Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПРОСТЫЕ МЕНЮ НА ДЕНЬ (на выбор)





 

Завтрак (первый) Завтрак (второй) Обед
Арбуз Овощной салат, шпинат, картофель Большая порция сыро­го салата, брокколи, зе­леные бобы, 100 г очи­щенных орехов
200 г винограда, 1 яблоко, 10 фиников Овощной салат, швейцарская капус­та, картофель Овощной салат, тыква, 100 г орехов
1 спелый банан, 1 груша, 10 штук инжира Овощной салат, све­кольная ботва, тыква (печеная) Овощной салат, капус­та, спаржа, 100 г мин­дальных орехов
Дыня Овощной салат, шпинат, артишок Овощной салат, зеленые бобы, кукуруза свежая, авокадо

 

Диета для работающих. Люди, занимающиеся физичес­кой работой, нуждаются в большем количестве пищи по сравнению с занятыми умственным трудом. Но это различие в количестве пищи не такое большое, как полагают. Те, кто призывает есть больше, — „пищевые пьяницы". Обычно они едят в два, три, четыре раза больше, чем усваивают. Они снижают свою энергию перееданием, одновременно отрав­ляя себя.

Когда они скучают по своему укоренившемуся стимулу к пище и чувствуют слабость, головокружение и болезнен­ность, они ошибочно принимают эти „ужасные" стимулы за показатель того, что им нужно большее количество стимули­рующей еды. Они обессилены и отравлены из-за переедания и по ошибке принимают эти симптомы за нормальные по­требности организма в питании.

Эти люди много страдают, рано стареют и преждевре­менно умирают из-за переедания. Сердечные заболевания, атеросклероз, диабет, рак и т. д. укорачивают их жизнь до то­го естественного конца, которого они достигли бы, если бы­ли бы благоразумными. Они должны помнить слова С. Грэ­хема: „Пьяница может достичь старого возраста, обжора - никогда".



Пища и „повышение тонуса". Пища часто употребля­ется для „повышения тонуса". Стимулирование же организ­ма наступает сразу после еды, если прием пищи не чересчур большой. Есть, когда нет действительной потребности в еде, используя ее лишь для стимулирующего эффекта, означает злоупотребление пищей.

 

Питание во время болезни

 

Д-р Филипп Норман пишет: „Видимо, в современной ме­дицине наиболее запутан раздел о проблеме питания. Учеб­ники о болезнях поразительно бедны сколько-нибудь ясны­ми сведениями по этому вопросу. Авторы их утверждают, что медики будто бы достаточно обучены диететике. Указа­ния относительно диеты обычно сопровождаются признани­ем: „Конечно, диету надо тщательно планировать". Самое наглядное проявление этих медицинских знаний можно най­ти на диетической кухне больниц. И обслуживающий персо­нал, и сами больные говорят о недостатках госпитального со­держания, но по традиции больными (и врачами) это воспринимается как неизбежная и неприятная составная часть процесса самого лечения, которая их ожидает.

Диетврачи слишком часто являются не более чем повара­ми, которые пытаются повысить внешнюю привлекатель­ность пищи, не задумываясь или не зная вовсе истинных потребностей больных в питании. Обычная еда, потребляе­мая сейчас,— это вершина усилий поваров, которые исходят скорее из вкусовых ощущений, чем из соображений разума. Главная их забота - скомбинировать белки, углеводы и жи­ры. Калорийная концепция затормозила логическое и ра­циональное мышление в вопросе диеты в большей мере, чем любой другой фактор. Калории всегда ассоциируются с бел­ками, углеводами и жирами. Но калорийная концепция ско­рее энергетическая, нежели пищевая.

Поддержание такого сложного агрегата из клеток, как человеческий организм, существенно отличается от про­стого сгорания топлива с целью, например, производства пара".

Не лучше дело с этим вопросом обстоит и среди сторон­ников отказа от лекарств. Многие из них не обращают ника­кого внимания на диету. А те, кто обращает, знают о ней очень мало и, к их стыду, руководствуются тем, что они вы­учили на лекциях и из работ клики лекторов - рэкетиров, ко­торые, владея часто патентами на продажу продуктов пита­ния, не имеют ни опыта, ни знаний в трофологии.

„Типовое питание", „полярное питание", питание в зави­симости от темперамента и прочие виды „индивидуализиро­ванных" диет основаны на заблуждениях и ошибках самого большого толка. Однако их авторы часто разрабатывали ди­еты, значительно превосходившие по качеству общеприня­тую диету.

