Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Советские экономические реформы и система управления





Экономический кризис, проявившийся в сокращении темпов экономического роста, был важной причиной, побудившей советское руководство начать перестройку. Необходимо было реформировать систему управления народным хозяйством, чтобы повысить его эффективность. Однако решением этой задачи мог быть только отказ от командно-административной системыи переход к принципам рыночного регулирования .

Советские хозяйственные и партийные руководители не имели опыта работы в условиях рыночной экономики и опасались, что переход к рынку будет означать крушение социализма, поэтому сначала они попытались повысить эффективность экономики с помощью «наведения порядка» и повышения дисциплины. Это не принесло желаемых результатов, и тогда встал вопрос о том, какие элементы рыночного регулирования экономики все-таки совместимы с «социалистическим выбором», и как именно их можно использовать. Споры о выборе направления экономического развития страны стали важным аспектом политической борьбы эпохи перестройки.

Михаил Горбачев колебался между различными решениями этого вопроса и балансировал между политическими и общественными силами, поэтому его экономическая политика была непоследовательной, а осуществленные при нем хозяйственные преобразования – неудачными.

Одним из проявлений экономического кризиса было все увеличивавшееся несоответствие между количеством находящихся в обращении денег и количеством (и качеством) производимых товаров. Не сумев осуществить реформы, которые обеспечили бы рост производства и повышение качества продукции, правительство печатало слишком много денег, чтобы создать видимость роста доходов населения. Люди стремились купить на эти деньги больше товаров. Прилавки магазинов пустели, поскольку рост денежной массы не опирался на рост производства. Времена Л. Брежнева казались теперь многим советским гражданам периодом изобилия. Люди стали забывать «эпоху дефицита» – 70-е – начало 80-х годов,чем отчасти и объясняется сегодняшняя склонность многих россиян идеализировать СССР в годы правления Л. Брежнева.



Попытки экономических реформ в эпоху перестройки можно разделить на три основных этапа.

На первом этапе перестройки (1985–86 годы) М. Горбачев и его соратники полагали, что простым укреплением дисциплины можно решить хозяйственные проблемы и наполнить прилавки магазинов. Для наведения порядка на производстве руководство развернуло энергичную борьбу с пьянством. Власти ограничили продажу винно-водочных изделий, вырубили многие виноградники на юге страны, а также увеличили производство соков и минеральных вод. За это в народе генерального секретаря (генсека) ЦК КПСС М. Горбачева прозвали в шутку «Минеральным секретарем» и «генсоком».

Другим способом борьбы за дисциплину стала государственная приемка продукции. На заводы планировалось отправлять специальных независимых контролеров, которые не должны были выпускать из цехов продукцию низкого качества. Считалось, что раньше контролеры в угоду своим начальникам закрывали глаза на откровенный брак, и потому в советских магазинах было столько некачественных изделий отечественной промышленности.

Но столь примитивными методами, увы, удалось добиться лишь частичного успеха. С одной стороны, на предприятиях значительно сократились смертность и травматизм в результате несчастных случаев, произошедших из-за алкогольного опьянения. Но многие люди стали вместо водки пить самогон и разные «заменители» (технический спирт, одеколон и т.д.). Здоровье людей от этого резко ухудшилось, бюджет потерял доходы, которые раньше имел от продажи водки, а производство товаров не возросло. Госприемка, в свою очередь, не решила проблему некачественной продукции. Формально независимые контролеры часто были тем или иным образом связаны с директорами заводов и местными партийными организациями. Различными путями с контролерами достигалась договоренность, в результате которой они закрывали глаза на низкое качество и бракованную продукцию.

На втором этапе перестройки (1988-90 годы), поняв, что простое укрепление дисциплины не может решить проблемы советской экономики, М. Горбачев потребовал от чиновников и экономистов разработки программы настоящих реформ. Она была разработана к лету, и с 1988 года начался второй этап преобразований.

Перестроечные реформаторы во многом ориентировались на опыт рыночного социализма в Югославии. В итоге советские предприятия получили с 1988 года новые права. Во-первых, централизованное государственное планирование стало не столь обязательным, как раньше. Во-вторых, предприятиям было разрешено значительно большую часть заработанных денег оставлять себе, а не отдавать государству. В-третьих, трудовые коллективы стали сами выбирать себе директоров, а министерства теперь только утверждали решения рабочих.

Предполагалось, что получившие больше самостоятельности предприятия станут лучше работать, производить, не дожидаясь приказа сверху, самые разнообразные товары, устраняя тем самым дефицит. Ведь в новых условиях им это было выгодно – они могли больше заработать благодаря хорошему труду.

Кроме того, на втором этапе перестройки было разрешено создавать негосударственные предприятия – кооперативы. Это был еще не совсем частный бизнес, но кооперативы обладали большей самостоятельностью, чем госпредприятия. Предполагалось, что они активно включатся в производство нужных стране товаров и услуг: откроют кафе, рестораны, магазины, ателье и т.д.

