Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 10. Почему советское руководство так скромно вспоминает первый день войны или чего боялась «сладкая парочка»?





 

Оставим, на время, английское и немецкое руководство и вернемся к событиям в нашей стране в тот трагический день 22 июня 1941 года.

Что нам известно о первом дне войны по работе Наркомата обороны, Генерального штаба и Советского правительства? К сожалению, сведения об этом дне, да и о последующих начальных днях войны, довольно скудны. События первого дна отражены лишь, в воспоминаниях Жукова, Микояна и частично Молотова в беседах с писателем Ф.Чуевым. Остальные участники высшего руководства страны о событиях первых дней войны не оставили никаких воспоминаний по ряду весомых причин. Например, Шапошников умер в 1942 году от туберкулеза?! Ватутин умер в Киеве в 1944 году, при весьма загадочных обстоятельствах, от ранения средней тяжести в ногу. (Об этом можно прочитать в моей работе: «Гибель Ватутина. Дороги, которые мы выбираем»). Сталин и Берия погибли в 1953году и не смогли, разумеется, оставить воспоминаний. Мехлис, кстати, тоже умер в начале 1953года и о его смерти упоминается глухо. Тимошенко, к глубокому сожалению, отделался молчанием. Ворошилов и Буденный могли бы восполнить данный пробел, но тоже не оставили воспоминаний о начальном периоде войны. Маленков, Поскребышев и Власик тоже, много чего, могли рассказать, но, увы! На данный момент, правда, фигурируют так называемые «Записки телохранителя», но написаны ли они Власиком? – большое сомнение. Каганович, впрочем, как и Молотов страдал «частичной» амнезией памяти. Многое помнил, но с 22 по 26 июня 1941 года, что-то, не очень. Кузнецов – нарком ВМФ, тоже не отличился разговорчивостью по данной теме. Уж очень скромненько осветил события первого дня войны. Бывший маршал Кулик – много чего, порассказывал, но, к сожалению, видимо, только следователю на Лубянке. Эти рассказы, внесенные в подлинные протоколы допросов, по всей видимости, нам уже не доступны – уничтожены хрущевцами. Чуть не забыл о Вышинском. Скоропостижно (?) скончался в 1954 году (обратите внимание – во времена Хрущева) вдали от Родины на посту постоянного представителя СССР в ООН. Воспоминаний, разумеется, не оставил. Когда еще вернемся к Нюрнбергскому процессу, то немного уделим внимания обстоятельствам этой смерти.



Итак, что мы имеем на данный момент? Мемуары Микояна и Жукова, а также очень скромные воспоминания Молотова, Кагановича и Кузнецова. Недаром, существует афоризм, что историю пишут победители. Кто победил в 1953 году в борьбе за власть? То-то и оно! А Микоян и Жуков – хрущевцы, поэтому здесь надо быть внимательным к тому, о чем они писали в своих мемуарах. И Молотов предупреждал Ф.Чуева: «… на Жукова надо осторожно ссылаться». Мягко сказано: на то, видно, и дипломат. О мемуарах Жукова можно сказать и так: « Краткий курс Великой Отечественной Войны» под редакцией ЦК КПСС. Военный историк А.Б. Мартиросян приводит данные, что Жукову в ходе чтений его рукописи было дано около 1,5 тысяч (!) поправок и замечаний. Жуков, говорят, был очень огорчен и даже хотел приостановить дальнейшую работу, но потом, все же, продолжил ее и, как мы знаем, даже издал книгу. В дальнейшем в нее были еще внесены всевозможные дополнения и изменения, в том числе и после его смерти. Так что вариантов трактовки отдельных эпизодов его деятельности бывает несколько: выбирай по вкусу, какой тебе нравится!

Микоян тоже издал воспоминания, под незамысловатым названием «Так было», но было ли это так, под большим вопросом. Вот, собственно говоря, скромный набор воспоминаний участников тех далеких, трагических событий, покрытых искусственным налетом тайны.