Другая группа людей предлагает „специфические дие­ты" от „специфических болезней". Д-р X. Финкель пишет: „Надо надеяться, что в будущем врачи узнают лечебную ценность каждого вида продукта и будут прописывать его, как сейчас лекарство". Разработана четкая „диетофармакопея": абрикосы - от головокружения, полноты и запоров; свекла - от болезней почек и мочевого пузыря; огурцы -для очищения крови; ананасы - при болезни горла; лук-по­рей - при кашле, простуде и бессоннице; шпинат и све­кольная ботва - при анемии; оливковое масло - при камнях в печени; лимоны и виноград - при раке; сельдерей и рыба - при нервных заболеваниях и т. д. Это - аллопатиче­ская медицина.

Я согласен с д-ром Вегером, что ни одна пища, прежде всего, не имеет лечебных свойств. Он справедливо говорит, что тот, кто рекомендует или принимает определенный вид пищи для излечения какой-то болезни, находится все еще в „детсаде или начальном классе школы знаний о питании и здоровье". Нельзя доверять заявлениям о терапевтических свойствах определенных продуктов.

Автор настоящей книги и другие врачи тщательно изучи­ли и проверили на практике теории и концепции тех, кто ут­верждает, будто продукты питания оказывают специфичес­кое воздействие на определенные органы и ткани организма. Мы неоднократно предписывали прием этих продуктов и наблюдали за их эффектом. Но их воздействие так и не про­явилось.

Сходными являются и попытки питать отдельные орга­ны тела. Нам говорят, будто есть определенные продукты для питания глаз или нервов, волос или ногтей, мозга и т. д., будто некоторые продукты „намагничивают" тело, или вы­зывают сон, или заряжают энергией и т.п. Но таких продук­тов не существует.

Диетический ансамбль должен удовлетворять полностью весь ансамбль пищевых потребностей организма, прежде чем любой из органов получит достаточное питание. Ни один из продуктов, хороший для мускулов, не будет пло­хим для нервов или другого органа. Что хорошо для зубов, хорошо для каждого органа. Продукты, стимулирующие и сохраняющие красоту кожи, в равной мере полезны для моз­га. Продукты, строящие сильный, эффективно работающий желудок, как раз те, что укрепляют и сердце, и печень, и почки. Что хорошо для одного, хорошо для всех, что совер­шенствует один орган, совершенствует и все остальное. Ор­ганизм - это единое целое, он идет вперед или вспять как единое целое. Поэтому его надо кормить целиком, а не от­дельные его части.

Продукты попадают в пищеварительный тракт и распа­даются на составные питательные элементы, входят в кровь в виде минеральных солей, аминокислот, моносахаридов, глицерина и воды. Именно в таком качестве они циркули­руют в крови, достигая всех органов и тканей. Крови удает­ся поддерживать удивительное единство структуры и соста­ва независимо от съеденной пищи. Именно кровь и питает органы.

Одна из величайших ошибок калорийных концепций пи­тания заключается в том, что химические реакции, происхо­дящие вследствие обычно принятых несуразных пищевых комбинаций, настолько изменяют характер и ценность ком­понентов еды, что те, кто ее принимает, никогда не получа­ют даже тех калорий, которые там имеются. То же относит­ся к рационам, разрабатываемым с особым упором на витамины. Из-за существующей путаницы в вопросе пита­ния и стимулирования организма многие прежние ошибки продолжают царить в головах людей и воздействуют на про­стого человека, равно как на диетолога и врача.

Д-р Тролл с сожалением констатирует, что врачи обычно говорят бледным, малокровным и истощенным больным (которым другими врачами была рекомендована вегетариан­ская диета), будто им требуется „более стимулирующая пи­ща", имея в виду, конечно, мясо. Я сам слышал, как врачи старой школы называли мясо, рыбу и птицу „высшими и повышающими тонус" продуктами в отличие от овощей, ко­торые якобы являются „низшими и снижающими силу" про­дуктами питания.

