Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Решение представил Главный судья Рэнквист





Мы начнем с изложения начальных принципов. Конституция учреждает федеральное правительство с закрытым перечнем полномочий. Как писал Джеймс Мэдисон, «Полномочия, переданные предложенной Конституцией федеральному правительству немногочисленны и строго определены. Полномочия же, остающиеся у правительств штатов, многочисленны и не определены» (Федералист, № 45)... Это устанавливаемое Конституцией разделение компетенции «было разработано ее создателями, чтобы гарантировать защиту наших фундаментальных свобод» (Грегори против Эшкрофта [Gregory vs. Ashcroft, 501 U.S. 452, 458, 1991)]. «Так же, как разделение и независимость взаимодействующих ветвей федерального правительства служат предотвращению сосредоточения чрезмерной власти в руках какой-либо одной ветви, так и разумный баланс полномочий федерального правительства и правительств штатов снижает риск тирании и злоупотреблений с той или другой стороны» (там же).

Полномочие в области торговли — «это право регулировать ее, то есть создавать правила, по которым она должна осуществляться. Это полномочие, как и другие, переданные Конгрессу, самодостаточно, может осуществляться наиболее полным образом и не имеет иных ограничений, кроме установленных Конституцией...

В деле Соединенные Штаты против Дарби [United States vs. Darby, 312 U.S. 100 (1941)] Суд подтвердил конституционность Акта о справедливых трудовых стандартах, утверждая:

«Компетенция Конгресса в области торговли между штатами не ограничивается только регулированием самой торговли. Эта компетенция распространяется также на ту деятельность внутри штатов, которая влияет на межштатную торговлю или на осуществление Конгрессом своих полномочий в этой области настолько, что регулирование ее Конгрессом по свои правовым последствиям приравнивается к регулированию торговли между штатами»...



В деле Викард против Филберна [Wickard vs. Filburn, 317 U.S. 128 (1942)] Суд поддержал распространение действия поправок к Акту об урегулировании сельского хозяйства 1938 г. на домашнее производство и использование пшеницы. В этом деле Суд прямо отказался от существовавшего ранее разделения влияния на межштатную торговлю на прямое и непрямое:

«Даже при условии, что деятельность заявителя носит локальный характер и потому не может рассматриваться в качестве торговли, она может, вне зависимости от ее природы, относится к компетенции Конгресса, если оказывает значительное экономическое воздействие на межштатную торговлю. Это не зависит от того, как охарактеризовали бы это воздействие раньше: в качестве прямого или непрямого».

В деле Викарда Суд подчеркнул, что, хотя вклад Филберна в общий спрос на пшеницу сам по себе и невелик, одного этого факта «недостаточно, чтобы исключить его из круга объектов федерального регулирования, поскольку его личный спрос, взятый вместе с множеством других таких же, уже не кажется столь незначительным»...

[Эти решения] открыли эру судебной практики по указанному положению Конституции, которая значительно расширила ранее определенные полномочия Конгресса в сфере торговли, установленные этим положением. Отчасти такое расширение являлось признанием значительных перемен, произошедших в способах осуществления бизнеса в нашей стране. Предприятия, ранее являющиеся локальными или — максимум — региональными по своей природе, превратились по своим масштабам в национальные. Однако произошедшее доктринальное изменение также отразило мнение, что предыдущие решения по поводу данного положения Конституции искусственно ограничивали полномочия Конгресса по регулированию межштатной торговли.

Тем не менее даже эти современные прецеденты, расширившие полномочия Конгресса в области торговли, подтверждают, что данные полномочия все же ограничиваются внешними пределами. В [одном из дел] Суд предупреждает, что полномочия в области межштатной торговли «должны рассматриваться в свете нашей двойной системы управления, и не должны быть расширены настолько, чтобы регулировать межштатную торговлю настолько косвенным и отдаленным образом, что такое регулирование, в силу нашего сложноорганизованного общества, полностью уничтожит всякое разделение между национальным и региональным и создаст полностью централизованное управление» [Jones & Laughlin Steel, 301 U.S., 317 (1937)]...

[2A]

В соответствии с этой концепцией, мы выделили три основных вида деятельности, которые Конгресс может регулировать в рамках его полномочий в сфере торговли. Во-первых, Конгресс может регулировать использование каналов торговли между штатами. См. дело Дарби: «Полномочия Конгресса по защите каналов торговли между штатами от несправедливого и вредного использования часто подтверждались, и больше уже не поддаются сомнению». Во-вторых, Конгресс вправе регулировать и защищать средства межштатной торговли, лиц или вещи в этой торговле, даже если меры в этой области могут осуществляться только на уровне штата («Например, уничтожение самолета или... кража из межштатных поставок»). Наконец, в-третьих, компетенция Конгресса распространяется на ту деятельность, которая тесно связана с межштатной торговлей, например, деятельность, которая оказывает значительное влияние на такую торговлю.