Чтобы лучше понять события начального периода войны, давайте вновь перенесемся, но, в чуть более поздний временной отрезок – март 1953 года. Смерть Сталина. Проходят, немногим, более двух месяцев – и смерть Берии. Как обществу эти события были преподнесены? Смерть Сталина произошла, якобы, естественным путем, тем более, что смерть в 74 года – это вообще, мол, нормальное явление. А смерть Берии скрыли от общества, умышленно перенеся ее в конец 53 года, и представили это все, как заслуженную кару «врага народа» – расстрел по решению, вроде бы, состоявшегося Верховного суда. Современные исследования независимых историков доказали насильственную смерть Сталина и Берия, но официальная точка зрения от этого не изменилась. Если и появляются в средствах массой информации материалы по данной теме, то, как правило, негативного характера в отношении погибших или просто легкомысленной чепухи. А ведь это все неспроста! Ю.Мухин, изучавший эту тему, выдвинул версию, что Сталина и Берия убил Хрущев за то, что Сталин хотел убрать партийную номенклатуру от власти, а Берия мог бы раскрыть это убийство Сталина: пришлось и его «замочить». Не отрицаю и соглашусь, что и этот аргумент лежал в основе убийства Сталина Хрущевым, но не он, думается, был главным! А что же было, в таком случае? Сначала, давайте посмотрим, что последовало за этими убийствами: какая-то звериная жестокость Никиты Сергеевича в расправах с теми людьми, кто даже и не был близок к Сталину и Берия. Ю.Мухин приводит в своей книге фрагмент воспоминаний зятя Хрущева Аджубея: «…Ворошилов (дело происходило за праздничным ужином и Климент Ефремович, находился в легкой стадии опьянения – В.М.)…положил руку на плечо Никиты Сергеевича, склонил к нему голову и жалостливым, просительным тоном сказал: Никита, не надо больше крови…».

А ведь Ворошилов – это вам не сентиментальный персонаж из водевиля. Когда надо было расстрелять заговорщиков – у самого рука не дрогнула. В том, тревожном 1937 году, лично, по приговору Верховного суда расстрелял заговорщика Якира во дворе Лефортовской тюрьмы. А сейчас униженно просит «барина Хрущева» прекратить жестокую расправу над своими соратниками по партии. А мы хотели почитать его, Ворошилова, мемуары!? И что бы, он там, мог нам написать, – правду? И кто бы ему позволил это сделать? В смысле – написать правду! А врать, наверное, Ворошилов, не захотел? Неужели, только из-за возможностей партийной привилегированности, Хрущев «мочил» людей? Думаю, что это не совсем так. Ведь, кровавый хрущевский каток прошелся и по партийным деятелям, и по военным, и по органам госбезопасности и внутренних дел, и по политическим деятелям, даже, слабо связанных с партийной верхушкой. Все это объяснить, мотивируя, борьбой за партийную привилегированность, мне кажется неубедительным. Причина крылась, в чем-то другом.

Вот и маршал Жуков, ярый сторонник Хрущева, один из главных участников событий 53 года, оставил вспоминания, в которых и через увеличительное стекло никак нельзя увидеть борьбу за партийные привилегии: «…у меня к Берии давняя неприязнь, перешедшая во вражду. У нас еще при Сталине не раз были стычки. Достаточно сказать, что Абакумов и Берия хотели в свое время меня арестовать. Уже подбирали ключи».

Что это все означает, в переводе с русского на русский? Жуков признается, что его хотели арестовать, но, по каким-то причинам этого сделано не было. Кроме того, не сказал, в какое время происходили эти события? К этому моменту мы еще вернемся. А насчет «ключей», это надо полагать, что имелся против Жукова компрометирующий материал. Не июньские ли дни 1941 года в Наркомате обороны, послужили основанием для Лаврентия Павловича проявить свою неприязнь к Георгию Константиновичу? Дойдем и до этого момента.