Так называемые укрепляющие продукты стимулируют нервы и мускулы, способствуют ожирению, придают лицу цвет и создают фиктивную видимость здоровья, но они уно­сят энергию, изнашивают ткани, разрушают сосуды чрез­мерным полнокровием, перегружают сердце, вызывают ате­росклероз и ведут к преждевременной старости и смерти. В вопросах питания, как и во многих других, обнаруживается отсутствие предвидения конечных, стабильных воздейст­вий, принимаются во внимание лишь непосредственные и временные результаты. Вряд ли надо слишком часто повто­рять: „Чем больше вы едите, тем больше себя отравляете и тем быстрее изнашиваете свой организм". Ошибочные суж­дения о мясе и овощах вовсе не отжили свой век, и их можно часто слышать и сегодня. Все еще о питательности судят не столько с точки зрения стимулирования организма, сколько содержания белков, углеводов и калорий.

Распространенное выражение „высокий уровень жизни" означает чрезмерное увлечение вредными блюдами. Когда же люди становятся „ходячими мешками" болезней и жалки­ми развалинами преждевременно изношенного организма, о них говорят как о жертвах „высокого уровня жизни". Этот термин как бы подразумевает, что явно неприлично есть простую, здоровую пищу и оставаться здоровым. О владель­це жалкого, больного желудка, который жил на горячих пи­рожках, жареном мясе, пирожных, пудингах и другой кон­центрированной пище и закусках, пока чуть не умер, говорят, что он страдает от „слишком хорошей жизни", как будто здоровая жизнь фактически плоха. Нам говорят, что жирные блюда, блины, пироги и прочее, которые подавляют пищеварительные органы, „слишком содержательны", как будто здоровые и полезные продукты обязательно должны быть „несодержательными".

Все гигиенисты, начиная с Дженнингса и Тролла и кон­чая нынешними, встречались с несчастными больными, ко­торые полжизни страдали от слабости и недомоганий из-за неправильной диеты, но которые, когда им предлагали пе­рейти и строго придерживаться разумной диеты из овощей и фруктов, позволяющей восстановить здоровье, бодрость и работоспособность и продлить жизнь, отвечали, что „пусть я проживу более приятную, хотя и меньшую жизнь", будто здоровая жизнь обязательно не является „приятной".

Несомненно, ни один человек, имеющий ясные и пра­вильные представления о взаимосвязи питания и здоровья, не стал бы говорить подобную несуразицу. Эти высказыва­ния не только вводят в заблуждение тех, кому предназначе­ны, но свидетельствуют о явном отсутствии ясности в голо­ве самих их авторов.

„Кушайте, что вам подходит",— это обычный совет врача тем, кто интересуется диетой. Но что нам подходит? Этот со­вет, подобный совету есть все, на что есть аппетит, обычно означает просто совет питаться соответственно установив­шимся привычкам. Согласно распространенному в народе представлению (равно как и среди самих врачей) отсутствие дискомфорта в желудке непосредственно после приема пи­щи есть показатель ее безвредности. Но нет более глубоко­го заблуждения, чем это. Самая плохая пища и самые непри­годные или вредные для еды продукты редко сразу вызывают какой-либо дискомфорт в желудке. Пищевари­тельная система способна выдержать какое-то время гру­бое злоупотребление ею, но истинной проверкой ценности пищи может быть только ответ на вопрос, насыщает ли она ткани нужными элементами.

Как бы хорошо ни функционировали пищеварительные органы и какую бы легкость и комфорт ни испытывал чело­век после принятия пищи, организм не может получить тех существенных элементов, которые в ней отсутствуют. Если в рационе недостает некоторых существенных элементов питания, ткани будут страдать от этого. И это является отве­том тем хиропрактикам, которые утверждают, что „если вос­становить пищеварительные органы до нормального состо­яния, то больной сможет есть все, что ему хочется". Организм не может взять из пищи элементы, которые там отсутствуют, подобно тому, как растение не может извлечь из почвы элементы, которых там нет.

Наконец, несовершенное усвоение может привести к бро­жению и разложейию пищи с отдаленным по времени дис­комфортом. Появившийся через несколько часов лишь не­большой метеоризм может стать единственным проявлением этого дискомфорта. Отсутствие одних питательных элемен­тов, избыток других или присутствие вредных элементов -все это может вызвать недомогание.

Доброй памяти мой друг д-р У. Хавард предложил следу­ющую практическую классификацию диет согласно тем из­начальным целям, которым они призваны служить:

„Строительная» диета, или диета для физического рос­та, - богатая белками, углеводами, минералами и витамина­ми, предназначенная для растущего ребенка, беременной женщины, выздоравливающего больного и человека, име­ющего длительное голодание.