Что касается последнего вида, наша практика не определила точно, должна ли деятельность «влиять» или «влиять в значительной мере» на межштатную торговлю, чтобы входить в компетенцию Конгресса... Сообразуясь со всей нашей предыдущей практикой, мы заключаем, что правильная квалификация дела требует анализа на предмет «значительности влияния» на межштатную торговлю подвергшейся регулированию деятельности.

Теперь перейдем к рассмотрению, в обозначенном направлении, полномочий Конгресса по принятию [оспариваемого акта]. Можно сразу исключить из рассмотрения два первых вида деятельности из указанных выше: [этот Акт] явно не является ни регулированием использования каналов международной торговли, ни попыткой запретить транспортировку товаров между штатами через каналы торговли; также его нельзя отнести и к регулированию, посредствам которого Конгресс стремился защитить средства межштатной торговли и вещи в ней. Таким образом, этот Акт может быть признан конституционным, если он регулирует третий вид деятельности, то есть ту деятельность, которая в значительной мере влияет на межштатную торговлю.

[2B]

Во-первых, Суд уже не раз сохранял в силе акты Конгресса, регулирующие внутриштатную экономическую деятельность, которая, как мы заключали, оказывала значительное влияние на межштатную торговлю. Речь идет, например, о внутриштатной добыче угля, незаконных кредитных операциях внутри штатов, деятельности ресторанов, использующих крупные поставки из других штатов, деятельности гостиниц и отелей, обслуживающих клиентов из других штатов, а также домашнем производстве и использовании пшеницы. Указанная деятельность, конечно, не исчерпывается приведенными примерами, но они позволяют понять общий ее характер. Если экономическая деятельность оказывает значительное влияние на межштатную торговлю, то регулирующее ее федеральное законодательство будет оставлено в силе.

Даже в деле Викарда, которое, возможно, являет собой пример наиболее глубокого вторжения Конгресса в рамках его полномочий в области межштатной торговли в экономическую деятельность внутри штата, действия ответчика влияли на межштатную торговлю в такой степени, в какой ношение оружия в школьной зоне влиять не может. Роско Филберн имел небольшую ферму в Огайо, на которой за год, ставший предметом рассмотрения в суде, вырастил 23 акра пшеницы. Филберн всегда сеял озимую пшеницу осенью, и после сбора урожая в июле часть его продавал, часть оставлял на корм птицам и скоту, часть использовал для производства муки для собственного потребления, а оставшееся сохранял для будущих посевов. Министерство сельского хозяйства оштрафовало Филберна в соответствии с Актом об урегулировании сельского хозяйства 1938 г. в связи с тем, что он собрал приблизительно на 12 акров больше пшеницы, чем он имел право согласно Акту. Акт был разработан для регулирования объема оборота пшеницы в межштатной и международной торговле для того, чтобы предотвратить появление излишков или нехватки зерна и сопутствующие этому колебания цен на пшеницу, которые ранее имели место. Мотивируя свое решение о применимости Акта к деятельности Филберна, Суд указал:

«Одной из основных целей рассматриваемого Акта является повышение рыночных цен на пшеницу и, таким образом, уменьшение ее объема, который может повлиять на положение дел на рынке. Сложно отрицать, что такие факторы, как объем и разнообразие пшеницы домашнего производства окажут значительное влияние на уровень цен и ситуацию на рынке. Это может произойти в связи с тем, что такая пшеница затоваривает рынок, то есть под воздействием растущих цен идет на рынок потоком и уравновешивает рост цен. Но если предположить, что эта пшеница не поступит в оборот, она удовлетворит спрос лишь своего производителя, который в противном случае мог бы совершить покупки на открытом рынке. Пшеница домашнего производства в этом смысле конкурирует с пшеницей, произведенной в торговых целях».

[3А]

[Оспариваемый в настоящем деле Акт] содержит уголовно-правовые нормы, которые не имеют никакого отношения к «торговле» или какой-либо экономической деятельности, как бы широко ни толковались эти понятия. [Этот Акт] не является неотъемлемой частью механизма регулирования какой-либо экономической деятельности, который мог бы быть нарушен, если бы не содержал правил деятельности внутри штатов. Таким образом, он не может быть оставлен в силе на основании практики Суда, признающей конституционным регулирование деятельности, возникающей из торговых операций, или непосредственно связанной с ними, которые, если рассматривать их в совокупности, оказывают значительное влияние на межштатную торговлю...

Основным аргументом федерального правительства <...> является утверждение, <...> что ношение огнестрельного оружия в местной школьной зоне в значительной степени влияет на межштатную торговлю. Правительство утверждает, что ношение огнестрельного оружия в школьной зоне может привести к насильственному преступлению, которое, в свою очередь, предположительно может повлиять на функционирование национальной экономики двумя путями. Во-первых, расходы, связанные с насильственным преступлением, весьма значительны, и, через систему страхования, они распространяются на все население страны. Во-вторых, насильственные преступления уменьшают желание людей приезжать в места, получившие репутацию небезопасных. Правительство также утверждает, что наличие оружия в школах наносит значительный ущерб процессу обучения, нарушая образовательную среду. Нарушения образовательного процесса, в свою очередь, проявятся в понижении уровня экономической производительности граждан. Что, в свою очередь, будет иметь негативные последствия для национального экономического благосостояния...