Думается, что Жуков, при Сталине жил, как под «дамокловым мечом», все время в страхе. И Хрущев, очевидно, тоже, жил в страхе за свою жизнь, коли, дорвавшись до власти, устроил кровавую резню. Значит, было что-то такое, что, если откроется правда, по их делам, то за это пощады от Сталина, и от Берия, – не жди. Думается, что такое психологическое состояние наших «героев» – жизнь в постоянном страхе и объясняет, и ту их жестокость, и то, их «барственное» хамство, которое проявляли, как Никита Сергеевич, так и Георгий Константинович, по отношению к окружающим их людям. Ну, это все лирика скажут мне читатели, ближе к делу. За что же «замочил» Никита Сергеевич Хрущев и Сталина, и Берия? Я склоняюсь к мысли, что за войну! Именно за боязнь раскрытия того, тайного предательства, которое он, Хрущев, осуществлял на протяжении всей войны. В начальный период войны – больше, на завершающем этапе войны – меньше, но от этого оно, предательство, не стало, менее подлым. И Жуков помогал Хрущеву в делах 1953 года, в государственном перевороте, тоже, как «подельник», по предательству на войне, очень большому предательству. Эта «парочка» учинила не одну кровавую «мясорубку» бойцам и командирам Красной Армии, в 41 и 42 годах. Да, и в последующих победных годах, тоже немало наделала кровавых подлостей. Дело в том, что с 1945 года Л.П.Берия не занимался(?) Наркоматом внутренних дел. Когда Сталин узнал, что министерства внутренних дел и госбезопасности, «засорены» людьми, не стоящими на страже интересов социалистической законности, это еще мягко сказано, он добился через Президиум ЦК партии решения об объединении этих ведомств в одно с возложением функций руководства над ними Л.П.Берия. Для наших заговорщиков это был бы конец. Но, к сожалению, не по вине, это решение Сталина запоздало, что стоило ему и, его верному другу, – жизни.

После войны (вопрос: когда?) Сталин поручил соответствующим органам разобраться по поводу трагических событий 1941 года и не только этого. Было проведено расследование, и ряд генералов были арестованы. По суду одни из них получили сроки, другие были расстреляны. Жуков поясняет, что сам Сталин проводил заседание, где обсуждалось его поведение: « Всего в деле фигурировали 75 человек, из них 74 ко времени этого заседания были уже арестованы и несколько месяцев находились под следствием. Последним из списка был я».

Георгий Константинович, здесь явно поскромничал, ставя себя в конец списка. Он был первым в этом деле, но по определенным обстоятельствам не был арестован, а был лишь понижен в должности и отправлен в Одесский военный округ. Дело о генералах тоже очень глухо озвучено. Материалов в открытой печати мало, а если встречаются, то в сильно искаженном виде, с уклоном в сторону антисталинизма, что является заведомо ложным путем в исследованиях такого рода. Вспомните, кто был постарше, по возрасту, что во времена Хрущева и Брежнева о генералах-заговорщиках даже и не заикались. А за что же были наказаны эти генералы? Очевидно, за предательство. Например, Худяков и Ворожейкин – генералы ВВС, эти точно, за предательство, но об этих мы поговорим в другой раз. Их предательство – это не только 41 год и битва под Москвой, но и другое. И мне думается, что это были все-таки «караси», а «налимы» ушли. Л.П. Берии не было в силовых структурах после войны (почему?) – говорят, атомным проектом занимался? Отчасти это так. А то бы этим «налимам» несдобровать! Но не дали Лаврентию Павловичу разорваться на несколько частей: к тому, же, атомный проект, видимо, посчитали, более важной государственной задачей на тот момент. Не смог Берия заглянуть в свое будущее – в противном случае, бился бы как лев, но не отдал бы НКВД. Тогда, этой «сладкой парочке», Хрущеву и Жукову не поздоровилось бы.

Как видим, тема предательства советского генералитета все-таки возникла после войны и виновные, разумеется, определенная часть, были наказаны. Пусть даже, как в приведенном примере, только в ВВС Красной Армии. Но ведь можно было бы потянуть за ниточку, и весь клубочек размотался бы? Не получилось и не дали.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.