Поддерживающая диета, или диета, богатая минерала­ми, витаминами и углеводами, но бедная белками. Это - для взрослого человека.

Лечебная, или очистительная диета - богатая минера­лами, витаминами, но практически лишенная белков, крах­мала, сахара и жиров. Она - для хронически больного.

Существует расхождение, слишком глубокое, чтобы его можно было преодолеть на основе какого-либо компромисса, между системой питания, ориентирующейся на пищевари­тельную и ассимилирующую способность человека, и всеми прочими системами, пытающимися осуществлять насильст­венное питание, исходя из кажущихся или теоретических потребностей, но игнорирующими или не принимающими во внимание способность больного к перевариванию пищи и ее ассимиляции.

Гигиенисты же учитывают не только пищеварительную, но и ассимилирующую способность человека. Мы считаем, что нельзя ничего получить от простого прохождения пищи через человека, если она не усвоена.

„Питание!" - кричат громче всех те, кто лечит нас. „Вам нужно больше питаться!" - пишет в „Возвращении к приро­де" Адольф Джаст. Но как может питаться организм, когда он не в состоянии абсорбировать и особенно расщепить то, что в него уже до того напихано? Почти каждый больной, ко­торому рекомендуют больше есть, уже ослаблен предшеству­ющим питанием, фактически чахнет от переедания. Такие больные не только не могут абсорбировать, но даже просто переварить пищу. Насколько глупо давать еще пищу, когда она не может быть ни переварена, ни абсорбирована, ни ас­симилирована!

Нужна не дополнительная пища, а дополнительная спо­собность к ассимиляции и выделению, которую следует обеспечить, прежде всего, с помощью отдыха, голодания и гигиены. И все это до того, как думать о еде. При большин­стве заболеваний ничто не окажет большую пользу, чем го­лодание, часто продолжительное. Для восстановления энергии и для большинства обладателей внешних проявле­ний здоровья и энергии необходимо сократить излишества в еде.

Многие из докторов разных направлений и школ не со­гласятся с этим. Но поскольку почти никто из них сам ни­когда не провел длительного лечебного голодания и не был свидетелем пользы этого голодания для других и вряд ли се­рьезно изучал этот вопрос, они не имеют права компетентно рассуждать о методе лечения, о котором не имеют или поч­ти не имеют представления с практической точки зрения. Фактически вообще не существует проблемы питания при остром заболевании, ибо в остром состоянии болезни нельзя давать никакой пищи.

Объем пищи, даваемой больному, всегда должен соот­ветствовать его силе. Чем слабее организм, тем всегда слабее и его пищеварительная способность. Питание больных боль­шим количеством „концентрированной" пищи на том осно­вании, что они едят обычно столько пищи или что „большое количество хорошей питательной пищи" лишь укрепит их, является распространенной, но ошибочной практикой.

Больных надо кормить не на основании каких-либо про­извольных стандартов, подобно тому, что они должны полу­чать ежедневно 3000 калорий или что им „нужно столько-то унций протеина", а соответственно их способности усвоить съеденную пищу.

Важно признать, что потребности больного организма в питании отличаются от потребностей здорового организма. Особенно большую осторожность надо проявлять при пита­нии человека, который стремится избавиться от болезни, чем просто для поддержания здоровья. От больного требует­ся твердая решимость делать все, что необходимо. Он дол­жен отказаться от старых привычек и придерживаться ради­кально новой программы.

В тех случаях, когда отсутствие минеральных солей и витаминов привело к истощению тканей и органов и в орга­низме существуют излишние кислоты, обычно неизбежно развивается один или несколько кризов, прежде чем про­изойдет явное и действительное улучшение.

Опровергая мнение, будто упитанность и мускульная си­ла организма должны считаться критерием правильности любого режима, предписанного хронически больному, ука­зывая, что питание приводит к усилению боли, воспалению, дискомфорту, лихорадочному состоянию и раздражитель­ности организма и к тому же прямо пропорционально объе­му принимаемой пищи и ее предполагаемых питательных качеств и что голодание или прием нераздражающей и нестимулирующей пищи и напитков в умеренном количестве снижает остроту заболевания и делает более определенным выздоровление, Грэхем писал в своих „Лекциях": „И, тем не менее, сам хронический больной, его друзья, а иногда и врач, видимо, считают, что упитанность и мускульная сила как раз то главное, что надо желать и к чему стремиться и что любой прописываемый режим более или менее правилен и потому его надо приветствовать, ибо он отвечает обеим це­лям. Но если этих людей должным образом просветить, они узнали бы, что чем больше питается организм, пока в нем происходят болезненные процессы, тем больше усиливает­ся болезнь... Главная и первоочередная цель, к которой должен стремиться больной, это преодоление и удаление болезненных процессов и болезненного состояния и вос­становление нормального здорового состояния всех час­тей, а уж потом питание организма для достижения упитан­ности и силы, и настолько быстро, насколько это позволят слабейшие части организма без угрозы повторного их за­болевания (выделено Шелтоном. — Переводчик.)

