Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Вопрос: концепции,,отрицающие решающую роль познания.





Среди концепций, которые принципиально иначе оценивают роль теоретической, познавательной деятельности в человеческой жизни и в истории человечества, в первую очередь следует назвать марксизм, понятый как целостное философское учение, представленное именами К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина. Изложенный выше подход они однозначно квалифицируют как позицию теоретиков, философов, которые пытаются приписать человеческой сущности, то, что свойственно только их роду занятий, это же они (философы, теоретики, идеологи) возвеличивают и в мировой истории, оценивая период предшествующий становлению теоретико-рефлексивной деятельности как предысторию человечества. Начиная с самых первых своих работ, Маркс категорически не приемлет идеи мирового господства теории, считает, что немецкие теоретики (в лице Гегеля и его последователей) не признают историческими дела других народов. Они живут в Германии, Германией и для Германии... возвещают мировое господство Германии. Парение в заоблачных высотах теоретических конструкций, устремленность к царству чистых мыслей - вот что отличает представителей немецкой культуры в силу некоторых национальных особенностей, когда даже простой аптекарь перед тем, как взвесить по рецепту лекарство, старается найти этому действию теоретическое оправдание. В этой связи Маркс замечает: в то время как французы и англичане держатся, по крайней мере, политической иллюзии, которая все же наиболее близка к действительности, немцы вращаются в сфере чистого духа , и они возводят его в абсолют. Даже Фейербах (один из непосредственных предшественников марксизма), по оценке Маркса, не смог преодолеть этой ограниченности, рассматривая как истинно человеческую, только теоретическую деятельность; по этой причине Фейербах был вынужден искать спасения в каком-то двойственном созерцании, занимающем промежуточное положение между обыденным созерцанием, видящим только то, что находится под носом, и высшим, философским созерцанием, усматривающим истинную сущность вещей. Постижение сущности вещей (по Гегелю и Фейербаху) и безотносительная истина (по Гуссерлю), созерцание, возвышающееся над обыденностью, или сфера чистой мысли (у первых), и теоретико-созерцательная установка (у второго) - разве это не вариации принципиально одной и той же темы и позиции? Ответ однозначен.



Противоположная позиция заключается в том, что теоретическая деятельность (= познание), понятая как мыслительная активность, связанная с продуцированием идей, не самоценна и уж тем более не играет той революционизирующей роли, о которой возвещают философы-теоретики. Производство идей первоначально вплетено в материальную деятельность людей, которая несколько пренебрежительно называется теоретиками естественной, наивной, повседневной, утилитарной, а Фейербахом толковалась в грязно-торгашеском духе. Именно она (материальная деятельность) создает условия для жизни. Отделение познания как особого и самостоятельного вида деятельности происходит тогда, когда теоретическое отношение к миру становится образом жизни, особым родом занятий для определенного круга лиц - так называемых теоретиков (идеологов, богословов, философов, юристов и т. д.). Маркс относит это к периоду так называемого действительного разделения труда - разделение на материальный и духовный труд. Он отмечает: с этого момента сознание может действительно вообразить себе , что оно нечто иное, чем осознание существующей практики..., с этого момента сознание в состоянии эмансипироваться от мира и перейти к образованию чистой теории,.. философии,... и т. д.. В концепциях теоретиков оно (сознание) возомнило момент собственной эмансипации как начало подлинной истории человечества, а весь предшествующий период оценило как предысторию.