Здесь мы остановимся, чтобы подробней рассмотреть смысл аргументов правительства. Правительство, в рамках своего аргумента о «расходах, связанных с преступлением», допускает, что Конгресс может создавать нормы не только в отношении всех насильственных преступлений, но и в отношении всех действий, которые могут привести к таким преступлениям, вне зависимости от того, насколько тесно они связаны с межштатной торговлей... Точно так же, согласно аргументу правительства о «производительности», Конгресс может регулировать любую деятельность, которую он считает связанной с уровнем экономической производительности граждан: например, семейное право (включая свадьбу, развод и опеку над детьми). В рамках теорий, которые правительство выдвигает в поддержку оспариваемого закона, трудно придумать какое-либо ограничение федеральной власти, даже в таких сферах, как применение уголовного права или образование, в которых исторически штаты являются суверенными. Таким образом, если мы примем аргументацию правительства, нам будет трудно найти хоть какую-то деятельность, которую Конгресс был бы не вправе урегулировать...

Например, если Конгресс, в рамках своих полномочий в области торговли, вправе регулировать деятельность, которая может негативно сказаться на образовательном процессе, то он тем более может регулировать и сам образовательный процесс. Конгресс может решить, что школьный учебный план имеет «серьезное» влияние на общую длительность периода обучения в школе. В результате Конгресс сам может создать общефедеральный учебный план для местных младших и средних школ, ведь то, чему учат в школах, имеет серьезное «влияние на процесс школьного обучения», а он, в свою очередь, оказывает значительное воздействие на межштатную торговлю...

Предположительно, необходимость определять, является ли та или иная межштатная деятельность торговой или нет, может повлечь в некоторых случаях правовую неопределенность. Однако пока полномочия Конгресса ограничиваются теми, что перечислены в Конституции, и пока те, что перечислены, имеют внешние пределы, определяемые судом, законодательство Конгресса, создаваемое в силу его полномочий в области торговли, всегда будет порождать «правовую неопределенность»...

Ношение оружия в местной школьной зоне никоим образом не является экономической деятельностью, которая, в случае своего повторения где-либо еще, может оказать значительное влияние на какой-либо вид межштатной торговли. Ответчик был учеником местной школы; нет никакой информации о том, что он недавно участвовал в межштатной торговле, нет также и требования, чтобы ношение им огнестрельного оружия имело конкретную связь с межштатной торговлей.

Для того чтобы принять аргументы правительства, нам бы пришлось создавать целую конструкцию основанных друг на друге выводов, которая могла бы себя оправдать, только если бы мы стремились трансформировать полномочия Конгресса в области торговли в общие полномочия по осуществлению власти — те, которые сохранены за штатами. Возможно, какие-то из четырех приведенных решений уже сделали несколько широких шагов на этом пути, проявляя излишне почтительное отношение к деятельности Конгресса... Широкие формулировки этих решений дали возможность последующему расширению полномочий Конгресса, но сейчас мы отказываемся давать дальнейшее развитие этому процессу. В противном случае мы должны бы были заключить, что... более не должно осуществляться деление деятельности на по-настоящему национальную и по-настоящему локальную. А мы не хотим этого сказать...

 

Дело Собрамоней против министра здравоохранения (провинции Квазулу-Натал)[10]

Конституционный суд ЮАР

SA 765 (CC)

[Заявитель, безработный мужчина 41 года, страдал от тяжелой формы хронической почечной недостаточности. Продлить его жизнь мог только регулярный гемодиализ. Он обратился с соответствующей просьбой в государственную больницу, которая, однако, испытывала нехватку аппаратов «искусственная почка» и средств для приобретения дополнительного оборудования и поэтому могла оказывать помощь только ограниченному числу пациентов. Из-за нехватки ресурсов в больнице был выработан комплекс правил предоставления помощи. В соответствии с этими правилами автоматический доступ к диализу получали лишь пациенты с острой почечной недостаточностью. Из числа пациентов, страдающих хронической почечной недостаточностью, преимущество в очереди на диализ имели те, кому была прописана трансплантация почек[11]. В отношении заявителя трансплантация не планировалась, поскольку он страдал также от сахарного диабета и ишемической болезни сердца, соответственно, он оставался в конце очереди на бесплатный диализ. Исчерпав все средства на частные клиники, заявитель обратился в суд с тем, чтобы тот обязал государственную больницу предоставить лечение, ссылаясь на статьи Конституции ЮАР, закрепляющие право на жизнь и услуги здравоохранения.]

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.