термин море хазар. Ибн Русте, передававший сведения конца IX в., упоминал о впадении реки Итиль (т. е. Волги) в море хазар (т. е. Каспий) (Ибн Русте, 1892. С. 141). Ал-Масуди тоже часто именовал Каспий морем хазар: в упоминании торгового пути от Табаристана, мимо городов Амоль, Абаскун, побережья Джурджана до города Итиль, который отмечен как «вход в море Хазар» (ал-Мас'уди, 1863 С. 25; 1894. С. 139, 140), а также в рассказе о набеге русов «после 912 г.» на прибрежные области (ал-Мас'уди, 1861. С. 273, 274; 1863. С. 19—24). Однако ал-Мас'уди знал, что морем хазар называлось и Черное: ссылаясь на некие христианские источники, он утверждал, что море Меотис (здесь наш автор пользуется античным названием Азова — Меотис, но имеет в виду Черное море) было некогда известно как море хазар (ал-Мас'уди, 1894. С. 138). «Морем хазари» он называл Черное море при рассказе о переправах через Босфор (Там же. С. 139, 140). Таким образом, ал-Мас'уди тоже отразил две традиции арабских географов, одни из которых, следуя греко-византийской традиции, называли морем хазар Черное или Азовское, другие же, опираясь на информацию прикаспийско-поволжского региона, именовали так Каспий.

Географы ал-Истахри и Ибн Хаукал морем хазар именовали только Каспий, что для Х в. естественно, поскольку к этому времени хазары обосновались в низовьях Волги и на прикаспийских территориях, откуда происходила вся информация этих географов. Они подробно описывали море хазар, а также Волгу, которая, пройдя по землям русов, булгар и буртасов, впадала в то же море хазар (ал-Истахри, 1870. С. 218, 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 389).

Термин река хазар встречается у ал-Мас'уди по отношению к среднему и нижнему течению Волги, где жили буртасы и булгары (ал-Мас'уди, 1863. С. 14; 1894. С. 62); в рассказах о «рукаве» или «заливе», соединяющем реку хазар с морями Майтас (Меотис) или Бунтус (Понт) — для ал-Мас'уди эти моря могли называться и так, и эдак — вблизи волжских булгар (ал-Мас'уди, 1863. С. 7, 18), и опровержение этого же мнения (Там же. С. 24, 25); в пассаже о том, что с морем ал-хазарсоединяется только река ал-хазар (ал-Мас'уди, 1861. С. 273); при упоминании реки хазар в рассказе о маршруте русов, спустившихся по ней до хазарской столицы Итиль (ал-Мас'уди, 1863. С. 19—24); во фрагменте о реке, проходящей через город Итиль и впадающей в море хазар (ал-Мас'уди, 1894. С. 62).

В первой половине Х в жил и работал географ, о котором исследователям не известно ничего, кроме прозвища — Сухраб, которое означает 'беднейший из бедных'. Он остался в памяти потомков потому, что сохранился его труд, представляющий собой почти точное воспроизведение «Книги картины Земли» Мухаммада ибн Мусы ал-Хорезми. Ал-Хорезми назвал местечко под названием ал-хазар, показав координаты для него в далекой Азии, восточнее Хорезма. Неподалеку, по его данным, протекала река под названием Длинная, которая соответствует координатным данным Птолемея для реки Яксарт, т. е. Сырдарьи. Ал-Хорезми не именовал эту реку рекой хазар, отметив только, что она протекает вблизи населенного пункта под названием ал-хазар (ал-Хорезми, 1926. С. 32, 147; Daunicht, 1968. S. 9ff.; Калинина, 1988. С. 40, 50, 74—76 (пер.)). Однако переписавший произведение ал-Хорезми Сухраб счел необходимым уточнить название главы, посвященной описанию этой реки: «Знакомство с рекой Длинной, а это — река хазар» (Сухраб, 1929. С. 144; Калинина, 1988. С. 117 (пер.), 129 (примеч.)). Во всем остальном координаты совпадают с описанием ал-Хорезми. Возможно, Сухраба привлекли необычные для Х в. сведения книги ал-Хорезми о близости некоего пункта ал-хазар к Сырдарье, почему он и подчеркнул их в названии главы.

Итак, арабо-персидские авторы IX—X вв. название ал-хазар применяли к восточноевропейским гидронимам.

Кроме того, наименование ал-хазар встречается среди упоминаний селений и городов.

Местечко ал-хазар у ал-Хорезми и Сухраба в шестом «климате» находилось вблизи города Невакет, а близкими городами пятого «климата» были Тарбенд, Исфиджаб, Бенакет, Ходжент (ал-Хорезми, 1926. С. 32, 147; Daunicht, 1968. S. 9ff.; Калинина, 1988. С. 40, 50, 74—76 (пер.), 100, 101 (примеч)). Таким образом, город ал-Хазар оказывался в среднем течении Сырдарьи, восточнее Хорезма. Эти места располагались, по материалам ал-Хорезми, внутри части света, обозначенной как Скифия, населенная тюрками, и соответствующей Внутренней Скифии Птолемея. А Абу-л-Фарадж ибн ал-'Ибри (XIII в.), пересказывая сведения Михаила Сирийского (XII в.), чьи данные в свою очередь восходили к источникам VI—VII вв., передал легенду о выходе из пределов Внутренней Скифии трех братьев, один из которых назывался Хазарик, родоначальник народа хазар (Калинина, 1988. С. 75, 76; Пигулевская, 2000. С. 320). Возможно, что азиатское местонахождение пункта ал-хазар, по материалам ал-Хорезми, отражает отдаленные реалии истории этого народа, который еще не выделился из состава Тюркского каганата, куда он, по мнению современных исследователей, входил до VII в.