Режим, наиболее отвечающий цели ликвидации болез­ненного процесса и болезненного состояния, чаще всего вы­зывает снижение веса и мускульной силы (заметьте, что уменьшается лишь мускульная сила!). Но когда болезнен­ный процесс прекращается и начинаются здоровые процес­сы, тот же режим, возможно, увеличит и силу с быстротой, какую допускает наивысшая степень конституции данного организма".

Такое увеличение веса и силы (при том же режиме) озна­чало фактическую потерю действительной силы. Каждый опытный гигиенист знает, что все, что говорит Грэхем, — правда.

Распространенная практика набивать едой хронически больного, как сноп колосьями, — это зло. Это плохо даже для снопа, а уж тем более для человека. По поводу такой практи­ки Грэхем писал: „При установлении диеты для хроническо­го больного необходимо всегда помнить, что масштабы и степень внезапности любого изменения должны соответст­вовать физиологическому и патологическому состоянию и обстоятельствам больного. Особенно важно помнить, что больную часть или орган нужно считать мерой способности организма. Если котел паровой машины способен в некото­рых своих частях выдержать давление в 50 фунтов на квад­ратный дюйм, а в других - лишь 10 фунтов, ясно, что инже­неру не сделает честь посчитать мерой общей мощности котла наиболее крепкие части его и пытаться поднять давле­ние до 40 фунтов, ибо такая попытка приведет к разрыву котла в его наиболее слабых частях. Поэтому он должен сде­лать слабейшие части мерой общей мощности котла и под­нять давление до уровня, который позволяют эти части.

Равным образом тот, кто имеет больные легкие или пе­чень или любую другую часть, но при этом обладает крепким желудком, должен ориентироваться при установлении коли­чества пищи для себя на способности не желудка, а больно­го органа. Это имеет важнейшее значение для больного, но именно это правило, которое нельзя игнорировать безнака­занно, постоянно и повсеместно нарушается. Вряд ли рас­пространено более часто явление, чем то, когда человек уси­ленно работает в состоянии серьезного хронического заболевания, поглощая непомерную по количеству и качест­ву пищу и совершая прочие ошибки в питании и все же про­должая защищать правильность своих привычек и практики на том основании, что „желудок его никогда не беспокоит". Увы! Они не знают, что желудок является главным источни­ком всех их бед. Приняв правильный режим и строго его придерживаясь даже непродолжительное время, он испытал бы такое уменьшение своих страданий, если не восстановле­ние здоровья, которое убедило бы его полностью в непригод­ности делать сравнительно здоровый желудок мерой физи­ологической способности организма".

Есть диетологи и врачи, которые действуют по принципу, что если наполнить желудок пищей, содержащей достаточ­но витаминов, минералов и белков, то последние так или иначе попадут в кровь и будут использованы. Считается, что витамин А важен для хорошего зрения. Персики и сме­тана содержат значительно больше этого витамина, чем хлебный пудинг, так часто съедаемый на десерт. Поэтому персики и сметану рекомендуют в качестве десерта.