В некоторых случаях получившие относительную свободу предприятия действительно стали работать лучше. Однако М. Горбачев не был готов в полной мере перейти к рыночной экономике. В рыночном хозяйстве хорошо работающие предприятия много зарабатывают, а не выдерживающие конкурентной борьбы не зарабатывают ничего и прекращают свое существование. В СССР времен перестройки получилось совсем по-другому: низкоэффективные предприятия не закрывались, а сотрудники продолжали получать заработную плату, хотя производимые ими товары не были востребованы потребительским рынком. Финансовая поддержка таких предприятий государством была одной из причин, по которой приходилось печатать все больше и больше денег.

Ко всему прочему, директора воспользовались несовершенством законодательства о кооперативах и начали разворовывать государственные предприятия с помощью ловких схем, которые были практически легальными. Этот процесс получил название «номенклатурная приватизация». К примеру, директор завода заказывал малярному кооперативу покраску стен цеха и платил за это из средств предприятия значительно больше, чем данная работа действительно стоила, а затем делил «выручку» с кооператорами. В ряде случаев дело даже не доходило до покраски.

К середине 1990 года на прилавках советских магазинов почти не осталось товаров. Многим людям поначалу казалось, что жизнь становится лучше, поскольку их заработок увеличился, но вскоре выяснилось, что богатство было лишь иллюзией: деньги, не обеспеченные товарами, практически ничего не стоят.

На третьем этапе (1990-91 годы) М. Горбачев начинает третий этап экономических преобразований, потребовав от чиновников и экономистов разработать программу реального перехода к рынку – с частной собственностью, конкуренцией и банкротствами неработоспособных предприятий. Особенность этого этапа заключалась в том, что после избрания Бориса Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР в мае 1990 года фактически сформировался относительно независимый от М. Горбачева центр политической власти, с позицией которого союзный центр должен был считаться при проведении реформ. При этом Верховный Совет РСФСР, который стремился проводить независимый от руководства СССР курс и в котором были сильны позиции демократически настроенных депутатов, был готов к гораздо более последовательным рыночным реформам, чем правительство Н. Рыжкова. Но эффективная экономическая политика была невозможна без согласия и взаимодействия между двумя центрами власти.

Борьба вокруг проектов рыночных реформ летом – осенью 1990 года стала высшей точкой противостояния демократических и консервативных сил и предопределила дальнейший ход перестройки. В мае 1990 года правительство Н. Рыжкова предложило свою программу реформ, предполагавшую длительный поэтапный переход к рыночному регулированию экономики. План был разработан группой ведущих экономистов под руководством Л. Абалкина и предусматривал децентрализацию управления народным хозяйством, переход некоторых предприятий в частную собственность, а также пересмотр принципов ценообразования, что означало повышение цен (остававшихся стабильными на протяжении нескольких предшествующих десятилетий). Но проект был настолько умеренным, что, по сути, скорее декларировал намерение реформировать экономику, чем действительно готовил переход к рынку. С недоверием его встретили и граждане. Н. Рыжков еще не закончил свой доклад на Верховном Совете, а на потребительском рынке уже началась паника – люди скупали впрок все продукты сколько-нибудь длительного хранения. В стране начались митинги протеста против повышения цен, которое в условиях начавшегося падения производства было едва ли не единственным реальным выходом, который видело правительство.

М. Горбачев не был удовлетворен программой правительства и совместно с Б. Ельциным поручил другой группе экономистов во главе со Станиславом Шаталиным и Григорием Явлинским разработать более радикальную программу. Эта программа, получившая название «500 дней» (именно такой срок должны были занять преобразования), после восьмидневных дебатов была утверждена Верховным Советом РСФСР в сентябре 1990 года. На сессии Верховного Совета СССР в сентябре 1990 года вокруг программы «500 дней» разгорелась острая борьба. Правительство Н. Рыжкова и большинство членов Верховного Совета категорически выступили против нее. М. Горбачев не решился на конфликт с ними. Кроме того, он опасался последствий либерализации цен, которую предлагала программа «500 дней», – роста цен, который мог привести к социальному взрыву. Он дистанцировался как от программы правительства Н. Рыжкова, так и от программы «500 дней», и предложил разработать компромиссный вариант. В октябре Верховному Совету СССР был предложен «президентский вариант», гораздо более близкий к программе Н. Рыжкова.

В результате неудачных экономических преобразований М. Горбачев оставил в наследство российскому руководству во главе с Б. Ельциным страну, находящуюся в очень трудных условиях для осуществления последовательных рыночных реформ. Если бы эти реформы начались раньше, пока экономический кризис еще не вступил в острую фазу, переход к рынку мог бы оказаться гораздо менее болезненным. Но следует подчеркнуть, что это были именно ошибки и неудачи, а отнюдь не сознательно избранный курс на развал страны.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.