Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Третий вопрос: Место и роль познания в целостной структуре человеческой деятельности.





Формулируя таким образом вопрос, какую задачу мы ставим перед собой? При его рассмотрении хотелось бы обнаружить тот более широкий круг видов деятельности (уже помимо практики) и способов взаимоотношения человека с миром, с которыми философы сопрягают или так или иначе сопоставляют познание; другими словами, нам предстоит понять, чем же иным, кроме познания и практики, занят человек и какое место в ряду этих видов деятельности принадлежит познанию. Для решения этой задачи проще было бы пойти от имеющихся классификаций видов человеческой деятельности (общение, влечения, игра, инстинкт, мораль, религия, искусство и прочее ) и чисто логически высветить познание на их фоне. Но это весьма абстрактный и к тому же произвольный способ. Поэтому обратимся к тем учениям, в которых данный вопрос становился предметом рассмотрения.

У целого ряда известных мыслителей познание сопоставляется с жизнью - познание рассматривается ими в контексте жизни. При этом они выступают против сведения человеческого существования к познавательной деятельности, иссушающей и омертвляющей жизнь; как правило, это представители т.н. философии жизни, их оценки познания недвусмысленно негативны и бескомпромиссны. Приведу высказывание одного из самых популярных представителей философии жизни - Ф.Ницше. Он задается вопросом: Должна ли господствовать жизнь над познанием...или познание над жизнью? Какая из двух сил есть высшая и решающая? И незамедлительно дает ответ: Никто не усомнится : жизнь есть высшая, господствующая сила, ибо познание, которое уничтожило бы жизнь, уничтожило бы вместе с нею и само себя. Познание предполагает жизнь.... Когда так ставится вопрос, то что понимается под жизнью? Жизнь - это естественное существование человека, его всевозможные активные проявления, свойственные ему как живому существу. Один из сторонников этого направления так раскрывает, что она собой представляет: Поток жизни, проникающий в нас через уши или глаза, должен вернуться во внешний мир через посредство наших рук, ног или уст. Мысли, которые порождаются в нас этим потоком, в сущности, только определяют, к какому из упомянутых органов должен быть направлен последний (поток жизни - Н.Б.) при данных обстоятельствах для того, чтобы действия наши всего более способствовали нашему благополучию. Как видим, жизнь охватывает по сути дела все, происходящее с человеком, все, совершаемые им деяния, без каких-либо ограничений, тогда как познание воспринимается лишь как средство для жизни, ее рабочий инструмент. Если из этой совокупности выделить ту часть, которая в нашей жизни связана с целенаправленными материальными действиями, т.е. практику, то и по отношению к этой части формула зависимости, подсобной роли познания, сохраняется, а это уже знакомая для нас развертка вопроса. Не случайно поэтому некоторые философы жизни придерживаются одновременно и прагматистского подхода в понимании того, чем является познание ( скажем, У.Джемс, который уже упоминался).



Итак, познание соотносимо с жизнью, познание может быть исследовано в контексте жизни. (Позднее мы обнаружим оригинальные гносеологические воззрения, которые обосновывают, на первый взгляд, парадоксальный тезис о том, что само познание есть жизнь).

Тесно примыкает к изложенной позиции фрейдовская трактовка познания. У него познание занимает поверхностный слой во всем многообразии жизненных проявлений человека. З.Фрейд оценивает познание именно таким образом, поскольку этот вид деятельности связывает человека с внешним миром (а внешнее и означает поверхностное). Но есть еще внутренний мир человеческой жизни, он глубинный, скрытый и недоступный для познания. Если познание подчинено принципу реальности (оно связывает человека с окружающим миром), то во внутреннем мире действует принцип удовольствия, позволяющий избегать страдания. Это мир инстинктов, мир влечений, обладающий колоссальной жизненной энергией, которая в той или иной форме находит себе выход. Мы не будем развертывать фрейдовское учение дальше - сказанного уже достаточно для того, чтобы оценить его взгляд на познание. Познание сравнивается с инстинктивной деятельностью, со сферой неосознанных влечений, при этом познавательная деятельность человека поставлена в зависимость от жизненной энергии , которая по сути дела сближает человека с животными. Эта зависимость проявляется в той степени, в какой внешнее, поверхностное зависит от внутреннего, глубинного.