Арабский историк ал-Балазури, работавший в конце IX в., рассказывая о строительной деятельности персидского царя Кобада I (488—531) на Кавказе, упомянул, что тот заложил город Кабалу, а «она — хазар» (ал-Балазури, 1866. С. 194). Эту фразу можно понимать по-разному: (1) как второе название города — «Хазар» (Marquart, 1903. S. 24), (2) как принадлежность города Кабала хазарам (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 402; Ludwig, 1982. S. 249—251), (3) как обиталище хазарских переселенцев при последних Сасанидах или после появления арабов на Кавказе (Lewicki, 1956. S. 232). Располагалась Кабала (упомянутая еще Птолемеем в форме Καβάλα и армянскими источниками как K'avalak') к юго-западу от Шемахи (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 402). Есть мнение, что Кабала называлась «лакзанским» княжеством и располагалась в западной части Ширвана, в районе селения Чурух-кабала (Аликберов, 2003. С. 89, 90). Ибн ал-Факих, использовавший книги предшественников, упомянул, что Хосров I Ануширван (531—579) строил города и крепости на Кавказе, и в том числе Баланджар, Самандар и Хазаран (Ибн ал-Факих, 1885. С. 288). Ал-Истахри говорил, что западная часть главного города хазар называется Итиль, а Ибн Хаукал, его младший современник, прибавил, что восточная сторона именуется Итиль, по имени реки, а западная — Хазаран (ал-Истахри, 1870. С. 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 389). Еще несколько раз Ибн Хаукал, рассказывая о разгроме русами в 968/69 г. городов Поволжья, называл Булгар,Хазаран, Итиль и Семендер (Ибн Хаукал, 1938. С. 15; 1939. С. 392, 397). Хазаран как селение (карийа) упоминался и в сочинении Шамс ад-Дина ал-Мукаддаси (ал-Мукаддаси, 1877. С. 46). Хазараном была также названа столица хазар, расположенная на реке Итиль, в анонимном персидском сочинении XII в. «Моджмал ат-таварих» (Новосельцев, 1990. С. 78).

Арабо-персидские авторы употребляли имя ал-хазар в отношении города и столицы (мадина; касаба, балад, миср), селения (карийа). Встречающаяся форма хазаран является персидским множественным числом от арабского хазар (Там же. С. 130; Поляк, 2001. С. 83).

В источниках также часто встречаются термины «страна хазар» (балад; слово может означать и город, и страну), «земля хазар» (ард), «государство хазар» (мамлака; слово тоже может иметь значение «область, страна»), и кроме того еще и «климат» (иклим).

Только ал-Истахри, а вслед за ним Ибн Хаукал и Йакут (XIII в.) считали территорию хазар «климатом», хотя Йакут все же подчеркнул, что хазар — еще и имя государства (ал-Истахри, 1870. С. 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 389; Йакут, 1866. С. 351). Теория семи «климатов», на которые делились обитаемые земли, была широко распространена в арабской географии. Часто арабские географы помещали страну и город хазар внутри шестого климата, среди восточных земель, не называя саму эту страну «климатом» (ал-Фергани, 1669. С. 39; Калинина, 1988. С. 130; Ибн Русте, 1892. С. 98; ал-Мас'уди, 1861. С. 182; ал-Мукаддаси, 1877. С. 61; ал-Бируни, 1975. С. 116; ал-Казвини Закарийа, 1977. С. 90).

Термин балад ал-Хазар достаточно устойчив и встречается в источниках в самом разном контексте (Ибн Хордадбех, 1889. С. 4; 1986. С. 54; Ибн ал-Факих, 1885. С. 290, 295; Ибн Русте, 1892. С. 139).

Термином «государство» — мамлака — пользовались многие авторы (Ибн Хордадбех, 1889. С. 122; 1986. С. 108; Ибн ал-Факих, 1885. С. 288; ал-Мас'уди, 1863. С. 14). Более общим представляется наименование «земля хазар» — ард ал-хазар (ал-Балазури, 1866. С. 207, 208; Ибн ал-Факих, 1885. С. 289; ал-Истахри, 1870. С. 218; Ибн Хаукал, 1939. С. 387).

Помимо названий гидронимов, топонимов, физико-географических и политических образований, термин ал-хазар, естественно, использовался при наименовании населения, несмотря на то что ал-Истахри, а вслед за ним и Ибн Хаукал считали, что слово ал-хазар относится только к государству, а не к людям (ал-Истахри, 1870. С. 223; Ибн Хаукал, 1939. С. 394). Впрочем, у тех же ал-Истахри и Ибн Хаукала есть и опровержение этой мысли: «Хазар — это название вида людей», — писали они (ал-Истахри, 1870. С. 10; Ибн Хаукал, 1938. С. 15). Те же авторы писали о языке хазар, о разделении народа хазар на «белых» и «черных», об образе жизни и властителях хазар, о торговле и вероисповедании населения, как и многие другие писатели (см.: Заходер, 1962. С. 117—229).

Таким образом, можно констатировать, что этникон ал-хазар запечатлелся достаточно широко и разнообразно далекими от восточноевропейского ареала арабо-персидскими писателями. Однако «отставание» развития арабской литературы, «золотым веком» которой считается Х в, от реальных событий истории, когда пик столкновений арабов с хазарами приходился на VII—VIII вв., отразилось в противоречивом толковании термина у ряда арабских писателей. Важное значение имело также использование разнообразных, не всегда известных, первоисточников.

Перечисленные выше примеры применения имени ал-хазар немного дают для представления о том, где конкретно находилась Хазария и каковы были ее границы. Но это естественно, поскольку границы Хазарии менялись на протяжении ее существования.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.