Но эти продукты, съедаемые в конце обычного приема пищи, не гарантируют получения едоком витамина А, со­держащегося в них. Они должны быть прежде всего усвоены, и диетолог, игнорирующий этот процесс, просто невежест­вен. Более важно обеспечить организм необходимыми пита­тельными веществами, чем просто дать пищу, даже наилуч­шую. Все болезненные состояния, особенно болезни пищеварительного тракта - острый гастроэнтерит, пептические язвы, хронические и острые гастриты, диарея, поте­ря зубов, тошнота и рвота по любой причине: от беременно­сти, сердечной недостаточности и других, отсутствие аппетита из-за лихорадки, серьезные воспаления, боли во внутренних органах или сильная боль в любой части тела в результате операции и анестезии, при состоянии умственной депрессии, из-за беспокойства, страха, горя и неврастении и психоневроза и т. д.— все это мешает приему пищи. Мигрень, как и эпилепсия, не только мешает приему пищи, но часто вызывает рвоту. Усвоению пищи препятствуют болезни, со­провождающиеся поносами, а также энтериты, кишечные паразиты, туберкулез кишечника, трофические язвы, болез­ни печени и мочевого пузыря. То же при сахарном диабете, заболеваниях печени, хроническом алкоголизме, болезни Брайта, сердечных заболеваниях, различных нервных беспо­койствах и при общем токсическом состоянии. Повышенная кислотность в условиях недостаточного отдыха и сна при расширенной щитовидной железе, беременности и кормле­нии, упадке сил, при лихорадке и повышенной температуре повышает потребность организма в еде без одновременного, как правило, усиления способности его к перевариванию, всасыванию и ассимиляции этой пищи. В отдельных случа­ях прямо наблюдается заметное снижение общей способно­сти к усвоению съеденной пищи.

Многие из терапевтических мер, применяемых врачами различных школ, мешают правильному питанию организма. Жидкие диеты, диеты из протертой пищи, рекомендуемые при язвах желудка, некоторые ограничительные диеты, ле­карственные соли, кислоты и щелочи, слабительные, очисти­тельные, лекарства для усиления мочеотделения - все это нарушает пищеварение, всасывание и использование пищи.

Любое вмешательство, возбуждающее организм, снижает пищеварительную и ассимилирующую способность. На пище­варительных процессах сказывается недостаток солнца, фи­зических упражнений, сна, нервные беспокойства и многие другие факторы. Употребление табака также мешает усвое­нию пищи и, следовательно, правильному ее использова­нию. Кофе и чай вызывают преждевременное опустошение желудка, тем самым тормозят прием пищи. Подобный же эффект от горьких настоек.

Отсутствие пищеварения, всасывания и использования пищи не обусловливается только пищевым фактором. Неус­воение означает брожение углеводов и разложение белков, а также распад жиров и потерю минеральных солей и витами­нов. Если пища не всасывается по любой причине, происхо­дит потеря жирных кислот, аминокислот, сахаров, минера­лов и витаминов. При диабете в основном теряется сахар, при болезни Брайта - азот, но потеря и того и другого вызы­вает уже утрату других, связанных с ними элементов.

Неразумна попытка лечить недомогания, связанные с питанием и обусловленные любым или всеми перечислен­ными выше обстоятельствами, с помощью концентрирован­ных витаминов и минералов. Способность организма к вса­сыванию и ассимиляции этих веществ не повысится путем навязывания ему концентрированных или увеличенных доз этих веществ. К тому же они неусвояемы в отсутствие бел­ков, углеводов и жиров. Единственный рациональный путь к лечению в таких случаях - это устранить причины, вызвав­шие и поддерживающие болезнь, и способствовать этим воз­вращению здоровья. А с возвращением здоровья вновь по­явятся и нормальное пищеварение, и всасывание, и ассимиляция.

Лечение больных витаминами или минеральными кон­центратами или теми и другими и игнорирование многооб­разия причин болезни равносильно устаревшей практике лекарственной терапии. Просто это еще одна попытка врача „вылечить" болезнь, не дав себе труда устранить ее причину. Это так же бессмысленно, как и лечить пьяницу от алкого­лизма дозированными порциями витаминов и минераль­ных солей или лекарствами. Слишком много врачей не уделяют внимания другим важным факторам. Они часто жалу­ются, что тот или иной больной не может усвоить какие-то пищевые элементы, и прибегают к лекарствам или безле­карственной стимуляции, к удалению желез или инъекции витаминов или другим бесполезным средствам лечения и полностью игнорируют естественные факторы, от которых зависит правильное усвоение пищи. Они игнорируют необ­ходимость солнца, физических упражнений, отдыха и сна, спокойствия и массы других факторов жизни, которые важ­ны для правильного пищеварения. Табак нарушает пище­варение, правильное использование пищи, а биохимики твердят о неспособности „здорового" курильщика усвоить витамины. Природные витамины - не лекарство, и нера­зумно говорить, будто они используются как таковое, когда выписываются при каких-либо заболеваниях. В равной ме­ре можно назвать лекарством и воду, которая восстанавлива­ет силы у человека при утолении жажды. Это всегда пище­вые элементы. А синтетические витамины - лекарство и ничего более.