Оригинальный взгляд на место и роль познания в человеческой жизни развивал в своем философском учении М.Бубер, немецкий философ конца Х1Х первой половины ХХ столетия. Он говорит о двойственности существования человека: мир для него (человека) предстает либо как некое Оно, либо как Ты. Мир как Оно - это мир вещей, где и человек предстает как вещь среди вещей, это объектный мир, человек и мир оказываются разделенными, между ними утрачивается непосредственная связь. Человек в мире Оно - существо деятельное, его действия заключаются в познании и использовании вещей. Познание опосредует связь человека с миром.. Но познавая мир как Оно, человек лишь скользит по поверхности вещей, ведь человек познает, пребывая в чуждом для него мире вещей - мире Оно. Парадоксальность человеческого существования, по Буберу, заключается в том , что человек не может жить без Оно. Но тот, кто живет лишь с Оно, тот не человек. С чем же связывает философ мир собственно человеческого? Подлинно человеческое существование происходит за пределами мира Оно, а значит, - за пределами познания. Выходя за пределы познания и использования вещей, человек способен на непосредственную связь с миром, он вступает с ним в отношения: отношение есть взаимность. Отношение Бубер противопоставляет познанию. Вступая в отношение с миром (природой, людьми, духовными сущностями), человек оказывается сопричастным ему. Сопричастность - это связь по принципу Я - Ты, Бубер называет ее встречей. При встрече с миром Я раскрывает (изрекает) все свое существо. Что же тогда человек узнает о Ты? Только все. Ибо он больше не узнает о нем ничего по отдельности, - замечает Бубер, тем самым демонстрируя, что в сфере отношений познание бессильно, его закономерности там не действует. Но только здесь, по его мнению, осуществляется подлинная жизнь человека. Двойственность человеческого бытия проявляется и в том, что отношения- встречи между Я - Ты обречены на трансформацию в вещные, объектные связи.

Нас в философских воззрениях Бубера в меньшей степени интересует круг тех зависимостей, которыми он связывает познание, а любопытен, скорее, тот контекст, в котором он описывает познание, а именно: отношение, встреча, сопричастность, Я и Ты. Это новые оппозиции познанию, весьма непохожие на взаимоотношения познания с практикой.

Для яркости впечатлений о многообразии видов человеческой деятельности, на фоне которых разные мыслители высвечивают познание, приведем в качестве примера еще одну позицию - французского мыслителя М.Фуко, обретшего громкую славу в философии второй половины ХХ столетия. В одной из последних своих работ Герменевтика субъекта (Социологос. М., 1991) Фуко обращается к одному из коренных философских принципов, открытого древнегреческой философией, но,по его мнению, незаслуженно забытого в дальнейшем. Этот принцип-требование он называет эпимелией - заботой о себе. Особую важность этого требования он объясняет тем, что данный принцип...является основой рационального поведения в любой форме активной жизни, стремящейся отвечать принципу духовной рациональности. Итак, как считает Фуко, рациональное поведение людей основано на том , что человек осуществляет заботу о себе. В чем проявляется забота о себе? Забота о себе обнимает собой все стороны человеческого бытия - это некое отношение к самому себе, к другим, ко всему на свете , поэтому эпимелия предстает и как особый взгляд на мир, когда все окружающее воспринимается через свое внутреннее состояние, и как определенный образ действий, связанный с преображением человеком самого себя (отсюда всевозможные техники медитации, запоминания прошлого, самоконтроля и пр.), и как особая форма рефлексии над своим сознанием. Не будем углубляться в тот анализ эпимелии, который произвел Фуко. Нам здесь важно другое: заботу о себе , являющуюся по сути дела образом жизни, он также соотносит с познанием. И получается это у него так. По мнению Фуко, забота о себе включает в себя как частный случай самопознание. (Пусть не вызывает недоумения тот факт, что речь у него идет не о познании, а о самопознании; он ссылается на сократовскую традицию древнегреческой философии, которая сфокусировала проблемы познания в призме самопознания). Познание само по себе - неполноценный процесс, будучи нацеленным на достижение истины о мире, оно не способно состояться, не может свершиться до тех пор, пока не произойдут изменения в познающем субъекте, а все те изменения и трансформации, которые испытывает человек, так или иначе связаны с его заботой себе. Вот поэтому познание, по Фуко, - это лишь часть или аспект эпимелии. Западная цивилизация, а вслед за ней и европейская философия, предпочли познание (самопознание) заботе о себе.