При этом нельзя упускать из виду, что если Гуссерль (как, кстати, и Гегель, и Ясперс) своей концепцией намеревался обосновать рационалистический дух европейской культуры и отыскать возможности его сохранения, то основоположники марксизма, отдавая предпочтение практике, также руководствовались вполне определенной целью - выступить в философии от лица пролетариата. Высказанная (по вполне конкретному поводу) в одной из ранних работ фраза - ...для пролетариата ...теоретических представлений не существует - может быть применена для оценки их общей целевой установки применительно к интересующему нас вопросу. Роль теоретико-познавательной деятельности в жизни человеческого общества основоположники марксизма оценивают, принимая во внимание прежде всего образ жизни и социально-историческую миссию пролетариата, исходя из его жизненных интересов. Этот социальный класс, действительно, далек от теоретического созерцания чистых сущностей , поскольку его главное занятие - добывать средства для жизни. Ведь как бы утонченно ни раскрывали сущность человека, для того чтобы выжить и элементарно существовать, любой человек должен есть, пить, одеваться, рожать детей и прочее. Оставаясь в сфере чистой мысли, занимаясь только надстраиванием одних идей над другими, невозможно обеспечить насущные потребности человека. Равнодушие пролетариев к теоретическому конструированию и ему подобным занятиям ( в том числе у Маркса речь идет и о критической деятельности, здесь прямая связка, вспомним, что и Гуссерль включал критичность как составной элемент в теоретическую установку) - явление исторически преходящее; оно является следствием взаимного отчуждения лиц, занятых материальным и умственным трудом. Коммунизм, по Марксу, - это общество гармоничного сочетания полярных по своей сути видов деятельности, когда каждый индивид сможет в своеобразной форме соединять в себе деятельность и практика, и теоретика: ...в коммунистическом обществе...никто не ограничен исключительным кругом деятельности,...общество...создает для меня возможность делать сегодня одно, а завтра - другое, утром охотиться, после полудня ловить рыбу, вечером заниматься скотоводством, после ужина предаваться критике...

Различные взгляды на роль теоретико-познавательной деятельности в человеческой жизни и ее истории Маркс и Энгельс группируют вокруг двух позиций - материалистической и идеалистической, смысл которых определяется решением вопроса о соотношении познания и практики. Подчеркнем этот момент: в марксистской концепции именно соотношение познания и практики способно раскрыть природу познания и его место в целостной структуре человеческой деятельности. При этом нельзя не заметить, что марксистское решение дается не как выхолощенная схема, а в контексте особого понимания всемирной истории. Материалистическую позицию марксизма (с точки зрения его представителей, они первыми в истории философии становятся на этот путь материалистического понимания истории) применительно к условиям нового столетия развил Ленин. Из его многочисленных суждений о том, как соотносятся между собой познание и практика, приведем одно из наиболее ярких, данное им в Философских тетрадях: практика выше теоретического познания, ибо она обладает достоинством не только всеобщности, но и непосредственной действительности. Марксизм дает материалистическое решение данному вопросу, так как настаивает на превосходстве практики, тогда познание соответственно оказывается зависимым и вторичным по отношению к практике. Превосходство практики обусловлено способом этой деятельности: она непосредственно связывает человека с самой действительностью (природной и социальной) и имеет предметно-чувственный, объективный характер. Момент всеобщности в практике (о котором пишет Ленин) присутствует в ней в виде цели, поскольку практика, как разумная деятельность, осмыслена, а значит, предполагает постановку цели для достижения того или иного действия. Познание, с позиций марксизма, трактуется как прямо противоположная по способу деятельность; пожалуй, единственное, что можно добавить к тем признакам познания, о которых шла речь при раскрытии первого вопроса (т.е. к тем признакам, которые выделили Гуссерль и Ясперс), так это то, что оно может представать не только как оперирование мыслительными объектами (как теоретическое созерцание), но и как чувственное созерцание, которое само по себе также не способно выйти за пределы идеальной сферы. Если следовать марксизму, то к идеалистическому решению интересующего нас вопроса надо отнести взгляды всех упомянутых ранее мыслителей - и Гегеля, и Канта, и Фейербаха, и Гуссерля, и Ясперса - только на одном том основании, что они отводят теоретико-познавательной деятельности решающую роль в сравнении с практикой.

Я намеренно обратилась к марксизму при раскрытии концепций, отрицающих решающую роль познания, поскольку сейчас у нас ( я имею в виду постсоветскую философию) становится чуть ли не дурным тоном ссылаться на это течение философской мысли; и мы не замечаем, как те же постмодернисты не стыдятся обнаружить свою связь с идеями Маркса и его последователей. Марксизм - одно из самых влиятельных течений философской мысли второй половины Х1Х первой половины ХХ столетий; и не знать основных принципов его гносеологической концепции - значит проявлять философское невежество.