Я много слышу и читаю о том, как овощи, яйца, фрукты и молоко „излечивают" многие болезни. У меня много боль­ных из разных уголков страны, которые едят эти продукты, предписанные врачами старой школы или людьми, лечащи­мися этим методом, и все равно остаются больными. Беда, что они по-прежнему потребляют огромное количество „хо­рошей, питательной пищи для поддержания силы". Другими словами, врачи их перекармливают.

Практика показывает неразрывную связь между влия­нием недостаточной и плохо сбалансированной пищи и дей­ствием токсинов. Эти процессы настолько взаимосвязаны, что их нельзя отделить один от другого. Они - сиамские близнецы. Переоценка какого-либо пищевого фактора - бел­ка, витамина или минерала - является ошибкой. Идеаль­ное питание возможно, когда в диете имеются в достаточном количестве и правильных пропорциях все пищевые факто­ры. Заметьте: я говорю - они должны быть в каждом приеме пищи, как считают те, кто отстаивает „сбалансированные блюда". Что нужно, так это „сбалансированная диета". Меж­ду различными элементами диеты существует взаимозави симость. Витамины и все прочие пищевые факторы срабаты­вают лучшим образом в сотрудничестве друг с другом.

Сбалансированная диета. По поводу дискуссии о необ­ходимости для здоровья человека иметь сбалансированную диету (заметьте: это не так называемые „сбалансированные блюда") В. Линдляр заявил: „Не логично ли считать, что и больные также должны получать достаточно (и в правиль­ных соотношениях) белки, углеводы, жиры и каждый изве­стный нам минерал и витамины, необходимые для жизни?"

Естественно, больные должны получать сбалансирован­ное питание, прежде чем будут сделаны какие-либо добавле­ния или модификации, необходимые для их специфичес­ких заболеваний. Но вместо этого часто важнее, чтобы больной вообще воздерживался от пищи или на время пере­шел на очень ограниченную диету, прежде чем он сможет рассчитывать на возвращение здоровья. Сбалансированная диета больше подходит для дальнейшего восстановления сил уже после того, как в основном завершится сам процесс выздоровления.

Молочная диета. Большинство заявлений о лечебных свойствах молочной диеты фальшивы. Молоко не содержит избытка витаминов или минералов, которые компенсиро­вали бы вред от потребления другой, безжизненной пищи. Эта диета неправильно классифицируется как „защитная". У лабораторных крыс, посаженных исключительно на молоч­ную диету, развивалась анемия. Длительная молочная дие­та в конечном итоге делало детей уязвимыми к так называ­емым инфекциям в течение их всей последующей жизни, приводило даже к туберкулезу. Берг, проводивший опыты на людях, нашел, что, если давать только одного молока в объ­еме, нужном для полного обеспечения потребностей орга­низма в белках, количество щелочей в молоке оказывается недостаточным ни для растущего юноши, ни для взрослого. По его словам, „естественное молоко содержит богатые кис­лотой белки, и, пока эти белки не будут полностью исполь­зованы организмом (как это происходит у грудного младен­ца с нормальным развитием), общий запас щелочей не поступит в распоряжение организма".

Лейман и Реймонд на экспериментах с кроликами, очень чувствительными к кислотам, показали, что эти животные, находясь на диете из коровьего молока, умирают от ацидоза. Когда же в это молоко добавляется нитрат соды, ацидоз ис­чезает, а содержание аммиака в моче уменьшается. „Моло­ко,— пишет Берг,— как хорошо известно, содержит достаточ­но неорганических компонентов (минералов) лишь для раннего периода жизни, но при потреблении взрослыми тре­бует добавления небольшого количества железа. Однако, судя по моим опытам (это касается взрослых людей), боль­шое количество белков в молоке приводит к недостатку в нем щелочей". Чтобы она сослужила службу, молочная дие­та требует большого „жонглирования" с ней. В 80% случаев она приводит к запору, в 10% - к поносу, вызывает сильный метеоризм, раздувание желудка и дискомфорт. У некото­рых появляется сужение кишечника, и у всех повышается кровяное давление. Молоко дает большую нагрузку на серд­це, печень, желудок, кишечник, почки, легкие и железы.

Многие больные быстро набирают вес на молочной дие­те, но такой прирост веса - не добавка к здоровью и почти всегда не является постоянным. Здоровье многих больных молоко полностью разрушает.