Как видим, Фуко заставляет задуматься о связи познания с таким феноменом человеческой активности, как забота о себе - явлении, казалось бы, столь знакомом из нашей повседневной жизни, и которое в то же время несло в себе и глубокий философский смысл, со временем утраченный.

Итак, в самых различных по своей ориентации философских концепциях присутствует вопрос о смысле и особенностях познавательной деятельности. При этом в зависимости от того, что признается главным в человеческой жизни, что присуще сокровенной, подлинной природе человека, решается и вопрос о месте и роли познания. Беглый и достаточно схематичный анализ позволяет все же выделить те формы человеческой активности, которые втянуты в философское поле зрения и стали не только предметом осмысления, но и сравнения с познанием. Помимо практики, познавательная деятельность может быть сопоставлена и сравнима с жизнью, бессознательными инстинктивными влечениями, отношением-встречей, сопричастностью, заботой о себе. Но этот ряд проявлений человеческой активности, без сомнения, может быть продолжен. Каждое из вышеизложенных сравнений имеет свой смысл и оттеняет какую-то одну из граней сложного механизма познавательной деятельности.

Показывая место и роль познания в целостной структуре человеческой жизнедеятельности, нельзя упустить исторического аспекта вопроса. Когда и как заявляет о себе познание в истории человечества? - это ведь тоже важная сторона в оценке места и роли познания, если брать историю человечества как некоторую целостность. С вариантами решения этого вопроса мы уже имели возможность ознакомиться. Напомню. Теоретико-созерцательная установка, революционизировавшая, по мнению Гуссерля, исторический путь человечества, манифестировавшая становление нового человечества, появляется в У11-У1 вв. до н. э. Осевое время, по Ясперсу, охватившее великие культуры Китая, Индии, Ирана, Палестины, Греции, когда происходит формирование человека современного типа, способного сознавать себя в окружающем мире, а также к рефлексии над собственной деятельностью, приходится на период между У111 - 11 вв. до н. э. Маркс признает наличие периода, когда происходит т. н. действительное разделение труда и духовный труд обособляется от материального процесса производства человеческой жизни. Мы видим, что при всем различии позиций этих мыслителей в понимании смысла и роли познания, они сходятся в одном - признании того, что был длительный этап, когда оно (познание) не являлось самостоятельным видом деятельности, а функции познавательной активности, без которой человеческие деяния попросту невозможны (благодаря ей человек имеет представления о мире и самом себе), компенсировались синкретизмом (цельностью, нерасчлененностью), многомерностью естественной жизни человека на ранних этапах, в эпоху т.н. традиционных обществ (= примитивных, доцивилизационных), доисторического времени. Познавательная деятельность была органично слита в единый клубок со всеми остальными проявлениями человеческой жизнедеятельности - утилитарно-практической, ритуально-обрядовой, мифо-религиозной, символическо-языковой, эстетическо-художественной и пр. Те великие исторические события (отмеченные всеми вышеупомянутыми мыслителями) отделяют рубеж того времени, когда раскрытие и объяснение сущности окружающего мира становится целью особого вида деятельности, занятием специальных групп людей, овладение которым требует выхода за пределы навыков, заложенных в обычаях и традициях. Таким образом познавательная деятельность отделяется от пуповины синкретичной естественной жизнедеятельности человека, а ее объемность и многомерность уступают место линейному ряду одномерных видов профессионализированных видов деятельности.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.