Доводя до определенного логического завершения второй вопрос, нельзя не упомянуть двух работ по гносеологии последних лет, авторы которых продолжают марксистскую традицию и на современном философском материале показывают зависимость познания от практики. Это работы М.Н.Руткевича и И.Я.Лойфмана Диалектика и теория познания М., 1994; Основы гносеологии М., 1996. (по рассматриваемому вопросу см. главы Сознание и познание, Познание и практика) Главный принцип, которого придерживаются данные авторы в отношении интересующей нас проблемы, состоит в следующем, а именно: понять познание можно только через сопоставление с практикой, а также их связь с исходными категориям философии - материей и сознанием. Реализуя этот принцип, они рассматривают ...практику и теорию (теоретическое познание) как единство противоположностей, причем такое единство, в котором практике принадлежит доминирующая роль; при этом практика понимается как материальное освоение , а познание как идеальное освоение действительности. Тем самым фиксируется, с одной стороны, активный характер познания (именно оно интересует нас в первую очередь), а с другой - в понимании природы познавательной деятельности совершенно недвусмысленно проводится материалистическая позиция. И еще один принципиально важный момент этого подхода. Показывая место познания в целостной структуре человеческой деятельности, развернутой социально (т. е. учитывая все многообразие видов человеческой деятельности, которые осваивает общество), Лойфман и Руткевич отмечают: дело в том, что самые различные формы общественно-исторической деятельности человека - производственно-техническая, общественно-политическая, научная, художественная, педагогическая, игровая, бытовая и др. - раздваиваются на практику и познание, развертываются в противоположности материального и духовного освоения действительности. Значит, философско-гносеологический взгляд на любой конкретный вид человеческой деятельности и на ее целостность предполагает, с их точки зрения, выделение в нем практического и познавательного элементов. Не могу не заметить - создание и уже более чем тридцатилетнее существование научной и педагогической Уральской философской школы свидетельствует об эффективности исследования самого разнообразного круга явлений на базе данной методологии.

Сказанное не дает оснований для вывода о том, что из всех философских течений только марксизм ставит познание в зависимость от практики и раскрывает особенности познания через сопоставление с практикой. Эта же идея, хотя в ином философском ракурсе, присутствует у многих видных мыслителей конца Х1Х начала ХХ столетия. Так, например, французский мыслитель А.Бергсон и американский философ У. Джеймс, признавая, что с помощью интеллекта человек способен организовать сырой, неупорядоченный поток впечатлений, данных нам в опыте, и что именно интеллектуализм отличает человека от животных, настаивали при этом на том, что интеллект нельзя рассматривать как орудие познания. Для них интеллект имеет своей целью обслуживание практических потребностей человека, его связи с внешним миром, этой же цели подчинено и познание ; оно также умещается в горизонте лишь практических действий и реальных поступков человека.

Не умножая больше примеров этого типа концепций, сделаем выводы по второму рассмотренному нами вопросу.

В рамках тех подходов, где отрицается решающая роль познания, как правило, на его место выдвигают прямо противоположную по характеру деятельность - практику. При этом для характеристики познания используют те же признаки, о которых шла речь при раскрытии первого вопроса, а именно: идеальность, теоретичность, интеллектуализм, непременное присутствие критического момента, ориентацию на достижение истины. Немаловажное обстоятельство, которое следует подчеркнуть в выводах, - полярность взглядов на роль познания в человеческой деятельности трудно объяснить, замыкаясь только на логике аргументов, ни один из рассмотренных подходов нельзя упрекнуть в нелогичности, надо оценивать и взвешивать роль мотиваций и жизненных обстоятельств сторонников того или иного подхода. И здесь весьма убедительно звучит идея Маркса о том, что, безусловно, для тех, кто занимается теоретической деятельностью, нет ничего важнее ее, отсюда и склонность к возведению этой деятельности в ранг человеческой сущности. На этом фоне действительно революционно прозвучал марксистский подход, поскольку в области философской теории основоположники марксизма решили воздать должное тем социальным слоям, которые занимались прозой жизни. Итак, и признание решающей роли познания и отрицание таковой имеют под собой вес не только философских аргументов, но, прежде всего, существенные жизненные реалии. Поэтому вряд ли здесь пройдет попытка разделить сложившиеся концепции по удобному принципу - правильные или неправильные.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.