Мясная диета. В последние годы мясная диета Сейлсбери породила среди некоторых людей кратковременную моду. Прошло почти 50 лет с момента ее использования для лечеб­ных целей, в том числе для лечения артрита и туберкулеза. Сейлсбери исходил из того, что большинство болезней возни­кает из-за брожения в пищеварительном тракте. Он исключил из диеты углеводы, чтобы обречь на смерть бродильные клет­ки. Но это не имело под собой научных оснований. И хотя он и его последователи говорили о „замечательной победе", ме­тод лечения мясной диетой просуществовал недолго.

Сейлсбери правильно описал последствия крахмальной и сахарной диет, назвав их „вулканом брожения в пищевари­тельном тракте". Брожение происходит и при обычном, про­сто нерегулярном питании. Отсюда и пагубные последст­вия брожения. Выход не в другом зле - потреблении мяса, разложение которого ведет к образованию еще большей кис­лотности.

„Симптоматическое" питание. Как пациенты, так и вра­чи часто используют пищу в качестве паллиатива, т.е. для об­легчения появляющихся симптомов. Мед применяют, чтобы облегчить кашель и устранить сухость и раздражение в гор­ле, теплое молоко - для снятия бессонницы.

Больных язвой желудка часто кормят на протяжении всего дня и иногда даже ночью, чтобы ликвидировать дис­комфорт в желудке, а нервных больных для того, чтобы снять нервные симптомы. Многие безнадежно страдающие от головной боли едят лишь, чтобы унять боль. Некоторые из больных, страдающих поносами, потребляют пищу, чтобы избавиться от поноса, а больным, страдающим от катара же­лудка, советуют пить фруктовый сок или лимонад для очи­щения желудка от слизи и т. д.

Пищевая наркомания подобна обычной наркомании и вызывает такой же силы страдание. Лишенный пищи пи­щевой наркоман страдает от тех же симптомов, что и морфи­нист, лишенный своей порции морфия. Предписывание пшеничных отрубей или большого количества грубой пищи и клетчатки при запоре, вместо того чтобы устранить его причину, есть одна из форм симптоматического питания, не имеющего себе оправдания. Симптоматическое питание - то же самое, что и принятие лекарств, используемых для сня­тия симптомов.

Диеты язвенников обычно не содержат достаточно вита­минов и минералов. Они разработаны так, чтобы исключить механическое раздражение язвы или связать излишек кисло­ты в желудке, но не обеспечить соответствующим питанием. Когда-нибудь люди поймут, что такие диеты лишь увеличи­вают язву и ухудшают состояние больного. Тогда питание это будет рассматриваться как порочная практика.

Легко и просто прописать диету, которая снимет симпто­мы болезни, но в то же время ухудшит состояние больного. Примером может служить распространенная диета для ди­абетиков, которая не оказывает никакого регенеративного эффекта на ткани поджелудочной железы, а лишь повыша­ет токсическое состояние самого больного. Многие из диабе­тических диет помогают поддерживать бессахарное содержа­ние мочи. Но они настолько непитательны, что закладывают основу для дальнейших обменных расстройств, которые так же серьезны, как и сам диабет.

Физиологические пределы. У любого трофологического режима есть предел возможностей. Даже биологически пра­вильная диететика, полная в биохимическом смысле про­грамма питания, но примененная при уже критическом состо­янии, может оказаться недостаточной, чтобы приостановить прогресс ухудшения и предотвратить его кульминацию - ле­тальный исход.

Идиосинкразия. Несомненно, правильно утверждение, что нормальный человек может есть все, что и любой другой. Однако немногие имеют нормальное здоровье. Часто встре­чаются люди, которые не могут есть какую-либо пищу, не ис­пытывая при этом мучений. Не так уж редко прекрасный в общем продукт оказывается вредным для кого-либо. Это подтверждает старое утверждение: „Что для одного благо, для другого - зло".

Существует так называемая идиосинкразия. Однако в большинстве, если не во всех случаях, причина ее не в пище. У некоторых людей после земляники и ряда других про­дуктов появляется кожное раздражение. Таких людей надо посадить исключительно на земляничную диету, и эти явле­ния пройдут. Некоторые настолько чувствительны к яйцам, что даже небольшая часть яйца вызывает у них понос, рво­ту, головную боль, крапивницу или другие болезненные симптомы. У некоторых появляется запор от сыра. Этот факт говорит о понижении нервной энергии. Надо устра­нить причину слабости.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.